Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Ушедший в вечность молодой, красивый...

Роман  Шкурлатов, Десятина

30.08.2005

Телефонный звонок раздался в квартире Коробовских ближе к вечеру. Привычный звук на этот раз был каким-то тревожным. Трубку взяла Наталья Васильевна. Человек на другом конце провода, представившийся сослуживцем Василия, с трудом подбирал слова.
В материнском сердце шевельнулось страшное предчувствие: "Говорите же!". "Я везу вашего сына..."
Звонили оттуда, где шла война, лилась кровь и гибли люди. Беда ворвалась в дом, в одночасье перевернув весь уклад жизни: родители потеряли сына, молодая красивая женщина - мужа, трЈхлетняя Маша - отца. Словно кто-то невидимый перекрыл кислород. И сквозь невыносимую боль рвущийся из души немой вопрос: "Почему?.."


Офицер в четвЈртом поколении
России в семье Коробовских служили на протяжении ряда поколений - и мужчины, и женщины. Родоначальником офицерской династии был прадед Александр Коробовский - прапорщик лейб-гвардии кирасирского полка. В разведку этот двухметровый богатырь ходил один и никогда не возвращался без "языка", которого в буквальном смысле слова приносил на своих могучих плечах. За беспримерную храбрость, проявленную на фронтах Первой мировой, он был удостоен двух Георгиевских крестов и произведЈн в офицеры. Только вот фотографий, где прадед запечатлЈн в военном мундире, в семейном альбоме не осталось: их пришлось сжечь, когда развязавшие кровавый террор большевики без суда и следствия ставили к стенке офицеров царской армии.
Путь от лейтенанта до капитана в годы Великой Отечественной войны прошЈл дед Василий Коробовский - кавалер нескольких орденов и медалей. Бок о бок с мужчинами, ни в чЈм им не уступая, сражалась с фашистскими захватчиками младший лейтенант Мария Коробовская, удостоенная медали "За отвагу" и ордена Отечественной войны. Генерал-майор Василий Здунов, дед по материнской линии, получил Золотую Звезду Героя Советского Союза за участие в боях с фашистами под Бобруйском. На личном счету офицера 8 уничтоженных вражеских танков и 2 самоходных орудия.
30 лет отдал службе в ВооружЈнных Силах нынешний глава семьи Анатолий Коробовский. За плечами его - практически все "горячие точки" на территории бывшего Союза: Баку, Владикавказ и Назрань, Таджикистан, Чечня. Когда на свет появился сын, Анатолий Васильевич, не раздумывая, назвал его в честь двух дедов. Василий хоть и родился в Москве, но большую часть детства провЈл в отдалЈнных гарнизонах, где служил отец. Именно в маленьких военных городках, во множестве разбросанных по окраинам советской империи, мальчишка взрослел, мужал, формировался как человек. Отец до сих пор не может забыть случая, когда один из сослуживцев по Забайкалью озадачил учившегося в 3-м классе Васю вопросом: "А где тебе больше нравится: здесь или в Москве?" РебЈнок задумался и, по-детски взвесив все "за" и "против", твЈрдо ответил: "Здесь".
Решение пойти по стопам верой и правдой служивших Отчизне предков Василий Коробовский принимал самостоятельно. Отец, считавший недопустимым навязывание детям своего собственного пути, в душе искренне порадовался сыновнему выбору. И тут поддерживал его по полной. За два года до поступления в суворовское училище, заметив у мальчика любовь к оружию, он привЈл сына в тир ЦСКА. Тренер быстро разглядел в мальчике задатки "винтовочника", да и самому парню занятия стрельбой нравились. Во время вступительных экзаменов в Минском СВУ умение общаться с оружием "на ты" абитуриенту очень пригодилось. Узнав, что Василий несколько лет занимается спортивной стрельбой, офицер кафедры физподготовки протянул ему первую попавшуюся под руку винтовку:
- А ну покажи, на что способен?
Повертев в руках оружие, вчерашний школьник вернул его майору:
- Из этого стрелять не буду. Дайте хотя бы "Урал-2" и время для пристрелки.
Преподавателю всЈ стало ясно: "БерЈм, даже если парень по математике получит "пару". У нас "винтовочники" на вес золота".
Увлечение спортом пригодилось Васе Коробовскому и в Московском суворовском училище, и в Московском военном институте. Будучи курсантом-кремлЈвцем, он пристреливал своЈ оружие, помогал товарищам по взводу, постигал альфу и омегу командирской профессии.

Не за звания и ордена
По распределению лейтенант Коробовский поехал служить на Дальний Восток. Эти живописные места Василий помнил ещЈ по детским воспоминаниям, когда вместе с отцом колесил по стране: отсюда и до Китая рукой подать. Попал в развЈрнутый полк, где сразу же принял один из взводов батальона прикрытия государственной границы. Все тяготы и лишения, о которых так много говорили преподаватели и командиры в курсантские годы, взводный ощутил с первых же дней: развЈрнутая по штату военного времени часть - это вам не шутки! Но Василий к такому повороту был готов, и уже спустя несколько недель служба пошла своим чередом. Отец радовался: сын выдержал первый, далеко не простой офицерский экзамен. А главное - ему действительно нравилась профессия, которой он собирался посвятить жизнь.
Через год с небольшим перспективного офицера назначили на роту. Прошло ещЈ время, и Василий стал подумывать об академии, только вот считал, что командирского опыта у него маловато. И чтобы попробовать себя в боевой обстановке, подал рапорт с просьбой перевести его в одну из частей на территории Чеченской республики. Но вмешался отец, задавший сыну один-единственный вопрос: "Не слишком ли дЈшево ты ценишь свою голову?" Сын прислушался к мнению отца, сделал выводыѕ
Следующий рапорт о переводе на Кавказ он положил на стол командования части 17 января 2002 г. - в день рождения мамы. Тем же вечером Василий уезжал на войну, и, по словам отца, удерживать его в этот раз было бесполезно.
Мотострелковый полк, куда получил назначение капитан Коробовский, дислоцировался в Шалях. "Царице полей" - пехоте и на этой войне доставалось больше других. Только негромкая фронтовая слава обходила еЈ стороной: за те без малого два года, что полк воевал, только один из служивых получил государственную награду. В новом коллективе ротный сразу зарекомендовал себя с лучшей стороны, да и с подчинЈнными быстро нашЈл общий язык. За время его командования в подразделении не было потерь.
14 августа гвардии капитан Коробовский с первым взводом вышел на очередное блокирование. Подразделение уже заняло позицию, когда один из бойцов не разглядел в предательски густой траве проволоку "духовской" растяжки. Хрупкую на войне, словно стекло, тишину расколол взрыв. Когда спустя несколько секунд к месту трагедии подбежали остальные, рядовой ЕрЈмушкин и ротный были мертвы: мина направленного действия не оставила им шанса выжить.
О гибели Василия родители и жена узнали лишь спустя две недели, когда из Ростова позвонил сопровождавший "груз" заместитель командира роты Дима Соколовский. Телеграмма, которую якобы отправляли в Москву, до квартиры Коробовских на Валовой улице не дошла. А 19 августа над Ханкалой был сбит Ми-26. При падении его на минное поле погибли более ста человек, и на фоне этой кошмарной трагедии драма, разыгравшаяся чуть ранее под Шалями, прошла незамеченной. Наверное, весь ужас войны в том и заключается, что смерть становится обыденностью, к ней привыкают.
Застынут в камне лица молодые
В декабре того же года на месте гибели Василия Коробовского побывал отец. Взял на работе отпуск за свой счЈт, на перекладных добрался до Ханкалы. В часть, где служил сын, Анатолий Васильевич ехал не с пустыми руками. Тогдашний глава управы района "Замоскворечье" Лев Моисеенко, узнав о несчастье в семье Коробовских и о том, что отец собирается в Чечню, выделил средства для закупки столь необходимых для неизбалованной вниманием пехоты современных радиостанций, новых "разгрузок", облегчЈнных армейских ботинок. Первый звонок с предложением помощи в доме Коробовских раздался из районной администрации.
Поддержку семья погибшего получала оттуда, откуда ждала еЈ меньше всего. Директор московской школы N198 Галина Милосердова, где учился Василий, начала с экспозиции, посвящЈнной капитану Коробовскому. Многие еЈ выпускники прошли горнило чеченской войны, вернулись домой ранеными и контужеными, удостоены боевых наград. В импровизированный школьный музей родители Василия передали всЈ, что осталось от сына: служебно-боевую характеристику, выписку из личного дела, фотографии из семейного альбома, письма от сослуживцев.
Конверты со штемпелями полевой почты приходят в дом Коробовских и по сей день: однополчане не забывают ротного. Вот строчки из письма замкомвзвода старшины-контрактника Геннадия Рыкова: "Автомат Василия передали мне. Одного бандита из него я уже завалил. Проводили ИРД, нас под Белготоем начали долбить два снайпера. Вот Васин АК и поработал: хватило двух "пилюль" 5,45. Не зря с Васильком пристреливали. Так что личный счЈт за капитана Коробовского я открыл и буду продолжать его по мере попадания боевиков в прицел нашего автомата".
Похоронили офицера, посмертно удостоенного ордена Мужества, на Троекуровском кладбище, рядом с могилой его деда - Героя Советского Союза.
16 ноября минувшего года состоялось заседание Комиссии Мосгордумы по монументальному искусству, на котором было принято решение о возведении в столице памятника-мемориала москвичам, погибшим при выполнения воинского долга в ходе боевых действий на Северном Кавказе.
Муссировавшаяся годами, эта тема начала воплощаться в жизнь во многом благодаря отцу солдата - полковнику запаса Анатолию Коробовскому.
По его данным, в Чечне сложили головы более 200 жителей столицы, и точку в этом скорбном списке, как видно, ставить рано...

http://www.desyatina.ru/sv-nomr/7-8-05/mugestvo.htm



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме