Монополия на армию

В РПЦ уверены, что пришло время для создания института полковых священников

Выступая в конце октября на пресс-конференции в РИА "Новости", заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин заявил о том, что на сегодняшний день в России сложились все предпосылки для появления в России института военного духовенства - капелланов. По словам официального представителя Русской Православной Церкви (РПЦ), государство обязано помогать удовлетворению духовных нужд военнослужащих.

На сегодняшний день основным документом, регламентирующим контакты между религиозными организациями и силовыми ведомствами, является 8-я статья Федерального закона "О статусе военнослужащих" (1998 г.). В соответствии с ней создание религиозных объединений в воинской части не разрешается. Однако закон предусматривает, что "военнослужащие в свободное от военной службы время вправе участвовать в богослужениях и религиозных церемониях как частные лица" (ст. 8 п. 1) и "...не вправе... использовать свои служебные полномочия для пропаганды того или иного отношения к религии".

Тем не менее РПЦ решила воссоздать существовавший во времена Российской империи институт военного и морского духовенства. В законе, оговаривающем взаимоотношения между религиозными организациями и Вооруженными силами, не существует статуса "военного духовенства". В настоящее время в воинских частях православные священники часто действуют по собственной инициативе, а иногда по благословению местного епископа.

Попасть в армию стремятся не только православные священнослужители. Активные шаги по распространению своей веры среди военных предпринимают и протестанты, и мусульмане. Можно с уверенностью сказать, что российская армия превратилась в арену соперничества различных религиозных организаций.

Таким образом, на территории воинских частей сложилась определенная практика проведения общественных богослужений. При этом командование отдельных частей и соединений использует свое служебное положение для пропаганды православия, что, безусловно, является нарушением существующего законодательства. В соответствии с Законом "О статусе военнослужащего" существование православных храмов на территории воинских частей - это также нарушение запрета на создание религиозных объединений при воинских частях.

Однако за последнее время в различных частях были построены более 100 храмов. В обход закона РПЦ уже давно подписала соглашения с Минобороны и различными силовыми ведомствами. Подобные договоры заключаются и на уровне епархий и расквартированных на их территории воинских частей.

Желание Московской Патриархии узаконить статус военного духовенства наталкивается на серьезные возражения представителей командования Вооруженных сил. Например, в ноябре 2003 г. на конференции "Отечество. Армия. Церковь" начальник Главного управления по воспитательной работе ВС генерал-полковник Николай Резник заявил, что "возврата к дореволюционному статусу священнослужителя в армии и на флоте быть не может из-за светского характера государства, государственной системы образования, а также по причине отделения государства от Церкви".

Впрочем, единого мнения на этот счет нет. В прошлом году во время заключения соглашения о сотрудничестве между Нижегородской епархией и 22-й гвардейской армией, дислоцированной в Нижегородской области, командующий армией генерал-лейтенант Алексей Меркурьев высказался за возрождение в Вооруженных силах института полковых священников. По его мнению, это единственный способ эффективной борьбы с неуставными взаимоотношениями, суицидом и другими негативными явлениями.

Протоиерей Дмитрий Смирнов, глава Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, считает, что только структуры российского православия реально могут обеспечивать права военнослужащих на свободу совести. Более того, "если государство примет решение о создании института военного духовенства в армии, православная Церковь готова взять на себя роль посредника между религиозными организациями и верующими различных конфессий".

Представители РПЦ высказываются категорически против деятельности в армии миссионеров. По словам протоиерея Всеволода Чаплина, "ни в одной уважающей себя стране мира миссионеры в армию не допускаются, священники, муллы, раввины, пасторы должны приходить в армию именно к последователям своей Церкви или религии". Однако прямой обязанностью любого священнослужителя является проповедь своей веры. Поэтому постоянное присутствие священнослужителя в воинской части (подразделении) будет не чем иным, как явным или скрытым миссионерством.

Опасаясь конкуренции со стороны других религий и конфессий в деле "духовного окормления" военнослужащих, представители РПЦ открыто призывают командиров не допускать в свои подразделения "сектантов". Недавно даже было принято "специальное определение", касающееся деятельности "нетрадиционных" религий в Российской армии. В нем, в частности, отмечались факты проникновения представителей "сект" в Вооруженные силы РФ.

Выступая за создание института военного духовенства, РПЦ рассчитывает на то, что уже существующая практика взаимодействия Церкви и ВС будет оформлена на законодательном уровне. Российские армия и флот - это еще и грандиозное по своим масштабам поле деятельности, до сих пор полностью не охваченное религиозной пропагандой. На данный момент в силовых структурах РФ (Минобороны, МВД, МЧС, Минюсте и других ведомствах) служат около 4 млн. военнослужащих. С точки зрения религиозных организаций их можно считать потенциально верующими. Но, согласно данным социологических опросов, число практикующих верующих в ВС остается незначительным - не более 5%, что примерно соответствует общему числу верующих в стране.

Создание института военных капелланов, представляющих только РПЦ в поликонфессиональной стране, и придание этому институту законодательного статуса, может привести к новым конфликтам на религиозной и национальной почве. А когда речь идет о "человеке с ружьем", это опасно вдвойне.

http://religion.ng.ru/society/2005-11-02/1_monopoly.html
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Александр Петров:
С ангелом на плече
Талантливый живописец Григорий Журавлев доказал, что иконы рисуются душой, а не руками
22.02.2006
Церковь ударит по дедовщине
Московская Патриархия благословила подготовку военных священников
16.02.2006
Все статьи автора