Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Рыцарь белой идеи

Олег  Михайлов, Литературная газета

05.07.2006


Издательство "Астрель" представило в новом веке серию художественной исторической прозы "Белое движение" …

Романизированные биографии белых вождей и военачальников - "Верховный правитель" (А.В. Колчак) и "Если суждено погибнуть" (В.О. Каппель) Валерия Поволяева, "За Россию - до конца" (А.И. Деникин) Анатолия Марченко написаны добротно и со знанием дела, а первые две - не без литературного блеска. Однако художественными достоинствами и исторической достоверностью, освоением богатого документального и мемуарного наследия выделяется роман-хроника Сергея Карпенко о П.Н. Врангеле "Последний главком", увидевший свет в нынешнем году1. Впрочем, это и неудивительно.
Сергей Карпенко - профессиональный историк, учёный, отдавший более двух десятков лет исследованию братоубийственной Гражданской войны. Под его редакцией и с его комментариями были изданы 15 книг "Белое дело" - собрание лучших произведений белой мемуаристики. В начале 2006 года вышли третьим изданием, дополненным и переработанным, его "Очерки истории Белого движения на юге России (1917-1920 гг.)", где возникновение и гибель Белого юга рассматриваются с точки зрения взаимовлияния экономики этого огромного региона, политики белых правительств и военной стратегии вождей - генералов М.В. Алексеева, Л.Г. Корнилова, А.И. Деникина и П.Н. Врангеля. Не здесь ли первопричина творческой удачи Карпенко-писателя?..
Немалую роль, несомненно, тут сыграла и его совместная работа с отцом, известным прозаиком Владимиром Карпенко. В 1995-м был опубликован их исторический роман в двух книгах - "Врангель в Крыму". Заглавие этого эпического повествования не обнимает его содержания, ибо в нём даётся широкая панорама борьбы между большевиками, махновцами и белыми за Крым в 1920 году, ярко и достоверно показываются её участники: красные - от командиров конных частей до наркомвоена Льва Троцкого, махновцы - от атаманов мелких отрядов до батьки Махно, белые - от командира корпуса генерала Якова Слащова до главнокомандующего Петра Николаевича Врангеля.
Нетрудно догадаться - и по сюжетным линиям, и по стилистике, - кому из двух авторов принадлежат те или иные главы романа. "Красные" и "махновские" главы, основательные и проникновенные, написаны Карпенко-старшим, прозаиком добротным и самобытным. "Белые" же, лаконичные и стремительные, стали литературным дебютом Карпенко-младшего.
Карпенко-старший, помимо других книг, создал историческую дилогию "Комкор Думенко" - правду о трагической судьбе полководца-самородка, сформировавшего первые конные части Красной армии на Южном фронте. Выходец из донской крестьянской семьи, одним из первых награждённый орденом Красного Знамени, командир Сводного конного корпуса Борис Мокеевич Думенко на основании клеветнических доносов был обвинён в убийстве комиссара корпуса В.Н. Микеладзе, в подготовке мятежа, в намерении перейти к Деникину и в антисемитизме. И по указанию Троцкого был арестован, осуждён трибуналом и расстрелян 11 мая 1920 года. Судьба опального комкора и его конницы прослеживается и в романе "Врангель в Крыму": назначенный на его место Д.П. Жлоба, красный командир из "сознательных рабочих", своими безграмотными действиями в июне привёл
6-тысячную конную группу к унизительному разгрому белой пехотой под Мелитополем и сорвал операцию по овладению Крымом. В итоге Врангель сохранил за собой Крым и использовал его как плацдарм для наступления. Так большевики заплатили за неправедный суд и расстрел Думенко очень дорогую цену: ещё почти полгода кровопролитной борьбы на юге. А для Врангеля, последнего главкома русской армии, Крым стал и вершиной, и итогом его славного и трагичного пути.
Новый роман Сергея Карпенко "Последний главком" возвращает читателя в 1918 год, когда барон Пётр Николаевич Врангель вступил в Добровольческую армию. Именно этот период его биографии наименее известен: период тяжелейшей борьбы Добровольческой армии на Кубани, в Ставропольской губернии и в Терской области, когда своими победами она во многом обязана именно герою романа и когда зародились несогласие и недоверие между ним и командующим армией генералом А.И. Деникиным (летом 1919-го они выльются в острый и драматический конфликт по вопросам политики и стратегии). Дальнейшую судьбу главного героя автор прослеживает в обстоятельном "Послесловии" - по сути, научно-популярном биографическом очерке. Основной же корпус романа ярко и выразительно рисует образ генерала, повествует о победах и поражениях Добровольческой армии на Северном Кавказе, передаёт её тяжкий и скорбный путь. Исторические факты здесь растворены в художественном контексте.

Страница за страницей воссоздаёт Сергей Карпенко подробную летопись жизни и борьбы Врангеля. Мысли и переживания генерала и тех, с кем его сталкивала судьба, живые диалоги, яркие и достоверные описания боёв, колоритные сцены тыловой жизни - всё это не просто опирается на прочную фактическую основу, но и органично переплетено с авторским художественным домыслом. Автор глубоко погружает читателя в сложный внутренний мир главного героя. И читатель будто бы вместе с Врангелем участвует в тяжёлых боях его конницы, делит с ним победы и неудачи, находится рядом во время пребывания в тылу, где, увы, царили не подвиг и самопожертвование, а жажда власти и наживы, конфликты честолюбий и интриги.
Врангель суров и непреклонен, когда сталкивается с мародёрством, которое быстро распространялось и разлагало части. Мародёров карал виселицей. А пленных? Матросов и большевиков расстреливал беспощадно. А самих кубанских казаков? Сдались молодые казаки, "мобилизованные вчера красными и насильно уведённые из станицы" и даже не сделавшие ни одного выстрела в сторону белых. Однако генерал непреклонен: "Расстрелять!" Подчинённые не сразу, не без протестов и недовольства, страшный и, по их понятиям, несправедливый приказ выполнили, хотя, как сами признались, руки "дуже тряслысь"...
Но тем и замечателен Врангель: умел быстро применяться к менявшейся обстановке и отбрасывать убеждения и навыки, оказавшиеся негодными в непривычных условиях войны Гражданской. И очень скоро, прежде Деникина, он осознал: сегодняшний пленный, оказавшийся в рядах красных по воле случая или по принуждению, уже завтра может стать надёжным бойцом Добровольческой армии. И он стал ставить в строй сначала попавших в плен кубанских казаков, а потом и ставропольских крестьян.

Выпукло и художественно достоверно нарисованы портреты известных деятелей антибольшевистского лагеря - "гетмана Украинской державы" П.П. Скоропадского, командующего Добровольческой армией А.И. Деникина и начальника его штаба И.П. Романовского, генералов A.M. Драгомирова и М.Г. Дроздовского, крупного политического деятеля и писателя В.В. Шульгина. И многих, многих других - вплоть до верного адъютанта Гаркуши. Кратки, но выразительны образы рядовых казаков и местных жителей.
Очень интересно, в деталях прослежен психологический перелом в сознании кубанских казаков, оказавшихся под началом барона, "немца" (хотя Врангель - потомок обрусевших шведов). Не черкеской и кавказскими мягкими чувяками без шпор, традиционными атрибутами формы горских казаков, но прежде всего личной храбростью и умелым командованием завоёвывает он авторитет у подчинённых.
Красные имели 5-10-кратное превосходство в силах, но Врангель безудержно вёл свои конные части от победы к победе. Тяжелейших потерь стоили эти победы: каждые два-три месяца выбывал из строя почти весь личный состав, а на место убитых, раненых и заболевших приходили новые бойцы. Кровью оплачивались и патроны со снарядами: снабжения почти не было и их приходилось захватывать у противника. Но нарастали его противоречия с Деникиным, отказавшимся от наступления на Царицын с целью соединения с войсками адмирала Колчака. Разваливался тыл, где своекорыстие торговцев породило вакханалию спекуляции, а чиновная братия "работала исключительно на себя, заботилась только об обеспечении собственного материального благополучия путём казнокрадства и мздоимства" (об этом - "Очерки истории Белого движения на юге России"). Не могло быть у добровольцев и лада с донским и кубанским казачеством, боровшимся пуще всего за сохранение своего добра и защиту от красных своих самостийных границ, а отнюдь не за спасение от большевизма всей России.
В 1918-1919 годах Врангелю не единожды удалось вырваться из лап смерти. Судьба словно хранила его для защиты Крыма - единственного клочка Русской земли, оставшегося от огромного пространства деникинского юга к весне 1920-го, - и для спасения жизней полутора сотен тысяч людей, не примирившихся с большевизмом. Последние страницы романа-хроники - будто бы приуготовление к этому заключительному акту трагедии Белого движения: одолев беспощадный тиф, он возвращается в строй, преисполненный неуёмной жажды борьбы и светлой веры в победу...
Сегодня, когда появляются стада псевдоисторических и "историко-фантастических" произведений, поверхностных и малохудожественных, особенно отраден факт выхода этой незаурядной книги. Можно упрекнуть автора в чересчур подробном, почти дневниковом характере "боевых" глав, но это второстепенный упрёк. Яркий и человечный образ Петра Николаевича Врангеля, этого рыцаря белой идеи, в бурном кровавом потоке Гражданской войны - успех историка-писателя.

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg272006/Polosy/15_1.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме