Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Главная задача - научить людей воевать"

Андрей  Лунёв, Красная звезда

07.04.2006


В войсках Командования специального назначения появится первый в Военно-воздушных силах зенитный ракетный полк постоянной готовности …

..."Боинг-727" шел к Москве из Пакистана под чужим бортовым номером. Дежурные силы войск противовоздушной обороны были переведены в готовность N 1 и через зональный центр на борт передали, что, если самолет не развернется, по нему будет работать дежурный истребитель. Иностранец решил не рисковать и развернулся. А спустя пару недель летевший из Франкфурта-на-Майне "Боинг", оказавшись в Московской зоне ПВО, перестал отвечать на все запросы с земли. Но когда по открытой связи прозвучала команда: "Дежурный истребитель, в воздух!", самолет вышел на связь и стал выполнять все команды диспетчера...
Эти примеры взяты из реальных ситуаций, произошедших в зоне ответственности войск Командования специального назначения (КСпН) в конце прошлого года. И такие случаи не редкость - прощупывание нашей системы противовоздушной обороны происходит постоянно. Ничего удивительного, ведь в современной войне, как показали боевые действия в Югославии и Ираке, первыми в бой вступят не десант и пехота, а именно авиация и средства противовоздушной обороны. О том, насколько готовы к отражению вероятного противника войска Командования специального назначения - правопреемник Московского округа ПВО, - накануне Дня Войск ПВО в эксклюзивном интервью "Красной звезде" рассказал командующий войсками КСпН генерал-полковник Юрий СОЛОВЬЕВ.


- Юрий Васильевич, с начала 1990-х стрельбы выполнялись отдельными зенитными ракетными и авиационными полками. Сейчас войска вышли на более качественный уровень боевой подготовки. Например, в августе прошлого года в объединении впервые за много лет прошло двухстороннее учение, на котором ударной авиагруппировке противостояла оборонительная группировка ПВО. Расскажите об этой тенденции, будете ли вы ее развивать?
- Начинали мы в 2003 году с корпусных учений. Тогда впервые за многие годы привлекли все имеющиеся в соединении ПВО силы и средства: истребительную авиацию, зенитные ракетные и радиотехнические войска. Управление в боевой обстановке впервые осуществлялось с помощью новой автоматизированной системы. И именно вопрос управления соединениями для руководящего состава оказался наиболее сложным, ведь до этого стрельбы проводились лишь отдельными полками. Ничего удивительного - с начала 1990-х годов из-за массовых сокращений и отсутствия учений командирами полков стали назначать офицеров, которые не имели опыта боевых стрельб на полигонах. Время шло, и они постепенно перешли в управления дивизий, корпусов. Меня как командующего очень встревожила низкая способность штабов управлять своими войсками в боевой обстановке. Поэтому пришлось, как говорится, с азов сначала "натаскивать" штабы в местах постоянной дислокации, а уж затем на полигоне. Нагрузка выросла в разы. Но когда люди увидели результаты своей работы, то в глазах появился блеск и возросла уверенность в своих силах.
В 2004 году мы провели учения с двумя дивизиями противоздушной обороны. Ну а в прошлом году, как вы верно отметили, впервые провели двухсторонние учения, когда воздушной армии противостояла оборонительная группировка корпуса ПВО. В ходе этих маневров отработали вопрос, который я даже не помню, когда отрабатывался в последний раз, - истребительная авиация ПВО прикрывала ударную - бомбардировщиков, штурмовиков и разведчиков. Более того, мы создали систему командных пунктов, благодаря которой офицеры приобрели ценнейший опыт управления войсками. Кстати, все это нам очень здорово помогло при организации противовоздушной обороны празднования 60-летия Великой Победы - впервые на базе подмосковного соединения ПВО мы организовали систему управления авиацией. Командный пункт соединения был совмещен с пунктом наведения авиации, что существенно повлияло на оперативность управления войсками.
На днях Военной инспекцией Минобороны был внезапно поднят по тревоге один из наших истребительно-авиационных полков на самолетах МиГ-29. Перебазировавшись в Астраханскую область, летчики выполнили боевые стрельбы на полигоне Ашулук. Затем бомбардировщики и штурмовики под прикрытием истребителей будут преодолевать противовоздушную оборону противника, в роли которого выступят зенитные ракетные и радиотехнические части, в том числе и Сухопутных войск. А летом на Ашулуке проведем дивизионные тактические учения с боевой стрельбой зенитных ракетных войск. Как видите, мы наращиваем темп боевой учебы. Ведь главное в боевой подготовке - не отчетность, а научить людей воевать.

- Будет ли ваш опыт проведения двухсторонних учений использован другими объединениями ВВС?
- Да, причем пойдут еще дальше. Мы дали очень хороший задел для дальнейшего развития боевой подготовки не только в Военно-воздушных силах, но и в Вооруженных Силах в целом.
Более того, последние несколько лет мы неоднократно обращались к начальнику Генерального штаба ВС РФ с предложением создать в войсках КСпН зенитные ракетные полки постоянной готовности. Ведь в Военно-воздушных силах в постоянной готовности должны быть не только авиационные полки, но еще и радиотехнические и зенитные ракетные. Поэтому считаю абсолютно логичным то, что до конца текущего года именно в нашем объединении появится первый в ВВС России зенитный ракетный полк постоянной готовности, который будет оснащен новой зенитной ракетной системой. В ближайшем будущем она придет на смену знаменитой "трехсотке". С одной стороны, для нас это почетно, с другой - огромная ответственность. Ведь к полку постоянной готовности абсолютно другие требования. Боеготовность техники и вооружения и укомплектованность личным составом должны быть стопроцентными. Это дорогое удовольствие. Но это повысит и уровень подготовки ракетчиков, и состояние техники. А темпы поступления на вооружение новой системы, как и создание полков постоянной готовности, будут напрямую зависеть от наличия средств, которые будут выделены нашим войскам на дальнейшее развитие.

- Однако развивать боевую подготовку, создавая полки постоянной готовности и выполняя поставленные задачи, прямо скажем, не легко. Ведь уже который год перед войсками Командования специального назначения стоят одни и те же проблемы, решить которые можно лишь на уровне Правительства РФ, - нехватка горючего, старение техники...
- К сожалению, обеспечение горюче-смазочными материалами с конца 1990-х осталось на прежнем уровне - ежегодно получаем всего лишь четверть от самой минимальной потребности. При этом количество решаемых задач, как вы видите, возрастает в разы. Работаем по международному договору "Открытое небо", наши пилотажные группы "Русские витязи" и "Стрижи" представляют Россию на различных мировых выставках - все это требует немалого количества топлива, которое идет не на боевую подготовку, а на выполнение государственных задач. Плюс к этому наша фронтовая и армейская авиация обеспечивает проведение батальонных, полковых и дивизионных учений Сухопутных войск. А лимиты все те же - не больше четверти... Но мы же не имеем права на четверть защищать Родину! Словом, если хотим иметь высокий боевой потенциал, альтернативы нормальному обеспечению войск топливом быть не может.
Вторая наша беда - состояние техники. Срок службы многих самолетов, зенитных ракетных систем, средств радиотехнических войск и систем связи - 15-20 лет - уже подошел к концу. Это конечно же негативно сказывается на безопасности их эксплуатации. Яркий тому пример - недавняя авария бомбардировщика Су-24М в Воронежской области. Летчики действовали грамотно, уверенно и приняли верное решение катапультироваться. Самолет уже был неуправляем и фактически развалился в воздухе на две части. Хорошо, что пока еще летный состав способен адекватно действовать в экстремальных ситуациях. Да, потеря самолета нас не красит, но я не вижу в аварии вины технического состава.
Состояние и исправность самолетов фронтовой авиации пока еще соответствует требованиям приказов главкома ВВС и министра обороны. Чего, однако, не скажешь об армейской. Большие проблемы и с несущими винтами, и с редукторами, и с другими комплектующими изделиями. Больших денег требует продление ресурса. К примеру, приезжают представители завода, посмотрели - вроде лопасти и двигатель у вертолета нормальные, подписали акт, и за это заплати 100-150 тысяч! Такая же ситуация и в транспортной авиации, особенно с самолетами, выпущенными еще на Украине во времена Советского Союза. Эксплуатировать их сейчас - очень дорогое удовольствие.
Ресурс зенитных ракетных комплексов С-300 остается минимальным. Слава Богу, ситуация со сменными элементами к комплексам, так называемыми ячейками, в прошлом году немного улучшилась. Для обеспечения безопасности во время мероприятий по празднованию юбилея Победы министром обороны России были выделены средства, чтобы выкупить с завода полторы тысячи ячеек. Это около трети от общего числа уже давно отремонтированных и складированных там сменных элементов. Тогда мы восстановили технику, но уже прошел год, и большая часть опять вышла из строя и требует ремонта. Однако в гособоронзаказе, к сожалению, все равно не выделено достаточно средств, чтобы выкупить все отремонтированные ячейки и блоки. Чтобы хоть как-то поддерживать боеготовность, вынуждены идти на крайние меры - снимать работающие узлы с одних единиц техники и переставлять на другие. Заступает, например, один зенитный ракетный дивизион на боевое дежурство - снимаем недостающие ячейки с других. И так далее. То же самое и в РТВ, и в авиации. Когда в 1985 году я командовал зенитной ракетной бригадой, частично небоеготовый полк - ЧП окружного, если не большего масштаба. А теперь - горькая правда жизни. Полк считался небоеготовым, если укомплектованность ЗИПа (запасные инструменты и принадлежности) была менее 80 процентов. Сейчас же она едва дотягивает до двадцати! Раньше на устранение неисправности на дивизионе тратили от пяти минут до двух часов, сейчас доходит до нескольких суток.

- Многие аэродромы, на которых базируется авиация Командования специального назначения, уже не отвечают современным требованиям и по инфраструктуре, и по системе связи. А ведь без нормального аэродрома, без управления с земли возможности истребителей резко снижаются...
- Да, и мы это понимаем. Впервые в ВВС масштабный ремонт аэродрома (Кубинка) - мы провели в 2004 году. Были затрачены колоссальные деньги - порядка двух миллиардов рублей. Но это того стоило, ведь сейчас Кубинка - аэродром 1-го класса с новейшей инфраструктурой и системой связи.
А в Тверской области уже в этом году будет проведен капитальный ремонт аэродрома, на котором базируется истребительная авиация. Произойдут расширение и удлинение взлетно-посадочной полосы, будет установлена новая система навигации, взлета и посадки. В общем, после ремонта аэродром сможет принимать самолеты любого класса - от легкомоторного самолета до стратегического бомбардировщика. Соответственно возрастут и боевые возможности авиации в этом регионе.
Кроме того, силами инженерно-аэродромных батальонов проводим плановый ремонт взлетно-посадочных полос, рулежек и стоянок для самолетов.

- Но, пожалуй, самая острая - жилищная проблема. Большое количество бесквартирных, невозможность отселения уволенных в запас военнослужащих из закрытых военных городков, ветхий жилой и служебный фонд, построенный еще при Берии...
- Это главный вопрос, который сегодня волнует меня как командующего. На протяжении многих лет пытаемся решить проблему ветхого жилого и служебного фонда наших зенитных ракетных частей. Пятьдесят шесть жилых городков подмосковного соединения ПВО построены еще в пятидесятые годы! Дома деревянные, удобства на улице - и это в ХХI веке!
Мы приняли волевое решение, и нас поддержали и главком ВВС, и министр обороны - хотим из пятидесяти шести городков оставить пятнадцать, но сделать их базовыми, с соответствующей системой жилищно-коммунального хозяйства. Построить новые дома со всеми удобствами, школы, детские сады, на позиции дивизионов военнослужащих развозить автотранспортом. Кстати, недавно, встречаясь с командующими войсками округов и флотов, начальник Генерального штаба ВС РФ отметил, что уже пора уходить от мелких разрозненных городков и создавать крупные.
В прошлом году несколько зенитных ракетных полков уже начали переводить в два базовых городка. Реализовать же целевую программу полностью при условии нормального финансирования (а потребуется порядка двенадцати миллиардов рублей) планируем за два-три года. Объем работы огромный. Чтобы восстановить инфраструктуру когда-то сокращенных и фактически брошенных баз, надо восстановить и жилищный, и казарменный фонд, и хранилища, не говоря уже о строительстве всего этого, как говорится, с нуля. Кроме того, для отселения из базовых городков военнослужащих и членов их семей, которые, как принято сейчас говорить, утратили связь с Минобороны, планируем использовать государственные жилищные сертификаты. А освободившееся жилье переводить в разряд служебного и обеспечивать квартирами действующих ракетчиков. Конечно, будут и новые квартиры. Например, уже в этом году по плану, который мы согласовали с начальником Службы расквартирования и обустройства Министерства обороны генерал-полковником Анатолием Гребенюком, нам выделят жилье в тех регионах, где мы будем сосредоточивать войска. Очень бы хотелось довести этот проект до реализации. Ведь технику мы когда-нибудь все же восстановим, а если не удержим офицеров в строю, то потом потеряем армию.
А вообще, считаю, что пора к государевым людям относиться по-государственному. Кроме обеспечения жильем необходимо увеличить оклады денежного содержания и обеспечить социальной защитой. Сложилось такое впечатление, что, принимая закон о монетизации льгот, никто не учитывал инфляцию. Как только добавили денег военнослужащим, сразу же подскочили цены во всех регионах. Про столичный и говорить нечего. Еще пару лет назад наш офицер с семьей мог снять квартиру в ближайшем Подмосковье за 200 долларов, а сейчас должен платить минимум 400. Поэтому офицеры в частях и ютятся по различным комнаткам, где уже не только по сроку эксплуатации здания, но и по санитарным условиям жить не положено. Выход вижу один - увеличить оклады. Но не на 1.000-2.000 рублей, а в разы. Увеличить настолько, чтобы военнослужащий, например, мог спокойно снять жилье и знать, что семья имеет крышу над головой и можно спокойно нести боевое дежурство. Знать, что сможет устроить ребенка в нормальную школу или при необходимости обратиться в частную клинику. Словом, если офицеры и дальше будут влачить по сути нищенское существование, в армии мы их не удержим.

- Спасибо, товарищ командующий, за интересное интервью.
- Спасибо вам. В преддверии Дня Войск противовоздушной обороны позвольте поблагодарить наших ветеранов за те традиции, которые они заложили. Хочу пожелать всем воинам Военно-воздушных сил и Войск противовоздушной обороны оптимизма и уверенности в завтрашнем дне. Уверен, в скором времени все встанет на свои места!

http://www.redstar.ru/2006/04/07_04/2_08.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме