Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Наградная неразбериха

Александр  Щелоков, Независимое военное обозрение

07.04.2006


Очевидны пробелы в законодательстве, не допустимые в демократическом государстве …

Сколько в России государственных наград? Этот вопрос я задавал многим, в том числе самим награжденным и специалистам в данной сфере. И ни разу не получил правильного ответа. Что касается средств массовой информации, то там упорно именуют все существующие в нашей стране награды "государственными", хотя в действительности это далеко не так. На самом деле на подобный статут имеют право, закрепленное Конституцией, всего пять из многочисленных российских наград.

Обратимся к конституции


Первая - звание Героя Российской Федерации со специальными знаками отличия. Оно учреждено Законом РФ # 2554-1, который был принят 20 марта 1992 года.

Вторая - медаль "Защитнику свободной России". Учреждена Законом РФ # 3183-1 от 2 июля 1992 года.

Третья - медаль "50 лет Победы в Великой Отечественной войне". Она учреждена Законом РФ # 5336-1 от 7 июля 1993 года.

И, наконец, почетные звания "Летчик-космонавт Российской Федерации", "Заслуженный военный летчик Российской Федерации", и "Заслуженный военный штурман Российской Федерации".

Эти три почетные звания, отнесенные к персональным государственным наградам, учреждены Законом Российской Федерации # 2555-1 от 20 марта 1992 года.

Все остальные весьма многочисленные ордена, медали и почетные звания Российской Федерации с полным на то основанием должны именоваться "президентскими", поскольку не являются государственными.

Для обоснования этого тезиса обратимся к Конституции РФ, которую, судя по многим фактам, наши государственные мужи не читают и потому ею не руководствуются. Итак, статья 71. Она гласит:

"В ведении Российской Федерации находятся:

...с) государственные награды и почетные звания Российской Федерации..."

А в статье 89 говорится:

"Президент Российской Федерации:

...б) награждает государственными наградами Российской Федерации, присваивает почетные звания Российской Федерации..."

Обратим внимание: право президента учреждать государственные награды в Основном законе страны не прописано. В то же время этим правом уже второй президент пользуется де-факто, а угодливые комментаторы Конституции считают, что оно вытекает из 89-й статьи этого закона. Например, юрист Мирошникова в "Комментарии" к Основному закону объясняет, что президент "утверждает статусы орденов и положения о медалях, издает указы об учреждении государственных наград и награждении ими".

Не станем обращать внимание на то, что у орденов нет статусов, а есть статуты, хотя комментатору высшего закона страны стоило бы знать об этом, а просто постараемся понять, почему в "комментариях", предназначенных в помощь изучающим Конституцию РФ, даются неправильные сведения о законе. Оказывается, все очень просто. Г-жа Мирошникова объясняет не суть закона, а комментирует сложившуюся в стране практику, что, согласитесь, не одно и то же.

В чем же дело? Обратимся к истории вопроса.

В июне 1993 года Верховный Совет Российской Федерации рассмотрел в первом чтении проект закона "О государственных наградах", который в парламент внес президент Борис Ельцин. Однако парламент не принял этот закон даже в первом чтении и отправил его на доработку. В проекте, представленном президентом, в процессе обсуждения депутаты обнаружили тенденцию к полной ликвидации советских наград и возвращению к "традициям", которые исключали весь советский период истории, в том числе Великую Отечественную войну.

Ельцин, привыкший решать проблемы не в компромиссах, а волевыми решениями, повторно в парламент обращаться не стал. 2 марта 1994 года он подписал указ # 442, которым, якобы "в соответствии с Конституцией Российской Федерации", учредил 5 орденов и 9 медалей. Это никак не вязалось с его же собственным недавним внесением в парламент проектом закона "О государственных наградах", но какая демократия позволяет противоречить гаранту Конституции?

Все же, понимая, что преступает закон, Ельцин тем же указом обязал Комиссию по государственным наградам при президенте РФ "подготовить проект федерального закона о государственных наградах Российской Федерации для рассмотрения в Федеральном собрании".

Естественно, никакого федерального закона никто не готовил и не принимал. Уже 1 июня 1995 года Ельцин собственнолично наделил себя полномочиями сверх тех, которые именно в Конституции и прописаны.

Положение Основного закона, что президент страны "награждает государственными наградами Российской Федерации" в указе предварено новой отнюдь не конституционной нормой: президент "издает указы об учреждении государственных наград".

Прошло десять лет, но за это время никто - ни новый президент, ни Федеральное собрание, ни Конституционный суд, ни одна из администраций субъектов Федерации, ни одна партия, ратующая за утверждение законности и развитие гражданского общества, за все это время не поставили вопроса о возвращении наградного дела страны в конституционное поле.

Все те же "загогулины"


В проекте закона, с которым президент до того входил, были включены медали Суворова, Ушакова, Нестерова. Это вызвало у депутатов парламента вполне резонный вопрос, почему и ради чьей прихоти ордена Суворова, Ушакова, родившиеся в суровые годы Великой Отечественной войны, понижены в статуте до медалей? Почему из ряда наград новой России выброшены пользовавшиеся огромным уважением народа и армии боевые ордена Александра Невского, Кутузова, Нахимова, Богдана Хмельницкого?

Понимая, что логического и обоснованного ответа на такой вопрос дать нельзя, Ельцин в "Положение о государственных наградах Российской Федерации" включил странный пункт: "В системе государственных наград сохраняются военный орден Святого Георгия и знак отличия - Георгиевский Крест, военные ордена Суворова, Ушакова, Кутузова, Александра Невского, Нахимова, награждение которыми производится за подвиги и отличия в боях по защите Отечества при нападении на Российскую Федерацию внешнего противника".

Заметим, что орден Богдана Хмельницкого, который украсил свыше тысячи боевых частей Советской Армии, освобождавших и нашу страну, и Европу от фашизма, в список "сохраненных" наград не попал. Скорее всего Богдан оказался человеком сомнительного происхождения - как-никак украинец.

Впрочем, и об орденах, носивших имена великих русских военачальников и флотоводцев, ничего, кроме того, что "они сохраняются", не известно по сей день.

Подобного рода практика учреждения "президентских" наград ничего хорошего для стабильного демократического государственного строя не содержит.

Во-первых, потому что вопреки Основному закону страны из процесса учреждения орденов исключена представительская, законодательная ветвь власти и ни в коей мере не учитывается общественное мнение.

Во-вторых, никто (а уж особенно действующий президент) не может гарантировать стабильность государственных наград после истечения отведенного ему Конституцией срока полномочий.

В обществе, где президенты верят в свою сменяемость и готовы согласиться с этим, утверждать награды и определять порядок награждения ими должно Федеральное собрание путем принятия федеральных законов.

Победа над фашизмом, достигнутая в Великой Отечественной войне, - одна из наиболее значимых страниц современной истории нашей страны и мира. Не признавать это столь же открыто, как некоторые "историки" и публицисты, официальные представители государственные власти не могут. Однако вопреки заявлениям, что "никто не забыт, ничто не забыто" на бытовом уровне, в масштабах отдельной личности память о народном подвиге последовательно и настойчиво вытравляется. Чем иным можно объяснить, что из наградной системы современной России властью вырваны и обречены на забвение боевые ордена советского периода, вручавшиеся не за политические пристрастия, а за мужество, отвагу, стойкость, проявленные в боях? К ним, в частности, относится орден Красной Звезды.

В период, когда администрация Ельцина решала вопрос о создании новой наградной системы России, парламентский комитет по делам инвалидов, ветеранов войны и труда, социальной защиты военнослужащих, а также комитет по вопросам обороны и безопасности высказали однозначное мнение в пользу сохранения ордена Красной Звезды. Администрация президента к этим предложениям не прислушалась. Ко всему в "Положение о государственных наградах Российской Федерации" был вписан пункт, определивший, что при наличии у награжденного государственных наград Российской Федерации и СССР государственные награды Российской Федерации располагаются перед государственными наградами СССР.

Этим пунктом все боевые награды Великой Отечественной войны были разом дезавуированы в своей ценности и, если на то пошло, унижены. Следуя закону, сегодня юбилейную медаль "В память 850-летия Москвы", которая считается по закону государственной наградой Российской Федерации, московский старик-ополченец обязан разместить перед орденом Красной Звезды и медалью "За оборону Москвы", которые были получены в боях за столицу в 1941 году.

Да что там орден Красной Звезды! Немногие оставшиеся в живых военачальники и командиры Великой Отечественной вслед за "московской" медалью по закону должны выстраивать знаки и планки орденов Суворова, Кутузова, Александра Невского, Отечественной войны.

Просто - дискредитация


Большое количество государственных наград при отсутствии точного определения заслуг, которые отмечаются каждой из них, ничему, кроме дискредитации этих знаков отличия, не служит. Вот несколько выдержек из положений о российских боевых медалях. Читаем.

"Медалью "За отвагу" награждаются военнослужащие, а также сотрудники органов внутренних дел и другие граждане Российской Федерации за личное мужество и отвагу, проявленные:

в боях при защите Российской Федерации и ее государственных интересов" и т. д.

"Медалью Суворова награждаются военнослужащие за личное мужество и отвагу, проявленные при защите Отечества и государственных интересов Российской Федерации" и т. д.

"Медалью Ушакова награждаются военнослужащие Военно-Морского Флота и морских частей Пограничных войск Российской Федерации за личное мужество и отвагу, проявленные при защите Отечества и государственных интересов Российской Федерации" и т. д.

"Медалью Нестерова награждаются военнослужащие Военно-Воздушных Сил, авиации видов Вооруженных сил, родов войск, пограничных и внутренних войск Российской Федерации, летный состав гражданской авиации и авиационной промышленности за личное мужество и отвагу, проявленные при защите Отечества" и т. д.

"Медалью Жукова награждаются военнослужащие... за мужество и отвагу, проявленные в боевых действиях при защите Родины и государственных интересов Российской Федерации".

Теперь зададимся вопросами.

Чем отличается "личное мужество и отвага" просто "военнослужащего", которое отмечается медалью "За отвагу", от "мужества и отваги" солдат, моряков и авиаторов, для которых учреждены медали Суворова, Ушакова, Нестерова и Жукова?

Почему медалью Нестерова можно награждать "летный состав гражданской авиации и авиационной промышленности", в то же время в положении о медали Ушакова не упоминаются работники военной промышленности, морского и речного флотов и судостроения?

Далее. Лично я ничего не имею против пилота Нестерова. Он был прекрасным боевым летчиком своего времени. Он достоин уважения и памяти. Но согласитесь, его фигура, избранная для учреждения именной медали, никак не сравнима с историческим масштабом фигур Суворова и Ушакова.

Плохо и то, что в положении о наградах нет ни одного слова о равнозначности или неравнозначности этих знаков по своему значению. И это не пустяк. В общественном сознании и представлениях самих награжденных "вес" пяти боевых медалей далеко не одинаков. Почему? Попробуем разобраться.

Ранжирование в порядке размещения медалей выглядит так: "За отвагу", "Защитнику свободной России", "За спасение погибавших", Суворова, Ушакова, Нестерова, "За отличие в охране государственной границы", "За отличие в охране общественного порядка", Жукова.

Судя по такой последовательности боевой подвиг в схватках с вооруженным противником в поле, в горах, на море и в воздухе поставлен ниже заслуг "в проведении в жизнь демократических преобразований и политических реформ, укрепление российской государственности, за вклад в решение национальных проблем".

Продолжим. Чем объяснить, что медаль "Защитнику свободной России" имеет диаметр 34 мм, а Суворова, Ушакова и Нестерова - 32 мм? Тоже пустяк? Нет. В наградном деле, как ни в каком другом, размер имеет значение. К примеру, все ордена царской империи имели разные размеры, которые увеличивались от меньших степеней к высшим.

В конце концов, не достаточно ли было иметь в списке боевых наград медаль "За отвагу" или с другим названием, но одну на всех, только с точным, до деталей разработанным статутом, и с наделением награжденных определенными льготами?

Отнюдь не безобидные мелочи


Еще одна внутренняя слабость системы современных президентских наград России, что процесс представления и прохождения документов для утверждения освобожден от действенного общественного контроля и полностью передоверен бюрократическим органам от кадровых служб силовых ведомств до Службы государственных наград президента. Верить в то, что объективную оценку материалов о награждении и объективность подхода к поощрению граждан может датьтак называемая "Комиссия по государственным наградам при президенте", работающая на общественных началах, могут только люди наивные. Особенно, если дело касается ограничения бюрократического самовластья и недопущения нарушений статута орденов. И в этом нас убеждает практика награждений.

В статуте ордена "За заслуги перед Отечеством" записано, что награждение им производится последовательно: "Лица, представляемые к ордену IV степени, должны быть награждены медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" I степени". При этом существует одно исключение: "За новые особо выдающиеся заслуги перед государством орденом "За заслуги перед Отечеством" без награждения медалью могут быть награждены Герои Российской Федерации, Герои Советского Союза, Герои Социалистического Труда, лица, награжденные орденами, знаком отличия "За безупречную службу", или лица, удостоенные почетных званий".

Если внимательно прочитать статут, то звено последовательности награждений прерывается лишь для случаев, когда речь идет о вручении знака IV степени. Далее последовательность должна строго сохраняться. Однако нечеткость формулировок сделала возможной практику отступлений от требований статута. Именно с такого нарушения начата история вручений ордена.

Первым кавалером ордена "За заслуги перед Отечеством" с вручением ему знака II степени стал конструктор автоматического оружия Михаил Калашников. Понятно, что знаков низших степеней нового ордена награжденный не имел и по статуту мог претендовать только на крест IV степени. В указе о награждении никаких пояснений в отношении того, почему сделано исключение, не сказано ни слова.

Можно сказать, что Михаил Тимофеевич - человек, известный всему миру, да еще будь в статуте ордена записано, что "удостоен его может быть по решению президента человек, исходя из заслуг и отличий награждаемого", разговору не было бы. Во всех остальных случаях закон должен в одинаковой степени ограничивать каждого гражданина, в том числе президента. У нас это не так. Зачем же писать законы?

Первое же награждение стало прецедентом для последующих нарушений статута ордена "За заслуги перед Отечеством". Как говорится, пошло-поехало. Председателю Совета Федерации Егору Строеву, перешагнув через IV степень ордена, сразу вручили знак III степени, а через год - II. И это, несмотря на то что в "Положении о государственных наградах" четко оговорено: "Повторное награждение государственной наградой за новые заслуги возможно не ранее чем через три года после предыдущего награждения государственной наградой, за исключением награждения за совершение геройского подвига, проявленные мужество, смелость и отвагу". Какие геройские подвиги под сводами Совета Федерации совершил г-н Строев, нам неизвестно, но вот то, что гарантий соблюдения законов в государстве гражданам никто дать не может, - это видят все.

Таким же образом, теперь уже минуя III степень ордена, получил знак II степени председатель Государственной Думы Геннадий Селезнев. Тоже, должно быть, где-то совершил невидимый глазу подвиг.

С таким же впечатляющим, можно сказать, демонстративным пренебрежением к закону награждена знаком II степени ордена "За заслуги перед Отечеством" эстрадная певица Алла Пугачева. Более того, вручая ей награду, президент Ельцин буквально извинялся, что не смог отметить ее орденом первой - высшей степени, поскольку по статуту президент наградить им может только сам себя.

Большие сомнения


И в этом еще один из парадоксов наградной системы демократической России. В статуте награды определено, за что она может быть пожалована: "За особо выдающиеся заслуги перед народом, связанные с развитием российской государственности, достижениями в труде, укреплением мира, дружбы и сотрудничества между народами, значительный вклад в дело защиты Отечества". Чуть ниже дается уточнение: "Орден "За заслуги перед Отечеством" I степени с орденской цепью является символом президентской власти и возлагается на президента Российской Федерации как главу государства".

Не кажется ли такой пассаж статута странным? Давайте подумаем. Президент вроде бы не царь, получающий скипетр и державу по наследству. Его прямым голосованием выбирает народ. Отданные фавориту голоса - еще не признание его выдающихся заслуг в развитии государственности, достижений в труде, укреплении мира и т. д., а своеобразный аванс надежд на то, что все это президент продемонстрирует в дальнейшем на своем новом посту. Так можно ли авансом давать кому-то орден? И чем будет оплачивать народу и государству этот аванс человек, возложивший без заслуг на себя высшую награду страны? Существование символов президентской власти вполне допустимо. Это может быть и специальный геральдический знак с цепью или без оной, но устанавливать его для себя должен не президент собственным указом, а представительный законодательный орган государства. Так и только так может происходить в стране, которая именует свой строй "демократией". Если все делается иначе, то возникает вопрос: тот ли у нас строй, о котором говорит Конституция?

Серьезно подрывает уважение к современным наградам возможность субъективного, отданного на усмотрение чиновным лицам, права определять тех, кто достоин, а кто не достоин награждения.

На фоне возвышения некоторых наград другие нашими законами буквально опущены. Медаль Ушакова, учрежденная в 1944 году, всегда была одним из самых уважаемых на флоте знаков отличия. За все годы Великой Отечественной войны этой медали были удостоены всего около 15 тыс. воинов. Вручалась она только тем, кто отличился в реальном бою, и была свидетельством действительной отваги. Но вот в "Положении о медали", которое утверждено в марте 1994 года президентом Ельциным, мы находим строку о том, что ею награждаются военнослужащие Военно-морского флота и морских частей Пограничных войск Российской Федерации "за отличные показатели в боевой подготовке и морской выучке". Всего одна фраза, но она мгновенно низводит достоинство боевой медали до уровня нагрудного знака "Отличный повар", которым кашеваров отмечали в годы Великой Отечественной войны. Одна фраза, но она прекрасное свидетельство, что учредители награды не проявили уважения к боевым традициям ВМФ, по умыслу или недомыслию принизили один из флотских символов славы.

Внимательно изучая систему президентских наград, приходишь к выводу, что ее реформа была затеяна из чисто идеологических соображений. Отбросив прочь государственные награды СССР, Борис Ельцин не избавил свою систему от недостатков советской, а из царской позаимствовал только названия и рисунки наград, не взяв ничего положительного из самого наградного дела.

Все эти, по терминологии самого Ельцина, "загогулины" как в зеркале отразились в учрежденной его указом от 2 марта 1994 года медали "За спасение погибавших".

В СССР существовало две награды - "За отвагу на пожаре" и "За спасение утопающих". В положениях обеих медалей были четко расписаны заслуги людей, которых можно было представить к наградам. А теперь ознакомимся с положением о медали "За спасение погибавших".

"Медалью "За спасение погибавших" награждаются граждане за спасение людей во время стихийных бедствий, на воде, под землей, при тушении пожаров, при других обстоятельствах".

Кажется все просто: спас - достоин награды. А если не спас, а при пожаре предотвратил взрыв, грозивший опасностью не одному, а десяткам людей? Или никого сам не спас, но зато руководил тушением пожара так, что это позволило спасти жизни многих?

И что значит "при других обстоятельствах"? Касается ли это сотрудника милиции или врача, который спас жизнь людям, попавшим в автокатастрофу? Ведь слова "под землей" в положении есть, а "на земле" - отсутствуют. Достоин ли награды человек, с риском для жизни освобождавший заложников?

Это не придирки. Государственный документ должен быть точным настолько, чтобы давать возможности разным толкованиям и домыслам.

Права награждения советскими медалями "За отвагу на пожаре" и "За спасение утопающих" в целях сокращения времени и бюрократических процедур Верховный Совет СССР передал в ведение верховных советов союзных и автономных республик, исполнительным комитетам краевых, областных советов народных депутатов, советов народных депутатов автономных областей, Московского, Ленинградского и Киевского городских советов народных депутатов.

Особых правил награждения в положении о президентской медали "За спасение погибавших" не прописано. Значит, проходить представление должно в общем порядке. А каков он, этот общий порядок, нам дает представление президентское "Положение о государственных наградах Российской Федерации".

Итак, представим, что гражданин Н., житель поселка Н. Н-ского района, Н-ской автономной области, Н-ского края далеко на востоке страны, рискуя жизнью, спас при наводнении трех погибавших. Что должны сделать те, кто решит представить героя к награде? Заглянем в указ президента РФ в редакции от 1 июля 1995 года # 554.

"5. Представления к награждению государственными наградами вносятся Президенту Российской Федерации:

руководителями федеральных органов государственной власти по согласованию с соответствующими главами республик, главами администраций краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов;

главами республик, главами администраций краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов по согласованию с соответствующими федеральными органами государственной власти.

Согласование должно быть документально оформлено до внесения представления к награждению".

Хорошо, что погибающих самоотверженные люди спасают не за награды, а в порыве человеколюбия. Будь иначе, гражданин Н. никогда бы не рискнул загружать заботами о его награждении столько сановных людей, начиная от главы сельского самоуправления до глав областей, краев, республик. А времени пройдет столько, что все забудут, кто кого и где спасал.

http://nvo.ng.ru/concepts/2006-04-07/4_law.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме