Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

На перехват американских атомных субмарин

Виктор  Прозоров, Независимое военное обозрение

28.07.2006


В 1960-е годы на Тихоокеанском флоте только дизельные подлодки могли эффективно противодействовать военно-морским силам США …

Когда в отечественных СМИ заходит речь о подплаве советского ВМФ 1960-х - конца 1980-х годов, почти исключительно говорится об атомных кораблях. Однако в тот период, на который, кстати, пришелся пик холодной войны, интенсивно действовали и дизельные подводные лодки. В том числе, разумеется, Тихоокеанского флота.

Так, когда в 1962 году разразился кубинский кризис, он, конечно, непосредственно затронул наши "европейские" флоты - Северный, Балтийский, Черноморский. Однако ТОФ также находился в повышенной боевой готовности (между прочим, даже проводилась запись добровольцев для помощи Кубе). Его дизельные подлодки (атомные еще не поступили), например, были развернуты в назначенных районах для выполнения поставленных задач.


Подготовка к боевой службе


В чем они заключались? Дело в том, что по мере повышения активности ВМС США на театре все более актуальной становилась проблема противодействия усиливающейся угрозе стране с океанских направлений. Однако возможности ТОФа в этом плане были весьма ограниченны. Поэтому основная нагрузка легла на дизельные подлодки, и прежде всего на средние ПЛ проекта 613. Они были должны выявлять зоны боевого патрулирования американских атомных подводных ракетоносцев и других иностранных субмарин, обнаруживать и осуществлять слежение за авианосцами. Попутно проводилась отработка тактики одиночных и групповых действий ПЛ, осваивались новые районы плавания.

Эффективность выполнения этих задач соответствовала боевым возможностям, заложенным в проекты подлодок, но не могла в полной мере удовлетворять потребностям флота. Вместе с тем следует отметить, что действия этих ПЛ, с одной стороны, позволяли преодолевать неуверенность и даже кое у кого страх перед океаном и непосредственным контактом с силами противника, а также развивали у командования, штабов бригад, командиров и экипажей субмарин океаническое мышление, с другой - не позволяли противнику бесконтрольно господствовать в глубинах Тихоокеанского театра.

Вначале походы дизельных ПЛ на полную автономность (30 суток) назывались "автономками". Термин "боевая служба" появился позднее. В такие походы назначались подлодки, отработавшие полный курс боевой подготовки, технически исправные, со сроками проведения всех регламентных и ремонтных работ, не истекавшими до окончания "автономки". ПЛ, отправлявшаяся в поход, тщательно готовилась в пункте базирования: доукомплектовывался экипаж, пополнялись до полных норм боекомплект торпед, запасы топлива, пресной воды, ЗИП, продовольствия и др.

В боекомплект торпедного оружия подлодки входили 22 торпеды, в том числе две со специальными боевыми частями (сегодня это уже не представляет секрета). С учетом таких торпед ПЛ, хоть и дизельные, представляли грозную силу.

На продовольствии и вещевом имуществе остановлюсь несколько подробнее - это, полагаю, будет интересно читателям, особенно незнакомым со спецификой службы подводников. На дизельных ПЛ имелись небольшие холодильные камеры, объемы которых позволяли загружать свежие продукты (мясо, овощи, фрукты и др.) всего на трое суток. В течение остальных двадцати семи экипажи питались в основном консервами. Вместо хлеба выдавались черные и белые сухари. Можно только удивляться способностям наших коков, умудрявшихся из такого "набора" готовить разнообразные и вполне приемлемые по вкусовым качествам блюда. Много позднее появились консервированный сырой картофель в банках, белые батоны и буханки черного хлеба, запаянные в целлофан. В проекте ПЛ не было предусмотрено мест для хранения продовольственных запасов на полную автономность, поэтому все более или менее пригодные для этого пространства помещений корабля за магистралями, трубопроводами, приборами буквально забивались коробками, банками, мешками.

Специального обмундирования для автономных походов тоже не было. В качестве такового использовалось поначалу обычное солдатское белье. Сейчас как в дурном сне (и не без смеха) вспоминаются матросы и офицеры ПЛ в белых кальсонах, неровно обрезанных ножницами наподобие шорт, и с кусками обрезков от этих же кальсон на шее в качестве полотенец для вытирания пота. Понятно, во что превращалась такая "экипировка" через несколько суток у мотористов и трюмных машинистов. Длительные походы в южных широтах показали, что одежда подводников не подходит для плавания в жарком климате. Поэтому во второй половине 60-х годов на ПЛ стало поступать разовое белье (не подлежащие стирке майки и трусы) и тропическая форма, что существенно улучшило бытовые условия пребывания на боевой службе.

Несколько слов о комплектовании экипажей подводных лодок. Существовало жесткое требование: на ПЛ отбирать призывников с образованием не ниже среднего. Только в рулевые-сигнальщики разрешалось набирать матросов с семью классами школы. Ни о каких неуставных взаимоотношениях в экипажах лодок мы понятия не имели. И никаких случаев национального унижения или этнической групповщины на ПЛ в то время никогда не было и быть просто не могло (насколько мне известно, не отмечалось ничего подобного и в последующем, нет и сегодня на атомных субмаринах). Воспитание и подготовка матросов наряду с офицерами возлагались на старшин команд, которые, как правило, были сверхсрочниками с богатейшим опытом службы на ПЛ. От подъема и до отбоя они находились (по графику очередности и смены) со своими подчиненными.

После доклада командира о готовности к походу совершался контрольный выход лодки в море под руководством командира или начальника штаба бригады с участием офицеров штаба. На этом выходе проверялась готовность ПЛ и ее экипажа к решению предстоящих задач. По возвращении устранялись выявленные замечания, загружались свежие продукты и докладывалось в штаб эскадры о готовности корабля к походу. Учитывая отсутствие должного опыта первых походов и важность выполнения поставленных задач, ПЛ обязательно проверялись еще и штабом флота. Для этого лодка переходила во Владивосток, где и проводились окончательная проверка готовности к походу, инструктаж командира и офицеров специалистами штаба ТОФа, вручались пакет с заданием на поход, разведывательная карта с данными об обстановке на театре и по маршруту. Затем ПЛ выходила в залив Петра Великого, где ей назначалась точка погружения, откуда начиналось выполнение боевой задачи. Если командир отправлялся в "автономку" первый раз, то на ПЛ командировывался комбриг или начальник штаба, которые были старшими на походе и наравне с командиром несли командирскую вахту.

Через два моря - в третье


Маршрут похода проходил из Японского моря через Корейский пролив в Восточно-Китайское море. ПЛ днем следовала в подводном положении, ночью - в надводном с подзарядкой аккумуляторной батареи. К Корейскому проливу подходили с началом темного времени суток и форсировали его в надводном положении по более глубоководному западному проходу, где несли дозорную службу сторожевые корабли и катера ВМС Южной Кореи. Однако в районе пролива постоянно находилось множество рыболовецких судов, что позволяло ПЛ маскироваться под гражданское судно.

Темного времени было достаточно для форсирования пролива и выхода в Восточно-Китайское море, где большие глубины давали возможность ПЛ погрузиться. Далее маршрут пролегал через один из проходов между островами Рюкю в Филиппинское море. Именно там, в северной и центральной его частях, назначались районы для поиска ПЛАРБ США. В районе действий "нарезались" подрайоны поиска и зарядки аккумуляторной батареи. Режим поиска был трехсуточным: трое суток патрулирование в подводном положении в назначенном подрайоне, затем всплытие в темное время суток, зарядка аккумуляторной батареи, с рассветом погружение и скрытный переход в следующие подрайоны поиска. Уровень шумности дизельных ПЛ был существенно ниже, чем у американских подводных ракетоносцев, что повышало вероятность обнаружения последних. Кроме этого, на каждую ПЛ, выходившую в автономный поход, прикомандировывалась группа отряда специального назначения (ОСНАЗ), которая осуществляла прослушивание сетей боевого управления ВМС США и других стран, перехват и расшифровку радиосигналов и радиопереговоров.

Одной из важнейших составляющих успеха деятельности ПЛ являлась ее скрытность, которой уделялось важнейшее внимание как на этапе подготовки, так при переходе и на патрулировании. Основную опасность для подлодок, находящихся в надводном положении, представляла базовая противолодочная авиация ВМС США, от которой не спасало и темное время суток, так как самолеты вели поиск с помощью РЛС. Станции обнаружения работы РЛС на субмаринах позволяли определять носитель (самолет или корабль), приблизительное направление на работающий радиолокатор и по мощности сигнала оценивать дальность до носителя. Эта, хотя и скудная, информация при грамотном ее использовании часто спасала от обнаружения ПЛ срочным погружением.

Хочу отметить, что маневру "срочное погружение" на бригадах дизельных подлодок ТОФа уделялось самое тщательное внимание при отработке задач боевой подготовки. К примеру, на моей бригаде ПЛ существовал установленный командиром соединения порядок: экипаж после сдачи первой (организационной) задачи не выпускался в море до тех пор, пока не будет произведено 100 срочных погружений в бухте (благо глубины позволяли). Для этого лодка выходила на середину бухты и как поплавок ныряла вверх-вниз вначале без хода, потом на ходу и так до использования запаса воздуха высокого давления. Затем запускались компрессоры, воздух пополнялся до полного запаса, и процесс продолжался до достижения цифры 100. Таким образом отрабатывался до автоматизма этот сложный и важнейший маневр как полным экипажем по боевой тревоге, так и отдельно каждой боевой сменой, что позволяло успешно уклоняться ПЛ на боевой службе от обнаружения иностранными самолетами.

Возвращались лодки из района боевой службы первоначально вокруг Японии через проливы Южных Курильских островов, пролив Лаперуза в Японское море и далее в базу. Однако такой обратный маршрут "съедал" значительную часть автономности ПЛ, и в дальнейшем возвращение осуществлялось через тот же Корейский пролив. Это позволяло ПЛ больше времени действовать в районе боевого предназначения.

По мере накопления опыта автономных походов одиночных лодок была поставлена задача их группового применения. Под групповым применением ПЛ в океанской зоне подразумевались самостоятельные действия нескольких ПЛ в смежных районах патрулирования. Такими поисковыми действиями перекрывалась значительная площадь района возможного нахождения американских ПЛАРБ. В этом случае переход до Корейского пролива субмарины совершали самостоятельно. Перед Корейским проливом назначалась точка встречи, после чего пролив форсировали совместно и дальше до точек погружения каждой ПЛ. От точки погружения в свои районы лодки следовали самостоятельно.

Такой способ налагал большую ответственность на управляющий штаб по обеспечению взаимной безопасности подводных лодок. Были случаи, когда штаб флота, получив информацию о переходе авианосной ударной группы (АУГ) ВМС США, перестраивал субмарины в завесу (форма построения ПЛ в районе для боевого применения) в полосе вероятного движения АУГ. Эта форма построения группы лодок является сложнейшей как с точки зрения обеспечения безопасности ПЛ в завесе, так и при управлении ими. Дело в том, что подлодки в завесе должны следовать синхронно, выдерживая заданные интервалы, курс, скорость и глубину погружения. Надо сказать, что основным способом определения места субмарин в те времена был астрономический (по звездам) при нахождении ПЛ в надводном положении. Его точность целиком зависела от профессионального мастерства штурмана, чтобы надежно удерживать место в завесе. Но способ действий ПЛ в завесах применялся, как правило, успешно.

Впоследствии несколько средних ПЛ проекта 613 прошли модернизацию по проекту 613В, после чего их автономность возросла до 45 суток. В ходе модернизации была установлена новая гидроакустическая станция и выполнен ряд других усовершенствований. Однако условия обитаемости экипажа стали еще сложнее. Но мы к ним уже как бы привыкли и не особенно сетовали на это.

У берегов Вьетнама и в тихом океане


В 1965 году США развязали войну против Демократической Республики Вьетнам. Для ведения разведки и слежения за деятельностью американских ВМС в Южно-Китайское море в августе 65-го на боевую службу были направлены несколько наших подлодок, в том числе ПЛ проекта 613В С-145. Она выполнила уникальный поход как по удаленности района ее действий от пункта базирования (свыше 2 тыс. миль), так и по времени (август и сентябрь - самые жаркие месяцы, период зарождения тайфунов). Несмотря на, казалось бы, невыносимые условия обитаемости экипажа: температура в отсеках до 60 градусов, неимоверная влажность (вследствие этого понижение сопротивления изоляции электрооборудования и приборов), один литр пресной воды на человека в сутки, - экипаж успешно выполнил поставленную задачу.

Поход С-145 под командованием капитана 2 ранга Щекотова - показатель отличной выучки советских подводников-дизелистов и (вместе с другими длительными походами) наглядное свидетельство высокого уровня послевоенного отечественного дизельного подводного кораблестроения: средние ПЛ проекта 613 проявили себя как одни из самых надежных в нашем ВМФ. Из более чем 200 таких лодок, построенных за послевоенный период, лишь три погибли в катастрофах, причем все они - следствие, как сейчас принято говорить, "человеческого фактора".

Но к концу 1960-х годов эра ПЛ проекта 613 завершалась. На смену им на ТОФ стали поступать большие дизельные торпедные подводные лодки проектов 611, 641, ракетные проектов 629 и 651. ВМФ СССР вступал в эпоху выхода в океан в связи с назревавшими новыми задачами, но и в их выполнении роль дизельных ПЛ оказалась также значительной.

В апреле-мае 1970 года боеготовые силы всех наших флотов были развернуты в океанские и морские зоны по единому замыслу и плану грандиозного учения "Океан" под руководством главнокомандующего ВМФ. Дизельные ПЛ ТОФ также принимали непосредственное участие в этом учении. Оставшиеся к этому времени в боевом составе средние дизельные ПЛ проекта 613 находились на позициях у Сангарского и Корейского проливов с задачей обнаружения и слежения за АУГ ВМС США при входе их в Японское море. В его центральной части несла боевое дежурство подводная лодка радиолокационного дозора С-62 (была в то время в составе флота и такая ПЛ с мощной РЛС), которая освещала надводную и воздушную обстановку на обширном пространстве. Несколько дизельных ПЛ в составе разнородных противолодочных сил проводили поисковую противолодочную операцию в заливе Петра Великого по поиску и вытеснению американских ПЛА, которые постоянно вели разведку на подходах к главной базе флота. В Филиппинском море большие дизельные ПЛ проекта 641 вели массированный поиск американских ПЛАРБ.

Помимо участия в таких масштабных маневрах дизельным ПЛ доводилось участвовать и совсем в иных мероприятиях. Так, например, командованию бригады ПЛ в бухте Улисс поставили задачу подготовить ПЛ для проведения гравиметрических съемок в Тихом и Индийском океанах. Продолжительность похода девять месяцев. Для обеспечения похода выделили резервный экипаж, теплоход для отдыха сменившихся экипажей и снабжения подводников свежими продуктами, танкер для обеспечения топливом и водой. Выбор пал на большую дизельную ПЛ проекта 611 Б-833 (командир капитан 2 ранга Петров, он же старший на походе). Лодку дооснастили оборудованием для замера гравиметрического поля, прикомандировали специалистов по обслуживанию этого оборудования и производству замеров.

Казалось бы, задача не боевая и не свойственная подводным лодкам, но она имела общегосударственное значение и выполнялась в том числе и в интересах обороны, так как эти данные были необходимы для расчета траекторий полета искусственных спутников земли, крылатых и баллистических ракет и других прикладных целей. И это сложнейшее задание было успешно выполнено ценой огромных усилий экипажа лодки. Маршрут следования пролегал вне путей интенсивного судоходства в районах, где никогда не действовали наши ПЛ, часты штормы, ураганы и постоянная тропическая жара.

С развертыванием на постоянной основе в Индийском океане 8-й оперативной эскадры ТОФа (неофициально ее называли Индийской) в ее составе постоянно действовали две-три большие дизельные лодки проекта 641, которые несли боевую службу от 9 до 18 месяцев (при автономности 90 суток) с однократной сменой экипажа за весь период. Эти ПЛ ТОФ участвовали во всех операциях 8-й эскадры: в частности, обеспечивали безопасность наших судов в Персидском заливе во время ирано-иракской войны, поддерживали оперативный режим в северной части Индийского океана в периоды осложнения там обстановки в связи с нападением Ирака на Кувейт, осуществляли слежение за АУГ США, вели поиск американских ПЛА.

Дизельные лодки стали школой подготовки офицеров для атомного подводного флота, а также послужили основной испытательной базой для проверки и практического воплощения дальнейших смелых идей наших ученых и конструкторов.

http://nvo.ng.ru/history/2006-07-28/5_submarine.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме