От ворот поворот

"На двадцати языках, - писал в "Красной звезде" о самых горьких днях осени сорок первого Константин Симонов, - на немецком и французском, голландском и польском, на итальянском и финском, на румынском и венгерском, над раздавленной, над опрокинутой навзничь Европой ревело, орало наглое торжествующее радио. На двадцати языках Москва горела, Москва рушилась, Москва переходила в немецкие руки".
Гитлеровцы понимали, что Москва для русского народа не просто столица державы, политический, экономический и военный центр, а еще и святыня, средоточие национального духа. Читая протоколы допросов командующего 5-й армией генерал-майора танковых войск Михаила Потапова, который тяжело раненным был захвачен немцами под Киевом в плен, я обратил внимание, что ему непрерывно задавали в разном звучании один и тот же вопрос: как поведет себя Красная Армия после падения Москвы? Командарм, герой Халхин-Гола отвечал с достоинством и убежденностью: она все так же будет сражаться с верой в победу. Кто усомнится, что было бы именно так? И все же, все же... Попробуйте представить себе мысленно германские торжества на Красной площади - и больше минуты с этим представлением прожить не сможете: сердце взбунтуется, сердце взорвется.
Нет, отдавать Москву врагу было никак нельзя. "Москва, - писал в ноябре сорок первого в "Красной звезде" Алексей Толстой, - это больше, чем стратегическая точка, больше, чем столица государства. Москва - это идея, охватывающая всю нашу культуру во всем ее национальном движении, через Москву - наш путь в будущее. Отстоим Москву - изменится весь ход войны".
"Под Москвой, - делился мыслями с читателями "Красной звезды" Илья Эренбург, автор вышедшего накануне войны романа "Падение Парижа", - немцы все больше и больше думают о крыше, о крохотных комнатках на Арбате или Ордынке и большущих печах... Вокруг них подымаются первые русские метели. Они рвутся к Москве еще и для того, чтобы не замерзнуть. Москва для Гитлера - это политический триумф. Москва для немецкого рядового - это теплая нора... Не быть им в Москве, не отогреется зверье в наших домах. Пускай зимуют среди сугробов. Одна квартира для них: промерзшая земля. Им холодно? Мы их согреем шрапнелью. Москва у них под носом. Но до чего далеко до Москвы! Между ними и Москвой - Красная Армия".
"Когда меня спрашивают, что больше всего запомнилось из минувшей войны, - говорил на склоне лет Г.К. Жуков, - я всегда отвечал: битва за Москву". Не было в отечественной истории битвы тяжелее, не было битвы важнее. Мы выстояли, под Москвой мы отпраздновали первую стратегическую победу. Под Москвой мы убедили Европу и всю планету: бить гитлеровцев можно!
В декабре сорок первого, январе - феврале сорок второго слово "Москва" по-прежнему звучало на всех мировых языках. Теперь для одних оно было пощечиной, для других - зримым олицетворением силы духа и несгибаемости советского народа. "Я уже слишком стар, - писал, обращаясь в советское посольство в США один из наших бывших соотечественников, - чтобы надеяться получить согласие на личное участие в вооруженной борьбе с фашизмом в России. Так хоть разрешите мне в этот час славы и восторга кричать вместе с вами: "Да здравствует Красная Армия!"
Даже умиравший на юге Франции Павел Милюков, убежденный монархист и противник революции, разослал во все эмигрантские журналы циркуляр, обращая внимание на то, что в новой России с врагом сражается такой же новый человек, что подставляет он под пули не голую грудь, а обладает арсеналом самого современного оружия, что большевики на этом историческом этапе показали себя истинными государственниками и русскими патриотами.
65 лет минуло с поворотного момента великой Московской битвы. Пройдут еще многие десятилетия, пройдут века, а мы все так же будем черпать нравственные силы в тех героических днях, будем историей крепить веру в себя, в свой народ, свое Отечество.

http://www.redstar.ru/2006/12/05_12/1_01.html

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Виталий Мороз:
Командующий твердой воли
К 110-летию со дня рождения Л.А. Говорова
21.02.2007
Из когорты титанов
К 110-летию со дня рождения К.К. Рокоссовского
21.12.2006
Все статьи автора