Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Приют для отставного разведчика

Десятина

28.11.2005

Спроси пустыню...

3 января 1995-го, в самом начале первой чеченской войны, погиб его друг подполковник Сергей Петрушко. Тоже разведчик, который в своё время, сменив Алёхина, сел за его стол в штабе. Серёга погиб как-то не по-разведчицки нелепо, хотя разве бывает что-то вообще нелепее смерти молодого крепкого мужика?.. Но чего мудровать: "лепо-нелепо", война - работа наша, и разбор любой операции или боя надо проводить по-военному чётко...
Алёхин, окончив Алма-Атинское ВОКУ, стал не просто офицером, но разведчиком, причём с горной подготовкой. И по всему Чечня-Ичкерия местом его работы оказалась вполне закономерно. Но случится это аж через десять лет.
А тогда, в 1985-м (теперь вспоминает с горькой иронией), он просто "задолбал" по молодости начальство рапортами - "направьте в Афганистан... по профилю...". И ведь служил не где-нибудь в таёжном углу - в Калининграде служил, потом в чистеньком латвийском Адажи. Но "за речку" его всё-таки направили. За что боролся, на то... Через несколько месяцев лейтенант Алёхин схватил такой "восточный букет", что врачи ташкентского госпиталя, пока лечили, словно на ромашке гадали: выживет - не выживет. И гепатит, и малярия, и ещё какая-то...ия, может быть, военная стихия. Симптоматика, говорят, была странноватая. Что это было? "Спроси пустыню-ю..."
Пока лечился разведчик Алёхин, заболела перестройкой любимая страна. Заболела серьёзно, с атрофией многих органов, потерей жизненно важных функций, с амнезией, с целым комплексом фобий и маний, другими осложнениями, от которых ни лекарств, ни лекарей... Что до военного организма-механизма, то и он не избежал всего этого: ампутация-усечение, пересадка-трансплантация членов-сочленений-соединений, короче - передел и перекрой по живому.
Алёхин служил тогда на Да-а-льнем Востоке, уволился бы "вчистую", попав под сокращение, пустился бы со своими разведчицкими знаниями да малярийно-афганским опытом в волны рыночно-рваческих отношений, если бы...
Начни мы это повествование по привычной схеме: "перво-наперво родился я...", узнали бы, что отец Олега Алёхина - полковник запаса; командовал Николай Николаевич конвойным полком и не всеми сослуживцами и старшими начальниками был забыт. Один из таких опытных кадровиков Главка ВВ и приехал на Дальний Восток навербовать из армейцев достойных офицеров для доблестных ВВ. Услышав знакомую фамилию "Алёхин" в числе собравшихся "на дембель", попросил Олега задержаться. Попенял примерно так - батя твой 30 лет внутренним войскам отдал, авторитетным командиром полка ушёл в запас, а ты на гражданку собрался. Не годится, давай, Олег Николаевич, к нам.
Слово за слово - уговорил. К тому же в ту пору формировалась 100-я ДОН, где и разведчики были нужны.
Был Карабах, были горы, была разведка, только-только встававшая на ноги... Главное для Алёхина - служба продолжалась...

И был ему сон...

Переживать-горевать о первых тяжёлых потерях было некогда - война набирала обороты, и едва ли не каждый день надо было идти в разведку, на операцию, а то и принимать бой... Работа такая. От неё устаёшь быстро. И надо найти возможности снимать чудовищный стресс. Не водкой, конечно. Водка - гиблое дело, тем более на войне, где концентрация внимания, отточенность мысли, твёрдость глаза и воли - непременные условия для победных действий любого офицера, тем более - разведчика и спецназовца.
...Было это через несколько дней после гибели Петрушко и накануне серьёзной спецоперации с участием разведки и спецназа. После проработки с командирами мельчайших деталей завтрашнего рейда Алёхин моментально провалился в сон.
Сны он не запоминал. А может, их и вовсе не было после сумасшедших рваных будней, где ночь - в работе, день - в подготовке к ней. Прикорнёшь в неурочный час - там если и сон, то короткометражный, на рваной плёнке... А тут! Видение это Алёхину вошло в память и сердце навсегда - оно перевернуло его всего.
- Пришёл благообразный такой человек с длинными волосами, с бородой, весь в белых одеждах. Взял за руку меня и повёл... над землёй, над рекой, которую мы завтра должны были форсировать. Так вот, тот провидец мой и наставник ведёт меня над водой и указывает шесть точек, где смерть нас ждала! А ещё в том видении мой Вася Чубенко - взводный, парень деловой, красавчик просто - на переднем БТРе взрывается. У меня в мозгу что-то - бум! Сплю дальше, и эта же картинка три раза (!) прокручивается.
Утром вызываю Васю. Так, мол, и так, говорю, останешься сегодня на базе - сам поеду, так надо.
Он начал было возражать, потом козырнул вяло: "Есть!", а сам, негодник, на другой БТР вскочил.
Подъехали к той реке. Сапёры - вперёд, по бродам. Их было два, подходящих, наезженных. Возвращаются, докладывают: "Товарищ майор, нашли пять мин". У меня волосы на голове шевельнулись. Говорю: "Молодцы, парни! Ищите шестую!" Они переглянулись: "Да мы оба брода прошарили по камешку, всё чисто!" - "Ищите ещё одну!"
Нашли!!! "Духи" её грамотно заныкали под сплющенным ведром.
А потом видение обрело реальные черты: за рекой мы попали в бандитскую засаду, на моём БТРе заклинило пулемёт, я был ранен и контужен...
А человек в белом приходил ко мне ещё и в госпиталь, взяв с меня обещание веру православную принять. Позже мне подарили альбом с репродукциями православных икон. Я стал пристально вглядываться в лики и на одной из икон узнал Его, Человека в белом, моего и моих бойцов Спасителя. Под репродукцией стояла подпись "Иисус-Воин" ("Иисус-Воин" - изображение, довольно редкое для русской иконописи. Впервые встречается на "Четырёхчастной" иконе из иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля. Датируется серединой XVI в. - Ред.)

Приют...

Какое тихое, незлобивое, умиротворяющее и одновременно сиротливо-жалкое слово. По словарю это, во-первых, "место, где можно укрыться от чего-либо, побыть, отдохнуть; пристанище, прибежище"; а во-вторых - "благотворительное учреждение для воспитания сирот и беспризорных детей в дореволюционной России".
Нынче какая у нас Россия - дореволюционная или послереволюционная?.. Нет ответа. Зато приюты для сирот и беспризорных есть. Их куда как мало - просто мизер для тысяч и даже миллионов мальчишек и девчонок, бродяжничающих по постперестроечным пространствам.
Неудивительно, когда видишь и слышишь, что создаются разного профиля кадетские классы и корпуса - морские, авиационные, десантные, казачьи, милицейские, налоговой полиции, спасателей... Веяние времени, говорят, правильное мужское воспитание, радуются... Естественно, что приходят туда работать нестарые еще отставные военные. Но вот что удивительно - подавляющее большинство кадет в корпуса и классы приводят за руку (читай - привозят на иномарке) вполне обеспеченные родители. Они-то скоро усвоили, что, во-первых, их чада за государственнный счёт получат образование, несравнимо лучшее, чем в обычной школе (в "кадетке" за качество знаний борются опытные педагоги, которые проводят с кадетами и самоподготовку, бесплатное репетиторство, "натаскивание" в вуз, дополнительные занятия с отстающими, всевозможные факультативы и кружки). Кадеты, в отличие от прочих школьников, лучше развиваются физически, имеют неплохую учебно-материальную базу, занимаются спортом в то время, когда их сверстники слоняются по улицам и скверам с бутылкой пива и сигаретой.
Каждый мэр или губернатор считает за честь создать свой "фирменный" кадетский корпус и держать его как "визитную карточку" для VIP-гостей и высоких проверяющих. Перед строем чистеньких и одетых в униформу ребятишек руководитель имеет право сказать: "Участвуем в выполнении государственной программы патриотического воспитания граждан России".
Благое дело - повсеместное создание кадетских классов и корпусов; их приходилось видеть в Тамбове, Оренбурге, Санкт-Петербурге, Ставрополе. Встречал среди педагогов и наших, вэвэшных, офицеров запаса. Трудятся, доложу я вам, с превеликим энтузиазмом и преданностью избранному делу.
Возвращаясь к Алёхину, замечу, что он, после излечения, нескольких лет службы в ОДОНе, увольнения в запас и даже попытки устроиться в бизнесе, пришёл-таки к военно-педагогической стезе, став заместителем директора 3-го Московского кадетского корпуса налоговой полиции по воспитательной работе. И трудился бы по сей день, но... Алёхина заметили - заметили его способность работать по 25 часов в сутки, желание отдавать детям себя без остатка, знания тёртого жизнью человека, настоящего воина, побывавшего и "за речкой", и в войнах в пределах Отечества.Его убедили возглавить государственный социальный приют для детей и подростков "Красносельский", который открылся в феврале 2004 г. 30-40 ребят от трёх до восемнадцати лет живут здесь в среднем по три месяца. "Переменный контингент" - это не кадеты из благополучных семей. Кто и как попадает сюда? Кто и как себя ведёт? Кому и какая дальнейшая судьба уготована? Признаюсь - ответы на эти и многие другие вопросы для меня, военного журналиста, оказались тайнами за семью печатями. Несколько лет назад, когда с пеной перестройки в Москву хлынули потоки беженцев-переселенцев-торговцев-авантюристов-беспризорников, они воспринимались как неизбежные издержки "обновленческих" процессов. Потом только стало доходить - какие же это "издержки", это ведь живые люди! Не далее Курского вокзала, под боком, наш коллега Борис Булгаков познакомился с целым взводом "вокзалят" (так был назван его горестный репортаж о беспризорниках).
Вряд ли кто назовёт вам их точную цифру - в газетных публикациях она вертится вокруг двух миллионов.
Из них 30-40 - обитатели приюта "Красносельский". Милиция собирает их по вокзалам, подвалам, подворотням. Развозит сначала по больницам для обследования и лечения несовершеннолетних бродяжек, а спустя пару недель - по приютам. За три месяца надо определить, куда ребёнок будет отправлен на "постоянку". А выбор здесь невелик: детдом, интернат или "неблагополучная" семья, откуда дети уже не раз сбегали.
Замкнутый круг, по которому, как лошади с завязанными глазами, бегают все: чиновники, милиция, педагоги, депутаты... А дети? Будущее России...

С кем пойдём в разведку?

Сам отец двух сыновей, за время службы на войне повидавший и повоевавший рука об руку с десятками солдат, многие из которых были такими же беспризорниками, детдомовцами, оторвышами, О. Н. Алёхин всерьёз намерен бороться за судьбы детей, которые ему доверяют сейчас... на три месяца. На базе приюта он предлагает создать социально-реабилитационный центр с военно-патриотической направленностью, где дети от 12 до 18 лет будут становиться гражданами, готовыми к защите Родины. Смогут выбирать - гражданский вуз, военный, службу по контракту.
Знакомство с приютом состоялось в День защитника Отечества. Мы с фотокором Олегом Смирновым увидели здесь своих старых товарищей: полковника запаса С. Джобадзе и полковника Ю. Дидковского. Первый участвовал в становлении офицера Алёхина во внутренних войсках, не раз бывал с ним в боевых делах в Карабахе, Северной Осетии, Ингушетии, Чечне. А второй, командир отряда спецназа "Русь", шефствует над алёхинскими "спецназятами" - устраивает для них показательные занятия своих специалистов, приглашает даже на сдачу на краповые береты в отряд. Детвора видит спецназ не "по ящику" и с младых ногтей верит не в киношного качка Рэмбо, а в настоящего русского солдата.
И автомат Калашникова десятилетние пацаны разбирают-собирают не в принудиловку, а с азартом. А песни военных лет в день 60-летия Великой Победы как пели! "Землянка" звучала так, что слёзы наворачивались не только у седых ветеранов. Алёхин с коллегами, а в приюте "Красносельский" работают люди с добрым сердцем и благими помыслами, стараются с первых дней пребывания там ребёнка затронуть его заветные струны. Хочешь рисовать - сделаем из тебя художника (там занимаются даже художественной керамикой), понравился спецназ - будешь тренироваться с рукопашниками, любишь читать - выбирай по душе книги в библиотеке...
Алёхину больно расставаться со своими детьми через три месяца - сердце разрывается и у него, и зачастую у малолетки. Малолетка, малолеток... Словно подранок...
Дай-то Бог разума и воли чиновникам-начальникам-руководителям органов соцзащиты, образования, внутренних дел, депутатам, прокурорам, чтобы тысячи беспризорных ребятишек нашли свой приют на годы, а своего Алёхина - навсегда.
Если они будут вместе, вырастут настоящими: с ними можно будет и в разведку пойти.

http://www.desyatina.ru/sv-nomr/10-05/priut.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме