Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Пески и камни

Владимир  Карпец, Правая.Ru

12.10.2005

Будущее союзное государство следует мыслить как триединое - Россия-Белоруссия-Казахстан, и переговоры о его создании три президента должны вести вместе. В этом случае очевидно, что не Санкт-Петербург должен быть столицей этого государства: ось Минск-Москва-Астана проходит строго через Москву

6 октября в Санкт-Петербурге было объявлено о предстоящем слиянии двух региональных организаций - Организации центральноазиатского сотрудничества (ОЦАС) и Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). В первую, помимо России, входят Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан, во вторую, также помимо России, - Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Белоруссия, равно как и на правах наблюдателей - Армения, Молдавия и Украина. Заметим, что в ОЦАС не входит Белоруссия - по своему географическому положению, а в ЕврАзЭС - Узбекистан. Более того, до начала этого года Узбекистан даже входил в антироссийскую и проамериканскую ГУУАМ (Грузия-Украина-Узбекистан-Азербайджан-Молдавия), которую Соединенные Штаты пытались поспешно сколотить в качестве "лимитрофной империи". В то время - уже несколько лет - Президент Узбекистана Ислам Каримов стремился строить свою страну на основе сочетания авторитарной модели государства с экономической ориентацией на Запад, прежде всего, на США, к чему его во многом подталкивало "созерцание российской демократии". Вспомним: в эпоху "перестройки" Ислам Каримов был одним из самых последовательных сторонников сохранения СССР и открытым противником хозяйничавших тогда в Москве и Ленинграде демократов - тогда еще даже не либерального, а охлократического толка. А когда демократия в России победила и Россия "повернулась задом" к своим восточным территориям, Каримов стал жестким прагматиком, замкнулся в себе и переориентировался "на богатого дядю", благо этот "дядя" (Сэм) интересуется демократией только тогда, когда это надо ему. И с точки зрения интересов собственно Узбекистана Ислам Каримов был в то время абсолютно прав.

Не могу не вспомнить эпизод пятнадцатилетней давности, когда в журнале "Столица" некто Андрей Мальгин, в те времена уже много лет известный в литературной среде как комсомольский стукач и ставший яростным демократом - как они все (мы недавно писали о таком же польском примате Мареке Круле) - обрушился с разоблачениями на Ислама Каримова и руководимую им тогда еще советскую республику, заодно стращая Москву нашествием "людей Каримова", которые будут скоро уничтожать русских во имя коммунизма (за несколько лет до этого Мальгин писал в ЦК КПСС доносы на ряд тогда еще молодых писателей, в том числе и на автора этих строк, обвиняя нас в русском национализме...). Впрочем, к делу эта давняя полукомическая история имеет лишь косвенное отношение.

Возвращаясь к Узбекистану, укажем, что чем более ГУУАМ приобретал антироссийскую окраску, тем более готов был Каримов, видевший, что Россия также двигается от ельцинизма к проявлению государственных, евразийских инстинктов, вернуться к нормальной традиционной опоре своей республики, что и закончилось в конце концов выходом из ГУУАМа - теперь это ГУАМ - и началом переориентации Узбекистана. Не это ли стало на самом деле причиной проплаченных соответствующими фондами антикаримовских выступлений, приведших к кровавым событиям в Андижане, "узбекской площади Тяньаньмынь"?

После майских событий в Андижане пути Ислама Каримова и его бывших заокеанских партнеров немедленно расходятся. США заморозили финансовую помощь Узбекистану, Ташкент потребовал немедленного закрытия американской военной авиабазы в Ханабаде, а американцы отказались выплатить долги за ее четырехлетнее использование. Началось - вернее, возобновилось - традиционное сближение Ташкента с Москвой, а в Петербурге Президент Узбекистана заявил, что стратегического партнерства мало, и теперь его страна и Россия могут "вполне реально выйти на союзнические отношения". В интервью "Независимой газете" (16 октября 2005 г.) Президент российского фонда "Политика" Вячеслав Никонов сказал, что если Узбекистан в итоге присоединится к ЕврАзЭС, то это только усилит интеграционные процессы на постсоветском пространстве, поскольку Узбекистан является третьей в СНГ страной по численности населения - после России и Украины. Особенно важно здесь то, что именно Узбекистан берет на себя роль скрепляющего звена ОЦАС и ЕврАзЭС и его выведение на новое качество, первым предлагая стратегическое - то есть военное - сотрудничество как основу для скрепления евразийского пространства, причем в регионе, близком к евразийскому Heartland'y.

Не менее важные обстоятельства выявляются и в связи с другим государством-участником объединительного процесса - Казахстаном. Либеральные "Московские новости" в N 39 (07-13 октября с.г.) под рубрикой "Утечка" опубликовали статью Валерия Горбачева под ироническим заголовком "Кому хорошо в Казахской Руси" (впрочем, какого еще заголовка можно ждать от "МН"?), содержащую, тем не менее, крайне важную информацию относительно перспектив будущей евразийской государственности. Вот что сообщают "Московские новости": "Тему Казахской Руси - возможного слияния двух стран в единое государство, территория которого займет 88% пространства бывшего СССР, накануне саммита ОЦАС обсуждали и в России, и в Казахстане. Появились слухи, что столицей нового Союза может стать Санкт-Петербург. Поводом стала публикация в одном из московских деловых журналов. В ней утверждалось: проект Союза с Белоруссией надежд не оправдал, поэтому в Кремле обсуждают вариант нового слияния в качестве самого удобного способа оставить власти Владимира Путина после 2008 года. Он мог бы возглавить Союз России и Казахстана, а Нурсултан Назарбаев - продлить свои властные полномочия в качестве вице-президента".

На самом деле такая идея - но только не без Белоруссии, которой так боятся либеральные СМИ, а вместе с Белоруссией - действительно могла бы оказаться выходом из нынешнего политического кризиса, причем выходом, парадоксально открывающим дальнюю перспективу. Спорно разве что предположение о Санкт-Петербурге - городе, периферийном для общего пространства, - как о столице будущего государства (впрочем, не эти ли предчувствия маячили перед Андреем Белым с его "китайскими" ли, "монгольскими" ли очертаниями града Петрова?).

Характерно, что когда корреспондент МН задал вопрос об этом директору Института стран СНГ, депутату Госдумы Константину Затулину, тот, как бабушка, сказал надвое.

Константин Затулин: "Если состоялся развал Советского Союза, то может произойти и объединение стран в рамках общего целостного пространства. Все возможно. Но если в состоянии единого государства наши народы жили века, то отдельно мы живем лишь 14 лет - ничтожный срок в историческом плане. Поэтому, я думаю, объединение так быстро произойти не может. <...> Кроме того, вариант избрания нынешнего президента РФ главой нового государства, который часто используется в связи с союзом России и Белоруссии, имеет большой политический изъян. В этом случае нет гарантии того, что не появится "новый Ельцин" и, ссылаясь на российские интересы, не станет выбивать президентское кресло из-под "нового Горбачева"".

Будучи обязанным выступать за объединение "по долгу службы", но являясь - что известно - противником евразийства как такового, Константин Затулин фактически высказался против объединения, хотя был обязан высказаться за, даже если это и трудно. Потому-то именно его, позиционирующего себя как патриота (взгляды его близки к "Родине") и интервьюирует либеральная газета. Паки и паки: красно-голубой союз! Гори все синим пламенем, лишь бы не Путин! А быть может, вовсе и не в Путине дело, а в самой России...


Тем не менее объединение - и с Белоруссией, и с Казахстаном - это сегодня единственное, что спасет все. Здесь и сейчас. Немедленно. "Требуйте невозможного".

Что же касается "предупреждения" Затулина о "новом Ельцине", то, на наш взгляд, проблема заключается совсем в ином. Она касается, собственно, не только возможного российско-казахстанского союза, но вообще лидерства на евразийском пространстве. Без сомнения, это лидерство будет принадлежать тому из президентов - и шире, тому из народов - постсоветских государств, который сумеет осуществлять наиболее сильную политику и геополитику.

Совершенно очевидно, что Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, как всякий крупный политик, ведет собственную игру. Одна из важнейших карт в этой игре - американская. 8 октября с.г. "Независимая газета" сообщила: "НАТО имеет серьезные виды на Центрально-Азиатский регион. Так, вчера завершился визит в Казахстан спецпредставителя генсека НАТО по Кавказу и Центральной Азии Роберта Симмонса. За два дня, проведенные в Казахстане, господин Симмонс встретился с высшим руководством страны и провел переговоры. Главная цель диалога - дальнейшее развитие сотрудничества со всеми странами Центрально-Азиатского региона, тем более, что год назад на заседании Совета НАТО было принято решение "придать приоритет" сотрудничеству альянса с регионом. А центром этого сотрудничества станет Казахстан".

Несмотря на то, что официальной мотивировкой США и НАТО своей экспансии вглубь евразийского Heartland'a является то, что "сейчас основным врагом представляется исламский экстремизм, поэтому блок НАТО вынужден укреплять свои позиции здесь", всем очевидно, что, по крайней мере, заодно военные приготовления Запада направлены против России, ведь угроза "исламского экстремизма" полувиртуальна. Точнее, исламские экстремисты совершают экстремистские действия там и тогда, где и когда в этом есть стратегическая необходимость для Соединенных Штатов: такова закономерность последних тридцати лет, со времен советско-афганской войны. Осуществляя свою экспансию в Центральной Азии, американцы просто следуют указаниям сэра Хэлфорда Макиндера: кто владеет Heartland'ом, владеет миром.

Как пишет "Независимая газета", "свою лояльность Казахстан действительно демонстрирует". Разработан индивидуальный план партнерства с НАТО, существует договоренность об использовании воздушного пространства для пролета ВВС "антитеррористической коалиции", некоторые другие. Однако главное соглашение - в рамках программы "Партнерство ради мира", подписанное еще в 1996 (!) году, так до сих пор и не ратифицировано парламентом Казахстана. Разумеется, подробно освещающая эти вопросы "НГ" об этом не пишет, но ясно, что "подвешенный договор" - прямой знак России: если евразийской интеграции не будет, то у Казахстана не остается другого выхода!

Более того, вырисовывается крайне зловещая для России картина: Евразия без России под американским "зонтиком". Это именно то, что нужно США!

В своей книге "Млечный путь Евразии" (Астана, 2004) современный казахский ученый и публицист Абай Каиржанов пишет: "Особенно эта идея (единого евразийского пространства - В.К.) близка народам, принадлежащим априори к евразийской цивилизации. Их связи и отношения мы можем нащупать еще в арийскую эпоху, когда разноликие и разноязыкие арии создали прецедент - "первое" Великое переселение народов Евразии. Эта эпоха уступила свое место другой эпохе, когда вначале хунны-гунны, а затем тюрки силой оружия завоевали огромные евразийские пространства <...> Итак, в прошлом и в настоящее время государства евразийского типа - это такие образования, которые в различные исторические эпохи возникали и исчезали, сближались и отдалялись друг от друга на огромных пространствах евразийской лесостепной зоны. Они умели подчинять народы, смешивали, ассимилировали их, и на историческую арену выходила новая популяция. Именно эта новая популяция, обладающая "пассионарной энергией", создавала мощные племенные союзы, которые стали основой для образования тех или иных сильных государств - Киевской Руси, Великого Тюркского каганата и др. На этой территории формировались международные языки: в древнейшую эпоху - арийские диалекты, в гуннские и тюркские времена - древнетюркский, во времена усиления мощи Киевской Руси - древнерусский, а в средневековье, во время возникновения и расцвета тюрко-монгольской империи - тюркский. Таким образом, одни и те же ордынские порядки (ordus - "порядок") и законы, одна цементирующая идеология и принципы государственного устройства, насаждаемые силой государственного аппарата, а также привычные людские взаимоотношения на разных уровнях - все это вместе взятое стало объективной реальностью к появлению и формированию единой ментальности, к осознанию общности судеб и стремлению построить созидательное будущее. Эта ментальность существует и в настоящем".

На самом деле именно такое евразийское, "ордынское" государство в лице Советского Союза отстаивал накануне его распада, например, Ислам Каримов - как в то время, кстати, и Джохар Дудаев (отсюда тогдашняя дружба последнего с генералом Алексанадром Стерлиговым) - и это-то как раз и чувствовали такие natural born atlantists, как да не к нощи помянутый Андрей Мальгин.

В то же время Абай Каиржанов - один из идеологов, приближенных к Президенту Казахстана, и на самом деле мы должны рассматривать его слова не только как приглашение к сотрудничеству, но и как определенный вызов: кто - арии (Россия) или "гунны" (Центральная Азия) станут движущей силой имперского евразийского объединения, кто, на самом деле, подчинит - мирно, но властно - своего "соратника-соперника", и тот, в последнем случае, должен будет подчиниться. Если мы, русские, не встанем во главе Евразии, то нам уготована в ней нелегкая участь. Будем говорить прямо - участь рабов. А потому всякий, кто отвергает "евразийский проект", евразийскую миссию России, равно как и необходимость объединения русских и тюрок, "леса" и "степи", каким бы патриотом он себя ни считал, должен рассматриваться как предатель русского народа.

На самом деле объединение Евразии вокруг Москвы есть также и задача Европы, кровное дело Европы, и те в Европе, кто против этого, вроде поляков или прибалтов, должны рассматриваться как предатели Европы.

Некогда Рюриковичи были обязаны овладеть и подчинить себе тягловую, "тоталитарную" силу Орды. Для руси евразийство это "нисхождение на землю", "путь Энея", voie de Venus. Бремя белого человека, на самом деле.

Для нас очевидно, что "американская карта", разыгрываемая не только Казахстаном, но и другими центральноазиатскими странами, есть приглашение России к действию, но также и следствие пока еще слабой геополитики российских правящих кругов, среди которых на всю мощь этих вызовов сегодня реагирует разве что министр обороны Сергей Иванов.

Что касается Президента Путина, то, конечно, мы должны ясно осознавать необходимость для него пройти меж огней, необходимость двойной и тройной маскировки. Поэтому в прошлом месяце на встрече с иностранными - преимущественно англо-американскими - журналистами и экспертами на вопрос о евразийстве он отшутился, что это, дескать, "ностальгия по СССР", но зато 6 октября, узнав о решении об объединении ОЦАС и ЕврАзЭС, Владимир Путин сказал, что это лучший подарок ко дню его рождения.

Итак, на востоке и юго-востоке "малый круг" российской политики - это новое объединение ОЦАС-ЕврАзЭС, а "большой круг" - конечно же, Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). А на западе?

Прежде всего, разумеется, Белоруссия. Будущее союзное государство следует мыслить как триединое - Россия-Белоруссия-Казахстан, и переговоры о его создании три президента должны вести вместе. В этом случае очевидно, что не Санкт-Петербург должен быть столицей этого государства: ось Минск-Москва-Астана проходит строго через Москву. А Президент Александр Лукашенко имеет для строительства общего пространства значение точно такое же, как Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев. Не все, на самом деле, просто и с Украиной. Появление нового премьер-министра в "оранжевой республике" может многое изменить. Юрий Ехануров - так сказать, органический евразиец: наполовину якут и наполовину русский, он еще в советские времена приехал в Киев учиться, и Украина стала для него второй родиной. Ехануров - советский человек со всеми вытекающими отсюда последствиями: его "адрес - Советский Союз". А это означает, что идея империи ему не может быть чужда, пусть и безсознательно. Став премьер-министром, Ехануров сразу же заявил о приоритете российского направления экономической политики, и пока что он так и действует. Однако самое замечательное заключается в том, что новый украинский премьер заявил о том, что Украина заинтересована в сохранении Александра Лукашенка на посту Президента Белоруссии. Это, пожалуй, самое главное. Так прямо не высказывался никто из российских официальных лиц. Более того, безразличие российской политической элиты, смешанное со скрытой враждебностью к "славянскому батьке", не только преступно, но и выдает ее сомнительную идентичность. В то время как советская - именно советская в прямом смысле слова - идентичность Юрия Еханурова очевидна. Как и Александра Лукашенка.

"Большим кругом" на Западе является, естественно, Европа. Последние события - 10 октября было принято окончательное решение о том, что следующим канцлером все-таки станет Ангела Меркель - разумеется, прискорбны. Не подлежит сомнению, что Герхард Шредер был отстранен от власти мощными международными структурами не только за "особые отношения" с Президентом России, но и за то, что он, несмотря на свою принадлежность к социал-демократической партии, не был идолопоклонником: "священные коровы", вроде прав человека, всегда были для него не на первом месте. Герхард Шредер поплатился за то, что вел себя более как немец и европеец, нежели как "общечеловек", - этого не прощают. Тем не менее, определенные надежды внушает то, что пост министра экономики - а в Германии это министерство считается "суперминистер-ством" - займет, видимо, Эдмунд Штойбер - председатель ХСС и глава правительства Баварии, прямой наследник и последователь Франца-Йозефа Штрауса, сторонник "европейской линии" де Голля-Аденауэра и оси Париж-Берлин-Москва, которую он сможет пытаться удерживать хотя бы в своей области - экономической. Скорее всего, сентябрьские договоренности между Владимиром Путиным и Герхардом Шредером о строительстве Северо-Европейского газопровода (СЕГ) будут сохранены. Тем более, что только что посетивший Москву глава энергетического департамента министерства торговли и промышленности Великобритании Малкольм Уикс, ведший переговоры о возможности подключения к новому газопроводу Великобритании, прямо сказал о том, что стабильность энергетических поставок в Европу в ближайшие десятилетия будет зависеть от России (см. "МН", 07-13.Х.05). Это означает ни больше, ни меньше, как решительное расширение евразийского пространства, его общее энерго(то есть, крово) снабжение по всему Великому Континенту.

Чрезвычайно важно в связи с этим завершение (только что) рабочего визита делегации ОАО "Газпром" во главе с Алексеем Миллером в Исламабад и ее переговоры с Президентом Пакистана Первезом Мушаррафом, в ходе которого был подписан Меморандум о взаимопонимании, включающий договоренности об участии "Газпрома" в разведке газовых месторождений Пакистана, приватизации нефтегазовых компаний в республике, а также развитии и управлении транснациональными газопроводами. Кроме того, "Газпром", скорее всего, примет участие в проектах добычи нефти и природного газа в Пакистане. Как сказал корреспонденту "Независимой газеты" заведующий отделом Ближнего и Среднего Востока ИВ РАН Вячеслав Белокреницкий, "в подписании меморандума явно присутствует не только экономический расчет. Это такая, я бы сказал, мягкая геополитика. Главное, что "Газпром" согласился участвовать в проведении газопровода из Ирана через Пакистан в Индию (выделено нами - В.К.). Помимо "Газпрома", в проекте участвуют французская компания и малайзийская, то есть, американского участия нет".

Вот это "американского участия нет" и есть "ключ к уразумению" смысла проекта. Проекта одновременного броска и на восток, и на запад. И к сердцу земли, и "к последнему морю".

Но вернемся к Европе:

"Московские Новости" (07-13.Х.05): "Фундаментальной основой отношений России и Европейского союза вновь становится труба. Соглашение о строительстве Северо-Европейского газопровода и переговоры в Бельгии и Великобритании возвращают нас к началу президентства Владимира Путина. Осенью 2000 года был объявлен так называемый план Проди по увеличению поставок российских энергоносителей в ЕС. Но на тот момент европейцы еще не были готовы отделить свой энергетический интерес от политических и идейных разногласий с путинской Россией. Сейчас ситуация существенно изменилась". И далее: "понятие "eвропейских ценностей", о которых представители Евросоюза постоянно говорили как о необходимой предпосылке контактов с Москвой, незаметно отошло на второй план. Под идеей европеизации России без лишнего шума подведена черта. Отчасти по причине общего разочарования в векторе движения нашей страны, отчасти из-за внутренних проблем ЕС".

Дело, однако, в том, что сами по себе "европейские ценности" не являются европейскими. Это наносной, поверхностный конгломерат, возведенный в достоинство идолов, идей французской и американской буржуазных революций плюс "комплексы политкорректности", связанные с поражением Европы во Второй мировой войне (интересно при этом, что, например, в советской оккупационной зоне, а затем в ГДР, в отличие от западной, не проводилось т. н. "денацификации" и дискриминации бывших членов НСДАП). Сейчас Европа - именно в свете своих отношений с Россией - на самом деле освобождается от всего того, что не есть она сама, ибо видит, что эти "ценности" "не работают". Россия тем самым не унижает Европу, а помогает ей встать на ноги, заговорить своим собственным языком. А этот язык есть только язык "Европы королей". Польские пароксизмы дела не меняют: когда больного лечат, он кричит.

Мы же, со своей стороны, были всегда верны "священным камням".

Империя действительно неизбезжна.

http://www.pravaya.ru/look/5178



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме