Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

От национального проекта к русской школе

Михаил  Егоров, Мировоззрение.инфо

19.01.2007

Образовательный национальный проект в том виде, в котором он существует сейчас, абсолютно необходимая мера - деньги школе надо давать, давно бы так! Но и надо признать, что ни одну проблему нашего образования, в том числе и финансовую, проект даже и в зачатке не решает. Характерно, при этом, что пришлось вводить дополнительный надминистерский канал антикризисного управления, чтобы дело хоть как-то сдвинулось, потому-что наше Министерство образования набило руку на подмешивании канцерогенов в любую подпитку отечественной школы, как высшей, так и средней, - именно оно, возглавляемое двумя его последними министрами, реализовывало по единому плану хорошо стратегически продуманные и планомерно пошагово проводимые деструктивные реформы. Об их сути уже столько написано, что нет необходимости возвращаться к подробностям - и результат налицо - надо сосредоточиться на мерах преодоления воистину катастрофического положения.

Советская образовательная система, несмотря на крупные идеологические перегибы и отсутствие правильно поставленного воспитания детей, обучала их на уровне до сих пор не превзойдённом ни одной из мировых национальных образовательных структур. Признавая это, всё же будет утопией ставить сейчас задачу восстановления даже обучающей компоненты канувшей в Лету системы, потому-что кардинальное усложнение современной обстановки требует появления школы принципиально нового уровня, латание дыр не поможет. Формулируя задачи школы необходимо предвидеть особенности развития и надвигающиеся проблемы общества, к которому она принадлежит - придётся разбираться.

ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

За время жизни одного поколения мир усложнился качественно вследствие резкого количественного роста объёмов и скоростей обмена товарами, деньгами и, главное, информацией. Совсем недавно информацию трудно было получить - теперь её трудно просеять. Задача достижения переросла в задачу выбора, которая в свою очередь приобрела отчётливый нравственный акцент, потому что именно скоростной информационный обмен по-настоящему превратил нашу планету в закрытую - один на один и сама с собой - систему, не обладающую ещё пока внешним космическим ресурсом преодоления своих воистину эсхатологических опасностей.

Для собственного спасения человеку на Земле уже в ближайшие десятилетия придётся, смиряя прыть и одновременно интенсифицируя творчество, искать не только пути спасения своей культуры, но и подчинить её алгоритмам выживания планеты через возврат к первозданной чистоте и цельности доверенной ему природы, а самому, оправившись от кошмаров из-под палки доставшегося вразумления, честно взяться за пропущенное домашнее задание сфинкса - познай себя! А школа должна подготовить смену, способную в условиях обостряющегося цейтнота предложить человечеству приемлемый выход вместо входящей в моду эвтаназии, о которой оно совсем скоро может серьёзно задуматься и реализовать которую возьмётся какая-нибудь экстремистская группировка в соответствии со вполне старомодным принципом: так не доставайся же ты никому! Причём ни одна страна не способна уклониться от участия в этом глобальном процессе, а наша родина тем более. И поскольку, безусловно, не все нации смогут соответствовать уровню сложности возникших трудностей, а инстинкт самосохранения сработает у всех, то надвигающееся время чревато, помимо экологических, внутренними и международными политическими конфликтами необычайной остроты, в их центре, несомненно, окажется малонаселённая Россия с её огромной территорией и природными ресурсами, которой не удастся противопоставить этой лавине ничего кроме своих духовных, волевых, сплочённых и во всех отношениях сильных людей.

Поэтому надо сосредоточиться на обеспечении качественного образования для всего народа, высвобождая потенциал щедрого творчества, а не бестолково пестовать родонаследников "элиты", которая окажется не способной осуществлять руководство страной в таких критических условиях, поскольку приспособлена лишь к обречённому подгребанию под себя власти и денег. Уже сейчас "элита" эта в лице своих top-идеологов предлагает нам считать лекарством от всех болезней новый завуалированно-хамский стиль управления, вводя невиданный доселе или, по крайней мере, ранее не афишируемый на вершинах власти, притуманенно-циничный жаргон для генерации лозунгов и команд (любой жаргон неизменно появляется, когда нечего сказать, а хочется), предлагает русскому имперскому самосознанию приступить к совершенствованию культуры суверенного демократического рабовладения. Самым крайним и опасным требованием к средней и высшей школе этой отчётливо антиинтеллектуальной идеобратии является уже давно проталкиваемое утверждение, что они должны соответствовать нуждам рыночной экономики, а да и сама система образования творцами этих новых "смыслов" понимается как всего лишь одна из инфраструктур экономики. Так вопрос о том, кому служить, решается в пользу служения мамоне, а возвышенные цели человеческой деятельности с тайным презрением отодвигаются в маргинальную область.

Этому может быть противопоставлена только целеустремлённая культуротворческая деятельность людей, ещё не окончательно загнанных беготнёй за деньгами, что требует и новой структуры организации культурного питомника - начальной и средней школы с принципиально новым педагогическим инструментарием, что вовсе не отменяет необходимости в бережном сохранении богатейшего наследия русской педагогики. Сначала должна быть сформулирована и апробирована в авангардных авторских школах их нравственно-интеллектуальная идеология и стратегия практической жизнедеятельности здоровых душой и телом людей в до жестокости усложнённой обстановке. Именно максималистский синтез высокой нравственности и острого интеллекта, причём, как одновременно цель для учеников и способ деятельности для учителей, должен быть положен в основание новой образовательной системы в качестве её главного формообразующего принципа.

Нравственность бесполезно изобретать, хотя совсем небезуспешные попытки изобретения суррогатов мы постоянно наблюдаем в наших СМИ и даже в академических кругах. Устойчивую нравственность в России может дать только Православие, - народ, благодаря совести и исторически воспитанному инстинкту, сохранённому в обычаях и бытовых привычках, никогда не откажется от своей традиционной Веры, несмотря на его обоснованную неудовлетворённость многими сторонами современной церковной жизни. Однако в школе, восстанавливая вековую брешь в религиозной жизни народа, можно и нужно преподавать только культуру, пусть и неотделимую от своей культовой основы, но не преподавать знания о Боге или единение с Богом, как это иногда пытаются делать, путая православное образование с духовным церковным бытием. Появляется фальшь, одинаково губительная как для детского, так и для религиозного самосознания. Сама жизнь школы, и обязательно - семьи, должна быть без духовной показухи организована по христианским заповедям, это является необходимым и достаточным условием для освоения детьми нравственности.

Причём, у нас, в отличие от любой маленькой европейской страны, не способной вести автономную борьбу за выживание, о чём одним фактом своего существования и свидетельствует поликультурный, и только экономически федеративный, Евросоюз, уже пора, наконец, отбросить демагогию о равновеличии культур всех составляющих русскую нацию народов; ведь именно благодаря Православию, положенному в основание всего русского жизненного уклада и системы ценностей, наша культура с участием многих народов формировалась и в свою очередь формировала Российскую Империю. Государствообразующая культура - абсолютно необходимый залог и живительная среда для единства и силы нации, состоящей из многих народов, согласившихся ради самосохранения в рамках общего для всех государства на культурную иерархию, демпфирующую междоусобицу процессом исторического единения полиэтнического, но всё более монокультурного народа.

Так было. Главными функциями нашего государства являются организация внутреннего развития и защита от внешних угроз русской Православной культуры, неотделимой от её носителя - русского народа. Только так и теперь Россия сможет на благо всех её населяющих народов, собственной государствообразующей культуры не создавших, устоять в острейшей сватке за передел планетарного пространства с его на глазах исчезающими ресурсами для хищнического потребительского существования. Толерантное, принципиально антииерархичное, развитие в рамках государства множества культур приводит к их конкуренции в формах от латентной бытовой национальной нетерпимости до крупномасштабного военного противостояния, как это происходит в Чечне, приводит в конечном итоге к прокрустовой фашистской толерании самоорганизующейся толпы под лозунгами всё того же единства - пародия вынужденного соглашательства вместо гармонии.

Ответственная подготовка подрастающего поколения в большой многоукладной стране, избегающей самораспада, должна вестись только на основе единой этики, морали, нравственности и культуры, которыми с детства обязаны руководствоваться люди присоединяющихся к уже сформированной нации народов и диаспор, даже если их культура и весьма отлична. При этом ассимиляция, полноценное освоение ими государствообразующей культуры, является для сохранения стабильности в стране весьма желательной, но она должна быть исключительно индивидуально добровольной, взаимополезной и проходить только в рамках сосуществования культур и религий под знаком взаимной терпимости и уважения к основополагающим ценностям соседей. Важно отметить, что этические установки, гармонизирующие практическое сосуществование на низшем поведенческом уровне, не содержат сколько-нибудь серьёзных противоречий у почти-что всех религий, кроме тех, что выводят двойную мораль из деления людей по принципу свой-чужой, пренебрегая адамовым первородством населения планеты.

Овладевшие умами наименее разборчивой и наиболее богатой части человечества гуманистические ценности и ценности "демократические" или "общемировые", вообще непонятно, что означающие и потому удобные для перманентных взаимоподмен, не способны решить задач, которые решают традиционные конфессии. Слепо копируя аксиоматический принцип, по которому строится как любая религия, так и любая наука, самодовольная гордыня (человек - это звучит гордо!), услужливо, но совершенно безосновательно, делая человека источником гуманистического мировоззрения и конечной целью практической деятельности (всё во имя человека, всё во благо человека!), по существу исподтишка воскрешает своими геномодификациями сознания давно опочившую равномерно распылённую по всем областям чувственной воли протоязыческую веру, а на её основе - и мутационную релятивистскую эгоцентричную культуру, в которой распоясавшийся хищный индивидуализм с его непременным атрибутом - частной собственностью, в свою очередь порождает как раз человеконенавистническую каннибальскую конкуренцию, ставшую отточенным инструментом финансового владычества. Но только на аппаратуре искусственного долларового кровообращения да ещё и благодаря убойно-лечебным трансплантациям эта бессердечная, а потому ко всему и вся толерантная культура, враждебная, тем не менее, любой иерархии, кроме обезличенно-монетарной, до времени живёт и тяжко дышит, повсеместно растворяя целые государства в растянутом ВТОшном желудке транснациональных монополий, маниакально по всей земле возводящих к небесам башни для восшествия на них своего религиозного кумира, который, не имея органичной иерархии, способен удерживать власть только посредством беспрецедентной тирании страха.

Из вышесказанного необходимо следует, что основательное освоение государствообразующей культуры всем без исключения подрастающим поколением на территории страны - центральная задача школы, которая обязана быть патриотической, что должно закрепляться не только образовательным, но и миграционным, государственным законодательством. А освоение дружественных национальных культур - задача факультативная, не противоречащая первой, осуществляемая на основе частного выбора родителей и предоставления обществом реальных возможностей для её решения.

МЕТОДЫ И ФОРМЫ

В деле национального воспитания преподавание русского языка и литературы, и шире - русского искусства, излучённого Православием, является для нашей школы генеральной технологической линией, организующей духовно-нравственное становление человека. Обучение правописанию должно быть сконцентрировано вначале, а не размазано на множество лет по школьной программе, такие методики уже успешно апробированы. Но формальная грамотность - это ещё не овладение русским языком, которое должно быть исторически объёмным и сакрально прочувствованным. Эту задачу великолепно помогает решать изучение на самых ранних стадиях церковно-славянского языка. Погружение же с малолетства в иноязычную среду можно проводить, имея в виду воспитание "гражданина мира" с его экскурсионным интересом к чтению дорожных указателей в туристических поездках и способностью бегло общаться на птичьем интернетовском диалекте с партнёрами по бизнесу. Если же ставится задача формирования цельного, внутренне организованного мышления и яркого самобытного национального характера, то лишь после глубокого овладения родным языком можно приступать к овладению иностранными. Многоязычье с детства обязательно сразу же приводит к релятивизму принципиально неустойчивого самосознания, к аморфности характера, что впоследствии обязательно проявится в трусливо-уклончивой потребительской стратегии жизни, всё время отодвигающей на-потом решение сущностных проблем развития сильной личности, что мы и видим в современном, так воспитанном, студенчестве.

В интеллектуальной области освоения естественнонаучных знаний акцент неуклонно сдвигается на способность человека уже с малых лет самостоятельно эти знания быстро искать и с помощью высокого художественного вкуса точно выделять актуальную, наиболее подходящую к текущей задаче, компоненту, захваченную и замаскированную лавинообразным информационным потоком, сейчас уже уподобившимся шизофреническому потоку сознания. В таких условиях формирование и ранее необходимой академически выверенной базы стройных знаний о мире становится абсолютно неоспоримым и единственно разумным путём организации математически честного мышления, способного к последующей творческой работе. Не изначально мёртвый вероятностно-флюктуационный эволюционизм, а только иерархически организованная и отчётливо сформулированная творческая стратегия мироустройства может по своему подобию воссоздать в сознании человека гармоничную и потому предельно лаконичную живую растущую систему знания и здоровый образ мышления.

И требует особого акцента всё возрастающая необходимость не только в воспитании, но и в обучении в традициях национального искусства (что красиво, то правильно), которое не может быть признано средством самовыражения талантливого человека, - такое целеполагание неминуемо приводит к вырождению всего к этому искусству причастного, но наоборот - должно быть признано эманацией в человеческое сознание через воссоздаваемую им культуру истинной Красоты Высшего мира. В таком искусстве человек находит Божью помощь и Любовь, оправдание своей жизни и кодовый знак для быстрого опознания себе подобных, который ни при каких условиях нельзя подделать.

Следовательно, только художественно объединённый - стратегический религиозный и тактический научный - опыт целостного постижения человечеством мира, жёстко дидактически постулируемый и смиренно принимаемый, в сочетании со смелой индивидуальной адаптивностью и жаждой ученика к знаниям могут создать две взаимопроникающие тенденции гармоничного обучения. Мы же сейчас имеем другую картину: учитель, чаще всего не обладающий академическим кругозором и глубиной, вынужден на свой страх и риск, который почему-то именуют свободой, выбирать из ежегодно растущего изобилия низкопробных учебников какой-то один-единственный для своих интеллектуально закрепощённых, но зато этически разболтанных учеников несуразной современной школы.

Учебным заведениям нужны высокие проверенные временем стандарты, полученные от квалифицированной действующей науки, и зрелые, любящие детей интеллектуалы в классах. Значит, нужен возврат к лучшим формам зарождавшейся и сокрушённой единой научно-образовательной советской системы, но обязательно вместе с её бережным, но глубоким, обновлением, особенно в гуманитарной области. И деньги нужны не на повальное снабжение школ помесячно устаревающей компьютерной техникой, что давно уже заботливо делал в подмосковном Одинцово ещё и наш альтруист Ходорковский, празднично сажавший несформированную детскую любознательность на ядосодержащую интернетовскую иглу. В первую очередь деньги нужны на достойную стабильную зарплату всем подряд учителям, а не только лауреатам отвлекающих от дела помпезных и ангажированных педагогических конкурсов, чтобы в школу смогли прийти мужчины с неутраченными научными навыками и терпеливым педагогическим талантом, чтобы появился конкурс на каждое рабочее место учителя.

При любом способе организации образования и в стране, и в каждой конкретной школе центральной фигурой всегда был и навсегда останется учитель - ему-то и надо помогать всеми силами и деньгами, повышать его общественный статус до наивысшего. А уж когда эта задача будет решена, индивидуальные ноутбуки для учеников появятся сами собой. И недостойно со стороны государства с могучим стабфондом, сначала пустив по миру учителей, потом устраивать им руками не дремлющей и неплохо оплачиваемой прокуратуры коррупционные разоблачения за договоры с родителями на дополнительные образовательные услуги и хозяйственные расходы недофинансируемой государственной же школы. Битый небитого везёт, да ещё и оправдывается! Сейчас этот дополнительный, к сожалению, совершенно необходимый и мизерный источник выживания для трудяг-учителей лучше бы просто вывести из тени, отдав под контроль родительским комитетам и попечительским советам - сами разберутся сколько и за что платят, сами и вымогательства пресекут, если родителям будут возвращены их естественные права, сейчас узурпированные департаментами образования. А прокуратуре лучше бы поискать коррупцию там, где она постоянно воспроизводится и разжирела.

Нужны отечественному образованию и передовики, но не одиночки-учителя, чудом выжившие и совсем не чудесным способом выделившиеся на фоне нашей безвольной нищенской мукомольной индустрии мозготестирования, а нужны отгороженные от мышиной возни образовательной бюрократии сильные школы, собирающие и охраняющие талантливых педагогов в процессе подготовки реальной смены научному сообществу и народу вцелом. Не булонско-волевые министерские указы, а только квалифицированно отобранный и систематизированный продуктивный практический опыт объединённых вдохновенной работой профессионалов, может быть положен в эволюционно оздоравливаемую систему образования страны путём творческой репродукции авангардных школ, увлекающих своим примером всё новые педагогические коллективы, во главе с директорами, которым начальство не мотает ежедневно нервы, но с которых спрашивают результат - научный результат, полученный воспитанными для России учениками и выпускниками.

Следовательно, школа сейчас уже вплотную подошла к давно зревшей необходимости введения в круг своей деятельности принципиально нового направления - начального научного образования, которое требует и новой внутренней структуры - мотивационной профессионально-нравственной творческой среды с иерархически выстраиваемыми фракталами юношеского самоуправления научным процессом.

Мотивационная среда формируется сначала взрослыми с использованием постоянно совершенствуемой многомерной системы оценок развития учащегося, которая, адекватно отражая все существенные аспекты роста, принципиально отличается от современной пятибалльной оценки или ЕГЭшного тестирования. Постоянно корректируемые параметры многомерной оценки личных достижений быстро становятся инструментом опосредованного параметрического управления интересами каждого школьника и целями всего школьного научного коллектива. Причём дети сами, по мере того, как доказывают свою профессиональную состоятельность и этическую зрелость, начинают сначала влиять, а потом и берут в свои руки под идейным патронажем взрослых процесс параметрического управления творческой (но не дидактической) составляющей жизни школьного коллектива, они получают реальные уроки нравственного разрешения неизбежных конфликтов роста в чистой, отгороженной от внешнего мира нравственной среде. Но потом, выходя ещё в школе в настоящий взрослый научный мир, школьники набирают уже и опыт социализации в не всегда щадящей обстановке, где они, однако, оказываются под защитой своих педагогов; причём, этот патронаж может и должен быть сохранён надолго, вплоть до защиты кандидатской диссертации, успешные примеры этого есть, а базироваться они могут только на глубоком и всё время возрастающем нравственном и интеллектуальном родстве благородных учителей и их благодарных воспитанников, которые в таком процессе становятся на порядок сильнее своих сверстников из других школ.
Эти меры позволяют кардинально улучшить эмоциональный климат обучения, ускорить его в разы, что и даёт возможность поставить следующую задачу - уход от ранней флюсоподобной специализации, переход к универсализации образования, когда школьники получают его на уровне лучших специализированных лицеев, но только не по одному усиленному направлению для всех учеников, а для каждого в отдельности, причём на высшем уровне по всем направлениям школьной программы. А органичным завершением первой стадии формирования человека по образу и подобию божьему становится, предварительно подготовленное ремесленными и художественными навыками, освоение искусства творческого применения в школьных мастерских, лабораториях и конструкторском бюро всей совокупности полученных знаний с результатами значимыми и для строгой внешней среды.

Человек раскрывается и полноценен только в деятельности, причём обязательно в той, которую сам для себя устанавливает актуальной; по существу - это уже выход за пределы школы, а школа делает этот выход подготовленным, без уродства от недостаточности и надменной отсебятины. Поэтому к любым вынужденно используемым оценкам, тестам и экзаменам надо относиться с чётким осознанием их принципиальной невозможности правдиво представить человека через пусть даже и не насильно подсунутую ему работу. Это положение никак не хочет признать психология, которая вместо заявленного изучения души человека, увлечённо изучает по навязанным кабинетным методикам "несуществующее животное". Зависимых через свою совместительскую зарплату психологов, населивших школы в перестроечные времена и приспособленных сейчас для исполнения начальственных заказов, надо как можно быстрее убирать из учебных заведений, - пусть лечат за деньги тех, кто к ним забрёл добровольно, не найдя для своей души дороги к храму. А учитель справится сам, если честно возьмёт на себя сложнейшие проблемы растущих детей, и встанет не над ними, а рядом, как опытный тренер, чьи ученики со временем становятся чемпионами.

ФУНКЦИЯ ОБЩЕСТВА

Чтобы воплотить в жизнь такой проект необходима, пусть для начала не очень широкая социальная, но обязательно решительная поддержка единомышленников. Общество, в своей пассионарной части, должно решить: действительно ли положение в отечественном образовании столь опасно, и хочет ли, и способен ли народ мобилизоваться для достижения реальных перемен к лучшему? Предложения, тут высказанные, во многом радикальны и попадают под подозрение в безаппеляционной резкости и оторванности от вовсе не чёрно-белой, а весьма разнообразной и многоплановой жизни. Однако критику полезней было бы направить на поиск внутренних противоречий в предложенной системе, по своему замыслу необходимо максималистской и действительно ортодоксальной сложившейся образовательной неурядице и её идеологическому истеблишменту.

Следуют только две модели поведения из этой ортодоксии, если стремиться сохранить её в незапятнанной чистоте: конфликт не на жизнь, а насмерть с существующей системой, или автаркия, построение светлого будущего в отдельно взятой изолированной от мира школе. И тут есть возможность не углубляться в этические тонкости, поскольку оба варианта просто абсолютно не реальны. Однако во втором случае есть модифицирующая возможность вместо полной изоляции и без потери ортодоксальной чистоты внутри творческой школы выставить на её границе бесконфликтное соответствие своих выпускников всем формальным требованиями официозной образовательной системы, используя её пусть только теоретическую лозунговую чистоту. Но при этом надо иметь двойной запас прочности и у воспитанников, и у администрации школы, поскольку изощрённые инсинуации обеспечены; вот тут и пригодится и нравственность, и интеллект. Если же ортодоксальность такого образования приносится в жертву примирительному компромиссу и стремлению к максимальному согласованию благих намерений с "реальной жизнью", мы уходим от реальности блага в этой жизни, ничего сущностного, кроме утихающего со временем индивидуалистического шума, в неё не добавляя. Примеров - тьма.

Конечно, создание школы-университета с такими амбициозными задачами - дело не простое, может быть подвергнуто сомнению и ввиду неподготовленности самих школьных педагогов. Именно поэтому, собирая даже на повышенную зарплату в частные или ведомственные лицеи учителей, не удаётся добиться результатов, превышающих результативность тех редких материально бедствующих государственных школ, где получилось вопреки всему собрать людей, любящих не столько деньги, сколько детей, и готовых работать "за идею". Кроме того, в престижной богатой школе, где знание - товар, а его покупатель всегда прав, социальная бесправность педагогов зачастую ставит их в зависимость от мнения родителей, а значит и учеников, что кардинально уродует нравственную атмосферу, когда уже не до обучения и тем, и другим.

К сомнениям подталкивает и изысканное современное поветрие - в олимпиадном отборе и кучковании одарённых детей видеть способ воспитания интеллектуальной элиты. Способ этот, не очень напрягаясь, придумали люди, чей интеллект, согласно их простодушным признаниям в своих научных трудах, оказывается заведомо ниже детского, поэтому им и пришлось, отложив воспитание и обучение, изобретать для вундеркиндов вместо уже приевшихся терминов таинственный - дети "индиго" - и заняться розыском индижат для команды, которая потом под присмотром психологов сама себя поднимет за волосы.

Не требуется доказательств, что если в одном месте собрать много детей, страстно желающих учиться, педагогам заниматься с ними будет пусть не всегда очень легко, но всегда очень приятно, а формальный конечный результат окажется в такой компании, естественно, выше прочих. Создать атмосферу любознания в школе чрезвычайно важно, и в отдельных случаях отбор учеников оправдан, как временная или побочная мера, но, чтобы оптимизировать по всем многочисленным параметрам обучение, учитель всегда должен оставаться профессионально качественно выше учеников, пусть и не стыдясь у них же по мелочам и подучиваться, например, владению компьютером, который дети за счёт скоростной перекрёстной коммуникативности осваивают гораздо легче погружённых в себя и учебное пособие взрослых. Поэтому в авангардную, да и любую рядовую, школу важнее и сложнее всего набрать не детей, а педагогов, они в значительном количестве должны прийти из вузов и науки, принося с собой не только навыки реальной научной деятельности, но и саму тематику, вовлекая детей в настоящее исследование и конструирование, что создаёт стимулы необыкновенной высоты и силы, не говоря уже о беспроблемном поступлении в вуз. Только в раннем возрасте игра является незаменимым алгоритмом обучения, а позднее именно переход к неподдельной взрослой работе - наиболее актуальная для юношества мотивация, которая создаёт атмосферу постоянно ускоряющегося творческого роста. Средняя школа, если она в своём составе имеет и начальную, не очень-то надеясь на собирание в ущерб остальным сливок, обязана подержать и развить природную любознательность у всех подряд детей и выпустить их в жизнь с высокими интеллектуальными потенциями и социальным оптимизмом. Если ребёнок не хочет или не может учиться, это вина не его, а школы и семьи, других причин просто нет в природе.

Проблем немало, и решаться они должны обязательно в комплексе, поэтому здесь и говорится о кардинальном изменении всей системы образования, которая должна стать единой научно-образовательной системой усилиями Академии наук, отраслевой науки, вузов и, естественно, опытных школьных педагогов со своими незаменимыми традициями; причём, произойти это может, конечно же, не за один год в результате барского повеления свыше. Такую систему придётся выращивать по зёрнышку. Не все школы поднимутся на верхние уровни, но значительно улучшить качество образования, перенимая опыт сильнейших, смогут все, вплоть до кулинарного техникума.

Учитывая инерционность, и даже враждебность Правительства РФ к подобным начинаниям (при всём уважении к его дорогущим PR-компаниям) рассчитывать приходится в первую очередь на частный или отраслевой капитал, особенно интеллектоёмкий, видящий в образовательной проблеме и свою кадровую, зачастую даже лично заинтересованный в решении по сути государственных задач регенерации здорового поколения. В этой личной заинтересованности, которую по советской инерции ещё до сих пор на всякий случай часто маскируют, нет ничего дурного, - вполне естественно, что родители хотят поместить своих детей в хорошую школу, пусть и созданную с использованием их административного ресурса, но ведь созданную для многих. Лишь бы родительская любовь не перерастала в мелочной диктат попечительского совета, не дающего директору, который должен иметь cart-blanch на долгие годы, выстроить свою стратегию. Школа успешно живёт только будучи построенной по образцу абсолютной монархии и подобна, не только в этом, долго растущему саду с бессменным садовником.

Продолжая мысль о пользе личного интереса у чиновничества при создании сильной школы, надо обратить внимание состоятельных родителей и на неполноценность их усилий по накачиванию детей знаниями с помощью отборных репетиторов по подобию идеализированного у нас воспитания царских или царскосельских подростков. Воспитание невозможно без приобретения детьми собственных навыков деятельного морализаторства, а их не получить в поднадзорном стерильном благополучии - только в реальном социуме, где и возникают нравственные проблемы. Интеллект же без нравственности - это цинизм. А цинизм с малолетства - это самоубийство через хладнокровный грабёж и убийство других. Кто хочет полюбоваться на выходки респектабельно-весёлых банд "золотой молодёжи"? Есть ощущение, что от своих монополистов, когда они войдут в силу, мы наплачемся побольше, чем от заграничных.

В случае удачи первых лет существования подобных школ, а удачи, несомненно, будут при создании необходимых условий, можно надеяться и на раскрутку государственного маховика, в котором всё же проступила сейчас и здоровая тенденция собирания всего, что разбазарила "перестройка". Ведь, если внимательно вдуматься, без решения проблемы культурного самовоспроизводства нации, оказавшейся в окружении наших ласковых партнёров по антитеррору и оголодавшего третьего мира, загнанного в угол золотым миллиардом, никак невозможно самосохранение пусть даже только государственной власти, - а не народа, до которого в эмпиреях, как мы видим, дела нет.

Для создания таких локомотивных школ сейчас пока ещё сохранилось главное - квалификация и творческая воля учёных и педагогов, готовых развивать передовые методы и передавать свои знания детям. Разработана концепция школы нравственного интеллекта, обладающая иммунитетом от искажения целеполагающих установок. Не хватает малого - денег или воли государевой. И вот с этим малым трудности наибольшие. В России привыкли всё доводить до слома, а уж только потом ремонтировать, потому-что новое то взять негде. Нам приелись эксперименты на взрослых - поэкспериментируем на детях. Подрывается подоснова всякой разумной деятельности людей, а наши олигархи зарывают по всему миру клады, чтобы смыться потом в Куршавель или на Багамы, где их отравят насмотревшиеся циничных переделов нетерпеливые наследнички. Умно ли бегать от своей тени? Исторический опыт бункерно-островного выживания неприменим в условиях впервые созревающих планетарных социально-экологических катаклизмов. Оглянитесь вокруг! Чем выше административно-финансовый статус, тем нас всё теснее окружают люди, у которых не только ничего святого, но им же и денег всегда мало, и мы это чувствуем похолодевшей спиной, хотя и надеемся, что нас-то конкретно пронесёт, выдвигаем в качестве оправдания своего бездействия личные капризы и объективные условия. Но действительность изощрённа, стремительна и не предсказуема в мелочах, а вот в главных тенденциях прозрачна, как аквариум с рыбками, из лопнувших швов которого вовсю струится вода.

От слов - к делу! Пора сброситься, господа! Необходимо соединить интеллектуальные и финансовые возможности людей перед смертельной опасностью ускоренной деградации поколения-next, образовать фонды, на возвратной основе финансирующие становление высокопробных частных школ, проводить аккуратное систематическое давление на государственных мужей, обязанных в первую очередь создавать условия для культурного самовоспроизводства народа, а не его торговли и производства материального, которые с выскобленной до бандитского этикета нравственностью, давно стали удобным прикрытием самовыживания власти в её наличном кадровом составе, что, однако, бесперспективно, потому-то дьявольская стратегия управляемого хаоса как раз и основана на постоянной перетасовке отдельных наиболее значимых карт и целых мастей, - жёсткий заказной передел финансового поля чудес стал рядовым сезонным явлением вслед за периодичностью учащённых демократических перевыборов, и все эти периоды дальше будут только сокращаться, не считаясь со статистически растущей продолжительностью жизни.

А ведь нет более выгодного вложения сил и денег, чем в нравственный интеллект своего потомства! Именно личные стимулы живых умных людей, старающихся сохранить и приумножить заработанное, утвердить на долгосрочной нравственной основе свой род, да ещё волевая целеустремлённая деятельность профессионалов, думающих о будущем страны, могут вывести образовательную проблему из тупика. А без достойного образования детей ни одна другая насущная проблема России не может быть решена.
Михаил Юрьевич Егоров, кандидат технических наук, педагог, Москва

http://mirovozzrenie.info/index.php?option=com_content&task=view&id=87&Itemid=35




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме