Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Дредноуты и дредноутизация

Юрий  Кириллов, Независимое военное обозрение

06.10.2006


100 лет назад началась недолгая эпоха господства на море бронированных кораблей-исполинов …

Для абсолютного большинства современных читателей термины "дредноут" и "дредноутизация" кажутся почерпнутыми из "преданий старины глубокой". Между тем можно напомнить, что последние из дредноутов-линкоров ВМС США еще принимали участие в операции "Буря в пустыне" в 1991 году.

Появление ровно 100 лет линейного корабля, получившего имя "дредноут", ознаменовало настоящую революцию в военно-морском деле. Дредноутизация - это эпоха самых крупных и защищенных боевых кораблей, которые когда-либо находились в составе флотов мира. Достаточно заметить, что некоторые достижения дредноутизации не превзойдены и сегодня, они используются доныне.

Рекордные сроки и поразительные испытания


3 октября 1906 года дредноут впервые вышел на ходовые испытания. Что же он из себя представлял и почему его рождение произвело такой фурор в всех ведущих морских державах?

На слуху известная аксиома о том, что каждая новая большая война востребует новые боевые средства, которых не было прежде. Эскадренные броненосцы (ЭБР) спели свою "лебединую песню" в жестоких сражениях только что закончившегося вооруженного противоборства между Россией и Японией, а дредноуты, следуя всем законам логики, предназначались для следующего...

Кстати, опыт Русско-японской войны также подталкивал к дредноутизации. Однако мысли о ее необходимости у специалистов и стратегов появились еще раньше. Это произошло под влиянием бурного развития артиллерии (и боеприпасов), с одной стороны, и броневой защиты - с другой (дополненных теорией непотопляемости). Четыре орудия главного калибра в архитектуре тогдашних ЭБР и броненосных крейсеров давно выглядели насмешкой над потребностями современного морского боя. Для достижения цели приходилось концентрировать многочисленные эскадры тяжелых кораблей, организовывать их совместный огонь по избранной цели. При этом, заметим, самые лучшие показатели его эффективности не превышали 3%. Тогда представьте, сколько нужно израсходовать боеприпасов, чтобы нанести равному противнику неприемлемый ущерб?

Уже с конца XIX - начала XX столетия на первый план выдвигается так называемая "артиллерийская производительность" - количество снарядов, в данном случае главного калибра, выпущенных по врагу за единицу времени.

Кардинального повышения боевой устойчивости при сравнимом уровне бронирования, как полагали, удастся достичь благодаря разделению корпуса корабля на возможно большее число водонепроницаемых отсеков, эшелонированию средств движения и максимальному увеличению скорости. Именно превосходство в скорости всегда считалась решающим тактическим фактором: оно позволяло выбирать и удерживать выгодную позицию боя, решительно выходить из него, случись, обстоятельства оборачиваются против вас...

В результате реализации всех этих соображений и объективных требований, как сейчас принято говорить, вместо коротковатого и "коренастого", не очень быстроходного, с высокими массивными трубами эскадренного броненосца, при несомненной боевой мощи поражавшего еще и массой очевидных анахронизмов, появился хищно вытянутый силуэт дредноута, где нет ничего лишнего: все рационально, полезное пространство палубы корабля занято башнями главного калибра (их количество нередко доходит до 5-6 при 10-14 орудиях главного калибра). Под его бронированной палубой полыхает небывалое для ЭБР количество котлов, призванных насытить турбины "Парсонса", "Вулкан". Ибо поршневые паровые машины, безраздельно царившие до этого на флоте, полностью исчерпали себя: для достижения нового качества мобильности линейного флота - станового хребта морской стратегии - требовалась принципиально нового типа двигательная установка... Тогда от робких экспериментов с турбинами на эсминцах решительно перешли к их внедрению на самых крупных кораблях, тем паче что места здесь в отличие от ЭМ хватало.

И, наконец, нельзя не упомянуть о новой системе управления огнем главного калибра. Ведь эту небывалую огневую мощь следовало рационально использовать - иначе для чего городить огород? Цусимское сражение убедительно подтвердило преимущества организации централизованного огня. Все это вобрал в себя дредноут, ознаменовавший своим созданием НТР, не менее значительную, чем появление самой артиллерии и парового двигателя на флоте.

Собственно дредноут ("Неустрашимый") и построен был в революционно короткие сроки - за один год и один день. В формировании его гигантского корпуса использовали новаторский прием - практически все листы были стандартными, и это во многом определило успех: корпус был собран всего за 18 недель, тогда как раньше на это уходило до трех лет.

Спущенный на воду 10 февраля 1906 года, 3 октября того же года дредноут уже был предъявлен на ходовые испытания. Здесь тоже все было необычно: из Портсмута он сразу же направился в Средиземное море, оттуда через Атлантический океан - бросок к Тринидаду, после чего возвращение к родным берегам. Корабль легко взял планку запланированных 21 узлов, но самое поразительное, что весь путь он проделал со средней скоростью 17,5 узлов и без всяких поломок, неизбежных в подобных случаях. Прекрасно завершились и артиллерийские испытания, венцом которых стал 8-орудийный залп главного калибра - всем бортом...

Гордость Джона Фишера


Кто же на самом деле "отец" дредноута? Как и бывает в подобных ситуациях, рассуждений о приоритетах не миновать.

Естественно, подобная идея не могла родиться в голове только одного человека. Впервые чертежи корабля нового типа предложил итальянец Витторио Куниберти. Его проект, опубликованный в справочнике Джейна в 1903 году и взбудораживший весь мир, при водоизмещении 17 000 тонн предусматривал вооружение из 10 двенадцатидюймовых (305-мм) орудий и неслыханную скорость - более 22 узлов. Естественно, это не могло не вызвать самого заинтересованного внимания тогдашних специалистов и политиков.

Разумеется, "владычица морей" Великобритания никому не могла уступить первенства в создании принципиально нового capital ship - это было бы равноценно потере лица. Благодаря тому, что во главе Королевского флота оказался адмирал Джон Фишер, подобного конфуза удалось избежать. 3 октября 1906 года первый морской лорд по праву мог ощутить себя "отцом" дредноута.

С этого момента мир, военно-морские круги и правительства потеряли покой. Новый корабль обладал огневой мощью целой бригады эскадренных броненосцев, несравненной живучестью и высочайшей мобильностью.

А Фишер тотчас приступает к строительству целой серии линкоров, проектированию значительно более мощных кораблей, в том числе с более сильной артиллерией. Одновременно он озабочен проблемой: противник может уклониться от схватки, заранее подавленный превосходством нового флота. Для этого уже недостаточно броненосных крейсеров. Нужны новые корабли, обладающие артиллерией дредноутов, но - при этом - и большей скоростью хода, что позволит связывать неприятельские эскадры боем на выгодных для себя условиях, оставаясь при этом неуязвимыми.

Первые же конструктивные прикидки показали, что потребные качества "покупаются" решительным ослаблением бронирования и опережающим ростом водоизмещения. Так в семье дредноутов появляется подкласс линейных крейсеров. Тянуть с их постройкой не стали. Первенец - "Инвинсибл", что означает "Непобедимый". Потом будут "Лев", "Тигр" - любимые "кошки Фишера", как назовут их впоследствии.

Лихорадочная гонка


Даже внешне дредноуты впечатляли и подавляли. Сам вид этих гигантов, закованных в практически непробиваемую броню, вооруженных многочисленными огромными орудиями и в то же время непостижимо стремительных на ходу, оставался за пределами человеческого воображения, вызывая уверенность нации в их несокрушимости и подавляя волю противника к сопротивлению. Они без преувеличения были наиболее выразительным символом имперской мощи. В то же время именно они первыми приблизились к понятию классики в корабельной архитектуре, распространившейся впоследствии и на артиллерийские крейсера.

Неудивительно, что после рождения "Дредноута" все сколь-нибудь значительные государства посчитали необходимым обзавестись кораблями нового типа. Великобритания, изначально уверенная в том, что достаточно длительное время сумеет остаться единственной их обладательницей, внезапно обнаруживает, что буквально по пятам за ней следует Германия, и отчаянно бросается в отрыв, каждые два года выплескивая из своих эллингов серии все более совершенных дредноутов.

Уже в 1907 году к "Неустрашимому" присоединятся однотипные "Беллерфон", "Сьюперб", "Термер". Следующие две тройки типа "Сент-Винсент" и "Колоссус", будучи, так сказать, их "младшими братьями", обладали уже большим водоизмещением. Зато серия "Орионов", заложенная в конце 1909-го - первой половине 1910 года ("Орион", "Монарх", "Тандерер", "Конкуэрор"), уже имела существенные отличия: 13,5-дюймовую (343-мм) артиллерию и ее "почти" линейно возвышенное размещение, что позволило увеличить вес залпа не только за счет калибра, но и количества орудий. Еще более улучшенным типом становятся новые серии из четырех единиц каждая: "Кинг Джордж V" и "Айрон Дюк".

Параллельно с линкорами бурными темпами развиваются линейные крейсера. И здесь моду задают англичане (однако соперники-немцы довольно быстро нагонят и превзойдут их). Первая тройка ЛКР - "Инвинсибл", "Индомитейбл", "Инфлексибл" - вошла в строй уже в 1907 году. При соизмеримом с ЛК-ровесниками водоизмещении они имели гораздо большую скорость (26-28 узлов) и уменьшенным до 8 количеством 12-дюймовых орудий. Бронирование, увы, тоже было явно слабовато.

Тройка линейных крейсеров, вступившая затем в строй ("Индефатигебл", "Австралия", "Новая Зеландия"), оказалась просто улучшенным вариантом "Инвинсиблов". Дополнительные 1500 тонн водоизмещения пошли на усиление броневой защиты и противоминной артиллерии. Только за счет увеличения длины корпуса при той же энергетической установке они достигают максимальной скорости в 29 узлов.

Линкорам типа "Орион" станут соответствовать новые ЛКР типа "Лайон" ("Принсес Ройял" и "Куин Мери") с 13,5-дюймовой артиллерией. Энергетические установки в 70 000 л/с позволили им показать на мерной миле 31,5 узел. Последний корабль серии "Тайгер" получит машину уже в 100 000 л/с и более основательную броневую защиту.

Рассказ о предвоенном периоде дредноутизации был бы неполным без упоминания о созданных в Англии к 1915 году суперлинкорах типа "Куин Элизабет" с 15-дюймовой (381-мм) артиллерией главного калибра и скоростью в 25 узлов, почти непробиваемой броневой защитой. Эти монстры стреляли почти на 32 км.

Германский ответ


Наиболее оперативно отреагировали на появление дредноута немцы, стремившиеся обладать адекватным своим экономическим успехам военным флотом. В самый кратчайший срок они построили первую серию линкоров-дредноутов типа "Нассау". Правда, вместо турбин на эти корабли установили поршневые паровые машины, но из них было выжато все, что только можно...

Первенцы германского линейного судостроения ("Нассау" и следующий тип "Гельголанд") формально несколько уступали своим английским собратьям: паровая машина в сочетании с чисто угольным отоплением вместо турбины, 11-дюймовая (280-мм) артиллерия. Однако немецкие дредноуты были лучше бронированы, снабжены более скорострельными орудиями, лучшими дальномерами, обладали феноменальной остойчивостью.

Только серия "Кайзер" станет турбинной, обретет 12-дюймовую артиллерию и линейно возвышенное ее расположение. Последние довоенные германские дредноуты типа "Кёниг" имеют уже чисто линейно возвышенное размещение артиллерии. Но в строй до августа 1914-го успеет войти только головной корабль.

Зато немцы сразу начнут строить более удачные, нежели английские, линейные крейсера. "Мольтке" и "Гебен" уже лишены многих недостатков первенца - "Фон дер Тана" - и буквально поражают своей артиллерией: пять башен главного калибра создавали море огня. "Зейдлиц" станет еще более защищенным. Но только "Дерфлингер" приобретет 12-дюймовую артиллерию и ее линейно возвышенное расположение. Именно он, по мнению специалистов, стал прообразом быстроходных линкоров 1930-х годов.

Боевой экзамен


В августе 1914 года грянула мировая война. Казалось, для дредноутов настал час продемонстрировать все свои боевые возможности. Но этого не произошло. Стороны ждали и ждали генерального сражения: иначе и быть не могло, коли основываться на стратегических концепциях Мэхена. Одновременно над ними довлел страх потерять свои сверхдорогие линкоры и линейные крейсера.

Но вот разыгралась Ютландская битва, которая по праву считается главным событием войны на море в 1914-1916 годах. Масштабы ее впечатляют: на ограниченном пространстве сошлись 255 кораблей, в том числе 64 дредноута (ЛК и ЛКР). Однако в грандиозном побоище ни один из противников не одержал победы. Кайзеровский Флот Открытого моря смог уйти в свои базы, потеряв 3 тыс. моряков и 11 кораблей общим водоизмещением 62 тыс. тонн. Британский Гранд Флит лишился 14 кораблей общим водоизмещением 111 тыс. тонн и свыше 6,5 тыс. матросов и офицеров.

Еще в качестве примеров удачных действий дредноутов можно привести Фолклендскую "экспедицию" английских линейных крейсеров, которые пресекли рейдерство германской эскадры адмирала Шпее осенью 1914 года, и операции немецкого ЛКР "Гёбен" против русского Черноморского флота и союзников, осаждающих Дарданеллы. Однако и в том и в другом случае речь идет о ЛКР, и только о них.

ЛКР следует признать наиболее активно действующими линейными силами и на главном ТВД этой войны - в Северном море. Если следовать хронологии, это именно они, английские ЛКР, осуществляют оперативное прикрытие легких сил при нападении на германские дозоры в Гельголандской бухте, а затем, решительно вмешавшись в ход боя, добиваются его перелома в пользу британского флота.

Опять-таки линейные крейсера - во главе угла германской концепции войны на море, сводящейся к стремлению, уравняв силы в частных операциях, дать генеральное сражение, т.е. разбить превосходящий флот противника по частям. ЛКР проведением дерзких набеговых операций играют здесь роль приманки, выманивая эскадры дредноутов противника из баз, под пушки превосходящих линейных сил Флота Открытого моря. Два наиболее значительных за всю Первую мировую войну столкновения: бой у Доггер-банки и Ютландское сражение - именно с этого и начинались.

Всего к исходу 1918 года в мире было построено 122 дредноута (ЛК и ЛКР); почти все они приняли участие в морских операциях. Потери составили 12 кораблей, из которых половина - небоевые.

Если учитывать, что постройка одного дредноута обходилась дорого - от 2 до 8 млн. фунтов стерлингов (на разных ступенях развития), при том что 1,8 млн. (именно столько стоил сам дредноут) позволяли вооружить, обмундировать, содержать в течение года 18 тыс. военнослужащих сухопутных войск, можно представить, цену линейных флотов. Дредноутизация способна была разорить самое экономически процветающее, мощное государство...

Тем не менее строительство линкоров и линейных кораблей продолжилось. Но каким образом оно велось и что положило конец властвованию дредноутов на море, об этом надо подробно поговорить отдельно.

Российский вклад


Россия (наряду с Великобританией, Германией, США, Японией, Италией, Австро-Венгрией, рядом других государств) тоже могла считаться членом элитного "дредноутного клуба", но отнюдь не почетным. Ведь к тому моменту, когда первая четверка русских линкоров типа "Гангут" была сдана флоту, Англия уже принималась осваивать супердредноуты серии "Куин Елизабет". То есть у нас с этим делом затянули, а потом, можно сказать, мы "зависли" в данном отставании.

Строя свои линкоры самостоятельно, Россия в то же время в значительной степени зависела от иностранной технической помощи: первое время - турбины, гироскопы, те же погонные шары для башен главного калибра, цапфы для особо крупных орудий новых ЛКР типа "Измаил". Невозможность некоторых поставок с началом войны, кстати, и сделалась основной причиной того, что отечественные ЛКР так и не были достроены. Не задалась эта тема нашему кораблестроению и в дальнейшем...

И все же некоторые национальные приоритеты в дредноутизации за русской стороной отыщутся.

Во-первых, это уникальные для своего времени трехорудийные башни главного калибра, позволяющие достичь наивысшей концентрации артиллерии при сравнимых водоизмещении и длине корабля.

Во-вторых, на заре дредноутизации существовала такая проблема, как организация централизованного огня на больших дистанциях, без которых ЛК был неспособен достойно "самовыразиться", да и дальнейшее его развитие, как мощнейшего из артиллерийских кораблей, представляется достаточно смутно.

Так называемые "артиллерийские опыты", призванные внести ясность в суть централизованной стрельбы, реализованной адмиралом Того в Цусимском сражении и недоступной нам, сразу по завершении Русско-японской войны были поручены видному специалисту контр-адмиралу Цывинскому. Он продолжил дело, начатое на Балтике, и осенью 1906 года поднял флаг над эскадрой Черноморского флота, скандально известной до этого только своими революционными подвигами.

Русский флагман справился с задачей уже в 1907 году. До него в мировых флотах господствовали представления о дистанциях решительного морского боя ЛК в пределах не более 42-46 кабельтовых - для больших не существовало даже стрельбовых таблиц. Цывинский же научил свою эскадру стрелять начиная с 107-112 кабельтовых, эффективно, за 3-4 минуты, проводя пристрелку и в течение последующих 5-7 минут выполняя огневую задачу полностью. При этом эскадра маневрировала на самом полном ходу.

Иностранные военно-морские агенты (атташе), впервые увидевшие достижения Цывинского, от изумления потеряли дар речи: им было невдомек, как русские осуществляют пристрелку на такой дистанции, ведь старший артиллерийский офицер, управляющий стрельбой, не видит всплесков пристрелочных выстрелов. Иностранцам вежливо объяснили, что на марсе располагается артиллерийский пост, откуда специально обученный офицер-артиллерист руководит пристрелкой. Артиллерийская репутация русского флота после этого необыкновенно выросла, а дредноутизация получила артиллерийскую завершенность; морская артиллерия и сам тип линкора - дальнейшее бурное развитие; в результате основные боевые столкновения с участием ЛК и ЛКР в период Первой мировой войны проходили на дистанциях, близких к предельным (естественно, когда позволяли условия видимости).

Всего в России было построено 8 дредноутов: 4 на Балтике и 4 на Черном море. Последний, однако, не успел повоевать. Кстати, он заметно отличался от своих sister ships. Дело в том, что перед его закладкой недружественная Турция заказала в Англии гораздо более мощный дредноут, чем уже строила Россия на Черном море. Среди превентивных мер предполагалась установка 14-дюймовых орудий, предназначавшихся для ЛКР, более тяжелое бронирование, с естественным увеличением водоизмещения и др. В итоге ограничились именно бронированием: ко всему прочему, броневые листы были по-новому закреплены. "Ласточкин хвост" - так именовалась эта прогрессивная технология, позволяющая выдерживать удары тяжелых снарядов, попадающих не только в броневые плиты, но и в их стыки.

Создавалась и еще одна серия отечественных дредноутов - 4 линейных крейсера типа "Измаил". Будучи вовремя построенными (по плану - в 1916 году), они, безусловно, оказались бы одними из самых сильных в мире. Лучшие английские ЛКР "Худ", "Ринуан" и " Рипалс" еще не были готовы, к тому же вес залпа двенадцати 14-дюймовых орудий не уступал 15-дюймовому, более малочисленному залпу англичан, не говоря уже о германских новейших ЛКР.

К сожалению, все попытки в дальнейшем построить у нас современные линкоры успехом не увенчались.

http://nvo.ng.ru/history/2006-10-06/5_drednoutes.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме