Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Холодная война" на море

С.  Апрелев, Победа.Ru

30.09.2006


Взгляд спустя годы …

"Морская мощь не выигрывает войн,
но делает победу возможной..."
Герберт Ричмонд,
"Политик и морское могущество", 1946 г.


Итоги - 2004

"Наши волосы встали дыбом, - вспоминают участники международной конференции "Холодная война на море", прошедшей в мае текущего года в американском Провиденсе, - особенно когда мы услышали из уст русского командира подлодки, что он был волен применять ядерное оружие на свое усмотрение..."

Речь шла о докладе капитана 1 ранга Рюрика Кетова - бывшего командира одной из 4 дизельных лодок СФ, направленных в зону конфликта - "Взгляд на Карибский кризис через перископ". В условиях многократного превосходства противолодочных сил ВМС США его "Б-4" осталась единственной подлодкой, которую американцам не удалось поднять на поверхность. К этому времени советские атомоходы были еще недостаточно освоены, и вся тяжесть боевой задачи легла на плечи "дизелистов". Невзирая на многочисленные поломки, частичную потерю связи, изнуряющую жару и агрессивные действия американских ВМС, задача по прикрытию советских транспортов была отчасти решена. Присутствие лодок создавало определенную напряженность. Американцев бесило от одной мысли, что русские осмелились не только приблизиться к их берегам, но и бросить вызов самому могущественному флоту мира. Знать бы им тогда, что на борту советских "дизелей" находится тактическое ядерное оружие - спецторпеды! По словам капитана 1 ранга Р. Кетова, единственным ключом к принятию решения о применении ядерного оружия против окружавших его американских кораблей, стало обращение Кеннеди, прослушанное им по радио. К счастью, американский президент объявил, что отдал приказ лишь о блокаде, а не о вторжении на Кубу. Реакция зала оказалась неоднозначной. Американцы были шокированы, а советские ветераны высказали сомнение, заметив, что право на применение ядерного оружия, безусловно, давалось специальным приказом из Москвы. Однако командир "Б-4" сослался на устный инструктаж, полученный непосредственно перед выходом в море, дававший ему такое право. Как показывает опыт истории, устный приказ такая вещь, что от него, в случае чего, можно и отказаться...

Идея конференции родилась еще в 1998-м, но тогда помешало различие взглядов наших стран на события вокруг Югославии. Сегодня этому уже ничто не мешает. С Югославией "благополучно" расправились, а голос России, похоже, необходим лишь для подтверждения распространенного американского тезиса о том, что победа в "холодной войне" была достигнута исключительно на море. И это в очередной раз прозвучало в задавшем тон конференции выступлении бывшего шефа Военно-морской разведки США адмирала Самнера Шапиро.

Хотя и не все участники конференции разделяли это убеждение, из докладов, тем не менее, следовало, что морская мощь в ходе описываемого периода имела гораздо большее значение, чем это виделось историкам. Общий тон выступлений был взаимно уважителен и зачастую напоминал встречу, если не боевых соратников, то, по крайней мере, старых спортивных соперников. Впрочем, на пике единоборства в 70-80-е годы мы именно так и воспринимали американских моряков, разглядывая их сквозь оптику прицелов или стремительно расходясь под водой с некими "шумящими объектами".

Серьезность намерений, американская сторона подтвердила представительным участием в лице видных политиков, историков и крупных военачальников, среди которых: бывший главком адмирал Карлайл Трост и шеф ЦРУ с 1977 по 1981 г., а до этого - Главнокомандующий южным флангом НАТО адмирал Стэнсфилд Тернер и др. Последний, выступив с впечатляющей речью, обозначил себя остроумным стратегом, сознававшим, что одолеть Советский Союз можно только, разложив сознание его граждан изнутри. Именно он, в бытность командующим Атлантическим флотом, отдал приказ сбрасывать с вертолетов на советские корабли мешки с грузом "демократических ценностей": журналами "Плейбой" и шоколадом. По словам бывшего командира полярнинской эскадры контр-адмирала Льва Чернавина многие посылки достигали своей цели - попав на корабль, они гарантировали командиру партийное взыскание.

Как ни печально сознавать, но к началу "перестройки" уже немало "плохишей" было готово польститься на "бочку варенья и корзину печенья". Так что расхожий тезис, прозвучавший в речи профессора университета им. Дж. Брауна и специалиста по части российских реформ, а в прошлом - лауреата Ленинской премии в области крылатых ракет Сергея Никитовича Хрущева о том, что Советский Союз стал жертвой непомерной ноши военных расходов, сегодня выглядит особенно забавным. Сегодняшняя Россия, демонстрируя "экономический рост", пытается достичь уровня 1990 года, а в ближайшей перспективе догнать Португалию. Основа успехов - все та же "нефтяная труба", с небольшой ремаркой - раньше ее хватало на содержание гигантской военной машины, существование которой оправдывалось, по крайней мере, геополитическими интересами сверхдержавы.

"Очень важно, чтобы ваша страна продолжала идти тем же путем, что идет сейчас. Только в этом случае наши отношения будут развиваться поступательно..." - заявила в своей речи Кэтрин Келлехер - помощник Министра обороны по России, Украине и Евразии в администрации Клинтона. Небезынтересна и постановка вопроса в ее докладе: "Нужна ли Россия Америке?". Как выяснилось, и да, и нет! Поскольку США - первенствующая страна, которая сама решает, кто ей полезен, а кто нет. "Раньше мы были как два скорпиона в банке. Сейчас обстановка изменилась. Путин и Буш все время подчеркивают необходимость стратегического партнерства. Мы стремимся развивать это сотрудничество, хотя конечно, существуют какие-то разногласия. США считают, что Россия вступила в международное сообщество, чтобы гарантировать мировую стабильность, и многое зависит от того, как она себя поведет..."

Оценки по поведению с завидной регулярностью выставляются "старшим товарищем" по борьбе с международным терроризмом и, похоже, наше дело лишь строго следовать ему в кильватер...

Этому вторил и британский профессор Джеффри Тилл - глава военно-исследовательской группы лондонского Королевского колледжа: "...Поначалу Англия пыталась манипулировать Соединенными Штатами, рассуждая: "Мы должны направлять эту тупую страну в нужное нам русло"... Позже мы осознали ведущую роль США, а, с учетом ее могущества, ничего не оставалось, как согласится с ролью Америки как всеобщего лидера... Всех сильно беспокоила растущая мощь Советского флота..."

Здесь, видимо, и следует искать истину! А исторический урок, о котором твердят американцы, состоит в том, чтобы не допустить возрождения России, в качестве великой державы, само понятие которой, как известно, абсурдно без мощного океанского флота.

И такой флот у Советского Союза был благодаря общим усилиям всего народа, которому и в голову не приходило жалеть об этом.



Начало конфликта

Вторая мировая война закончилась, как известно, не ожидаемым воцарением вселенского благоденствия, а откровенной конфронтацией недавних союзников. Соединенные Штаты заявили свои права на мировое лидерство, аргументировав это атомной бомбой, а главное - экономическим могуществом, стремительно возросшим за годы войны. Их основной оппонент - СССР, хоть и добился статуса мировой сверхдержавы, отнюдь не мог похвастаться тем же. Страна лежала в руинах, а принесенные жертвы были колоссальны, особенно в сравнении с "союзниками". Уровень промышленного производства СССР уступал США в примерном соотношении 1: 5, что не являлось секретом ни для одной из сторон. Но даже в этих условиях Советский Союз не счел возможным пренебречь плодами Победы и принял вызов радетелей "великих принципов свободы и прав человека", являвшихся, по словам У. Черчилля, историческим наследием англоязычного мира. Сейчас принято клеймить советское руководство за решение ввергнуть страну, обескровленную войной, в непосильную гонку вооружений. Однако позиция США, начавших интенсивно перестраивать мир по своему образу и подобию, вряд ли оставила бы равнодушным и политика меньшего масштаба, чем Сталин. Даже западные историки не отрицают того, что политической основой начавшейся тогда "холодной войны" стала не пресловутая советская угроза "цивилизованному миру", а Фултонская речь британского премьера образца 1946 года. К моменту утраты монополии на ядерное оружие, Соединенным штатам надлежало гарантировать себе "обладание таким превосходством, такой ужасающей мощью", которые бы исключили саму возможность использования этого оружия кем-либо другим. Подчеркнув опасность недвусмысленной аналогией СССР и фашистской Германии, Черчиль стал идеологом "крестового похода" против "сил зла", который охотно возглавил президент США. "Доктрина Трумэна" (1947 г.) обязывала страну незамедлительно вступать в бой с любыми притязаниями СССР, любой попыткой социального переустройства в любой точке земного шара - уже тогда - "зоне жизненных интересов США".



США - застрельщик состязания

Каждая последующая администрация США рождала новые доктрины. С окончанием Второй Мировой войны широкое распространение получила идея превентивной атомной войны, главной целью которой было запугать СССР, "сделав его более сговорчивым в Европе". В Пентагоне рассчитывали, что, располагая значительным числом бомбардировщиков и кольцом военно-воздушных баз, расположенных в непосредственной близости от границ СССР и государств социалистической ориентации, американские ядерные силы окажутся в состоянии прорвать противовоздушную оборону и уничтожить все намеченные цели. Однако уже в 50-е годы в стратегии "массированного возмездия", принятой администрацией Эйзензауэра (1954 г.), а затем и НАТО в качестве официальной стратегии "щита и меча", основная задача по нанесению ракетно-ядерных ударов возлагалась на ВМС. Роль "меча" при этом исполняли ударные авианосцы и стратегическая авиация США, а под "щитом" подразумевались вооруженные силы стран НАТО, развернутые в Европе. Эта стратегия признавала возможность ведения против Советского Союза исключительно всеобщей ядерной войны.

Развитие флотов США и стран НАТО до середины 50-х годов велось в направлении, традиционном для периода Второй мировой войны. Главной задачей военного руководства этих стран считалось - обеспечение безопасности океанских и морских коммуникаций, связывающих Соединенные Штаты с европейскими и азиатскими союзниками, Они имели на своей территории группировки вооруженных сил, нацеленные против Советского Союза и стран - участниц Варшавского Договора, который образован в 1955 г., в ответ на создание НАТО (1949 г.). Особое внимание уделялось строительству и развитию стратегической и палубной авиации, ударных и противолодочных авианосцев - основы ударной мощи американского флота. Однако с середины 50-х годов флот США стал пополняться атомными подводными лодками. Первая в мире атомная торпедная подводная лодка "Наутилус" была введена в строй в 1955 г. В этом же году было принято решение о создании ракетно-ядерной системы морского базирования "Поларис". А уже через три года США приступили к строительству атомных подводных ракетоносцев, предназначенных для нанесения ударов по наземным объектам баллистическими ракетами с ядерными боеголовками.



СССР принимает вызов

В сложившихся условиях отчетливо наблюдалось настойчивое стремление западных морских держав удерживать подавляющее господство на океанах и морях. Задачей Вооруженных сил СССР являлась способность нейтрализовать ядерную угрозу со стороны потенциального противника. Требовалось заставить его осознать, что Атлантический и Тихий океаны утратили роль защитного барьера, и, в случае развязывания военных действий против Советского Союза или его союзников, возмездие - неотвратимо.

Взгляды советского политического и военного руководства нашли свое отражение в военной доктрине первого послевоенного десятилетия, предусматривавшей ведение широкомасштабной войны на Европейском театре военных действий (ЕТВД). В этой доктрине, несмотря на принятую ранее значительную кораблестроительную программу, приоритет отдавался развитию сухопутных войск и военно-воздушных сил. Сохраняя роль важной части оборонительной мощи страны, наш ВМФ по сути оставался флотом прибрежного действия. Считалось, что цели войны могут быть достигнуты только объединенными усилиями всех видов вооруженных сил при главенствующей роли сухопутных войск.

Середина 50-х годов ознаменовалась переломом в военном деле. Этому немало способствовали рост военно-экономического потенциала страны, опыт войн, а также направленность развития и подготовки флотов стран НАТО. Появление в военно-морском флоте ядерного оружия и атомной энергетики, обусловленное научно-технической революцией, в сочетании с бурным развитием радиоэлектроники и ракетной техники, создание реактивной авиации привели к значительному изменению взглядов на роль и место флота в вооруженной борьбе на море. С этого времени в ВМФ появляются совершенно новые типы и классы боевых кораблей, отвечающие целям и задачам, поставленным перед флотом в изменившейся обстановке. А обстановка менялась стремительно.



США ускоряют темп

Уже в феврале 1960 г. в ВМС США вступила в строй головная атомная подлодка с баллистическими ракетами (пларб) - "Джордж Вашингтон", в ноябре того же года вышедшая на боевое патрулирование в Норвежское море. Началось массовое производство пларб с ракетами "Поларис А-1", а вскоре и усовершенствованным комплексом "А-2" (дальность стрельбы - 2800 км).

В 1961 г. с приходом к власти администрации Кеннеди начался пересмотр военных программ, увенчавшийся резким увеличением военного бюджета. Одним из главных приоритетов стало ускоренное строительство пларб. В рамках дальнейшего создания морских стратегических ядерных сил (МСЯС) в 1961 г. было начато строительство новой серии пларб - типа "Лафайет" (Поларис А-3) в составе 31 единицы. В период с 1961 по 1967 годы наращивание МСЯС США достигло беспрецедентных для мирного времени темпов и масштабов. Особенно высокие темпы отмечались в 1963-1964 гг., когда ежемесячно спускалось на воду по одной пларб.

В ноябре 1965 г. руководством США было принято решение о создании новой системы ракет с разделяющимися головными частями индивидуального наведения, позже названной "Посейдон" (дальность стрельбы ракеты - 4600 км, 10 боеголовок индивидуального наведения по 50 кт каждая). Вскоре под эти ракеты были переоборудованы все пларб типа "Лафайет". Перевооружение последней, 31-ой пларб "Дэниэл Вебстер", было завершено в сентябре 1978 года.

Это ли не доказательство, что в основе политики Соединенных Штатов неизменно оставался курс на военное превосходство. Угроза нашей стране с морских направлений неуклонно возрастала.

Началась коренная перестройка ВМФ СССР и превращение его в океанский, ракетно-ядерный. В военной доктрине государства военно-морской флот, по мере роста его оперативных и боевых возможностей, обретал всё большую значимость. Изменялись и его главные задачи. На передний план выдвигалась задача борьбы с авианосными ударными соединениями, а с начала 60-х годов - атомными ракетными подводными лодками, вооруженными межконтинентальными баллистическими ракетами.

К началу 70-х противоборствующие системы продолжали вкладывать колоссальные финансовые средства в масштабные программы по модернизации и созданию новых образцов и видов оружия, гонка вооружений проникала и в космическое пространство. Инициатором при этом, по-прежнему выступали ведущие страны Запада. В лексиконе военно-политического руководства США по отношению к Советскому Союзу преобладали выражения типа: "устрашение", "сдерживание", "неотвратимость возмездия" и пр., смысл которых сводился к одному - нанесению упреждающего ядерного удара. Эта задача оставалась главной для "триады" американских СЯС, в составе которой ВМС обладали наибольшей живучестью, боевой устойчивостью и универсальностью при решении задач в ядерной войне.



США - Упор на качество

В 1967 г. Институт оборонных исследований США пришел к выводу, что уязвимость американских стратегических наступательных сил наземного базирования слишком высока. В качестве возможного решения проблемы было предложено создать "Систему ракет дальнего действия подводного базирования". В том же году начался первый этап разработки такой системы, получившей позднее название "Трайдент". По этой программе создавалась новая пларб типа "Огайо", а также ракеты нового поколения "Трайдент-1" (дальность стрельбы - 7200 км.) и "Трайдент-2" (дальность стрельбы до 11000 км.). Одной из главных конструктивных особенностей лодок этого типа являлось увеличение количества пусковых установок до 24. Уже в октябре 1981 г. головная пларб "Огайо" была сдана ВМС. Первый выход на боевое патрулирование состоялся в декабре 1982 г. на Тихом океане. Одновременно со строительством новой пларб в 1978-82 гг. под ракеты "Трайдент-1" были переоборудованы 12 пларб типа "Лафайет". В 1988 г. в боевом составе ВМС США находилось уже 8 пларб типа "Огайо". Каждая лодка этого типа по своим боевым возможностям превосходила десять пларб, вооруженных ракетным комплексом "Поларис". Эти корабли имели более низкий уровень шумности, большую, глубину погружения, более совершенные гидроакустические комплексы и повышенную автономность (до 90 суток).

Качественные изменения в составе ракетных и многоцелевых подводных лодок США выразились - в строительстве серии пларб типа "Огайо"; довооружении многоцелевых подводных лодок типов "Стерджен" и "Лос-Анджелес" крылатыми ракетами "Гарпун" и "Томагавк"; закладке новых подводных лодок типа "Си Вульф", предназначенных в основном для действий в Арктических районах. Это позволило ВМС США резко повысить универсальность и эффективность действий подводных сил. Таким образом, новая и просуществовавшая вплоть до 1994 года "стратегия прямого противоборства", в рамках которой реализовывалась и военно-морская стратегия, продолжала оказывать решающее влияние на всю военно-политическую обстановку в мире. Суть этой стратегии заключалась в реализации концепции "передовых рубежей", т.е. в повышении роли ВМС США и НАТО в проведении американской внешней политики, в придании глобального характера противодействию Советскому Союзу на морских и океанских театрах военных действий, а также в активизации деятельности ВМС НАТО у советского побережья.

Материализация военно-морской стратегии США проходила при постоянном совершенствовании и наращивании глобальной комплексной системы освещения обстановки (подводной, надводной, воздушной, космической), созданной в послевоенный период. Подводную обстановку в акваториях Атлантического, Тихого океанов и прилегающих к ним морей начали освещать постоянно-действующие системы "СОСУС", "АУСС", "РДСС" и другие. К примеру, система "СОСУС", действующая с середины 60-х годов, позволяет обнаруживать, классифицировать и определять местоположение морских объектов и охватывает акваторию до 50 млн. кв. км.

Помимо стационарных систем дальнего гидроакустического обнаружения ВМС США развернули подвижную систему: корабельные и лодочные буксируемые антенны, авиационные якорные радиоакустические буи и др. Обе системы объединены сетями региональных центров и главным центром обработки данных. Они позволяют выявлять местонахождение подводных лодок в Атлантическом и Тихом океанах и вести за ними скрытное наблюдение.

Огромный пространственный размах морских районов, из которых вероятный противник мог использовать ядерное оружие с подводных лодок по территории СССР, разветвленные системы обеспечения их действий, постоянно действующая стационарная и маневренная системы наблюдения возвели задачу противолодочной борьбы в ранг общегосударственной. В то же время у нас практически отсутствовали стационарные средства наблюдения за иностранными подводными лодками не только в океанской зоне, но и в своих морях, а эффективная система управления своими лодками только начала формироваться.

Однако рост экономического могущества Советского Союза и его союзников и научно-технический прогресс создали все условия для успешного противостояния самым могущественным странам Запада в пресечении их монопольного права на использование Мирового океана. Угроза СССР с морских и океанских направлений была значительно снижена. Однако время, отпущенное историей на существование великой страны, заканчивалось, а с ее падением был обречен и Военно-морской флот СССР.

Сегодняшние раздумья

Вновь возникает вопрос - А существовала ли реальная ядерная угроза нашей стране и союзникам со стороны Запада? Или его военно-морские армады, оснащенные современнейшими средствами уничтожения, были созданы исключительно для морских парадов и торжеств по случаю национальных праздников и инаугураций? Отнюдь, они создавались для активного проведения политики и по сей день являются ее эффективнейшим инструментом, учитывая, что две трети земного шара покрыты водой, и такая же часть населения планеты проживает в 100-километровой зоне океанского побережья.

Объясняя кризисность сегодняшнего положения России, стало едва ли не традицией - в очередной раз лягнуть руководство бывшего СССР, оставившего нам печальное наследие в экономике и, конечно же, совершившего несметное количество ошибок в вопросах строительства Вооруженных Сил. Не особо утруждая себя объективным анализом и оценкой международной обстановки тех лет, "эксперты" огульно обвиняют давно почивших руководителей за непомерные жертвы "Молоху ВПК". Их главный аргумент - "Разве можно обрекать на голод и лишения страну в угоду политическим амбициям политиканов?" Несомненно, действия государственных мужей должны быть взвешены, просчитаны и соответствовать национальным интересам. Причем, за все установлена мера ответственности. Неужели в современной России, особенно "ельцинского разлива" все это наблюдалось в большей мере, а главное - с учетом интересов народа. Абсурд! Не меньший, чем попытка слепо подражать во всем, без исключения, новому кумиру и признанному "оплоту демократии" - Соединенным Штатам. Сегодняшние исторические опусы, издаваемые огромными тиражами на гранты "независимых заказчиков" лишний раз "укрепляют" здравомыслящего читателя во мнении, что "невинные овечки-миротворцы", каким зачастую представляется политическое руководство США, использовали могучую ракетно-ядерную систему лишь в качестве дополнительного аргумента для мирной полемики с "твердолобыми коммунистами". Хочется лишний раз отослать этих "историков"... к известному ряду: Нагасаки, Хиросима, Корея, Вьетнам, Камбоджа, Ливан, Гренада, Панама, Ирак, Югославия и пр. до бесконечности.

Жаль, что многие так и не поняли, что как только наша страна утратила былую силу, отдав безопасность народа на откуп недоброй воле "перестройщиков", заговоривших терминами западных дипломатов, она обрекла себя на распад и катаклизмы, которым "несть числа" и по сей день.



ВМФ - Роль личности

Рассуждая о роли личности с положительным знаком, невозможно не отметить заслуги выдающихся главкомов нашего ВМФ: адмиралов флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова и С. Г. Горшкова в деле созидания морского могущества СССР, бросившего вызов гегемонии США на океанских просторах. Увы, в случае с первым, морская политика государства в силу политической структуры общества оказалась в чрезмерной зависимости от малокомпетентного мнения партийного лидера. Тем важнее сознавать, что не будь оппонентом Н. С. Хрущева, росчерком пера отправлявшим на слом новейшие крейсера под благородным предлогом заботы о многострадальном народе, столь авторитетная фигура как Адмирал Н. Г. Кузнецов, последствия их столкновений могли бы стать более губительными для флота.

С. Г. Горшкову было значительно легче и не только потому, что он был близок к брежневскому руководству, которым "умело манипулировал" для достижения поставленных целей. Только добившись возможности наносить ракетно-ядерные удары по территории Соединенных Штатов, можно было свести на нет военно-морское превосходство потенциального противника. Это в значительной мере подтверждают недавно опубликованные и основанные на обширном документальном исследовании статьи: "Несостоявшийся ВМФ СССР в конце 20 века" профессора, капитана 1 ранга В. П. Кузина и "Феномен Горшкова" - капитана 1 ранга С. В. Чернявского (ЦВММ). И несомненной заслугой С.Г.Горшкова является то, что именно при нем Советский флот стал океанским, что, в значительной степени, позволило нейтрализовать угрозу с моря и обеспечить национальную безопасность. И тот факт, что сегодняшние возможности российских МСЯС покоятся исключительно на советском наследии, яркое тому подтверждение.



Пики "Холодной войны"

Главной причиной поддержки, полученной С. Г. Горшковым для реализации своих планов со стороны политического руководства, американцы традиционно считают унижение, испытанное Советским Союзом в ходе Карибского кризиса 1962 г. и последовавшее устранение Н. Хрущева - убежденного противника наступательного флота. Наши историки, как правило, подают драматические события тех дней, поставивших мир на грань. Третьей Мировой войны, как образец политической дальновидности, здравомыслия и способности обеих сторон к компромиссу. Как бы то ни было, войны удалось избежать, вторжение на Кубу не состоялось даже после того, как СССР убрал оттуда свои ракеты. Американцы, выполняя условия договоренностей, точно также поступили со своими ракетными установками в Турции. Однако новые свидетельства о Карибском кризисе 1962 г. подтверждают мнение, что чем больше мы узнаем, тем более опасным он представляется. Приведенные факты зачастую демонстрируют ту степень небрежности, с которой порой принимались решения высочайшего уровня, как в Москве, так и в Вашингтоне, и чрезвычайно тонкую грань, на которой возобладал здравый смысл, позволивший не скатиться в пропасть мировой войны.

Оценивая опасность, нависшую тогда над планетой, бывший заместитель директора по оборонной политике и контролю над вооружениями при Совете национальной безопасности США капитан 1 ранга Джозеф Ф. Бучард, отмечает, что, по всей видимости, высшее руководство обеих стран не вполне сознавало положение, в котором оказались их командиры в море. В то же время эти командиры, порой, даже не догадывались о намерениях своего политического руководства, невольно создавали предпосылки для катастрофических недоразумений.

Подобные откровения вызывают неприятное чувство, что предотвращенная катастрофа стала скорее результатом везения и удачи, нежели высокого профессионализма, избыток которого не наблюдался в должной мере, ни у одной из сторон. Более того, по мнению аналитиков, зачастую именно профессионализм, не ограниченный жесткими политическими рамками, способствует обострению кризисов, а значит, может привести к войне.

Далекая от идеалистических высказываний, больше свойственных русским, американская сторона продолжает деловито искать исторические подтверждения закономерности своей победы в "холодной войне", вежливо соглашаясь с российскими коллегами, предпочитающими утверждать, что не что иное, как профессионализм личного состава противоборствующих флотов, спас мировое сообщество от неминуемой мировой войны.

Крупнейшим испытанием советско-американских отношений на море после Карибского кризиса стал конфликт, последовавший за арабо-израильской войной 1973 г. В очередной раз Средиземное море стало ареной жесткого противоборства систем. Ядерные боеголовки крылатых ракет советских субмарин вновь оказались нацелены на корабли 6-го флота США. Задача сдерживания Израиля и оказания поддержки дружественным арабским странам была с честью выполнена СССР. На этот раз, по признанию самих американцев, Советский флот, невзирая на малочисленность, бесспорно, вышел победителем. Американцев продолжало лихорадить после поражения во Вьетнаме, их ВМС переживали кризис, и США молчаливо согласились с советским военно-морским присутствием в регионе. Несмотря на угрозу "жизненно важным" линиям коммуникаций с союзниками по НАТО, Соединенные Штаты проглотили и создание Москвой ее собственных коммуникаций с арабскими союзниками сквозь воздушное пространство одного из членов НАТО - Турции. Именно в силу сложившихся обстоятельств администрация Никсона была вынуждена обратиться к союзникам по НАТО увеличить их долю в общем финансовом бремени.



Сотрудничество - Соперничество

Отмечая достойную службу моряков обеих сторон в период "холодной войны", нельзя не посетовать на явный пробел в научной литературе, где до сих пор отсутствует сбалансированный, систематический, а главное - двусторонний анализ российских и американских военно-морских историков. Здесь, как никогда кажется уместным, робкий призыв объединить силы российских и американских специалистов в деле расширения военно-морского сотрудничества в будущем.

Предтечей такого сотрудничества, в далеком 1972-м году, стало советско-американское Соглашение "О предотвращении инцидентов на море". К этому времени флоты сверхдержав стали встречаться в открытом море с завидной регулярностью. Участились случаи опасного маневрирования кораблей, облетов самолетами и даже столкновений боевых кораблей. Американский аналитик Войтех Мастны (координатор международного проекта "Параллельная история НАТО - Варшавский договор") сетует: "Стоит вспомнить скорее о его недостатках, чем о достижениях. Соглашение узаконило не только опасные методы обоих флотов, но и советское утверждение, повторяемое всеми русскими, но подвергавшееся сомнению на Западе, что Россия всегда была морской державой, а отнюдь не сугубо сухопутной...".

Увы, но так называемая "континениальность" России остается излюбленным западным постулатом. Подтекст ясен - "исторически сухопутной" державе нечего делать на море. Почему же нашим противникам всегда хотелось запереть Россию в сухопутных пределах и почему США упорно продолжает считать Россию континентальной страной?

Адмирал Карлайл Трост: - Возможно из-за политического недопонимания. К тому же, мы всерьез опасались вашего флота...

Профессор Джеффри Тилл: - США - морская держава, потому что мы зависим от морей, в отличие от России, которой ничего не надо ввозить морем. Нам же приходится охранять морские коммуникации...



Великой может быть лишь морская держава!

Для России, морские границы которой превышает 14000 км, а богатства шельфа вызывают нездоровый ажиотаж "заинтересованных" сил, потеря военно-морским флотом способности решать свойственные ему задачи на океанских направлениях, а именно к этому все и движется, неминуемо приведет к катастрофическим последствиям - утрате контроля над собственными богатствами, а в перспективе и территориальной целостности. Флот должен быть сбалансирован в соответствии с национальными интересами и экономическими возможностями страны.

В отличие от Советского Союза Россия уже не является сверхдержавой, равной по мощи Соединенным Штатам. В результате острейшего социально-экономического и политического кризиса, охватившего страну в 90-е годы, возникла колоссальная асимметрия между Москвой и Вашингтоном. Задача последнего - не допустить появления в текущем столетии равного по силе противника. В то же время России остается единственной страной, способной с помощью ядерного оружия физически уничтожить США. По окончании "холодной войны", Россия унаследовала от СССР режим двустороннего (с США) контроля над вооружениями. Однако, объявив 13 декабря 2001 г. о выходе из Договора по ПРО, администрация Буша-младшего дала понять, что США больше не намерены сохранять видимость стратегического паритета. Похоже, это и явилось последней точкой в истории "холодной войны".

Продолжая курс на абсолютное военное превосходство, Вашингтон не намерен признавать Москву, Пекин или кого-либо еще равным себе по стратегическому статусу. Количественные сокращения ядерных вооружений (до 3800 развернутых боезарядов в 2007 г. и 1700-2200 боезарядов в 2012-м) позволяют стратегическим силам (СЯС) США оставаться на уровне, необходимом для ведения ядерной войны против России. Хотя такая война считается маловероятной, состав и структура американских СЯС позволяют осуществить любой вариант нанесения ядерных ударов по России в рамках интегрированного плана СИОП, включая и упреждающий.

В подобном контексте, суверенное право России на возвращение себе роли великой державы, что, как известно, невозможно без развития флота, воспринимается США как вызов их безраздельному господству, в том числе на море. Американские теоретики спешат предостеречь. Так, в свое время, бурный рост советского ВМФ сравнивался с вызовом, брошенным имперской Германией британскому морскому владычеству. "И если бы "холодная война" когда-либо перетекла в Третью Мировую, это скорей всего, произошло бы не на земле или в воздухе, а на море, и историки вспоминали бы Горшкова как своего рода Альфреда фон Тирпица. Если конечно было бы кому вспоминать! Так что в этом смысле, исход "холодной войны" был действительно предрешен на море..." - продолжает комментировать ситуацию уже известный У. Мастны.



Конец соперничества?

Отчего же "советские военно-морские амбиции", в конце концов, потерпели крах? По бытующему в США мнению, ключевую роль в этом сыграло принятие администрацией Рейгана "Новой Морской стратегии". Ключевым элементом этой стратегии стало использование военно-морских сил, вооруженных обычным оружием, для создания угрозы наземным ракетным базам СССР и в прибрежной зоне, куда переместились позиции советских пларб с началом 80-х, в связи с ростом дальности полета их баллистических ракет.

Новая Стратегия, провозгласившая создание флота из 600 кораблей, в отличие от своих предшественниц (хранившихся в глубокой тайне) была широко разрекламирована, с явным расчетом на психологический эффект, что делает ее подозрительно похожей на пресловутый план СОИ (Стратегическую оборонную инициативу). Видимо, попытка ввести противника в заблуждение была стандартным приемом рейгановской администрации. Новая стратегия вызвала значительные противоречия как в США, так и за границей.

По мнению британского аналитика Эрика Гроува она ознаменовала "ренессанс уверенности в собственных ВМС", последовавший за двумя десятилетиями финансовой строгости и стратегических сомнений.

Роберт С. Вуд (военно-морской колледж США) утверждал, что Новая стратегия грозила перенести войну в "дом врага во всех его морских перифериях", включая Северный и Южный фланги ЕТВД и Тихоокеанский регион. Несмотря на оптимистические оценки успеха военно-морских учений НАТО проведенных в норвежской зоне в соответствии с новыми принципами, появились критики, утверждавшие, что эти действия были чересчур провокационны, отрабатываемые сценарии маловероятны, а корабли подвергались чрезмерному риску. Оказалось также, что фактический уровень американского боевого опыта в суровых северных условиях весьма ограничен. За весь период 80-х действия АУГ в этих водах не составили и 100 дней.

Особую проблему вызвала настороженность, с которой встретили Новую Стратегию норвежцы. Бывший министр обороны Йохан Холст заявил в1986 г., что его позиция может показаться "чересчур двойственной", но если в 60-е и 70-е годы Норвегия выражала глубокую озабоченность тем, что оставалась "позади боевых порядков" мощного советского Северного Флота, теперь Холст сожалел о том внимании, которое уделяли Северному флангу американские морские стратеги. Бывший министр заявил, что присутствие НАТО в скандинавских водах должно происходить с "разумной частотой", поскольку наступательный акцент Новой Стратегии способен вызвать ненужную "напряженность" в отношениях с Советским Союзом и нарушить традиционную политику Норвегии - избегать провокаций в адрес соседа.

Новая Морская Стратегия никогда не была формально принята в качестве национальной стратегии США. Однако ее невозможно отделить от агрессивной военной политики Р. Рейгана, бросившего вызов экономическим возможностям и политической воле советского руководства на завершающем этапе "холодной войны". Историки, вероятно, еще долго будут обсуждать роль, которую сыграла стратегия Рейгана в неожиданном крахе Советского Союза и Варшавского договора в 1991 г.

Однако, как бы ни хотелось американской стороне обнаружить свидетельства прямой зависимости ускорения распада СССР от роста могущества ВМС США, первопричиной краха советской системы стало изменение политического курса страны горбачевским руководством, а анализ его мотиваций выходит за пределы данной статьи. Как флотский офицер могу лишь заметить, что свертывание "агрессивных" советских военно-морских программ стало не результатом "шока и трепета" перед лицом растущей военно-морской мощи США или экономического перенапряжения в результате дорогостоящих программ развития ВМФ, а тем более, технологического отставания СССР. К моменту развала Союза отставание от США, к примеру, в области гидроакустики и шумности подводных лодок было практически ликвидировано, а по ряду позиций наша наука вышла вперед. Соответствующие наработки той поры до сих пор успешно используются уже российским ВПК.



Помни войну!

Возвращаясь на "поля сражений" "холодной войны на море" стоит согласиться с теми, кто считает, что особенно опасной в этой войне была, т.н. "серая" зона, где океанские флоты сверхдержав методично бросали вызов друг другу в обстановке редкой концентрации военно-морской мощи, щедро приправленной как обычным, так и ядерным оружием. Опасность заключалась и в обманчивости "нейтрального" характера этих вод, отличных от четко обозначенных зон национального суверенитета. Обе сверхдержавы разделяли ответственность за создание этой опасности, постоянно совершенствуя ядерное оснащение своих флотов. Учитывая господствовавшую тогда иллюзию об эффективности ядерного сдерживания, остается признать это весьма прискорбным явлением.

Адмирал Вильям Студеман (в прошлом - начальник военно-морской разведки и глава Совета национальной безопасности США, а в 1992-1995 гг. - заместитель директора ЦРУ) в завершение майской конференции заявил: "Мы коснулись лишь малой толики проблем, и о многом еще ничего не сказано...Мы всегда воспринимали Россию очень серьезно, у нас к вам огромное уважение, которое мы испытываем и сейчас... Мы никогда не считали русских врагами, очень уважали советских подводников, и внимательно следили за развитием Советского флота. Помню нас здорово потрясло, когда мы узнали, что советские подлодки обрели возможность подводного старта ракет... Было здорово, когда вы были в море. Мы славно играли друг с другом, и нам сейчас очень вас не хватает..."

А уж как мы соскучились! Остается надеяться, что наше вынужденное отсутствие на океанских просторах не вечно. Однако сегодняшнее положение ВМФ, совершенно не отвечающее требованиям гарантированной защиты наших границ с морских направлений, попросту плачевно! Неопределенность политического, экономического и социального положения России не позволяет предаваться даже грубым прогнозам на ближайшую перспективу. Ясно лишь одно - России флот нужен. История убедительно показывает, что государства, имевшие значительный морской флот, намного быстрее других развивались в экономическом отношении. 70-80 годы прошлого столетия были поистине пиком могущества нашего Военно-Морского Флота. И не случайно это время совпало с пиком авторитета советского государства на международной арене.

В средствах массовой информации нередко можно услышать заявления ряда политических деятелей, в том числе на государственном уровне, о том, что угрозы со стороны морских направлений для нас уже не существует. Так ли это? Руководство ведущих стран мира, прекрасно понимая роль ВМС в будущих войнах, повседневно заботится об их развитии. К примеру, суммарный боевой потенциал ВМС США за прошедшее десятилетие возрос почти в два раза. При этом около 90 процентов боевых кораблей - корабли океанской зоны, способные длительное время вести активные боевые действия на больших удалениях от постоянных мест базирования в любых районах Мирового океана.

Продолжают укреплять и совершенствовать военно-морские компоненты своих вооруженных сил и другие страны НАТО, не говоря уже о Японии и Китае, боевой потенциал которых угрожающе растет, наряду с сохраняющимися территориальными претензиями.

Не могут оставить безучастными и последовательные шаги США и их союзников в деле приближения передовых рубежей НАТО к российским границам. За этим стоит очевидное стремление поскорее закрепить в свою пользу геостратегические и геополитические изменения в мире, вытеснив Россию из исторически сложившихся сфер ее влияния. В то же время любое действие, связанное с интеграцией стран - бывших союзных республик, вызывает истерию западных СМИ по поводу "возрождения империи". Весьма логичным со стороны нашего руководства стали бы действия, исходящие, прежде всего, из долговременных национальных интересов, подкрепленных солидной экономической базой. Экономика нашей страны традиционно имела и имеет сильную морскую составляющую, которая определяется богатейшими ресурсами прибрежных морей, морскими и океанскими коммуникациями.

Рано или поздно предстоит решать вопрос с Норвегией о так называемой "серой зоне" Баренцева моря. Не вполне ясна и позиция российского руководства по поводу "подаренного" Соединенным Штатам в 1990 г. тогдашним руководителем МИД СССР - Э. Шеварднадзе спорного участка континентального шельфа Берингова моря. Если у России не будет сильного ВМФ, защищать оставшиеся богатства будет некому. Это чувствуется уже сейчас, когда норвежские корабли береговой охраны, постоянно ужесточая режим контроля, создают угрозу российскому рыболовству на Севере. После того как в 1995 г. Норвегия сняла добровольные ограничения на заходы иностранных военных кораблей в свои порты, а также на участие в маневрах вооруженных сил иностранных государств, включая полеты авиации стран НАТО восточнее 24 меридиана, в регионе сохраняется неадекватно высокий уровень военной активности. Ежегодными стали крупномасштабные учения ВМС НАТО в непосредственной близости от границ России. По словам начальника штаба сухопутных войск генерала Р.Хаугена "содействие проведению учений на Севере Норвегии с участием иностранных войск уже стало национальной политикой". Сценарий учений, как правило, стандартен: две страны вступают в вооруженный конфликт за обладание нефтеносными участками на шельфе Баренцева моря (!) ВМС НАТО осуществляют миротворческие функции для прекращения военного конфликта...

Что же говорить тогда о старших партнерах по НАТО? С приходом к власти администрации Буша-младшего США вообще отвергают ставку на многосторонние действия. С точки зрения республиканцев, для обеспечения американского лидерства не требуется опоры на международный консенсус. Отныне США предпочитают действовать самостоятельно. Союзники требуются главным образом для создания видимости коалиции, тем более, что американские союзники не имеют альтернативы - они вынуждены поддерживать Соединенные Штаты, поскольку не в состоянии действовать самостоятельно, а тем более - вопреки Вашингтону. Если перед проведением операции в Афганистане США заручились соответствующими резолюциями Совета Безопасности ООН, то в случае с Ираком этим демонстративно пренебрегли, ограничившись декларациями о мифических запасах химического оружия. Таким же образом Соединенными Штатами были приняты решения о направлении своих сил на Филиппины, в Йемен и Грузию. Так что, если потребуется начать интервенцию, обосновать ее можно будет и позже, если понадобиться, конечно.

Как тут не вспомнить бессмертные крыловские строки - "У сильного всегда бессильный виноват...". Весь ход происходящего в мире сегодня это лишний раз подтверждает. Стоит ли об этом забывать? Невольно напрашивается и другой вопрос - кто, вообще, сказал, что "холодная война" кончилась?



Источник: "Защитники Отечества", Архангельский областной краеведческий музей, 2005.

http://www.pobeda.ru/content/view/3537/21/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме