Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Его взрастило Алабино

Виталий  Мороз, Красная звезда

12.11.2005


К 100-летию со дня рождения Я.Г. Крейзера …

На Хайнца Гудериана, теоретика и практика глубоких танковых прорывов, сильное впечатление произвели бои на Березине, под Борисовом в первые июльские дни сорок первого. Спустя годы в "Воспоминаниях солдата" он признавал, что именно там "18-я танковая дивизия получила достаточно полное представление о силе русских, ибо они впервые применили свои танки Т-34, против которых наши пушки в то время были слишком слабые". 18-й танковой дивизией командовал весьма опытный генерал Неринг. А кто же ему противостоял, кто и ему, и его начальникам преподнес запомнившийся урок уже на второй неделе войны?

Борисов обороняла переброшенная туда из МВО 1-я Московская мотострелковая дивизия. Командовал ей полковник Яков Крейзер.

Уже тяжело больным, незадолго до смерти в 1969 году генерал армии Я.Г. Крейзер успел прочитать в "Воспоминаниях и размышлениях" Г.К. Жукова посвященные ему строки: "На реке Березина наши войска особенно упорно дрались в районе города Борисова, где сражалось Борисовское танковое училище, руководимое дивизионным комиссаром И.З. Сусайковым. К этому времени туда подошла 1-я Московская мотострелковая дивизия под командованием генерал-майора Я.Г. Крейзера. Московская дивизия была укомплектована по штатам военного времени, хорошо подготовлена и имела на вооружении танки Т-34. Генералу Я.Г. Крейзеру, подчинившему себе Борисовское танковое училище, удалось задержать усиленную 18-ю танковую дивизию противника более чем на двое суток. Это тогда имело важное значение. В этих сражениях генерал Я.Г. Крейзер блестяще показал себя".

Наверное, Яков Григорьевич нисколько не обижался на то, что полководец преждевременно произвел его в генералы. Под Борисовом он воевал еще с четырьмя "шпалами" на петлицах - полковником. В том же звании 22 июля, спустя месяц после начала войны, стал Героем Советского Союза. Первым среди общевойсковых командиров, представителей славной матушки-пехоты, подчеркивал в небольшом очерке, опубликованном в "Красной звезде" 24 июля, корреспондент газеты Василий Ильенков. Генерал-майором же Яков Крейзер стал лишь 7 августа 1941 года, когда подошла пора прощаться с соединением, в котором он прошел путь от командира взвода до командира дивизии. Тех, кто в трагическом и героическом сорок первом проявлял себя в боях, замечали и выдвигали незамедлительно. Порой перескакивая через служебные ступени, которые для человека были крайне необходимыми, переоценивая его опыт, знания, потенциал... При назначении Якова Крейзера из комдивов в командармы, к счастью, не ошиблись. Но этот пост дался ему, испытавшему себя лишь в тактическом звене, получившему системную военную подготовку в Воронежской пехотной школе да на различных краткосрочных курсах усовершенствования командного состава, очень и очень нелегко. На какое-то время пришлось даже отступить, поднабраться управленческого опыта в заместителях командующего общевойсковой армией. Но не надолго...

В ернемся же на Березину, убедим себя, размышляя над конкретной судьбой, что блестящие, по выражению Г.К. Жукова, действия Крейзера в первом же бою случайностью не были.

С 1927 года, с момента формирования в столичном гарнизоне дивизии, которая получила название Московской Пролетарской стрелковой, и до начала Великой Отечественной войны Яков Крейзер служил в этом соединении. Покидал его на считанные месяцы. В январе 1939 года Московская Пролетарская перешла на новые штаты и получила новое имя - 1-й Московской мотострелковой. В момент трансформации 356-й стрелковый полк, которым командовал Я.Г. Крейзер, был расформирован. Крейзера направили заместителем командира в 84-ю Тульскую стрелковую дивизию, а чуть позже назначили командиром 172-й стрелковой дивизии. Но уже в марте сорокового полковник Крейзер вернулся в близкое его сердцу столичное соединение в ранге его командира, сменив на этом посту Д.Д. Лелюшенко.

1-ю Московскую мотострелковую дивизию довоенных лет можно без преувеличения называть своеобразной полевой академией РККА. С 1930 года дивизия всеми полками была переведена на кадровую основу, полностью укомплектована личным составом и занималась интенсивной боевой подготовкой. Она участвовала во множестве экспериментальных учений, одной из первых осваивала новую по тем временам технику. Главным образом на учебных полях в районе Алабино. Там и мужал, набирался опыта Яков Крейзер.

Уверен, что из довоенного времени ему особенно запомнился 1936 год. Летом в Алабинские лагеря приехали сразу два маршала - замнаркома обороны М.Н. Тухачевский и начальник Генштаба А.И. Егоров. К их приезду было подготовлено батальонное тактическое учение, выстроенное по личному замыслу Тухачевского. Командовал батальоном в наступательном учебном бою майор Крейзер. Чуть позднее, в июле и августе 1936 года, М.Н. Тухачевский опубликовал в "Красной звезде" две обстоятельные статьи под общим заголовком "Батальон в наступлении" (задача первая и задача вторая). В этих материалах, проиллюстрированных схемами тактической обстановки, авторитетный в войсках военачальник показывал, что многие из действовавших в то время уставных положений устарели и не отражают новых форм глубокого боя. Предстояло, не дожидаясь обновления руководящих документов, развивать и совершенствовать тактику, творчески подходить к организации учений и в то же время не допускать разнобоя в методике. По мнению Тухачевского, который в ходе учебного боя находился рядом с комбатом, затем долго беседовал с ним уже после учения, майор Крейзер показал себя пытливым, мыслящим, перспективным командиром. Эпизод имел значение для Якова Григорьевича. 16 августа 1936 года в газетах было опубликовано Постановление ЦИК СССР о награждении орденами ряда отличников боевой и политической подготовки РККА. Командир учебного батальона майор Крейзер Я.Г. этим постановлением был удостоен ордена Ленина. В той же колонке было, кстати, и имя комбрига Жукова Г.К., еще не овеянное особой славой.

20 июня 1941 года 1-я Московская мотострелковая дивизия провела в Алабинских лагерях очередное тактическое учение. Подведение его итогов было назначено на вторник. Но в понедельник вечером полкам пришлось спешно возвращаться в столицу: началась война. На прием пополнения, дополнительного автотранспорта дивизии отвели сутки. А затем поступила задача совершить марш по автостраде Москва - Минск и сосредоточиться в лесах севернее Орши. Артиллерийский и танковый полки перебрасывались по железной дороге с выгрузкой в Смоленске...

Тот самый бой, который озадачил Х. Гудериана, разгорелся 2 июля. Дивизия выстояла и нанесла противнику ощутимый урон. Более того, 6 июля мотострелки во взаимодействии с 12-м танковым и 13-м артиллерийским полками внезапно атаковали гитлеровцев, обживавших местечко Толочин, то самое, где в 1812 году располагал свою штаб-квартиру Наполеон. Немцев из Толочина на время выбили. Было захвачено около 350 исправных автомобилей, взяты в плен более 800 вражеских солдат и офицеров. Среди трофеев оказалось даже боевое знамя немецкого танкового корпуса. В начале войны такое случалось нечасто. Но правда и в том, что 1-я Московская, которой армия до войны гордилась, редела на глазах. Осколком авиабомбы был ранен комдив. Для операции его пришлось эвакуировать в Москву. Вернувшись через несколько суток, Яков Григорьевич увидел соединение, которому отдал четырнадцать лет жизни, по-прежнему боеспособным, готовым к маневренной обороне, не теряющим веры в себя и победу.

Горько, но таких дивизий, как 1-я Московская, к началу войны в составе Красной Армии было немного. Средства направлялись главным образом на формирование новых соединений и объединений, оснащение их более современными образцами техники и вооружения, на боевую же подготовку оставались крохи. Считалось, что времени на нее хватит. Не хватило. Сколько тех же тридцатьчетверок было утеряно в первые дни войны лишь из-за того, что экипажи их не освоили. Счастье Якова Крейзера (как и многих других его однополчан, оставивших яркий след в истории), в том, что десять предвоенных лет он служил в полнокровном соединении, которое в наше время назвали бы дивизией боевой готовности. Благом же для 1-й Московской мотострелковой было то, что в первый бой ее вел человек, которого знали, которому верили, которого на высокую командирскую орбиту вознесла многолетняя, тяжелая, требующая полной самоотдачи служба. Яков Крейзер до войны, как говорится, варился в одном котле с С.С. Бирюзовым, Н.Н. Вороновым, М.И. Неделиным, В.И. Казаковым, Г.Ф. Одинцовым, П.И. Батовым, К.Н. Галицким, Г.И. Хетагуровым, Д.Д. Лелюшенко, П.Н. Лащенко... Все они, равные среди равных, в весьма скромных воинских званиях осваивали тактику в составе Московской Пролетарской, жили в палатках под Алабино, спорили, отстаивая свои взгляды, соперничали в учебных боях.

В августе 1941 года генерал-майор Крейзер принял под свое начало 3-ю армию. В начале войны эта армия в районе Минска была отрезана от других войск Западного фронта, до 8 июля героически сражалась в тылу противника и частью сил вырвалась из окружения. Под командованием Крейзера армия после доукомплектования участвовала в Тульской оборонительной и Елецкой операциях, в ходе контрнаступления под Москвой освобождала Ефремов.

Позднее Яков Крейзер последовательно занимал должности заместителя командующего 57-й армией, командующего 1-й резервной армией, заместителя командующего и командующего 2-й гвардейской армией. В августе 1943 года он принял под свое командование 51-ю армию и на этом посту встретил Победу.

51-я армия особенно отличилась при освобождении Донбасса, при прорыве сильно укрепленной обороны гитлеровцев на Перекопском перешейке. Вверенные генералу Крейзеру войска освобождали Мелитополь, Симферополь, Севастополь, Шяуляй, Елгаву. Его имя упоминалось во многих поздравительных приказах Верховного Главнокомандующего. Среди наград военачальника, начало которым положил орден, полученный в комбатовские времена, появились и полководческие: ордена Суворова I и II степени, Кутузова I степени, Богдана Хмельницкого I степени.

После войны Я.Г. Крейзер довольно часто выступал со статьями в "Красной звезде". В разном качестве. Как фронтовой командарм, рассказывал молодому поколению читателей об особенностях ряда операций. Чувствовалось, что он больше всего гордился действиями 51-й армии в Крыму.

Как командующий войсками Южно-Уральского, Забайкальского, Уральского и Дальневосточного военных округов, начальник Высших офицерских курсов "Выстрел", генерал-полковник, а затем генерал армии Крейзер поднимал на страницах газеты темы, связанные с командирской подготовкой. Статьи красной нитью пронизывала простая, на первый взгляд, мысль: в системе совершенствования подготовки офицеров должны превалировать практические занятия. Теоретический багаж, без которого командир немыслим, можно пополнять и в процессе самообразования. А вот навыки управления войсками в боевой обстановке приобретаются только в поле, в динамике учений. Это хлопотно, затратно. Но вариантов нет...

В нынешнем ноябре исполняется сто лет со дня рождения Якова Крейзера. Нет уже среди нас фронтовых командармов. Пусть останутся школой для молодых их судьбы. Пусть вдохновляет наследников их пример беззаветного служения Отечеству.

http://www.redstar.ru/2005/11/12_11/5_01.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме