Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Михаил Антонович Жебрак

Н.  Кузнецов, ИА "Белые воины"

21.11.2005


21 ноября - в день Собора Архистратига Михаила - праздник всех Дроздовских частей ( отрывок из готовящейся к выходу книги "Дроздовский и дроздовсцы") …

Михаил Антонович Жебрак1 родился 29 сентября 1875 года в Гродненской губернии. Происходил он из крестьян (как и многие другие известные участники Белого движения)2. 9 сентября 1894 года Жебрак подал прошение на Высочайшее имя и был определен на службу в 103-й Петрозаводский пехотный полк на правах вольноопределяющегося 2-го разряда. Меньше чем через год - 11 августа 1895 года он был произведен в младшие унтер-офицеры и уже через двадцать дней зачислен в младший класс Виленского пехотного юнкерского училища, которое успешно окончил по 1-му разряду через три года и был произведен в подпоручики (Высочайшим приказом от 1 ноября 1898 года). Первым местом службы молодого офицера стал 188-й пехотный Введенский полк3. Столь успешное начало карьеры для выходца из крестьянской семьи, на наш взгляд, однозначно свидетельствует о его незаурядных способностях и врожденной любви к военной службе. Впрочем, и дальнейшая судьба М.А. Жебрака подтверждает данный факт.

Получив офицерские погоны, Михаил Антонович стремился продолжить свое образование. 20 сентября 1902 года он был командирован в Военно-топографический отдел Генерального штаба, а через восемь дней - прикомандирован к Военно-топографическому училищу для изучения черчения и съемки. 15 апреля 1903 года Высочайшим приказом М.А. Жебрак был произведен в поручики. В дальнейшем он предполагал поступить в Академию Генерального штаба. Но для этого офицеру, окончившему училище по 1-му разряду и имеющему пятилетний опыт службы, необходимо было сдать экзамены за полный курс кадетского корпуса, что он и сделал в апреле-мае 1903 года при 1-м кадетском корпусе4.

12 мая 1904 года поручик Жебрак был командирован в Штаб Виленского военного округа "...для держания предварительного экзамена на предмет поступления в Николаевскую Академию Генерального штаба"5. Но, начавшаяся Русско-японская война помешала реализации этих планов. С 9 ноября 1904 года М.А. Жебрак командует 4-й ротой 20-го Стрелкового полка. В его составе он принял участие в Русско-японской войне.

Полк, в котором служил поручик Жебрак, входил в состав Сводно-Стрелкового корпуса, входившего, в свою очередь, в состав 2-й армии. Михаилу Антоновичу довелось принять участие в ожесточенных боях, развернувшихся в районе деревни Сандепу. Уже в одном из первых боев М.А. Жебрак совершил подвиг, отмеченный высшей военной наградой Российской Империи - орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени. Правда награда эта нашла своего героя лишь через... 10 лет.

Впрочем, обо всем по порядку. Вот как описан подвиг офицера в Высочайшем приказе о награждении: "18 ноября 1904 года...во время атаки деревни Чжантанхенань, в районе Сандепу, заметив опасность для левого фланга нашего боевого расположения от анфиладного огня неприятеля из занятых им фанз, в сознании гибельной опасности промедления каждой минуты, по собственному почину личным примером поднял одну полуроту 20 стрелкового полка, повел ее на фанзы, выбил из них неприятеля и прекратил его губительный огонь, чем обеспечил на этом фланге свободу действий нашего отряда и тем оказал решительное содействие к занятию означенной укрепленной деревни"6. Однако, во время тяжелых боев, а также из-за последовавшего тяжелого ранения (о котором мы расскажем ниже), М.А. Жебрак не очень задумывался о том, что совершенный им поступок является подвигом, достойным высшей награды. Впервые ходатайство о награждении было возбуждено начальником Военно-юридической академии 19 ноября 1911 года. Сведения и свидетельства о событиях ноября 1904 Жебраку удалось собрать лишь к 1912 году. Однако, тогда ему было отказано в награждении, со ссылкой на Высочайший указ от 6 мая 1912 года о "безусловном воспрещении" ходатайств о подобных награждениях7. Однако, 8 марта 1915 года Михаил Антонович Жебрак все же был удостоен ордена Святого Георгия.

В послужном списке М.А. Жебрака также отмечено участие в боях у деревни Ванцзяуопу с 13 по 16 января 1905 года8. Вот как описан один из дней этого сражения в официальной истории войны. "На участке 19-го и 20-го полков, в центре расположения <Сводно-Стрелкового> корпуса, японцы с утра <15 января> открыли сильный ружейный и артиллерийский огонь, который причинил весьма чувствительные потери, в особенности 20-му стр<елковому> полку, занимавшему невыгодную позицию. Чтобы сколько-нибудь улучшить условия своего расположения, полк выдвинулся вперед на расстояние около 800-1000 шагов, где оказалось возможным занять позицию более выгодную, прикрываясь местными предметами. Выдвижение вперед 20-го полка увеличило интервал между ним и расположенным рядом 4-м стр<елковым> полком. Обстоятельство это сейчас же было замечено японцами, которые усилили свое наступление в этом направлении. Опасаясь прорыва со стороны в этом направлении, командир полка вынужден был усилить свой правый фланг двумя ротами, вызванными из резерва. Скоро, однако, оказалось, что в такой же опасности находится и левый фланг полка, благодаря его выдвинутому положению, тем более что левофланговая рота выдвинулась еще и перед фронтом всего полка на 300-400 шагов вперед. Пришлось поэтому и левый фланг усилить насчет резерва, так что к полудню весь полк находился в боевой линии, не имея ничего в резерве. В таком положении полк поддерживал перестрелку до вечера"9.

21 августа 1905 года приказом командующего 2-й Маньчжурской армии N 156 за отличия в боях с 12 по 15 января М.А. Жебрак был награжден орденом Святой Анны 4-й степени с надписью "За храбрость" (утвержден Высочайшим приказом от 29 октября 1906 года)10.

Участвовал Жебрак и в боях близ деревни Чжантанхэнань 18-20 января 1905 года. Вновь обратимся к официальной истории войны. "Едва лишь части <Сводно-Стрелкового> корпуса прибыли в Чжантань, как разгорелся бой у д<еревни> Чжантанхэнань, которая оказалась занятой японцами. В 2 часа дня начальником 1-й стр<елковой> бриг<ады> отдано было словесное приказание 4-му стр<елковому> полку овладеть д<еревней> Чжантанхэнань и выбить оттуда противника. Высланной для разведки охотничьей командой было выяснено, что окраина деревни, обращенная в нашу сторону, укреплена и сильно занята неприятельскими цепями.

Для атаки указанного пункта 4-й стр<елковый> полк, в составе 7 рот, перестроился в боевой порядок и, выделив от себя 2-й батальон в боевую линию, двинулся вперед; 5-я и 6-я роты на ходу рассыпались в цепь, за ними 8-я рота. 1-й батальон поротно уступами со вздвоенными рядами следовал по оврагу. Пройдя около 300 шагов, стрелки были встречены из деревни сильнейшим ружейным огнем, вследствие чего приказано было ложиться и начать наступление перебежками поодиночке, так называемым накапливанием. Продвинувшись таким образом шагов около 400, весь полк под градом пуль быстро бегом ринулся вперед на деревню; частый и беспорядочный огонь японцев вреда уже не приносил, так как все пули летели через головы. Роты, ворвавшись в деревню, немедленно, следуя по пятам японцев, заняли противоположенную ее опушку и открыли огонь пачками по отступавшему в беспорядке неприятелю, которого, приблизительно, было в деревне около 3 батальонов пехоты, а также по показавшимся вдали у деревни густым боевым цепям и колоннам, очевидно спешившим на поддержку. Японцы быстро очистили деревню, понеся большие потери при отступлении. Заняв ближайшую деревню Ванцзяуопу, находящуюся в 500 шагах, а также скрывшись за складками местности, они открыли сильный огонь, от которого в особенности начал нести большие потери ближайший к Ванцзяуопу наш правый фланг. Находя этот фланг наиболее уязвимым местом со стороны д<еревни> Ванцзяуопу, было решено немедленно атаковать эту деревню; для чего, послав к начальнику бригады ординарца с просьбой о присылке подкрепления, 5-й и 6-й ротам было приказано двинуться вперед и начать наступление перебежками на указанную деревню.

Выдвинувшись приблизительно шагов на 100 вперед окраины д<еревни> Чжантаньхэнань, роты, продолжая поддерживать беспрерывный учащенный огонь, остановились. В это время в д<еревне> Ванцзяуопу появились японские пулеметы, которые нанесли ротам значительные потери: в продолжение каких-нибудь двух минут, более половины людей выбыли из строя убитыми и ранеными <...> Держаться дольше при таком положении не представлялось никакой возможности, поэтому роты подались назад и заняли снова южную долину д<еревни> Чжантаньхэнань, открыв частый огонь. В это же самое время на правом фланге, развернутые в боевой порядок, появились три роты прибывшего подкрепления, по которым японцы не замедлили также пустить в ход пулеметы, заставившие их отойти в овраг с большими потерями.

В ночь с 18 на 19 января японцы снова атаковали д<еревню> Чжантаньхэнань. При первом натиске они захватили селение, вытеснив оттуда наших стрелков, но вслед за тем подоспели резервы, и японцы были выбиты из деревни с большими для них потерями. Тем не менее небольшая часть противника засела в отдельной группе фанз и оттуда поддерживала оживленный ружейный огонь с нашими стрелками. В таком положении японцы продержались до полудня 20 января, когда окончательно были выбиты из Чжантаньхэнаня"11.


Меньше чем через месяц - 16 февраля 1905 года, при обороне деревне Чжантан, М.А. Жебрак был ранен в ногу разорвавшимся японским снарядом12. Ранение было тяжелым и последствия его Михаил Антонович ощущал всю оставшуюся жизнь. За этот бой он был награжден чином штабс-капитана (приказом Главнокомандующего всеми морскими и сухопутными вооруженными силами, действующими против Японии от 10 марта 1905 года, Высочайше утвержденным 20 сентября 1906 года)13. После ранения Жебрак был отправлен на излечение в один из госпиталей тыла армии, а оттуда эвакуирован в Россию.

12 июня 1906 года М.А. Жебрак был переведен в 178-й пехотный Венденский полк. Однако последствия ранения не могли позволить ему нести строевую службу и 20 июля следующего года военный министр, на основании решения главной эвакуационной комиссии, "...разрешил признать его без освидетельствования не способным к службе в строю и включить в списки признанных <годными> на административные должности..."14. Несколько поправив здоровье, М.А. Жебрак сразу же стал задумываться о продолжении карьеры. С июня 1908 года он стал вольнослушателем Александровской военно-юридической академии, которую окончил через четыре года по 2-му разряду15.

Примерно в это же время Михаил Антонович женился на дочери германского подданного Софии-Христиане-Елене Эдуардовне-Фердинандовне Пейффер. 21 июня 1908 года в семье родился первенец - сын Николай, а 17 апреля 1911 года - Михаил. Супруга М.А. Жебрака была римско-католического вероисповедания, сыновья же - Православного16.

19 апреля 1912 года М.А. Жебрак был произведен в чин капитана и 24 апреля он перешел на службу в Морское ведомство с зачислением по Адмиралтейству17. Дальнейшая его служба проходила в Кронштадтском военно-морском суде, где Михаил Антонович исполнял обязанности защитника подсудимых (в 1913-1914 годах). Однако спокойная должность явно тяготила боевого храброго офицера. Об этом свидетельствуют аттестации на капитана Жебрака за 1913-1914 годы, подписанные председателем суда генерал-лейтенантом Алабышевым. В них говорится следующее: "Способности к судебной службе весьма посредственные. <...> Не представляет из себя ничего особенного. К дальнейшей службе в военно-морском судебном ведомстве не вполне пригоден"18. В той же аттестации также отмечено следующее: "Ранен на войне в ногу, почему хромает и ходит с палкой. В остальном здоровье удовлетворительное. Характера и нравственности хороших. Достаточно воспитан и вполне дисциплинирован. Знает языки: французский, немецкий и английский"19.3 ноября 1914 года М.А. Жебрак был переведен в состав Военно-морского судебного ведомства и назначен штатным кандидатом на военно-морские судебные должности при Кронштадском военно-морском суде. 3 декабря того же года он был произведен в подполковники "по линии"20.

Естественно, что начавшаяся Великая война не могла оставить равнодушным М.А. Жебрака. Человек, "ничего не представлявший из себя" на судебной должности рвался в свою родную стихию - в бой. 7 января 1916 года он был назначен командиром 2-го морского полка Отдельной морской бригады21, первоначальной задачей которой была охрана подступов к Морской крепости Императора Петра Великого. Приказом от 6 октября 1916 года бригада была развернута в Отдельную Балтийскую морскую дивизию. Несколько ранее, 1 октября 1916 года началась переброска бригады на Черное море. В дальнейшем, вплоть до окончательного развала армии, она действовала на Румынском фронте, входя в Отряд обороны устья Дуная и Дунайских гирл. Дивизия активно участвовала в боевых действиях; довелось принять в них участие и полковнику Жебраку (он был произведен в этот чин 6 декабря 1916 года).

Приказом командующего Черноморским флотом от 5 июня 1917 года М.А. Жебрак был награжден орденом Святой Анны 2-й степени с мечами "за отличие в делах против неприятеля в феврале 1917 года"22. А уже летом того же года командир дивизии контр-адмирал князь В.В. Трубецкой писал представление к награждению М.А. Жебрака орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами (полковник Жебрак был представлен к награде "через орден" ввиду выдающегося подвига). Вот что написано в документе. "Полковник Жебрак, узнав от захваченных рыбаков, что на полуостровах Янчина и Долошман имеются орудия и пулеметы, 22 июня с. г. неожиданно прибыв в село Св<ятой> Георгий и взяв с собою трех офицеров полка и некоторое количество солдат - всех по желанию, отправился на трех катерах в указанное место для захвата орудия и пулеметов и уничтожения неприятельского вооруженного катера, который по донесению прапорщика Жегалова и рыбаков должен быть в деревне Журиловке.

Высадив на Долошмане около 30 человек пехоты, сам на катерах пошел к дер<евне> Журиловке. Пройдя против Копул-Долошман-Частый-Касс, он увидел у Долошмана какой-то силуэт и, заподозрил, что это и есть неприятельский катер, который ожидался у Журиловки. Лично отдавая приказания, уничтожил этот катер, будучи сам обстрелян неприятельской артиллерией и сгидроаэропланов. <Подчеркнуто в оригинале. - Н.К.> В это время высадившиеся части пехоты уничтожили одно орудие и пулемет, захватив пленных.

В общем за эту операцию, прекрасно разработанную полковником Жебрак и по собственной его инициативе, в глубоком тылу неприятеля, было захвачено два болгарских солдата живыми в плен, уничтожено одно орудие, стрелявшее по ним, взяты винтовки, бинокль и другие трофеи..."23.
Помимо того, что сама операция была весьма незаурядным предприятием, нельзя забывать, что полковнику Жебраку, который в ней непосредственно участвовал было уже 42 года, и, кроме того, он был тяжело ранен и передвигался с помощью палки.

Еще одно свидетельство храбрости Михаила Антоновича мы находим в воспоминаниях вице-адмирала Д.В. Ненюкова, посвященных боевым действиям на Дунае в 1916-1918 годах. "Одиночные смельчаки находились во всех частях, но особенно много увлекал за собой командир 2-го полка полковник Жебрак. Несмотря на свою раненую ногу, он всегда сам участвовал во всех вылазках, и всегда они сопровождались успехом. Интереснее всего, что Жебрак, будучи военным юристом, в мирное время не служил в строю, но и на Японской и на Великой войне отправлялся в самые опасные места и брал любые назначения в самом центре военных действий. Одну из его операций я позволяю себе привести, как образец находчивости и умения в это тяжелое время.

Пункт Х24- пологое сухое место на правом берегу Георгиевского гирла, был занят ротой болгарской пехоты. Ближайшие к нему части болгар были расположены в 2-х километрах западнее пункта С. Полковник Жебрак вызвал охотников из своего полка и отобрал из них 150 человек. Половина из них должна была открыть огонь в условленный час по болгарам с противоположенного берега, а другая половина была разделена на 2 части. Одна, на рыбачьих лодках, по каналу Д должна была прибыть в пункт В и высадиться в тыл болгарам, а вторая, на броневом катере, по фарватеру, известному только рыбакам, должна была высадиться в пункте С. Сам Жебрак был с этой последней частью. Все вышло согласно плану: часов в 6 вечера охотники с левого берега открыли сильный огонь по болгарам из ружей и пулеметов, чем привлекли их внимание. Одновременно взвод, высадившийся незаметно пункте В, зашел им в тыл и тоже открыл огонь. Болгары сейчас же начали, отстреливаясь, отступать к пункту С, но здесь уже ожидал их полковник Жебрак, взявший с броневого катера 2 пулемета. Привлеченные стрельбой болгарские подкрепления, также начали подходить к пункту С с запада и Жебрак обратил на них огонь пулеметов. Наши охотники, бывшие на левом берегу, сейчас же после отступления неприятеля переправились на левый берег на рыбачьих лодках и в результате вся болгарская рота, потеряв 15 человек убитыми и 40 ранеными, попалась к нам в плен. Наши потери состояли всего в 3-х человеках раненых. Жебрак покинул свой опасный пункт только тогда, когда убедился, что все наши люди и пленные покинули правый берег Дуная"25.


21 октября 1917 года за описанный выше князем В.В. Трубецким подвиг М.А. Жебрак был награжден орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами и бантом (приказ по Армии и флоту N 259)26. Однако, уже через четыре дня власть в стране, которой верой и правдой служил полковник Жебрак, захватили узурпаторы - большевики. Вскоре Михаилу Антоновичу пришлось принять участие в войне, ставшей для него последней - войне Гражданской...

Дальнейшие события, связанные с биографией М.А. Жебрака изложены на страницах воспоминаний С.Н. Колдобского, озаглавленных "Формирование Сводного морского добровольческого полка и спасение знаменного Андреевского флага 1-го морского полка Балтийской дивизии", которые опубликованы в данной книге.

Погиб полковник Михаил Антонович Жебрак 23 (по другим данным - 24) июня 1918 года во время 2-го Кубанского похода в кровопролитном бою у деревни Белая Глина. По воспоминаниям А.В. Туркула, смерть его была мученическая... Остается лишь добавить, что, несмотря на то, что М.А. Жебрак не был Белым вождем, а лишь Солдатом, до последних дней сохранявшим верность своей Родине, он остался одним из немногих деятелей Белого движения, памяти посвящены целых две песни, написанные в годы Гражданской войны (автором является прапорщик И. Виноградов - первый историограф дроздовцев). Их словами и хотелось бы завершить данную работу27.




Полковник Жебрак 28
Вьется над нашим отрядом
Белый Андреевский стяг.
Вынул палаш прел парадом
Сланный полковник Жебрак.

Вот он но фронту шагает,
Нашу обходит семью.
Сам он заметно хромает,
Был он поранен в бою.

Крест его грудь украшает,
Крест тот - символ храбрецов.
Взгляд наш его провожает,
Верим ему мы без слов.

В бой он ходил с нами вместе,
Пулям не кланялся он.
В самом рискованном месте
Он появлялся пешком.

Храбрость его погубила,
Дерзкой та храбрость была.
Вражия сила лишила
Нас командира полка.

Над телом его надругалась
Злых негодяев рука.
Но им дорого далась
Смерть храбреца Жебрака.

Похоронный марш 29
Уж сумрак вечерний повис над селом,
Когда мы своих хоронили
Сраженных в несчастном бою роковом.
И молнии с неба светили.

Играли "Коль славен", и полк на краул
Держал в честь героев сраженных.
И музыке вторил торжественный гул
Раскатов громов отдаленных.

Причудливой тучи сплетали узор
И сумрак унылый сгущали.
И мы, в темноту устремляя свой взор,
Гробы удальцов провожали.

Полсотни гробов перед фронтом прошли,
Сам вождь во главе шел к могиле.
И в лоно сырое чужой нам земли
Мы прах Жебрака опустили.

Росла в нашем сердце немая печаль,
И губы шептали молитву.
И взором души мы стремилися в даль
На новую славную битву.

Где жертвы погибших в бою роковом
Отметить мы сурово решили.
И в тихом молчанье со скорбным челом
Мы все от могил уходили.


Автор выражает благодарность С.Ю. Гордееву и А.Ю. Емелину за предоставленные материалы и помощь в работе над статьей.


Примечания
1 В разных мемуарных источниках, относящихся к периоду Гражданской войны М.А. Жебрак упоминается под двойной фамилией - Жебрак-Русакевич (Русанович). Происхождение этого факта выяснить пока не удалось, поэтому мы приводим фамилию нашего героя в том виде, в каком она была написана в его послужном списке.
2 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 406. Оп. 9. Д. 1301. Л. 14.
3 Там же. Лл. 14 об. - 15.
4 Там же. Л. 15.
5 Там же. Л. 15 об.
6 РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 5. Д. 3961. Л. 12.
7 Там же. Лл. 4-5.
8 РГА ВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 1301. Л. 18об.
9 Русско-Японская война 1904-1905 гг. Работа военно-исторической комиссии по описанию Русско-японской войны. СПб., 1910. Т. IV. Ч. 2. С. 299.
10 РГА ВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 1301. Л. 16.
11 Русско-Японская война 1904-1905 гг. Работа военно-исторической комиссии... С. 326-327.
12 РГА ВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 1301. Л. 18.
13 Там же. Л. 15 об.
14 Там же. Л. 16 об.
15 Там же. Лл. 16 об. - 17.
16 Там же. Л. 18.
17 Там же. Л. 17.
18 РГА ВМФ. Ф. 407. Оп. 1. Д. 6236. Лл. 19 об., 22.
19 Там же. Л. 19 об.
20 РГА ВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 1301. Л. 17.
21 РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 5. Д. 3962. Л. 3 об.
22 Там же.
23 Там же. Л. 4.
24 В рукописи воспоминаний Д.В. Ненюкова, хранящейся в Государственном архиве Российской Федерации имеются кроки местности с условным обозначением географических названий. В настоящей работе они не воспроизводятся.
25 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. Р-5881. Оп. 2. Д. 534. Лл. 64-66.
26 РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 5. Д. 3962. Л. 6. Помимо наград, упомянутых в тексте статьи, в послужном списке М.А. Жебрака также отмечены: светло-бронзовая медаль с бантом "В память Русско-японской войны"; знак за окончание Александровской военно-юридической академии; светло-бронзовая медаль "В память 300-летия Дома Романовых" и светло-бронзовая медаль "В память 200-летия победы Гангутской победы" (Список личного состава судов флота, строевых и административных учреждений Морского ведомства. Пг., 1916. С. 767).
27 Текст публикуется по источнику: Неизвестные песни Гражданской войны. Публикация, введение и комментарии: А.В. Аранович, В.Б. Лобанов // Марсово Поле. Санкт-Петербургский военно-исторический сборник. Вып. II. СПб., 1997. С. 34-36.
28 Песня написана на мотив "Плещут холодные волны...".
29 Песня написана на мотив "Вы жертвою пали...".



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме