Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Тайваньская карта Сталина

Андрей  Почтарев, Независимое военное обозрение

Сталин / 23.09.2005


Советские летчики рассматривали китайский остров через бомбовые прицелы …

Тайвань - остров площадью 36 тыс. кв. км у юго-восточного побережья Китая. Именно здесь в 1949 году после поражения в гражданской войне с коммунистами, возглавляемыми Мао Цзэдуном, укрылись остатки националистических гоминьдановских войск генералиссимуса Чан Кайши. Вскоре при поддержке США они превратили Тайвань в "непотопляемый авианосец". Доныне 23 млн. граждан исторгнутой из Организации Объединенных Наций по требованию Пекина Китайской Республики, ее 600-тысячная армия живут в ожидании войны с КНР. Но мало кому известно, что в небе над далеким островом некогда действовали "сталинские соколы" - советские военные летчики.


РУССКИЕ В ПОДНЕБЕСНОЙ

Коммунистическая партия Китая была создана 1 июля 1921 года. Но в начальный период своего существования она не имела никакого влияния в стране. Вот почему в 1924 году руководители КПК пошли на союз с партией умеренных националистов - Гоминьданом. Его вождь доктор Сунь Ятсен своими программными документами и установками сумел создать у лидеров советской России иллюзию перспективы экспорта мировой революции в Поднебесную. В случае успеха, по мнению Москвы, "четверть народов мира могла быть собрана под красным знаменем". Но для того, чтобы "принесенное на штыках счастье" стало реальностью, необходимо было еще победить многочисленные провинциальные милитаристские группировки или клики, угрожавшие существованию гоминьдановского правительства, обосновавшегося в южной провинции Гуандун, в городе Гуанчжоу (Кантон).

Уже в марте 1923 года СССР предоставил Сунь Ятсену финансовую помощь в размере около 2 млн. серебряных мексиканских долларов (или 1 млн. долларов США, по тогдашнему курсу). Кроме того, было решено направить в Китай оружие, политических и военных советников. Первая их группа - 5 человек - приехала в Гуанчжоу летом 1923 года. Доктор Сунь Ятсен поставил перед прибывшими главную задачу: "Сформировать армию по советскому образцу, подготовить плацдарм для похода на Север". Вскоре главным военным советником в Китае стал герой Гражданской войны в России кавалер двух орденов Красного Знамени и ордена Красной Звезды 1-й степени Бухарской советской республики Павел Павлов (псевдоним Говоров).

Летом 1924 года в Китае находилось уже 25 военных советников из СССР, а в марте 1927 года - 37. Одновременно СССР наращивал переброску вооружения и фуража. За неполных три года, с октября 1924 по июнь 1927 года, объем поставок составил около 16 млн. рублей. Как правило, морем из Владивостока в Китай отправлялись и специалисты-инструкторы, в том числе авиаторы.

В ту пору собственные "военно-воздушные силы" гоминьдановцев состояли из четырех аэропланов и двух гидропланов германского производства 1916 года выпуска. Прибывая со своими самолетами, советские летчики, штурманы и механики сразу становились активными участниками боевых действий. Причем группа, сражавшаяся в Китае в 1926-1927 годах, была представлена к награждению орденами Красного Знамени.

После трагической гибели Павлова при переправе через реку Дунцзян 18 июля 1924 года главным военным советником назначили еще одного героя Гражданской войны Василия Блюхера (псевдоним - Зой Галин). С его именем связаны самые крупные военные успехи гоминьдановских войск: первый (январь-март 1925 года) и второй (октябрь-декабрь 1925 года) Восточные походы, первый (июль 1926 года) и второй (апрель-июль 1927 года) Северные походы против милитаристских группировок.

12 марта 1925 года умер Сунь Ятсен, и на первую роль в Гоминьдане постепенно выдвинулся Чан Кайши. 12 апреля 1927 года он совершил в Шанхае и Нанкине переворот в свою пользу. Сторонников доктора Суня выдавливали со всех постов. После попытки отравить Блюхера Москва отозвала его вместе с подчиненными на родину.

Необходимо отметить, что на севере Китая, в районе Пекина, в трех армиях, оперировавших обособленно, но придерживавшихся националистических позиций Гоминьдана, в 1925-1927 годах трудилась другая группа советских военных советников во главе с Витовтом Путной - около 60 человек. Здесь воевали трое летчиков-добровольцев: Степанов, Пятницкий и Шестаков. За участие в Тяньцзиньской операции против милитаристских кланов они были награждены именными серебряными чашами.

Только после того, как 7 июля 1937 года Япония, спровоцировав конфликт у моста Лугоуцяо под Пекином (мост Марко Поло), развязала широкомасштабную войну против Китая, и для отпора агрессору Гоминьдан и КПК заключили договор о создании вооруженных сил под общим командованием главы центрального правительства Чан Кайши, Москва возобновила поставки вооружения и военной техники ближайшему дальневосточному соседу. В Китай вновь были командированы для участия в боевых действиях и военнослужащие Красной армии.

Всего в 1937-1942 годах войска Чан Кайши получили из Советского Союза ВВТ на общую сумму в 122,5 млн. долл. США (на 80 млн. меньше, чем Испания в 1936-1939 годах). Китайцам отправили 897 истребителей и бомбардировщиков с запасными авиамоторами, оборудованием, запчастями и авиабомбами. А почти две трети из 4 тыс. советских военных советников и специалистов, побывавших в Китае, были авиаторами. 211 советских военнослужащих погибли в боях или умерли от ран на китайской земле. Особенно прославились военные летчики. 14-ти из них присвоили звание Героя Советского Союза (трое "китайцев" - Григорий Кравченко, Степан Супрун и Тимофей Хрюкин - позже стали дважды Героями), шестеро сбили в воздушных боях по 5 и более японских самолетов.

Но, пожалуй, самые интересные события в той войне были связаны с налетами советских пилотов-бомбардировщиков.

ПОД КРЫЛОМ - ТАЙБЭЙ

К началу 1938 года ВВС Китая имели около 100 самолетов. Япония обладала десятикратным превосходством в авиации. Одна из самых крупных японских авиабаз располагалась на Тайване, близ города Тайбэй (нынешняя столица Китайской Республики). Получив данные китайской разведки, что там производится сборка большого числа новых самолетов, главный военный советник по ВВС комбриг Павел Рычагов совместно со своим комиссаром Андреем Рытовым и военно-воздушным атташе (будущим главкомом ВВС СССР) Павлом Жигаревым разработали смелую операцию, утвержденную комдивом Михаилом Дратвиным. В ней должны были принять участие 12 бомбардировщиков СБ из группы полковника Федора Полынина (31 машина), которую он всего 1,5 месяца назад привел в Китай из СССР.

Удар приурочили к 20-й годовщине Красной армии. Расчет делался на внезапность. Поскольку остров находился далеко от материка, японцы чувствовали себя в безопасности. Но по этой же причине советские истребители не могли прикрывать свои бомбардировщики. Погода в намеченный день не благоприятствовала вылету - район Тайваня был закрыт облаками.

Из воспоминаний генерал-полковника авиации в отставке Федора Полынина: "23 февраля 1938 года летчики встали не по-праздничному - рано. Надо было еще раз осмотреть самолеты, проверить заправку, подвеску бомб, уточнить маршрут полета и цели. Но вот Рычагов разрешил взлет. Надо особенно подчеркнуть, что маршрут держался в строжайшей тайне, и никто из китайского обслуживающего персонала о нем не знал. Ранним утром мы были над сверкающими водами Тайваньского пролива. Кислородных приборов у нас не было, и мы задыхались, но спуститься слишком низко было невозможно. Потеря высоты - потеря расстояния. Это все хорошо знали".

"Полет на остров Тайвань был моим седьмым вылетом, - дополняет рассказ бывший штурман группы Иван Брусков. - Вначале погода была хорошая. Шли точно намеченным курсом на высоте 5500 метров. Когда прошли половину пути, над Тайваньским проливом заглушили моторы и шли со снижением к цели до высоты 4100 метров. При подходе к острову было видно, что восточная часть его закрыта облаками. Пик горного хребта торчал из-за облаков. Я начал готовить данные для бомбометания по расчету времени, и вдруг в облачности образовалось окно, цель открылась, вдали показался большой город Тайбэй, в трех километрах севернее - аэродром. На цель вышли точно..."

Экипажам СБ повезло - в разрывах облаков они обнаружили авиабазу. Как на ладони, видны были на стоянках ряды собранных самолетов, а позади них - огромные зеленые ангары и контейнеры. В противном случае, не зная нижнюю кромку облаков, летчикам пришлось бы рисковать, пробивая облачность, или бомбить вслепую. В любом случае эффективность налета была бы крайне низкой.

"Создавалось впечатление, - продолжает Федор Полынин, - что японцы приняли наши самолеты за свои: зенитки молчали, в воздухе не было ни одного истребителя противника. Мы развернулись и в спокойной обстановке стали прицельно бомбить, как было предусмотрено планом налета. Экипажи бомбардировщиков высыпали весь свой бомбовый груз на стоянки японских самолетов, по ангарам, портовым сооружениям и по стоянке военно-транспортных судов в порту. Аэродром окутало дымом. Продолжая атаковать, наши самолеты стали обстреливать пулеметным огнем уцелевшие от бомбометания самолеты противника и зенитные точки..."

Отбомбившись и расстреляв весь свой боезапас, СБ легли на обратный курс и без потерь приземлились в Наньчане. Советское и китайское командование тепло поздравили возвратившихся пилотов с блестящей победой.

"Самое интересное, - рассказывал командир группы, - произошло на следующий день. Утренние газеты сообщили сенсационную новость: "Молодая китайская авиация под командованием иностранного летчика произвела налет на японскую авиационную базу на острове Тайвань". Фамилия указана не была, и все думали, что это был американец В. Шмитт. В ту пору он командовал эскадрильей, укомплектованной иностранными волонтерами".

Оказалось, что, по данным разведки, советские летчики уничтожили на авиабазе в Тайбэе 40 самолетов и трехгодичный запас горючего, а также потопили и повредили несколько судов и разрушили ангары и портовые сооружения. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 ноября 1938 года полковнику Полынину было присвоено звание Героя Советского Союза.

В ответ на налет советской авиации на Тайвань 4 апреля 1938 года Япония через своего посла в Москве Сигемицу заявила наркому иностранных дел СССР Литвинову протест по поводу военной помощи, оказываемой Советским Союзом Китаю. Однако японскому дипломату доходчиво объяснили, что СССР действует в полном соответствии с международным правом. А к 1 июля Сталин после беседы с председателем Законодательного юаня (собрания) Сунь Фо, сыном Сунь Ятсена, подписал еще два соглашения о предоставлении Чан Кайши кредита на 50 млн. долл. США для закупок военной техники и вооружения.

Примечательно, что незадолго до этих событий, 20 мая, советские военные летчики, отвечая на ноту японцев, совершили еще более дерзкую акцию. Группа бомбардировщиков с аэродрома Нанкин пролетела на территорией Японии - островом Кюсю. Пройдя над рядом городов, включая Сасебо, Нагасаки, Фукуойя, "сталинские соколы" забросали их вместо бомб миллионами листовок антивоенного содержания. Это был настоящий шок для японских властей. Ведь до этого над их страной ни разу не появлялись военные самолеты противника. Вполне возможно, что одной из причин, по которой Япония 15 июля 1938 года развязала вооруженный конфликт у озера Хасан в советском Приморье, стало стремление Токио наказать Москву за ее непримиримость в китайском вопросе.

Пройдет, однако, всего лишь 12 лет, и СССР уже выступит не на стороне Чан Кайши, а против него.

НА ПРЯМУЮ ПОМОЩЬ НЕ НАДЕЙТЕСЬ!

В условиях завершения войны с Японией 14 августа 1945 года СССР заключил с Китаем договор о дружбе и союзе. Предвидя опасность со стороны набравшей силу КПК Мао Цзэдуна, Чан Кайши попытался через своего сына Цзян Цзинго (он же Николай Елизаров - выпускник Казанского танкового училища и Военно-политической академии имени Ленина, будущий президент Тайваня) убедить Сталина не оказывать помощь коммунистам. Лидер Гоминьданя был готов даже предоставить Мао возможность иметь автономную армию (до 20 дивизий) и контролировать ряд провинций и районов страны, но при одном условии - признание верховенства власти центрального правительства Китайской Республики. С перерывами переговоры велись с августа 1945 по март 1947 года.

Однако Сталин отдал предпочтение Мао Цзэдуну. Он исходил из того, что коммунистический Китай станет оплотом национально-освободительных сил колониальных и зависимых стран. "Вождь народов" решил превратить Маньчжурию в надежную опорную базу Советского Союза на Дальнем Востоке, поскольку не сомневался: после установления США контроля над Японией гоминьдановское правительство в силу ряда причин, в частности тяжелого экономического положения своей страны, внутриполитического кризиса и т.д., пойдет на тесное сближение с Соединенными Штатами и откроет Китай, в особенности его северные районы, граничащие с Советским Союзом, для широкой американской экспансии под флагом "политики открытых дверей".

Как говорил Сталин, он не знал, "что может выкинуть Чан Кайши". Поэтому в целях обеспечения безопасности СССР на Дальнем Востоке Москва передала в руки китайских коммунистов Маньчжурию, помогла им создать там крупные вооруженные силы и оказала финансово-экономическую и военно-техническую помощь, включая отправку военных советников и специалистов, а также передачу трофейного японского вооружения и военной техники. К Мао был переправлен из СССР его старший сын Ань Си - он же Сергей - капитан Красной армии, прошедший с боями в танковых войсках через Польшу, Чехословакию до Германии.

Под ударами коммунистов остатки армии Чан Кайши в конце лета - начале осени 1949 года были вынуждены эвакуироваться с помощью ВВС и ВМС США на остров Тайвань (Формозу). 1 октября того же года была провозглашена Китайская Народная Республика.

Незадолго до данного события, в июне-августе 1949 года в Москве состоялись секретные переговоры секретаря ЦК КПК Лю Шаоци со Сталиным. В соответствии с инструкциями Мао его посланец попросил советского руководителя для того, чтобы "сломить блокаду Шанхая и захватить Формозу", подготовить в СССР в срок от 6 месяцев до 1 года китайских летчиков (1 тыс. человек) и техников (300 человек), продать коммунистическому Китаю 100-200 истребителей, 40-80 бомбардировщиков и помочь в создании Военно-морского флота. Операцию по взятию Формозы Мао наметил на вторую половину 1950 года. Но Сталин проявил в этом вопросе большую осторожность и от ответа на него уклонился. Он очень опасался своими действиями дать повод американцам для вмешательства в китайские дела .

Уже 16 декабря 1949 года тайваньская проблема была поднята во второй раз во время визита в СССР Мао Цзэдуна. В ходе беседы со Сталиным председатель ЦК КПК попросил разнообразную военную помощь для освобождения Тайваня. Планируя сделать это в 1950 году, Мао аргументировал легкость достижения победы расчетами на восстание населения острова и самих гоминьдановских войск. И вновь Сталин ответил уклончиво. На просьбу китайского лидера "направить своих летчиков-волонтеров или секретные воинские части для ускорения захвата Формозы" кремлевский владыка заявил, что "оказание помощи не исключено, но формы помощи надо обдумать... Что касается штабных работников и инструкторов, то их мы можем дать в любое время. Остальное обдумаем".

Далее Сталин предложил Мао Цзэдуну набрать роту добровольцев из бывшего гоминьдановского десантного полка, перешедшего на сторону коммунистов, и забросить их на Тайвань для организации восстания на острове. Разумеется, подобная подсказка Мао не удовлетворила, и он попытался настаивать на советском содействии в создании собственных ВМС. На что последовало заявление: "Кадры китайского морского флота можно было бы готовить в Порт-Артуре. Вы дадите людей, а мы дадим корабли. Обученные кадры китайского морского флота могли бы вернуться в Китай на этих же кораблях".

Китайская сторона не успокоилась. Переломить ситуацию в третий раз попытался премьер-министр КНР Чжоу Эньлай. Беседуя 4 февраля 1950 года в Москве с маршалами Советского Союза Булганиным и Василевским, генералами Штеменко и Славиным, в присутствии командующего ВВС НОАК Лю Ялоу и военного атташе в СССР Бянь Чжан У глава китайского правительства попросил советских военачальников организовать захват Тайваня. Министр Вооруженных сил СССР Николай Булганин ответил высокому гостю предельно ясно: "Что касается Формозы - мы можем рассмотреть ваши планы и сказать свое мнение. Прямого участия в этой операции мы принять не можем. Мы ругали и ругаем американцев за их вмешательство во внутренние дела Китая. Мы не хотим сами оказаться в таком положении. Если мы примем непосредственное участие в операции, то это будет рассматриваться как прямое вмешательство во внутренние дела Китая, что нам невыгодно. Наше участие может выражаться лишь в предоставлении инструкторов, материальной части и даче (так в документе. - А.П.) своих советов. Если, конечно, вы этого пожелаете".

Чжоу Эньлай не сдавался: "...Советскому Союзу нельзя непосредственно участвовать в операции по овладению Формозой, но, может быть, можно найти добровольцев - волонтеров из числа советских военнослужащих и военнослужащих стран народной демократии". (Очевидно, Китаю было известно о присутствии таковых в армии новорожденного еврейского государства во время первой Арабо-израильской войне 1948-1949 годов. - Авт.) Маршал парировал четко: "Такой возможности сейчас нет. Мы можем послать инструкторов в авиационные и военно-морские училища, чтобы готовить ваши кадры и выделить некоторую материальную часть, если в этом будем необходимость. Из стран народной демократии также нельзя набрать волонтеров. Думаю, что это будет использовано против данных стран и Китая, и это будет повод американцам усилить военную помощь Гоминьдану. Нужно ускорить подготовку китайских кадров".

Уклончивая позиция СССР в вопросе захвата Тайваня отчасти объяснялась и стремлением урегулировать ситуацию с Северной Кореей, лидер которой - Ким Ир Сен - начиная с мая 1949 года настойчиво добивался от Москвы поддержки своего "наступления на юг" полуострова с целью объединения страны вооруженным путем. Как известно, такое "добро" от Сталина после консультаций с Мао было получено в мае 1950 года.

А пока, после подписания в Москве 14 февраля 1950 года очередного советско-китайского договора о дружбе, союзе и взаимопомощи, согласно постановлению Совета министров СССР в Китай для организации ПВО Шанхая от налетов гоминьдановской авиации с Тайваня, была срочно командирована Группа советских войск во главе с генерал-лейтенантом Павлом Батицким общей численностью более 4 тыс. человек. В ее состав входили 106-я истребительная авиадивизия (118 различных машин: 29-й полк - истребители МиГ-15, 351-й - истребители Ла-11, 829-й смешанный полк - бомбардировщики Ту-2 и штурмовики Ил-10, транспортная авиагруппа - самолеты Ли-2), 52-я зенитная артиллерийская дивизия и ряд частей обеспечения.

Вскоре увеличилась до 3,6 тыс. человек численность советских военных советников и специалистов в Китае. За период с 20 февраля по 20 октября 1950 года летчики и зенитчики Группы ПВО уничтожили в китайском небе 4 гоминьдановских бомбардировщика и 3 истребителя. И хотя район боевых действий советских пилотов был строго ограничен (не далее 70 км северо-восточнее Шанхая), есть данные, что этот запрет выполнялся не всегда.

С 16 по 18 мая 1950 года штаб Группы советских войск обеспечил операцию войск 3-го фронта НОАК по освобождению от гоминьдановцев Чусанских островов. По воспоминаниям авиамеханика 351-го полка Николая Боровкова, для высадки на Тайвань личный состав его части активно готовил в это время различные плавсредства, включая рыбацкие лодки. В начале июня с целью оценки инженерных сооружений на архипелаге Чжоушань побывали советские военные специалисты и захватили ряд трофеев, включая информационный бюллетень армии Гоминьдана за апрель 1950 года. Наконец, 21 мая 1950 года начальник штаба Группы войск ПВО в Шанхае гвардии полковник Высоцкий, на основании данных воздушной разведки советских ВВС и китайцев, утвердил и отправил в Москву подробную карту Тайваня с указанием возможных мест высадки десанта на остров и подходов к нему кораблей. По получении этой информации Генеральный штаб ВС СССР сделал необходимые расчеты на "десантную операцию китайских войск на Формозу". Этот вопрос обсуждался в ходе бесед начальника Генштаба генерала армии Семена Штеменко с командующим ВВС НОАК Лю Ялоу... Реализовать план китайским коммунистам помешала разразившаяся 25 июня 1950 года война в Корее, потребовавшая участия в ней и КНР.

С тех пор прошло почти 55 лет. Давно уже нет в живых Сталина, Чан Кайши, Мао Цзэдуна, распался СССР. Однако существует государство на Тайване, которое в настоящее время поддерживает дипломатические отношения с 29 странами. Правда, осталась неизменной позиция РФ как правопреемницы Советского Союза. Российская сторона исходит из того, что Тайвань является неотъемлемой частью Китая, и правительство КНР вправе представлять весь Китай. Москва выступает против независимости Тайваня в какой бы то ни было форме и отказывается устанавливать с ним официальные отношения, за исключением контактов в экономической и культурной областях.

Но самая главная особенность нынешней внешнеполитической линии Кремля заключается в том, что, считая вопрос Тайваня внутренним делом Китая, РФ надеется, что "тайваньская проблема будет урегулирована без ущерба для мира и стабильности в Азиатско-Тихоокеанским регионе". А пока российские летчики в ходе последних совместных учений с армией КНР "Мирная миссия-2005" вновь с успехом отработали в китайском небе.

http://nvo.ng.ru/history/2005-09-23/5_taiwan.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме