Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Батальоны без вести пропавших требуют возвращения из небытия

Александр  Бабакин, Независимое военное обозрение

17.06.2006

Спустя шесть десятилетий после окончания Великой Отечественной войны государство, наконец-то, обратило внимание на увековечение памяти погибших защитников Отечества

На протяжении многих-многих лет и в СССР, и в РФ не устают повторять: "Никто не забыт, ничто не забыто". Но, к сожалению, надо признать, что на практике этот лозунг мало подкреплялся делом. Например, в настоящее время Военно-мемориальный центр Минобороны России располагает документальными данными почти о 30 тыс. советских воинских захоронениях на территории РФ и за ее пределами. В них покоятся более 7 млн. защитников Отечества. Из них установлены фамилии только 2,5 млн. То есть доныне лежат неизвестными в могилах 4,5 млн. советских солдат и офицеров. А на полях сражений до сих пор остаются непогребенными тысячи и тысячи воинов Великой Отечественной.


Мертвые сраму не имут


Очень многие государства мира, особенно экономически и социально развитые, весьма бережно относятся к увековечению памяти своих погибших военнослужащих. Давно уже существуют доступные банки данных, где указаны места захоронения солдат и офицеров Второй мировой войны. Кладбища, где погребены солдаты и офицеры армий Германии, Италии, Японии, Румынии и других, поддерживаются в благопристойном виде и в России. Например, в Хабаровске есть ухоженный мемориал японским солдатам. Там часто можно видеть приезжих из Страны восходящего солнца, которые отдают почести родственникам, погибшим в СССР.

В свою очередь, в других государствах по межправительственным соглашениям довольно бережно относятся к советским воинским кладбищам. Так, в Польше находится 648 братских мемориалов, в которых покоятся 1,8 млн. павших защитников Отечества. Самый известный из них "Цвентаж богатеров Звенздка Радецкого" (Кладбище героев Советского Союза) в Варшаве. Он впечатляет красивыми и величественными памятниками, но особенно количеством здесь погребенных советских воинов. Ряды бесчисленных каменных столбиков над могилами, а в каждой по 200 и более солдат и офицеров. Несколько сот тысяч. Но как много здесь лежит "неизвестных"!

Долгие годы нашему великому государству не было особого дела до выявления точного количества и установления имен погибших. Казалось бы, есть архивы Минобороны РФ, других силовых ведомств, в которых имеются все необходимые сведения, где воевала воинская часть, списочный состав. Только мало кто утруждал себя кропотливой и плохо оплачиваемой работой в архивах. Поэтому и поныне существуют такие могилы, как в польском городе Болеславце, где на одной из них начертано, что здесь похоронен такой-то полковник, а с ним 600 неизвестных. Старожилы в свое время рассказали, что немцы в районе этого городка в 1944 году уничтожили целую советскую воинскую часть и только была установлена личность старшего офицера. И это случилось в конце войны, когда в нашей армии были отлажены вопросы ритуального обеспечения войск, активно действовали специальные похоронные команды.

Однако большую часть "неизвестных" и "пропавших без вести" дали все-таки 1941-1942 годы. Тогда учет погибших военнослужащих был поставлен в Красной армии из рук вон плохо. Так сказать "мертвые сраму не имут", позаботиться бы о живых. Вот погибших и хоронили зачастую без надлежащего учета и оформления соответствующих документов. Списки павших с указанием данных о местах захоронений нередко оседали в дивизионных, корпусных, армейских, фронтовых штабах. Зачастую они уничтожались вместе с другими документами под бомбежками и артобстрелами в наступлении и обороне, в окружении. Сплошь и рядом бывало так, что в Наркомат обороны и Генштаб не отправлялись данные о действительных потерях.

В 1942 году с этим безобразием по отношению к павшим воинам пробовал бороться заместитель народного комиссара обороны СССР армейский комиссар 1 ранга Ефим Щаденко. В войска 12 апреля 1942 года был отправлен секретный приказ замнаркома N 0270 "О персональном учете безвозвратных потерь на фронте". В нем, в частности, указывается: "На персональном учете состоит в настоящее время не более 1/3 действительного числа убитых. Данные персонального учета пропавших без вести и попавших в плен еще более далеки от истины". Согласно приказу, военные советы армий должны были 25-го числа каждого месяца докладывать в Главное управление формирования и комплектования войск, которое возглавлял Щаденко, именные списки безвозвратных потерь. Однако и после этого положение с учетом погибших в РККА не улучшилось. Несомненно, в этом отрицательную роль сыграла вся система учета военнослужащих РККА, которую ранее установил сам Верховный Главнокомандующий Сталин.

Накануне Великой Отечественной 15 марта 1941 года появился приказ народного комиссара обороны N 138 "Положение о персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время". Каждому военнослужащему РККА полагалось иметь персональный медальон в виде маленького пластмассового пенальчика. В него вкладывались два экземпляра пергаментного бланка с полными данными о воине. Похоронная команда должна была один вкладыш изымать, а второй оставлять в медальоне на погибшем.

Но в октябре 1941 года Сталин для лучшего учета военнослужащих ввел красноармейские книжки с обязательным фото. Эта мера была, в общем-то, положительной и помогла наладить учет военнослужащих, активно выявлять диверсантов и дезертиров. Однако при этом в ноябре 1942 года почему-то были отменены медальоны. В результате недолговечные красноармейские книжки нередко погибали вместе с воинами. Это привело к увеличению числа "без вести пропавших" военнослужащих из-за невозможности идентификации.

Вполне вероятно, что в оправдание несовершенной системы учета, которая, по данным Щаденко, уже в 1942 году вызвала многочисленные жалобы в ЦК ВКП(б) и Наркомат обороны и была пущена в народ легенда, будто сами советские солдаты и офицеры отказывались носить медальоны. Мол, боялись тем самым накликать на себя смерть. Однако каждый здравомыслящий военнослужащий понимал, что, пропав без следа на полях сражений, они нередко лишали родственников законных льгот, которые полагались погибшим защитникам Родины.

В немецкой же армии таких предрассудков не было. До самого конца войны для установления личности раненых и убитых использовались личные опознавательные знаки в виде овальной алюминиевой пластины. Ее носили все военнослужащие на шнурке на шее. Знак состоял из двух половин. На каждой были выбиты номер, наименование воинской части, группа крови. На погибшем оставалась одна половина знака, а другая отсылалась с донесением о потерях. Почему-то в РККА так и не создали такую простую систему учета. Видно, стратегический алюминий оказался дороже точного учета погибших.

Вернуть "неизвестных" солдат


Несколько лет назад в России был принят федеральный закон об увековечении памяти погибших защитников Отечества. Однако документ явно оказался весьма далеким от совершенства и не позволял в полной мере развернуть в государстве действенную поисковую и мемориальную работу. Главное - не был решен вопрос, кто будет в стране заниматься этим кропотливым делом, не сулящим быстрых результатов и высоких наград. В результате особенно накануне 60-летия Победы в федеральные исполнительные и законодательные органы власти стали массово поступать жалобы и требования от населения страны, общественных организаций прекратить царящее в государстве наплевательское отношение к увековечению памяти погибших на полях сражений минувшей войны, реально заняться восстановлением донельзя запущенных братских захоронений.

Очевидно, накал страстей среди населения из-за коллективной депутатско-чиновничьей безответственности достиг такой точки, что в дело вмешался даже президент РФ - Верховный главнокомандующий, который подписал 22 января 2006 года специальный указ N 37. Забота о погибших защитниках Отечества в государстве полностью передавалась Министерству обороны России и лично начальнику Тыла ВС РФ генералу армии Владимиру Исакову.

Военные, надо отдать им должное, приступили к решению давно наболевшей проблемы без раскачки. Как отметил генерал Исаков, по личному распоряжению министра обороны Сергея Иванова в Ленинградском военном округе Генштабом был сформирован отдельный поисковый батальон. "Специально изучалось наиболее оптимальное место для его размещения, - говорит Владимир Исаков, - было предложение дислоцировать его в районе Вязьмы, где в 1941 году в окружение попали сразу несколько советских армий. Но предпочтение было отдано региону Санкт-Петербурга. Там в районах Сенявинских высот, городов Луги, Мги, Невского плацдарма, "Дороги жизни" на Ладожском озере четыре года велись особенно кровопролитные сражения. До сих пор в земле лежат непогребенные тысячи наших солдат и офицеров".

Начальник пресс-службы ЛВО полковник Юрий Кленов рассказал, что поисковый батальон расквартирован в районе города Мга. По его мнению, эта специальная воинская часть "вытеснит с полей былых сражений "черных копателей". В интересах батальона, по словам Юрия Кленова, поисковые отряды Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, Пушкинского военного института радиоэлектроники Космических войск уже "приступили к рекогносцировке в районах мемориалов "Невский пятачок", "Синявинские высоты", урочище Гайталово. Безопасность предстоящих работ, обезвреживание взрывоопасных предметов будет обеспечиваться инженерными войсками ЛВО, которыми командует генерал-майор Юрий Ставицкий. Юрий Кленов также отметил, что "в местах боев будет вестись документирование обнаруженных оружия, боевой техники, различных материальных средств".

Как стало известно "НВО", к концу 2006 года будут подведены итоги деятельности поискового батальона ЛВО. На основе полученного опыта в дальнейшем предполагается сформировать аналогичную воинскую часть в районе Вязьмы, а потом и по другим российским регионам, по которым прокатилась минувшая война. Поэтому не случайно генерал армии Владимир Исаков отметил, что для такой масштабной поисковой работы одного батальона явно недостаточно. Сейчас тыловики утрясают окончательно его организационно-штатную структуру. Вероятно, что часть будет иметь роты и взводы. В этом деле активно используется имеющийся опыт Вооруженных сил Республики Беларусь, где уже десять лет действует поисковый батальон.

Белорусский опыт


В составе Вооруженных сил РБ действует единственный в мире 52-й отдельный специализированный поисковый батальон. Он создан в канун 50-летия Великой Победы. Часть, возглавляемая подполковником Олегом Мэркуцой, базируется в военном городке Заслоново Лепельского района Витебской области. Его численность - 150 человек (офицеры, в том числе инженерных войск, прапорщики, солдаты срочной службы).

Батальон находится в непосредственном подчинении управления по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Министерства обороны РБ, которое возглавляет полковник Виктор Шумский.

Общее руководство деятельностью управления и батальона осуществляет главное управление идеологической работы Министерства обороны РБ.

Только за 11 лет своей деятельности специалистами поискового батальона обнаружены и перезахоронены останки 14 520 павших, в том числе 2627 военнослужащих иностранных армий. Совместно с военными комиссариатами республики установлены имена 51 984 бойцов, из них 320 - по результатам поисковых работ. Обработано 915 поисковых объектов, отрыто 49 715 шурфов, обнаружено и обезврежено 2691 взрывоопасных предметов, найдено 107 медальонов, 24 награды. В 2005 году установлено 4770 имен.

На основании архивных данных и решений местных исполнительных и распорядительных органов обозначены границы захоронений 678 585 погибших.

В 2006 году спланирована и с 17 апреля проводится рекогносцировка на 88 объектах на территории 19 районов 6 областей республики. Всего планируется провести поисковые работы на 90 объектах на территории всех областей страны. На 2006-2007 годы на финансирование Республиканской программы по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн выделено 180 млн. рублей.

Народная память


Кроме поиска на местах боев Минобороны РФ уже наметило обширные планы по исследованию архивов, созданию общего банка данных в государстве о погибших и пропавших без вести защитниках Отечества. В этих целях образована межведомственная рабочая группа, в которую вошли депутаты Госдумы РФ, представители федеральных исполнительных органов власти, общественных организаций и, разумеется, Минобороны. Первым результатом такой совместной деятельности стал проект интернет-сайта "Народная память". Автором этой весьма перспективной идеи является депутат ГД Ольга Селиверстова, которая предложила сформировать общедоступную базу данных о всех погибших в боях за Родину с фашистами. На сайте будут размещены списки всех павших с указанием точных мест захоронения, как к ним проехать. И вот решить эту весьма сложную задачу взялись опять же военные тыловики.

В Центральном архиве Министерства обороны в Подольске находится на хранении 31 700 дел. В каждом, как рассказал генерал армии Владимир Исаков, по 2-2,5 тыс. карточек персонального учета погибших военнослужащих. Всего получается до 16 млн. карточек. Причем заполнены они нередко карандашами или чернилами в полевых условиях. Многие документы от времени стали ветхими, записи едва читаются. В Тыле ВС специально для этой весьма трудоемкой работы создана группа из 10 сотрудников, которые с 14 марта 2006 года расшифровывают и заносят в компьютерную базу сайта "Народная память" данные о погибших. "Уже установлено, что один человек за сутки обрабатывает примерно 60 карточек, - отметил генерал армии Владимир Исаков, - если эти 10 человек будут работать без выходных и праздников, то с этой работой они справятся через 100 лет".

И хотя используемые компьютерные программы помогают избегать ошибок, повторного занесения данных, восстанавливают тексты, все равно нынешний темп создания банка данных не может устраивать. Правда, по словам Владимира Исакова, 100 человек создадут банк уже за 10 лет. Следовательно, количество сотрудников для обработки карточек надо значительно увеличить.

Придется Тылу ВС решать и еще одну весьма болезненную проблему. Дело в том, что был период времени, когда военнослужащих бывших групп советских войск в странах Европы, умерших и погибших уже в послевоенное время, хоронили в государствах пребывания. Эти кладбища в настоящее время не относятся к памятникам павших в годы Второй мировой и не подпадают под международные договоренности. Нередко такие захоронения оскверняются или уничтожаются. Их сбережение намечено поручить создаваемым в зарубежных странах российским мемориальным представительствам. Представители Тыла ВС РФ уже обсуждали данный вопрос с МИДом России, с послами нескольких зарубежных стран. Идея поддержана.

Минобороны РФ подготовлен проект нормативных актов по созданию представительств Минобороны РФ в иностранных государствах, где похоронены десятки тысяч и миллионы наших сограждан. В настоящее время такое представительство из трех человек уже реально работает совместно с посольством РФ в Польше. Организован учет павших воинов, ведутся фотоальбомы братских кладбищ.

Кроме того, у России, как упоминалось выше, есть двухсторонние соглашения по воинским захоронениям с рядом государств. Однако учет на советских воинских зарубежных мемориалах весьма запутан из-за многочисленных перезахоронений в послевоенные годы. Так, например, в 10 государствах мира требуют паспортизации, то есть установления численности, состояния памятников, подъездных путей 3,5 тыс. воинских мемориалов. Это большая и весьма трудоемкая работа.

Надо также отметить, что Минобороны РФ, как федеральный уполномоченный орган в государстве, планирует упорядочить деятельность более 400 поисковых отрядов 52 региональных объединений. Причем генерал армии Владимир Исаков заявил, что он против устоявшегося в обществе мнения, будто для таких общественных структур главная задача - поиск боевой техники и военных реликвий. На первом месте у них - розыск забытых и заброшенных захоронений и установление имен погибших воинов. Вся деятельность поисковых отрядов будет отныне направлена на пополнение сайта "Народная память". Поэтому готовятся документы о проведении поисковых работ. Уже имеется проект нового положения "О проведении поисковых работ". Так что деятельность следопытов будет упорядочена.

Кроме того, теперь у всероссийского движения поисковиков появились руководители в лице Минобороны РФ. И это принесло первые положительные результаты. В настоящее время уже появились многочисленные предложения от общественных поисковых объединений о готовности сотрудничества с МО РФ и вновь созданным поисковым батальоном в Ленинградском военном округе. Несколько сотен ребят из числа следопытов, которые должны призываться в Вооруженные силы осенью 2006 года, изъявили желание служить в этом отдельном батальоне ЛВО.

В целом на Минобороны, как отметил генерал армии Владимир Исаков, в плане военно-мемориальной работы по увековечению памяти погибших защитников Отечества возложены следующие задачи: руководить мероприятиями по обеспечению поисковой работы, координировать ее в стране, готовить соответствующие планы, организовывать и вести учет и паспортизацию всех захоронений, осуществлять контроль за исполнением существующего закона, обеспечить взаимодействие с федеральными органами исполнительной власти, общественными организациями.

Так что на Тыл ВС РФ возложены новые и весьма специфические задачи. По мнению генерала армии Владимира Исакова, для их решения необходима и соответствующая структура. Нынешний ведомственный Военно-мемориальный центр МО РФ в имеющемся составе с этим явно не справится.

http://nvo.ng.ru/history/2006-06-16/1_batalions.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме