Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Свидетель русской славы (Петровский путевой дворец в Москве - памятник победы в русско-турецкой войне 1768-1774 гг.)

С.  Малафеева, Победа.Ru

15.03.2006

10 июля 1774 г. навсегда вошло в историю России как день славной победы великой империи. В болгарской деревне Кючук-Кайнарджи был заключен блистательный мир с Турцией, согласно которому под власть императрицы Екатерины II попадали города Керчь, Еникале, Кинбурн, Кабарда. Россия получала право строительства военного флота на Черном море, беспрепятственный проход по средиземноморским проливам. Но, пожалуй, главным завоеванием страны стала независимость Крыма от Османской империи. Крым, откуда постоянно осуществлялись набеги ханов на южные границы, переходил под протекторат России. С этого момента начинается долгая история освоения прекрасной Тавриды, которая в 1783 г. была окончательно включена в состав России. И все же первым шагом в новой истории Крыма стал мирный договор 1774 г.

В честь этого события были устроены грандиозные гуляния на Ходынском поле. Екатерина II лично продумала план гуляний, посвятив им одно из своих писем. "Я приказала позвать Баженова, моего архитектора и сказала ему:...за три версты от города есть луг; представьте, что этот луг - Черное море и что из города две дороги; ну вот одна из сих дорог будет Танаис (Дон), а другая Борисфен (Днепр); на устье первого вы построите столовую и назовете Азовом; на устье второго - театр и назовете Кинбурном. Из песку сделаете Крымский полуостров, поместите здесь Керчь и Еникале, которые будут служить бальными залами. Налево от Танаиса будет буфет с угощением для народа; против Крыма устроится иллюминация, которая будет изображать радость обоих государств о заключении мира; по ту сторону Дуная пущен будет фейерверк, а на месте, имеющем изображать Черное море, будут разбросаны лодки и корабли, которые вы иллюминируете; по берегам рек... будут расположены мельницы, деревни, иллюминированные дома и, таким образом, у нас выйдет праздник без вычур, но, может статься, лучше других". Императрица явно лукавила - торжества, устроенные с подобным размахом, стали отнюдь не скромным праздником. План императрицы был выполнен зодчими В. Баженовым и М. Казаковым. Благодаря их усилиям, на пустынном Ходынском поле, протянувшемся вдоль Петербургского тракта, возник сказочный город. Крепости-павильоны, построенные в "мавританском" ("турецком") стиле; трибуны для зрителей в виде лодок и кораблей, создающие полную иллюзию морских пространств; многочисленные обелиски, иллюминированные разноцветными огнями, возводились из дерева, но были раскрашены под камень.

Праздник, устроенный с 21 по 23 июля 1775 г., удался на славу. В "Кинбурне" давались балы и театральные представления, в "Керчи" и "Еникале" проходили маскарады; "Азов" брался штурмом во время театрализованных представлений. "К удовольствию народа" на поле находился бассейн с виноградными винами, "быки жаренные покрытые камкою с прочими совместными припасами для народа", питейные дома и качели. По рассказу, приведенному М.И. Пыляевым, празднества проводились с небывалым размахом. 21 июля, в день их открытия, "государыня шла в малой короне под балдахином, рядом с ней наследник престола в адмиральском мундире с бриллиантовыми эполетами, перед государыней шел Румянцев, по сторонам процессии шли кавалергарды в своих богатых красных с золотом кафтанах, в шлемах с перьями, процессию замыкали статс-дамы и первые чины двора, залитые в золото и бриллианты. С первых шагов процессии началась пушечная пальба, загремели трубы и литавры, и раздался со всех сторон колокольный звон...". После этого был дан знак к началу празднества и толпа, в первую очередь, устремилась к столам с даровым мясом и вином. Екатерина смотрела гуляния с галереи, обставленной мебелью с отделкой серебром, обитая тигровым бархатом и белым атласом, украшенным букетами. Окна декорировали фарфоровыми вазами с цветами. В этот день для императрицы в "Азове" был дан обед на сто тридцать девять персон, а после представлена французская комедия. В галерее шла в это время русская опера "Иван-царевич", затем начался маскарад в турецких костюмах. 22 июля императрица, побывав в "Таганроге", купила много азиатских товаров, а вечером смотрела фейерверк. Дорога следования царского кортежа в Кремль была украшена деревянными щитами со шкаликами и плошками. На торжествах присутствовали великий князь Павел Петрович с супругой Натальей Алексеевной, а также турецкие послы (в Кремле прошел прием Турецкого посла Абдул-Кирима).

Екатерина осталась столь довольна гуляниями, что задумала поставить путевой дворец, который должен был стать местом отдыха после дальней дороги из Петербурга, прямо напротив Ходынского поля. Проектировать новое здание было поручено Матвею Федоровичу Казакову. Дворец, связанный с Ходынскими строениями и стилистически ("прекрасное здание мавританской архитектуры", писали о нем современники); и планировочно (его ось совпадала
с главной осью галереи Керчь-Еникале), таким образом, становился главным памятником победы в войне. В его архитектуре навсегда закреплялась память о блистательном мире и завоевании Крыма. Многочисленные башни-минареты окружали центральное купольное здание, ассоциировавшееся с русскими храмами, а, следовательно, победой христианства над мусульманством.

Дворец строился быстро. 17 ноября 1775 г. Кремлевская экспедиция определила фасады каменному дому со службами по Санкт-Петербургской дороге близ загородной дачи Высокопетровского монастыря, обязав архитектора асессора Казакова подать сведения о необходимом числе помощников и материалов. Архитектор подошел к строительству дворца с особой тщательностью. Он требовательно относился к материалам и лично следил за их качеством. В 1777 г. уже был возведен главный корпус, и Казаков посылает в Кремлевскую экспедицию список с указанием необходимых материалов для продолжения строительства. Наружные скульптурные украшения дворца выполнил из керамики мастер Иоганном Юстом осенью 1778 г. По описи 1779 г. видно, что дворец практически готов. Отделочные работы во дворце - установка украшений на лестнице, медальонов и венцов в главном зале, фонарей - велись до 1781-1783 гг.

Уже указывалось, что стилистически здание было связано с Ходынскими павильонами. Тем не менее, дворец представляет собой здание эпохи классицизма с четкой планировочной структурой, порталом и двумя фасадами. М.Ф. Казаков умело использовал сочетание белого камня и красного кирпича, удачно расположил здание на местности, процитировал в наружном убранстве детали как древнерусского зодчества (двойные арками с гирьками и кувшинообразными колоннами, узорные белокаменные наличники), так и готической архитектуры (стрельчатые окна). Исследования в ходе проводившихся в последнее время реставрационных работ показали, что первоначально дворец был полихромным благодаря сочетанию розовых, золотых, красных и белых цветов, ярко раскрашенных рогов изобилия. Наружные стены были окрашены суриком с киноварью и расшивкой швов под кирпич; междуэтажные карнизы и наличники имели желтовато-розовую окраску, колонны и полуколонны - более интенсивную розовую. Купол был крыт белой жестью, кровли - красной черепицей. Слуховые окна и крыши над лестничными клетками главного зала были покрыты черепицей, имитировавшей позолоту. В завершенном виде красочный дворец представлял собой подобие крепости, окруженной мощными стенами с тосканскими башнями-донжонами. Центр главного здания образовывал круглый зал, увенчанный великолепным куполом высотой 16 м. В его барабане были сделаны стрельчатые окна, придававшее залу зрительное ощущение наполненности светом. Вокруг зала располагалась четыре квадратных аванзала. В купольной части М.Ф. Казаков первоначально планировал разместить двуглавого орла, но затем заменил его шпилем-флагштоком. Центральный зал и аванзал были украшены гипсовыми медальонами с изображениями русских князей от Рюрика до Владимира. Эта серия, выполненная Ф. Шубиным для Чесменского дворца в Петербурге (тоже построенного в честь русско-турецкой войны), символически связывала два дворца-памятника; напоминала о славных походах русских князей к берегам загадочной Тавриды.

Наружный декор здания продолжал тему победы. Согласно описи дворца 1779 г. "со всех сторон корпуса на стенах... и слуховых окнах скульптурнаго украшения пирамидок, шаров и протчих резных званием штук больших и малых тысяча семдесят шесть..."; на полуциркульных служебных корпусов: "...на двух малых башнях на кумполах... по одной звезде из аглицкой жести..., да круг оных и всего корпуса каменных пирамидок больших и малых двадцать семь круглых штук". Пирамидки, означающие "знак славы и памяти добрых государей"; рога изобилия - "богатство, великодушие, изобилие всех благ, счастье, щедрость, великое имение, приобретенное трудами, торговлею, силою, могуществом, победами"; пресекающиеся рога - "чрезвычайное изобилие богатств, или плодов земных" - снова и снова прославляли величие и благополучие великой империи, славили ее победы.

Императрице дворец очень понравился. Екатерина II в первый раз остановилась в нем в 1787 г. Об этой остановке М.И. Пыляев писал: "есть предание, что государыня во время своего пребывания здесь отослала все назначенные для нее караулы солдат, сказав, что она хочет остаться во дворце под охраной своего народа". И после того, по легенде, толпы народа стали тесниться около дворца, остерегая друг друга, говоря: "Не шумите, не нарушайте покоя нашей матушки". Неизвестно, происходила ли подобная сцена в действительности, но современники вспоминали, что государыня несколько раз посещала дворец.

После смерти Екатерины Великой в Петровском путевом дворце в 1797 г. останавливался Павел I перед своим коронованием. Торжественный въезд в Москву происходил 15 марта. Император ехал верхом, а императрица в роскошной карете. На всем пути следования в Кремль шпалерами были выстроены войска, для зрителей и были устроены крытые галереи, поставлены пять новых триумфальных арок, а старые украшены живописью. После обряда венчания на трон в Успенском соборе Кремля, Павел I прочел акт о престолонаследии. Более 600 человек были награждены чипами, орденами и имениями. Со времени этой коронации, Петровский дворец стал непременным участником торжественной церемонии. Все русские государи, перед венчанием на царство, останавливались именно здесь. Включение дворца-памятника в церемониал самого важного для России торжества, еще раз подчеркивало значимость для русского двора победы в русско-турецкой войне.

В 1801 г. колокольный звон приветствовал здесь будущего императора Александра I, а через 11 лет - в 1812 г. - первопрестольная утонула в тревожном набатном звоне. Армия Наполеона вступила в Москву. Ненависть русского народа к врагу вылилась в пламень московского пожара, в котором чуть было не погиб сам Наполеон. Лишь с помощью попавшихся навстречу солдат Наполеону и его спутникам удалось выбраться из пылавшего города. Проблуждав целый день в поисках пути, они только к вечеру достигли Петровского дворца, изнемогая от усталости. С его балкона Наполеон созерцал страшный пожар Москвы. Возле Петровского дворца, где Наполеон провел четыре дня, скоро образовался целый лагерь французской армии. "Небольшое количество домов, - писал француз-очевидец, - расположенных около дворца, не могло приютить громадного количества народа, стоявшего в этой местности: люди, лошади, экипажи помещались под открытым небом среди поля. Штабы, расположенные со своими генералами вокруг дворца, устраивались в английских садах, ютились в гротах, китайских павильонах, киосках, садовых беседках. Лошади, привязанные к акациям или липам, отделялись одна от другой питомниками или грядками из цветов". Пострадала и вековая роща у Петровского дворца. Самые большие деревья были срублены для устройства землянок. Офицеры построили их с дверьми, окнами, обставили зеркалами, мебелью и коврами, взятыми из барских домов.

После отступления Наполеоновской армии из Москвы дворец был разрушен: рухнула алебастровая лепнина купола, пострадали перекрытия залов первого этажа. В таком виде он простоял до 1826 г., пока на него не обратил внимание император Николай I. В том же году архитектор И. Таманский составил смету на восстановление дворца. В 1834-1836 гг. предлагался ряд проектов по изменению фасадов дворца с усилением готического элемента (М. Лопыревского, И. Михайлова, П. Герасимова, П. Таманского); эти проекты не были одобрены. Император, понимая символическую значимость здания, приказал восстановить дворец в соответствии с первоначальным замыслом Казакова. Ремонтные работы в здании проводились в 1836-1837 гг. в связи с приездом Николая I в Москву и в дальнейшем перед очередными коронационными торжествами.

Сильное впечатление на современников произвели празднества, связанные с коронацией Александра II. Корреспондент лондонской газеты "Таймс" подробно описывал их: "Торжество было во всех отношениях величественное и поразительное; богатство огромного Царства было выставлено напоказ с восточною роскошью, и последняя на этот раз соединилась со вкусом образованного Запада... Великолепие карет и мундиров, ливрей и конских сбруй было достойно римских цезарей или знаменитейших властелинов Востока....Во всю ширину улицы ничего не было видно, кроме блестящей массы значков, кольчуг, стали, перьев и ярких цветов; ничего не было слышно, кроме радостных клыков народа, фырканья лошадей, звука оружия, боя барабанов и покрывавшего все звона колоколов. Тотчас же за черкесским конвоем и дикими башкирами следовал эскадрон черноморских казаков... Лес длинных красных пик придавал этой кавалькаде необыкновенный вид.... Значительнее всего была кавалькада, состоявшая из представителей азиатских народов... Здесь можно было видеть одежды всех столетий, блиставшие роскошью; здесь были башкиры, черкесы, абхазцы, в панцирях и тонких кольчугах, калмыки, казанские и крымские татары, мингрельцы, каракалпаки, дагестанцы, армяне, гурийцы, грузины, курды, дикие горцы, обитатели таких стран, куда не проникал ни один образованный европеец... Эта группа подвластных России народов представляла для иностранцев самую лучшую часть кортежа. Какое воспоминание о величии и могуществе России унесут эти люди с собою к своим далеким племенам! Они промелькнули мимо нас в полном блеске, как сон из тысячу одной ночи...". Не менее великолепными были торжества в честь Александра III и Николая II. После коронации для народа устраивался великолепный праздник на Ходынском поле. Для императоров, продолжавших традиции Екатерины возводились специальные царские павильоны; для народа - накрывались столы и раздавались подарки. К несчастью, со времен коронации последнего русского императора, Ходынка стала символом мучительной смерти тысяч людей, а ее славное прошлое было забыто.

Постройка царского дворца пробудила интерес к Петровской роще среди московской знати. В конце XVIII-начале XIX, вв. здесь находились дачи Апраксина, Барятинского, Голицына, княгини Волконской. Предприимчивые торговцы открывали трактиры, предназначенные для проезжающих и для народа, стекавшегося сюда, чтобы посмотреть на царский дворец. Но за пределами рощи в сторону Москвы тянулась унылая картина заброшенной выгонной земли, которая еще больше усугубилась после французского нашествия. В 1827 г. Николай I утвердил план устройства Петровского парка, составленный архитектором А. Менеласом. На месте рощи планировалось разбить регулярный парк с расходящимся от дворца лучами кленовых и лиловых аллей, а соседняя пустошь Масловка предназначалась для устройства пейзажного парка с извилистыми дорогами, с прудом и ажурными мостиками на речке Пресне. Заказ был сдан подрядчикам с торгов и выполнен в 1826-1829 гг., но окончательно оформился и обустроился Петровский парк только в 1830-х гг. Практически работами в парке ведал архитектор И. Таманский, а всем строительством управлял сенатор, начальник Московской комиссии от строений Александр Александрович Башилов. В 1836 г земли в парке стали раздавать под дачи. За раздачей земель наблюдал Башилов. В 1835 г. - в парке появился деревянный театр, выстроенный архитектором М.Д. Быковским в стиле "неоклассицизма", а в 1837 г. увеселительное заведение "Воксал". Современники отметили невиданную для той поры быстроту устройства парка и театра. Об этом восторженно писал известный романист М.П. Загоскин в 1844 г.: "давно ли здесь было чистое поле, на котором не росло ни одного деревца, не красовалось ни одного домика; направо единообразное и бесконечное Ходынское попе, налево продолжение того же поля, песчаная земля, глиняные копи, кое-где гряды с тощей зеленью и несколько лачужек, в которых жили огородники; вот все, что представлялось вашим взорам, когда вы, миновав Петровский дворец, прекрасное здание мавританской архитектуры, продолжали ехать к Тверской заставе. А теперь!.. Посмотрите, каким роскошным ковром раскинулся этот веселый парк, как разбегаются во все стороны его широкие, укатанные дороги, с каким изящные вкусом разбросаны его рощи, опушенные цветами и благовонным кустарником; какой свежей и яркой зеленью покрыты его обширные поляны; так мил и живописен этот небольшой пруд со своими покатыми берегами и прелестными мостиками! А это тройное шоссе с двумя бульварами, обставленное с обеих сторон загородными дамами, которые, начинаясь от заставы, тянутся до самого парка; эти дачи, которые охватили такой разнообразной и красивой цепью строений большую часть парка; эти чистые и веселые домики, которые столпились: вокруг дворца; эта игрушка - летний театр, со своим греческим портиком и огромный вокзал со всеми своими затеями - лет десять тому назад обо всем этом и речи не было!".

Прекрасный зеленый массив, волнующий воображение Петровский замок, удобное сообщение придавали Петровскому парку в глазах любителей загородных прогулок и увеселений необыкновенную привлекательность. Большой популярностью в среде московских аристократов пользовались гуляния в парке, ежегодно открывавшиеся 22 июля (4 августа), в день именин императрицы Марии Александровны, которые сопровождались фейерверками. По воскресеньям устраивались гуляния в экипажах и чаепития возле дворца. Петровский парк пользовался популярностью и у простого народа в праздничные и воскресные дни. О Петровском парке с восторгом писал знаменитый критик В.Г. Белинский: "Какое очаровательное гулянье этот Петровский парк! Нет лучшего гуляния ни в Москве, ни в ее окрестностях! Тут соединено все - и природа, и искусство, и деревня, и город...".

К концу века парк меняет свою социальную принадлежность - дачи переходят в руки купцов, а главной его достопримечательностью становится целое созвездие ресторанов, в свое время не менее известных, чем знаменитый "Яр". Таким был ресторан "Стрельна" близ Петровского-Зыкова, имевший зал с эстрадой и роскошный зимний сад. Его владелец С.Н. Натрускин собирал экзотические растения со всего мира. В саду была устроена система горок и гротов, в бассейнах плескалась разнообразная рыба. Гремели на всю Россию и другие рестораны - "Аполло", "Мавритания", Эльдорадо". На территории парка существовала система садов: разные владельцы брали в аренду землю в парке, устраивая там аттракционы, кафе, рестораны. Владелец сада "Фантазия" В.А. Взметнев, выкупивший его у прежней хозяйки, устроил в саду летний театр, буфет-ресторан, музыкальную эстраду, гроты и беседки. В 1900 г. новый хозяин сада купец В.С. Самойлов переименовал его в "Альгамбру". При нем театр был электрифицирован, в саду устроили цирковую эстраду. С.А. Суровежину в 1910 г. принадлежал второй сад "Фантазия", где имелись театр, кегельбан, эстрада, буфет, бильярд и беседки, затем появился и кинематограф.

Новая страница в истории дворца была открыта после 1917 г. С 1923 г. здесь размещалась военно-воздушная инженерная академия имени Н.Е. Жуковского, преобразованная из Института инженеров Красного Воздушного Флота, здание было переименовано во дворец Красной авиации, что во многом предопределилось местонахождением дворца рядом с единственным в то время аэродромом. Парк еще некоторое время продолжал существовать, но в 1928 г. значительная его часть была снесена для постройки известного стадиона "Динамо".

Вряд ли гуляющая по аллеям парка праздная публика девятнадцатого века или футбольные болельщики века двадцатого вспоминали о ходынских торжествах 1775 г. Но загадочный замок "в виде кружала, со многими башнями" продолжал будить воображение москвичей. Кто знает, не прекрасные ли "минареты" Петровского дворца служили источником вдохновения для бывавших здесь в разные годы Лермонтова и Некрасова, Бунина и Лескова, Толстого, Осоргина и многих других поэтов и писателей. В своих знаменитых строках А.С. Пушкин называет дворец "свидетель падшей славы". Переиначив слова поэта, можно назвать прекрасный замок свидетелем русской славы, славы великой империи, победившей на поле боя огромное турецкое войско, расправившейся с многочисленной французской армией, освоившей далекие южные территории. Свидетелем этих и многих других событий и стал дворец-памятник, до сих пор украшающий собой столицу России.

http://www.pobeda.ru/biblioteka/petrovskiy_dvorets.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме