Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Опыт миссионерской деятельности русской православной церкви на Кавминводах в конце XIX - начале XX вв.

Валентина  Лаза, Православие.Ru

01.09.2005

Вопрос о необходимости миссионерской деятельности Русской Православной Церкви является одним из самых важных в современной России, когда наряду с возрождением традиционной духовности, активное распространение получил оккультизм и сектантство.

В этом отношении будет полезным изучать и использовать опыт миссионеров давно минувших дней. В частности, мы можем обратиться к опыту миссионерской деятельности Русской Православной Церкви в таком жизненно важном для нашей страны регионе как Кавказские Минеральные Воды.

На Кавминводы сектантство стало проникать сравнительно поздно, примерно с третьей четверти XIX века, когда Православие уже прочно там утвердилось. А вот раскольники появились почти сразу, с первыми казаками - переселенцами.

Поэтому, миссию Русской Православной Церкви на Кавминводах можно разделить на два периода по основным направлениям деятельности.

Первый период с конца XVIII в. - по 60-е гг. XIX века.

Второй период с начала 60-х гг. XIX в. по 1917 год.

Первый период характеризуется интенсивной колонизацией Северного Кавказа русскими и Кавказской войной. В это время основным направлением миссионерской деятельности Русской Православной Церкви была проповедь христианства среди горцев-язычников - с одной стороны. И тонкая, деликатная, работа по возвращению в Православие казаков - переселенцев, многие из которых были старообрядцами - с другой. Эта миссия была тем более важна, что они являлись защитниками южных рубежей Российской империи.

Подтверждение этого можно найти в документах того времени. В отчете за 1895 год благочинный 2-го (Пятигорского) благочиния о. Павел Бартенев пишет: "Условия кавказских поселений в недавнем минувшем времени, для завоевательных целей требовали людей сильных и предприимчивых, могущих встать лицом к лицу с воинственными дикарями-туземцами. При этом на вероисповедание пришельцев - завоевателей мало обращалось внимания. Поэтому раскольники получили на Кавказе такую свободу, какая возможна только за пределами государства Российского. И в настоящее время раскольники пользуются почти тою же свободой. Ограничить их в этом отношении трудно". К 1895 году в приходах 2-го благочиния насчитывался 3381 раскольник. Больше всего старообрядцев было в ст. Ессентукской - 2508 человек и в ст. Кисловодской - 796 человек, а в остальных станицах и городах их число было незначительным.[1]

Вследствие заинтересованности русского правительства в заселении Кавказских земель казаками Православной Церкви приходилось не только работать среди старообрядцев, но и заботиться о сохранении мирных отношений между ними и православными. Но между самими раскольниками часто возникали противоречия, так как они делились на три согласия: белопоповцы, беспоповцы и согласие австрийского священства.

В станицах Ессентукской и Кисловодской существовали старообрядческие храмы, впрочем, деятельность их строго ограничивалась и контролировалась.

В станице Ессентукской была создана единоверческая Богоявленская церковь, освященная в 1836 году. В этой церкви находился холщевый антиминс 1645 года. На протяжении многих лет настоятелем церкви был миссионер о. Яков Матвеев.

Цель создания такого прихода заключалась в том, чтобы помочь людям выйти из раскола и вернуться в лоно Православной Церкви. Но, как видно из сохранившихся документов, приход насчитывал всего 85 человек из 2508 старообрядцев, проживающих в станице Ессентукской. И хотя во время проповеди и на Исповеди священник объяснял, что без союза с Православной Церковью единоверие остается расколом, положение особенно не изменялось, и большинство старообрядцев не спешило в православный храм. Но характер отношений между старообрядцами и православными изменился. По свидетельству о. Якова, "...намеренного и заранее обдуманного оскорбления по отношению к православным храмам и духовенству со стороны здешних старообрядцев не замечается... если бы не пришлые старообрядцы из соседних губерний, в особенности - Черниговской... то здешний раскол был бы безвреден для Православной Церкви".[2] Он считал, что особую опасность представляли начетники, разъезжающие по станицам, ораторствуя на собраниях, понося и хуля Православную Церковь, обнося ее всякими нелепыми обвинениями.

В период I Мировой войны старообрядческие начетники вредили не только Православной Церкви, но и Русскому государству. Они в публичных беседах, куда приходили не только старообрядцы, но и православные "...отвергали присягу Именем Божиим, принимаемую на верность престолу и отечеству, как противоречащую заповеди "не убий". Тем самым они проповедовали сектантское учение, которое до этого периода было чуждо всему старообрядчеству.

Бороться с такими "проповедниками" православным священникам было очень трудно. Отец Яков Матвеев, миссионер с 30-летним стажем, писал в 1914 году о своих методах работы со старообрядцами: "В противодействие пропаганде старообрядческих начетников принимаю такие меры: при вверенной мне церкви имеется хорошая библиотека... и у меня личная библиотека из 500 экземпляров. Любознательные старообрядцы часто приходят ко мне и просят книги... Вот тут-то, и завязывается с ними беседа. Они знают меня как бывшего миссионера, поэтому часто предлагают мне возникающие между ними недоуменные вопросы для разрешения... при этом они знакомят меня с их внутренней жизнью... Одним словом, во время таких дружеских разговоров старообрядцы высказывают всю свою уже не только казовую сторону жизни, но и закулисную изнанку ее. Книги здесь, под рукой, сейчас же по привычке нахожу и указываю им соответствующие предмету беседы места. При этом я стараюсь всеми методами повлиять не только на ум слушателя, но и на сердце его. Разъясняя спорные вопросы, я более всего обращаю внимание на раскрытие положительных истин, иллюстрируя их примерами из житий святых. Мне много раз приходилось наблюдать, что беседы религиозно-нравственного содержания больше располагают людей и смягчают сердца старообрядцев, нежели решение обрядовых вопросов".[3]

Но несмотря на такую тонкую и мудрую миссионерскую работу, число раскольников во 2-м благочинии не уменьшалось, а увеличивалось, правда в основном за счет переселенцев из других губерний, и в 1914 году составило 4221 человек. К этому времени конфронтация сменилась мирным сосуществованием с православными. Никаких враждебных намерений против православных раскол к началу XX века уже не питал. Но это - враг домашний, старый знакомый, который сам собою начал выдыхаться с распространением книжного образования.

Опасность грозила с другой стороны: с 60-х гг. XIX века на Кавминводах стало распространяться сектантство. К началу XX века оно стало основной проблемой для православных миссионеров. Число зарегистрированных сектантов колебалось от 450 человек в 1895 году, до 581 человека в 1914 году. Сюда входили хлысты, жидовствующие, баптисты, молокане, новоизраильтяне, толстовцы, иеговисты. Но точное их количество, а особенно хлыстов и им подобных, установить было крайне трудно, так как секты эти были тайными, а последователи их отличались "притворным и лукавым усердием к храму". Они не признавали своего уклонения от Православия. К священникам относились почтительно и с уважением. Поэтому вести с ними беседы о их заблуждениях можно было лишь тогда, когда удавалось уловить их в преступных деяниях (богохульных разговорах с православными). И при крайней их осторожности такие случаи все же представлялись, хотя и редко.

На свои радения хлысты собирались поздно ночью, накануне церковных праздников, когда священники, по их мнению, не могли помешать их собраниям. Но в документах мы находим свидетельства того, что зачастую священники, жертвуя своим отдыхом и здоровьем, вынуждены были посещать эти сборища и призывать заблудших к покаянию. Вот что писал о таком случае благочинный о. Павел Бартенев в одном из своих отчетов: "По целым часам пришлось сидеть в уличной грязи, подслушивая беседу хлыстов, а потом явиться и в сборище их. При посещении хлыстов они дали мне обещание впредь не собираться и никакой вражды к Церкви не иметь. (Не отказались бы они и от публичного покаяния, но сделали бы это так же неискренне). После этого был составлен акт, но отношение станичного руководства и атамана было очень халатным, поэтому должного надзора за тем, чтобы хлысты не составляли сообщества, не было".[4] Поэтому хлыстовство долгое время не могли искоренить полностью, хотя общества их пришли в упадок. К началу XX века теряют свою силу и молокане. И всегда главным оружием у священников в борьбе с сектантством являлась только проповедь Слова Божьего.

К началу XX века особую силу набирают баптисты разного толка. Распространению баптизма во 2-м благочинии способствовало несколько причин.

1. Вытеснение штундистов из южных губерний, которые вследствие этого устремились на Кавказ с тем, чтобы сохранить свою религиозную свободу.

2. Многочисленность немецких поселений, где вместе с колонистами проживали и православные, так же влияла на восприятие сектантских идей последними.

Баптисты вели широкую пропаганду не только среди православных, но и среди молокан, хлыстов и других сектантов. А так как влияние этих сект ослабевает, то многие, особенно молодые их последователи, переходили в баптизм, что приводило к открытой вражде между баптистами и представителями иных сект.

К началу XX века баптизм стал самой влиятельной и воинственной сектой на Северном Кавказе. Баптистские "благовестники" даже высших чинов часто посещали Терскую Область.

В 1906 году баптистское общество г. Пятигорска приобрело дом на базарной площади за 27 тыс. рублей. Повсюду они расклеивали объявления с приглашением на субботние собрания, всегда в 8 вечера. Таким образом, баптисты решились начать открытую пропаганду своего вероучения. Но причт Спасского собора счел своим долгом посетить эти собрания и обличить ложные мудрования относительно крещения младенцев, храмов и т. д. На одной из бесед выступал бывший епархиальный миссионер о. Иоанн Кормилин по вопросу о Церкви. Его проникновенная и убедительная речь привела сектантов в такое замешательство, что на следующий день ему не разрешили говорить, не смотря на то, что он просил у них слово во имя Господа Иисуса Христа.

Это обстоятельство побудило соборный причт открыть самостоятельные миссионерские беседы в местной церковно-приходской школе. Объяснительное чтение Евангелия на русском языке, обстоятельное исследование назначенного предмета, главным образом на основании Слова Божия, объяснение спорных и сложных вопросов очень заинтересовало горожан, включая интеллигенцию. Слушателей собиралось каждое воскресение очень много. Приходили в том числе сектанты. Каждая беседа превращалась в жаркую дискуссию, между православными и баптистами. Эти беседы были одинаково полезны для тех и других, так как ясно открывалась Истина в положительном учении Священного Писания.[5] В Епархии регулярно проводились курсы для приходских священников с целью ознакомления пастырей с приемами противосектантской полемики. Так, в июле 1914 года, по благословению Его Преосвященства, Преосвященнейшего Антонина, епископа Владикавказского и Моздокского, на средства Михаило-Архангельского Братства были устроены во Второ-Афонском монастыре близ Пятигорска краткосрочные миссионерские курсы. Проводил их епархиальный миссионер о. Виктор Тихвинский.

Таким образом, можно сделать вывод, что Православная миссия на Северном Кавказе в борьбе с сектантством преследовала следующие цели: 1) познакомить православных возможно полнее с догматическим и нравственным учением Православной Церкви; 2) оградить их от соблазнов сектантской пропаганды; 3) показать наглядно ложь сектантского вероучения; 4) увеличить число специальных борцов против сектантов.

Опыт прошлого всегда ценен. Особенно в практическом отношении. Ни для кого не секрет, что на протяжении многих десятилетий наша Церковь была лишена возможности выйти за ограду с проповедью христианства, и почти три поколения были для нее потеряны. Теперь есть возможность восполнить эту потерю. Мы много говорим о необходимости религиозного воспитания и образования. Растет количество православных учебных заведений, но основная масса россиян остается все же вне Православия. Многие ищущие души, пробираясь вслепую, часто попадают в сети врага рода человеческого, расставленные сектантами различного толка. Поэтому задача наших миссионеров - стать поводырями для них. Не ждать приглашения, но самим бесстрашно вступать в открытую полемику с сектантами, вести борьбу за каждую душу. Приложить усилия для подготовки специальных кадров, умеющих вести дискуссию с сектантами и раскрывать всю полноту Истины Христовой тем, кого еще возможно спасти и вернуть в лоно нашей Матери Церкви.



[1] ЦГА РСО-А Ф. 143,Оп.2, Д.34.

[2] Там же Ф.143, Оп.2, Д. 308.

[3] Там же Ф.143, Оп.2, Д.308.

[4] Там же.

[5] Владикавказские Епархиальные Ведомости 1907.


http://www.pravoslavie.ru/arhiv/050901111245



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме