Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Неудачи русского флота в войне против Швеции 1788-1790 гг.

Е.  Лупанова, Победа.Ru

09.10.2006

Ни один, даже самый благополучный период в истории армии и флота не бывает исключительно победоносным. Неудачи и потери являются неотъемлемыми составляющими военных операций. Действовавшее в этот период законодательство Петра I (прежде всего, Морской устав и Артикулы воинские), равно как и составляющее основу русского права Уложение 1649 г. ставили воинские преступления в один ряд с наиболее тяжкими государственными преступлениями, предписывая практически за все их виды смертную казнь. Изучение истории поражений и привлечения их виновников к ответственности дает возможность оценить эффективность правовых норм. Рассмотрим несколько эпизодов русско-шведской войны екатерининского царствования.

В июне 1788 г., пользуясь тем, что основные силы русских войск были заняты борьбой с Турцией, Швеция объявила войну Российской Империи.
Гогландское сражение стало первым в истории войны 1788-1790 гг. Силы противников перед началом боя 6 июля были примерно равны (34 шведских корабля против 32 русских), однако погодные условия благоприятствовали шведским судам; сравнимыми были и потери сторон (шведы захватили корабль "Владислав", русские моряки захватили корабль "Принц Густав"). Результатом битвы на море стало отступление шведской эскадры к Свеаборгу и срыв плана по высадке десанта для наступления на столицу Российской Империи [1]. По мнению командовавшего русской эскадрой С. К. Грейга, победа могла быть еще более убедительной, утрата корабля "Владислав" не была неизбежной. Виновниками некоторых относительных неудач в ходе сражения были капитаны С. Коковцов, С. Варлант и А. Баранов, отстраненные С. К. Грейгом от командования кораблями сразу после отступления противника.
Следствием было установлено, что 66-пушечный корабль "Дерись", вверенный С. Коковцову, после того, как был дан соответствующий сигнал "не только не дошел в надлежащее к сражению расстояние, но и поворотил на другой галс, отдаляющий его от неприятеля" на безопасную дистанцию. Когда же получивший более 30 пробоин корабль "Владислав" был вынужден отступить, экипаж "Дерись" не предоставил первому никакой помощи.
Корабль под командованием капитана 2 ранга С. Варланта вступил в бой, но, получив повреждения, оставил свое место в линии. "По исправлении починкою" он уклонился от исполнения своего долга и не возобновил действий в составе русской эскадры; не оказал он помощи и находившемуся рядом кораблю "Владислав".
Оставление места в линии кораблем "Ростислав" было признано обоснованным; капитан А. Баранов по результатам следствия оказался виновным только в том, что он не предоставил помощи кораблю "Владислав" [2].
Что касается командовавшего "Владиславом" А. Б. Берха, то, пробыв два года в шведском плену, после заключения Верельского мира, он благополучно вернулся на службу в Россию. Еще через пять лет, он был произведен в генерал-майоры, а в 1799 г. стал главным командиром рижского порта с чином генерал-лейтенанта [3]. Сведений о привлечении его к ответственности за сдачу корабля не обнаружено. Учитывая, что чин капитана бригадирского ранга А. Б. Берх получил менее чем за год до Гогландского сражения, следует сделать вывод, что его неудача 1788 г. не оказала влияния на дальнейшее продвижение по службе.
Виновными же были признаны командиры находившихся по близости кораблей, которые не оказали помощи кораблю "Владислав". При всем либерализме нравов, характерном для екатерининской эпохи, двое из них (С. Коковцов и С. Варлант) были навечно разжалованы в матросы, а третий отставлен от службы с формулировкой "ни к каким дела не определять" [4].
Насколько можно судить по документу начала XIX в., выслужиться вновь в офицеры им не удалось [5].
С учетом действовавшего указа 1754 г., фактически налагавшего запрет на применение смертной казни, следует признать это наказание офицеров, одним из наиболее строгих.
Командовавший арьергардом контр-адмирал М. П. фон-Дезин, хотя и не был привлечен к ответственности в судебном порядке, после окончания кампании был "отчислен к портовым должностям" и более не имел возможности самореализации в военных мероприятиях [6].
Вернемся к борьбе на море в годы русско-шведской войны. В ночь на 8 июля 1788 г. недалеко от Фридрихсгама шведами был захвачен брандвахтенный бот. Вся команда судна спаслась и в тот же день прибыла к коменданту крепости. Вскоре командир бота шкипер Д. Холмов рапортовал в Адмиралтейств-коллегию, что, подвергшись нападению отряда судов, который, как уже было установлено, состоял из четырех галер. Он сделал 36 выстрелов, "но как по жестокой с неприятельских судов пальбе укрепляться было нельзя, то он, оставя бот и посадя служителей на шлюпку, вышел на берег, а оный бот с 12-ю пушками, порохом, припасами, письменными делами и всем его служителей имением" достался шведам. Описанные действия не вызвали ни тени осуждения. Сдача судна осталась почти незамеченной. Вся резолюция Адмиралтейств-коллегии уместилась в короткой фразе "Холмова и со всеми бывшими на брандвахте служителями отослать к командующему в стороне Выборга гребною флотилиею флота капитану Слизову" [7].
В начале следующего месяца (4 августа) шведам удалось завладеть шедшим из Копенгагена в Архангельск транспортными судами "Кильдюин" и "Соломбол". Это были призы, взятые в кампанию 1788 г. эскадрой вице-адмирала В. П. фон-Дезина. Они были захвачены почти сразу после отделения от эскадры, еще на виду у русских судов. Была предпринята попытка погони, но она ни к чему не привела [8]. Вечером того же дня "Соломболу" удалось тайно уйти от неприятеля и прибыть в Копенгаген [9]. В своем рапорте В. И. фон-Дезин не упоминал о временной утрате "Соломбола", а захват "Кильдюина" он был склонен связывать с неисполнением отданного им приказа, держаться на расстоянии от норвежских берегов, около которых постоянно находились шведские суда.
Однако произошедшее событие было чревато последствиями не только для людей, непосредственно находившихся на транспорте, но и для командующего эскадрой, для командиров тех судов, которые не сумели оказать помощь попавшему в беду судну и организовать удачную погоню. Оно также не имело шансов остаться незамеченным. Екатерина II поручила Адмиралтейств-коллегии - выяснить ряд вопросов, связанных со сдачей судна, особенно акцентируя внимание на утрату более чем сотни пушек: "каким образом и за чем то судно из Копенгагена отправлено было, зная, что шведские фрегаты тут крейсеруют, да и взято в виду трех 100-пушечных кораблей, бывших зрителями того... зачем их отпустили без конвоя до безопасной вышины?" [10]. Документов, свидетельствующих о дальнейшем выяснении обстоятельств захвата "Кильдюина", к сожалению, не обнаружено.
О В. П. фон-Дезине нужно сказать, что другие его действия в большей мере заслуживали специального разбирательства, чем утрата транспортного судна. В декабре 1788 г. он был вызван в Санкт-Петербург для объяснения причин, по которым он прекратил, совместную с датской эскадрой, блокаду Карлсоны и возвратился в Копенгаген. После этого он уже не принимал непосредственного участия в боевых действиях, но карьера его не была прервана. В 1794 г. В. П. фон-Дезин был назначен главным командиром гребного флота и галерного порта; в 1797 г. - произведен в адмиралы, через год стал директором штурманского училища, еще через год - главным командиром Черноморского флота. Свою служебную деятельность он закончил непременным членом Адмиралтейств-коллегии в 1809 г. [11].
Капитан II ранга А. И. Лавров и капитан-лейтенант Н. А. Вяземский, командовавшие в 1788 г. транспортными судами "Кильдюин" и "Соломбол" соответственно, также не были привлечены к ответственности за сдачу судов; вскоре после возвращения из плена они были произведены в следующие чины и благополучно продолжали служить [12].
В качестве воинского преступления следует рассматривать действия полковника де Роберти. 6 марта 1790 г. два шведских фрегата под голландским флагом подошли к Балтийскому порту и внезапно атаковали его. Де Роберти, комендант крепости, был, застигнут врасплох. Имея под своим командованием 300 человек гарнизона и 40 орудий, он не только не оказал сопротивления, но и допустил беспрепятственную высадку вражеского десанта, который овладел укрепления, заклепал все бывшие на них пушки, сжег несколько магазинов с провиантом и крепостных зданий, после чего де Роберти сдался [13]. Дальнейшая его судьба неизвестна.
4 мая того же года произошло сражение при Фридрихсгаме. Шведская гребная флотилия, в составе 154 судов с общим числом около 1600 орудий перешла границу России. Зимовавший во Фридрихсгаме с частью гребной флотилии капитан П. Б. Слизов наспех вооружил против 60 канонерских лодок, 2 прама и шебеку с общим числом 408 орудий. После упорной четырехчасовой борьбы русская флотилия под командованием капитана 1 ранга П. Б. Слизова была вынуждена отступить. При этом 10 судов было сожжено своими экипажами, 3 судна, также подожженные после оставления их командами, были захвачены шведами, которым удалось потушить пожар, 6 судов было потоплено неприятелем и 7 - захвачено. Отступление русской флотилии под защиту фридрихсгамских укреплений открывало шведам дорогу на Выборг.
Вскоре противник предпринял две попытки овладеть Фридрихсгамом, но обе они были отбиты, и он сосредоточился на борьбе за Выборг [14].
Судебно-следственного дела по поводу поражения заведено не было. Отсутствие у русской флотилии возможности противостоять значительно превосходящему по численности и силам противнику была очевидной. Вскоре П. Б. Слизову представилась возможность проявить себя в военных действиях при Биорк-Зунде. 6 июля 1790 г. (через три с половиной года после предыдущего повышения) он был произведен в капитаны генерал- майорского ранга [15].
Исключительно неудачным для России было Второе Роченсальмское сражение. Не выяснив сил противника и его диспозиции, вице-адмирал принц К.-Г. Нассау-Зиген решил дать сражение непременно 28 июня 1790 г., в годовщину вступления на престол Екатерины II.
Ночь перед сражением прошла в передвижении судов. Утром, невзирая на усталость гребцов и крупную зыбь, сбивавший суда на гребле, К.-Г. Нассау-Зиген дал приказ об атаке противника, спокойно стоявшего на якорях на хорошо выбранной позиции между островами.
Попав под сосредоточенный огонь шведов, и с трудом удерживая строй на зыби, русские суда передовой линии смешались и внесли беспорядок в суда второй линии, которые двигались за ними. Заметив замешательство, противник усилил обстрел и предпринял обходное движение в тыл нашим судам. Попытки восстановить порядок из-за окончательного изнеможения гребцов не имели успеха. Поврежденные в бою, суда, ветром и зыбью, снесло на острова, где они разбились о камни.
Всего русский гребной флот потерял потопленными артиллерией противника, захваченными в плен и потерпевшими крушение 52 судна (в том числе 16 галер) [16].
Сражение оказало решающее значение на ход русско-шведской войны (после него начались переговоры о мире), но не на судьбу принца. Несмотря на тяжесть политического удара, на отчаяние К.-Г. Нассау-Зиена, его отказ от всех чинов и наград и просьбу об организации военно-судебного процесса, Екатерина II написала ему письмо, в котором упоминала о былых победах, просила не оставлять службу и затем приняла его при дворе как обычно [17].
Через полгода после столь сокрушительного поражения, 16 декабря 1790 г. он был произведен в адмиралы с назначением главным командующим гребного флота. Он сохранил за собой должность вплоть до отставки, в 1794 г., но более ему не представлялось случаев участия в крупных боевых операциях, что объясняется общим спокойствием периода [18].
Обзор неудач русского флота в период войны со Швецией показывает, что привлечение офицеров и флагманов в судебном порядке за сдачу судов, крепостей и поражения в сражениях были крайне редки. Только в одном, из рассмотренных пяти случаев, поражение в сражении или сдача судов стали причиной возбуждения военно-судебного дела и наказания виновных "по всей строгости законов". Обстоятельства начала следствия заставляют задуматься о значении факторов военного поражения и взаимоотношений виновника неудач со своим непосредственным начальником. Одновременно напрашивается вывод о том, что зафиксированные в законодательстве нормы реализовывались только при определенных условиях; в большинстве же случаев пытались компенсировать временные неудачи последующими победами или иным образом найти бесконфликтный выход из сложившейся ситуации, не прибегая к помощи органов военного суда.

Примечания:
1. Головачев В. Действия русского флота в войне со шведами в 1788-90 годах. СПб., 1871. С. 44-53.
2. [Доклад Адмиралтейств-коллегии Екатерине II по делу отрешенных от должности адмиралом С. К. Грейгом офицерах. Март 1789 г.] // Материалы для истории русского флота (МИРФ). Ч. XIII. С. 495-498.
3. Общий морской список (ОМС). Ч. II. СПб., 1885. С. 44.
4. [Доклад Адмиралтейств-коллегии Екатерине II по делу отрешенных от должности адмиралом С. К. Грейгом офицерах. Март 1789 г.] МИРФ. Ч. XIII. С. 489.
5. Список о разжалованных чиновниках и нижних чинах оставшихся на службе с 1721 по 1802 год // Российский государственный архив военно-Морского флота (РГА ВМФ). Ф. 132. Д. 1410. Л. 7.
6. Головачев В. Действия русского флота... С. 56.
7. Выписка из донесения генерал-поручика Гинцеля графу Брюсу. 9 июля 1788 г. // МИРФ. Ч. XIII. С. 297; Журналы Адмиралтейств-коллегии. 14 июля 1788 г. // Там же. С. 462.
8. Выписка из донесения вице -адмирала фон-Дезина Адмиралтейств- коллегии. 21 августа 1788 г. // МИРФ. Ч. XIII. С. 342-345.
9. ОМС. Ч. III. С. 333.
10. Выписка из донесения вице-адмирала фон-Дезина Адмиралтейств- коллегии. 21 августа 1788 г. С. 345.
11. ОМС. Ч. II. С. 447-448.
12. А. И. Лавров вернулся из плена в 1790 г. и был произведен в капитаны 1 ранга в 1792 г.; Н. А. Вяземский получил следующий чин в 1789 г. ОМС. Ч. III. С. 333; Ч. IV. С. 211-212.
13. Боевая летопись русского флота. Хроника важнейших событий военной истории русского флота с IX в. по 1917 г. М., 1948. С. 136.
14. Там же. С. 137-138; Соколов А. Описание боевых действий в Финляндии в 1788, 1789 и 1790 г. // Морской сборник. 1857. N 9. Смесь. С. 39-40; Веселаго Ф. Ф. Краткая история русского флота. СПб., 1895. Вып. 2. С. 200-202.
15. ОМС. Ч. II. С. 395.
16. Там же. С. 143.
17. Де Мадриага И. Россия в эпоху Екатерины Великой. М., 2002. С. 659-660.
18. ОМС. Ч. IV. С. 430-431.

Источник: "Защитники Отечества", Архангельский областной краеведческий музей, 2005

http://www.pobeda.ru/content/view/3648/21/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме