Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О горе-командирах горевать не станем!

Юрий  Белоусов, Красная звезда

08.06.2006

Подведение итогов... Для контролирующего органа результат служебной деятельности подчиненных, как правило, прогнозируем. Однако для отдельных руководителей воинских коллективов выводы "с трибуны" всякий раз сродни ушату холодной воды: возвращают в реальность, да время упущено. Притом что с итогами любой работы выездных комиссий командование соединений и частей знакомится в полном объеме и своевременно.
Казалось бы: предупрежден - значит вооружен. Чего проще - соберись, устрани замечания и наверняка избежишь нежелательных последствий. Так нет же...
Почему так происходит и к чему подобное приводит? Этому был посвящен один из основных вопросов минувшего заседания военного совета Приволжско-Уральского военного округа. Наша беседа с заместителем командующего войсками ПУрВО по воспитательной работе - начальником управления генерал-майором Виктором БАТМАЗОВЫМ как раз об этом.


- Виктор Александрович, в процессе доклада по вопросам укрепления правопорядка, воинской дисциплины, сохранения жизни и здоровья военнослужащих округа у меня сложилось впечатление, что вы озвучивали его с какой-то особой личной болью за положение дел в воинских коллективах...

- А иначе и быть не могло. Ведь речь пришлось вести не только о некоторых забытых в войсках формах и методах воспитательной работы, об упущениях и недоделках, но и о наплевательском отношении отдельных "отцов-командиров" к подчиненным, офицерам-сослуживцам, что в конечном итоге иной раз приводило к самым нежелательным последствиям. Судите сами.
В текущем году по различным причинам войска округа потеряли 12 военнослужащих. Половину из них - при исполнении служебных обязанностей. Да, это почти в два с лишним раза меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Но даже столь явное снижение летальных исходов не может служить утешением, хуже того - оправданием. Хотя бы потому, что происходят они не столько в силу трагических случайностей, сколько вследствие серьезных упущений в деятельности ряда командиров и начальников. Вот один из примеров.
Для обеспечения полигонного мероприятия от мотострелкового полка, где командиром подполковник В. Рыченко, была выделена, во-первых, сборная команда оцепления. Во-вторых, без надлежащих средств связи с руководителем занятий. В-третьих, без какого либо последующего контроля за действиями военнослужащих. В итоге "бесхозный" личный состав оставил свои посты, а рядовой Закиев, оказавшись на автотрассе, попал под колеса проезжавшего мимо автомобиля.
Невелика эффективность работы и по профилактике суицидов. Только в 2006 году нам удалось предотвратить 15 попыток военнослужащих свести счеты с жизнью, но еще в четырех ситуациях итог был плачевным. Потому что командиры частей и подразделений оказались "вне информации" о назревавших трагедиях. Хотя в большинстве случаев приведшие к ЧП причины рождались там же, в воинских коллективах.

- Примерно в тех же условиях, как это происходило в Челябинске?

- Совершенно верно. Кстати, о положении дел в вузах, дислоцирующихся в ПУрВО. Казалось бы, трагедия, произошедшая в Челябинске на старте нового года, потрясла всех. Резонанс в войсках был огромным. Но, увы, не долго. Свидетельством тому - минувшие месяцы жизнедеятельности вузов. За анализируемый период в Казанском ВВКУ зафиксировано 24 преступления (в 2005 году не было ни одного!). В Челябинском ВВКУ - 29 против 7 прошлогодних. Не лучше ситуация в Оренбургском ВЗРУ. То есть челябинская трагедия для остальных начальников училищ уроком, к сожалению, не стала.
Так, сегодня в Екатеринбургском ВАКУ различные преподавательские должности представляют 34 доктора и кандидата наук. Но ни один из них не снизошел до уровня проведения хотя бы одного занятия в училищном подразделении обеспечения учебного процесса. И это притом что в подразделении обеспечения лишь трое из 16 командиров звена "взвод - батарея" являются кадровыми офицерами.
В Тюменском ВВИКУ 60(!) преподавателей имеют ученую степень. Но и они в училищный БОУП - ни ногой. Все воспитательные мероприятия с военнослужащими целиком и полностью легли на плечи одного из заместителей начальника училища.

- Может, здесь сказывается сложившийся стереотип о том, что каждый должен нести собственный "крест" и не лезть со своими идеями в "чужой огород"? Ведь нередко приходится слышать, будто процесс воспитания личного состава - сугубо замполитский кусок хлеба.

- Поддержание воинской дисциплины, ежедневное и поступательное привитие устойчивого морально-психологического состояния личному составу - это крест всех тех, на чьих погонах лежат офицерские звезды (и неважно, большие они или маленькие). Потому что командиру рассчитывать на слаженное и боеготовое подразделение без наличия устойчивого микроклимата в подчиненном воинском коллективе - просто утопия. Особенно в условиях, когда процесс кадрового подбора на должности заместителей по воспитательной работе в ряде случаев происходит абы как. В итоге при кадровом дефиците на должностях войсковых воспитателей нередко оказываются как худшие командиры взводов, так и не лучшие командиры рот. Хорошо, если их "присутствие" на должностях хотя бы не усугубляет до них созданный микроклимат. Но может быть и иной вариант: например, в феврале текущего года заместитель командира зенитного дивизиона по воспитательной работе майор В. Романов после совместной пьяной посиделки с сослуживцами нанес ножевое ранение дежурному по роте рядовому контрактной службы П. Тахирову.
Глядя на таких, с позволения сказать, начальников, идентичные методы "общения" с сослуживцами быстро перенимают сержанты, военнослужащие старших призывов. В итоге создается ситуация, ведущая к ЧП.
И ее исправить можно, прислушайся командир к совету, скажем, того же опытного войскового психолога. Однако в воинских частях психологов воспринимают, скорее, как офицеров для нарядов, старших команд, машин, но не как полезных профильных специалистов. И там, где командиры грешат подобным отношением, проблемы с личным составом ждать себя не заставляют. Скажем, обратил бы командир батальона одного из мотострелковых полков своевременно внимание на рекомендацию психолога об ограничении допуска младшего сержанта С. Шелевахо к боевому оружию, и одним чрезвычайным происшествием со смертельным исходом в войсках ПУрВО было бы меньше.
- Виктор Александрович, одно из направлений вашего доклада - о непрекращающихся сокрытиях командирами, штабами, органами воспитательной работы фактов самовольных отлучек и оставления воинских частей военнослужащими - вызвало откровенный гнев даже у командующего войсками ПУрВО...

- Да, такой цинизм в отношении к подчиненным, до которого доходят отдельные командиры, у кого угодно вызовет возмущение. Только представьте себе: командир полка полковник Ю. Довгалюк продолжительное время скрывал факт отсутствия в части младшего сержанта контрактной службы А. Юзлекбаева. В связи с чем о длительном "самоходе", гибели и последующем захоронении тела уральского волонтера на кладбище неопознанных трупов командование округа узнало... из блока новостей местного телеканала.
Естественно, с такими горе-командирами нам, что называется, не по пути. Поэтому и было принято жесткое решение о снятии полковника Довгалюка с занимаемой должности.

- Кстати, насколько изменились взаимоотношения между военнослужащими, командирами и подчиненными в связи с переходом ряда частей округа на контрактный способ комплектования?

- Проявилось немало положительных моментов, самым непосредственным образом сказавшихся и на воинской дисциплине, и на процессе боевой подготовки.
Но, как у любой медали, в данном вопросе есть оборотная, к сожалению, негативная сторона. Причем наряду с общеизвестными проблемами стали проявляться, если можно так сказать, казарменные новинки. В частности, приличное денежное довольствие военнослужащих по контракту натолкнуло отдельных командиров на мысль о том, что, к примеру, вопросы ремонта и обустройства мест компактного проживания волонтеров, приобретения формы одежды, туалетных принадлежностей, закупки видеомагнитофонов, телевизоров, хозяйственного инвентаря теперь можно решать исключительно за счет средств, собранных с самих контрактников. В частности, в апреле текущего года по телефону доверия к нам обратились военнослужащие воинской части полковника А. Трифонова с просьбой избавить их от "добровольного" приобретения за счет денежного довольствия контрактников расходного вещевого имущества, которое, кстати, без зазрения совести приходуется в книгах учета выдачи обмундирования.
Вместо того чтобы востребовать для нужд личного состава все то, что предписано нормами довольствия, а иными словами, заставить соответствующие войсковые службы просто-напросто работать, одни командиры и начальники стали на путь откровенных денежных поборов, другие исходя из ложно понятых интересов с целью недопущения фактов растрат и вымогательства понуждают военнослужащих по контракту сдавать деньги в "кассовое хранение". Что собой представляет типичное место хранения собранных средств, довелось увидеть в ремонтной роте одного из уральских полков постоянной готовности - обычный железный ящик с 400 тысячами(!) рублей без малейшего намека на соответствующую охрану лежал под рабочим столом командира роты.

- А ведь многого из вышеперечисленного, видимо, можно было избежать...

- Можно, если бы у каждого командира постоянно было под рукой скрупулезно исполненное решение на организацию работы по поддержанию правопорядка и укреплению воинской дисциплины. Если бы эти решения еще и исполнялись, а на каждом офицерском совещании речь обязательно шла в том числе и об исполнительской дисциплине.
Если бы составляемые в частях материалы подведения итогов, приказы командиров не являлись бумажными отписками для проверяющих, а содержали всесторонний анализ состояния правопорядка, определяли конкретные задачи по укреплению воинской дисциплины.
Если бы регулярно проводились офицерские собрания, вечера чествования передовиков, вечера вопросов и ответов с участием командования частей, соединений, начальников родов войск и служб вышестоящих штабов, наконец, эффективно использовались возможности общественного воздействия. А этого в воинских коллективах полковников Н. Захарова, С. Косова, О. Осипчука, А. Кузьменко, подполковников Е. Шкатова,
В. Рыченко как раз и нет. Когда еще такое было, чтобы офицеров, совершивших преступления, "забыли" заслушать на заседании аттестационной комиссии?!
Если бы не была пущена на самотек работа с сержантским составом. Ведь по сути в ряде частей подготовка младших командиров, их обучение и воспитание, подбор и назначение на должности до сих пор ведутся кое-как. В частности, на должности сержантский состав назначается, как правило, по записи в УПК. При этом деловые и профессиональные качества кандидатов практически не учитываются. Хуже того, в частях офицеров В. Рыченко, Н. Захарова, А. Трифонова, Д. Пихутина, О. Осипчука советы сержантов вообще отсутствуют. В части полковника А. Кузьменко занятия по методике воспитательной работы с сержантами ни разу не проводились. Как следствие провалы в работе с сержантским составом привели к тому, что уже в текущем году под судом оказались 23 младших командира ПУрВО. Каждое четвертое преступление в войсках округа совершено при участии сержантского состава.
Обстановка в частях и подразделениях была бы значительно лучше, если бы командиры и их заместители по воспитательной работе научились не формально, а качественно готовить и проводить мероприятия по сплочению воинских коллективов, воспитанию дружбы и войскового товарищества. Но о каком сплочении можно говорить, если сержанты и солдаты по призыву не знают фамилии не только командира части, но и офицеров своего подразделения. В свою очередь ни один из мною проверенных заместителей командиров соединений по воспитательной работе не смог предоставить тетрадь индивидуально-воспитательной работы. А в расписании занятий танкового батальона подполковника Д. Чернова мероприятия воспитательной направленности с начала года вообще не значатся.
Наконец, в деле укрепления воинской дисциплины должна в полном объеме использоваться общественно-государственная подготовка. Однако и об этом ряду частей округа приходится только мечтать. Вот почему их личный состав даже не в курсе основных положений статей Уголовного кодекса РФ, предупреждающих о неизбежном наказании за хищение оружия, боеприпасов, за нарушение уставных правил взаимоотношений и т.д.
Проверка показала, что некоторые офицеры от проведения занятий по ОГП попросту устранились. Так, командир танкового батальона подполковник В. Стрелкин был искренне удивлен, узнав о том, что и ему, как руководителю группы, оказывается, положено лично готовить и проводить занятия по ОГП.

- Виктор Александрович, но наверняка так худо дела обстоят далеко не во всех частях и подразделениях ПУрВО?

- Конечно. На заседании военного совета мы не только стыдили отстающих, но и отмечали лучших, рассказывая об их успешной работе. Это относится к частям и подразделениям, возглавляемым полковниками Г. Тупиком, А. Добродоменко, Ю. Затонацким, С. Кузовлевым, О. Торгашевым, А. Бояриновым и еще 80 офицерами, чье образцовое выполнение служебных обязанностей в зимнем периоде обучения было отмечено благодарностью командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа. 32 отличившимся офицерам ПУрВО вручены ценные подарки. На 29 командиров войскового звена подготовлены представления к досрочному присвоению очередного воинского звания. В подчиненных им воинских коллективах предметно и настойчиво решаются в том числе и вопросы поддержания правопорядка, обеспечения высокого уровня воинской дисциплины.
К счастью, добросовестных и ответственных офицеров у нас в округе подавляющее большинство. Именно они делают погоду в казарме и на полигоне. На них равняются и с них берут пример.
А тем, о ком мы говорили в негативном свете, дальнейший путь в нашем коллективе только один: учесть высказанные на военном совете замечания, приложить максимум усилий для устранения недостатков и попытаться приблизиться в успехах к передовикам. В противном случае расстанемся. Без сожаления с нашей стороны.

http://www.redstar.ru/2006/06/08_06/2_02.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме