Прокуратура на защите русской чести

Почему прокуратура неожиданно отказалась от поддержки обвинения в деле Александры Иванниковой?

Неожиданно для всех прокуратура отказалась от поддержки обвинения в деле Александры Иванниковой, признав, что москвичка, случайно убившая насильника, находилась в состоянии необходимой обороны. Ранее прокуратура уже отказывалась от обвинения и фактически поддержала пересмотр приговора высшей инстанцией, отправившей дело на повторное рассмотрение. Но затем, в ходе повторного процесса, прокуроры "шили" обвиняемой умышленное убийство до последней возможности. И поворот на последнем заседании вызвал ступор и у тех, кто Иванникову поддерживал (и с мрачной решимостью ждал обвинительного приговора), и у тех, кто пытался Александру посадить - а это уже не только родственники насильника, но и широкие круги правозащитной и русофобствующей "общественности".

Возможно, что родственников Багдасаряна, стремившихся посадить Александру, подвела именно попытка политизировать контекст дела. В то время как защитники Иванниковой, вопреки всем усилиям прессы, отстаивали позицию, что это дело не национальное, а связанное с самообороной, правозащитники старались потребовать обвинительного приговора Иванниковой как приговора неправового, как акта "толерантности" и "борьбы с ксенофобией". И перестарались.

Как ни странно, но довольно значительную роль в таком повороте событий сыграл Правый Марш 4 ноября. Точнее истерическая, агрессивная реакция на него либеральной прессы, устроившей форменную медиаистерику по поводу "угрозы русского фашизма". Истерика осуществлялась в таких наглых, циничных и откровенных формах, носила настолько скоординированный характер, что подвела своих организаторов. Так же, как подвела Михаила Борисовича Ходорковского 2,5 года назад скоординированная истерика подконтрольных ему СМИ по поводу доклада Белковского. И тогда, и теперь власти неожиданно для себя обнаружили масштабы той травли, которую могут осуществить подконтрольные не им СМИ и степень влияния медиакратии на умственно неустойчивых политиков, которые немедленно начали "проклинать фашизм", хотя отмашки на это сверху им никто не давал. Реакция была весьма резкой, вплоть до определенных кадровых решений, и есть основания полагать, что она будет достаточно жесткой.

В общем, подвела обычная для некоторых кругов нашей медиакратии самовлюбленная наглость, в сочетании с верой, что этой наглостью можно добиться всего. Как выяснилось, некоторые границы у этой наглости все же есть. И посадить явно в угоду "борцам с ксенофобией" и этнической общине невинную жертву насилия, пойдя тем самым на острый конфликт с русским обществом, власть, все-таки, не решилась. Это действительно было бы уже открытое объявление войны русским. Наглое беззастенчивое поведение "правозащитников", рекомендовавших "отщепенцам, называющим себя русскими патриотами платить налоги и на том ограничить свою гражданскую активность", а на случай, если они не уймутся готовиться к возможной гражданской войне. На таком фоне любой приговор, кроме оправдания Иванниковой, причем оправдания досудебного, был бы для государства суицидным. Конечно, к суицидным попыткам нам за последний год не привыкать, но у всего есть предел.

В общем, провокационная "антифашистская" истерика СМИ на фоне французских погромов выглядела особенно угрожающе и отталкивающе, что и вызвало, думается, ту обратную реакцию, с которым и был связан новый поворот в деле Иванниковой. Все хорошо, что хорошо кончается, и, будем надеяться, что и эта история закончится хорошо и для Александры, и для тех, кто ее поддерживал. Однако "осадок" в любом случае остался. И этот осадок - крайне некрасивое поведение армянской диаспоры в Москве, однозначно вставшей на сторону "своего".

В дело борьбы за осуждение Александры дружно включились армянские адвокаты. И наоборот, многие армяне, считающие поступок Иванниковой правильной попросту побоялись выступить в ее поддержку из-за опасения испортить отношения с диаспорой. В этом знаковом инциденте армянская диаспора Москвы не побоялась фактически солидарно выступить против русских, против заявленных защитниками Иванниковой моральных и социальных принципов в отношении самообороны, да еще и прибегнуть к аргументам от "ксенофобии". Ранее настолько агрессивное "диаспоральное" поведение армян в отношении русских, да еще и в столице, было нехарактерно, отношения между двумя народами строились на принципе союзничества, причем армяне воспринимали свою задачу в России как служение ей и искренне стремление обрести в ней Родину. Причем в личном качестве, а не в качестве закрепляющейся на чужой территории "мафии".

Отношения союзнические от отношений мафиозно-клановых, отличаются, в частности, тем, что те общие принципы взаимного уважения и общие ценности, на которых строится союз, имеют для обоих народов более важное значение, чем узко-клановая солидарность, требующая "не выдавать своих", даже если они преступники и нарушают принципы союза, позорят народ. Диаспоральное, клановое поведение армян в последние годы в России становится все более и более заметным. И внешняя оценка представителей этого народа русскими вступает в серьезное противоречие с внутренней самооценкой армян. Те представляют себя людьми тактичными, интеллигентными, цивилизованными, в отличие от выходцев из мусульманских регионов, искренне благорасположенными к России. А извне воспринимаются как наглецы, не считающиеся ни с законом, ни с обычаем, не уважающие русских. Другими словами, как типичные "хачики" этнофобского фольклора.

Вред, в итоге, будет нанесен самим же армянам, причем как в Армении, так и в России. Закрепление в обществе негативного стереотипа в отношении армян подорвет позитивную оценку военно-политического союза с Арменией в русском обществе, появятся многочисленные сторонники ужесточения визового режима и т.д. А армян в России начнут воспринимать не как людей, способных легко интегрироваться в русский социум, а как еще одну закрытую клановую и агрессивную структуру. И вести себя по отношению к ним будут соответственно. Кому от этого будет лучше? Уж точно не самим армянам. Ошибка диаспоры в деле Иванниковой может обойтись им весьма дорого.

http://www.pravaya.ru/dailynews/5674
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий