Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Церковь Гребневской иконы Божией Матери в Москве

Елена  Лебедева, Православие.Ru

10.08.2005

Гребневская икона Пресвятой Богородицы
Гребневская икона Пресвятой Богородицы
Единственная в Москве церковь Гребневской иконы до революции стояла на углу Мясницкой улицы и Лубянской площади, построенная в память покорения Великого Новгорода. Как считают ученые, с ее возведения во второй половине XV века началась история Мясницкой улицы.

Гребневская икона Богоматери известна со времен Дмитрия Донского. В 1380 году, когда великий князь возвращался с победой после Куликовской битвы, жители древнего казачьего городка Гребня, что стоял на реке Чири, впадающей в Дон, поднесли ему в дар местный, прославленный чудесами образ Божией Матери - в честь его славной победы над полчищами Мамая. Благоверный князь принял святыню с трепетом, увез ее в Москву и с благоговением поместил в кремлевский Успенский собор.

Эта икона считалась древнейшей из сохранившихся казачьих икон. "Гребневская летопись", составленная в Москве в 1471 году, когда икона приняла участие и в истории русской столицы, считается древнейшим свидетельством об участии Донских казаков в Куликовской битве. Надпись на камне в московском Гребневском храме гласила, что князь Дмитрий Иоаннович принял этот образ в дар от казаков, поселенных в верховьях Дона, которых он всегда жаловал за их великую храбрость.

В XIX веке Гребневская икона Богоматери была изображена в росписи храма Христа Спасителя. На стенах северного придела св. Александра Невского (на хорах) поместили образы 28 чудотворных особо чтимых в России икон Богоматери, через которые Она оказала Свои милости и спасла от бедствий Москву и многие русские города. Наряду с Боголюбской, Федоровской, Тихвинской, Страстной иконами там изображена и Гребневская.

Версии историков о появлении московского храма во имя Гребневской иконы различны. Согласно первой, общепринятой, версии, в 1471 году правнук Дмитрия Донского, великий князь Иван III "впал во гнев на Великий Новгород" за то, что его власти и местная знать решили уйти под покровительство литовского князя. Собираясь в поход на Новгород и на отступников "к латинству", он дал обет возвести в Москве храм во имя Богородицы и взял с собой Гребневскую икону. Поход завершился победой московского государя. И в 1472 году Иван III построил на Лубянке близ Кремля деревянную Успенскую церковь, "что на Бору" (в то время на подступах к Кремлю еще шумел древний сосновый бор). А Гребневскую икону, подарившую ему победу, государь приказал благолепно украсить серебром с драгоценными каменьями, и еще написать на киоте акафист в благодарение за рождение сына, будущего великого князя Василия III.

28 июля (10 августа) 1472 года по приказу московского князя Гребневская икона была торжественно, с крестным ходом перенесена из Кремля в новоустроенную церковь на Лубянке, - отсюда и явился августовский праздник. Здесь же на Лубянке обосновались переселенцы из покоренного Новгорода. Вероятно, они и дали имя местности Лубянка, назвав ее в честь родной новгородской улицы Лубяница. Эти переселенцы, знатные состоятельные "житьи люди", были своеобразными заложниками великого московского князя - чтобы их соотечественники в Новгороде не подняли мятеж против его власти.

Вторая версия гласит, что Иван III создал только деревянный храм Успения, а каменный храм построил его сын Василий III. Оттого архитектором Гребневской церкви предположительно называют Алевиза Фрязина - любимого придворного зодчего Василия III, построившего кремлевский Архангельский собор. Третья версия сложней. Ее приверженцы считают, что Гребневский храм был выстроен сразу каменным при Василии III, приблизительно в 1514-1520 годах, и намеренно во имя чудотворной Гребневской иконы, ради ее перенесения из Кремля. А в честь Новгородского похода Ивана III была устроена другая местная церковь во имя св. архидиакона Евпла. Она тоже не сохранилась до наших дней.

Наконец, четвертая версия полагает устроителем Гребневского храма самого Иоанна Грозного. Якобы он после возвращения из собственного Новгородского похода своим коштом построил каменный храм на месте дедовского деревянного, и будто бы именно он перенес сюда Гребневскую икону из Кремля. Связь с Грозным вполне понятна: в его времена на Лубянке появилась стрелецкая слобода. А сам царь очень чтил Гребневский храм. Известно, что он подарил в него резную надпрестольную сень о девяти шатрах. К тому же в 1585 году в этом храме был освящен придел во имя св. Дмитрия Солунского - в благодарность за рождение царевича Дмитрия.

Придел венчала шатровая колокольня, которую считали древнейшей из сохранившихся в дореволюционной Москве. Вопреки традиции она стояла не с запада, а с юга-востока, над алтарем Дмитриевского придела. По преданию, ее завершал крест старинной формы, которая была упразднена на Стоглавом соборе 1551 года - в начале правления Ивана Грозного. Придел действительно был необычен, он даже имел собственный... приход, но после 1812 года не возобновлялся до революции. Второй придел во имя св. Иоанна Нового Белградского был освящен в 1635 году по именинам другого царевича - Ивана Михайловича, сына царя Михаила Федоровича. В основном своем виде каменный храм сохранился с XVI века - это была одна из самых древних церквей в советской Москве. По словам историка С.Романюка, она "как приезжий провинциал остановилась в самом центре, изумленно вглядываясь в суету большого города". На особой мраморной доске перечислялись вклады в церковь царственных особ, начиная с основателя Ивана III.

1612 год вписал Гребневскую церковь на страницы славной летописи борьбы москвичей за Отечество. В октябре того года войско князя Трубецкого подступило от этого храма к Никольским воротам Китай-города, участвуя в осаде поляков в Кремле силами русского ополчения. Те, не выдержав голода, вскоре сдались на милость победителя, испросив только "пощаду жизни".

При царе Алексее Михайловиче Мясницкая улица стала дорогой в загородные дворцовые резиденции - Измайлово и Преображенское. Вероятно, тишайший государь не раз останавливался у Гребневского храма на богомолье. В его правление, - в 1654 году - от иконы явилось новое чудо: когда в храм забрались воры, их охватило пламя неведомо откуда возгоревшееся. Они не могли выбраться из церкви, и лишь когда были освобождены из огненного плена, сами в потрясении и страхе рассказали о случившемся. Еще одно чудо было в 1687 году: в храме начался пожар, и святыню не успели вынести из огня - но она, по словам летописца, чудесно "обретеся на воздухе". Несколькими годами раньше шатровую звонницу Гребневской церкви украсил колокол знаменитого Федора Моторина, который позднее вместе с сыном Иваном отливал кремлевский Царь-колокол.В петровскую эпоху, еще до того как столица была перенесена в Петербург, в судьбе Гребневской церкви приняла ревностное участие сестра государя, царевна Наталья Алексеевна. Церковь уже сильно обветшала, и даже сама икона была сильно тронута временем. В 1711 году Наталья Алексеевна просила принести чудотворный образ к ней в Преображенское, а церковь обновить. Гребневский храм тогда выстроили почти заново и освятили новый придел во имя преподобного Сергия Радонежского. Икону же, бережно покрытую олифой, царевна украсила сокровищами и сама провожала ее из Преображенского обратно в храм на Мясницкой. Освящал обновленную церковь сам митрополит Стефан Яворский, местоблюститель патриаршего престола после того, как Петр воспретил патриаршество и до учреждения Святейшего Синода в 1722 году. А настоятелем в Гребневском храме был поставлен его родной брат, протопоп Стефан Ананьин.
Стефану Яворскому приписывают авторство "Сказания о Гребневской иконе Божьей Матери", он же занимался выверкой текста и подготовкой издания славянской Библии. Одна из ярких и по-своему трагических личностей петровской эпохи, проповедник, слово которого было "солию премудрости растворено", он скончался в год учреждения Святейшего Синода. Отпевали митрополита Стефана в освященном им Гребневском храме. К тому времени в его стенах похоронили учителя Петра I, знаменитого Никиту Зотова

От Гребневской иконы продолжали совершаться чудеса. В первый же год освящения обновленной, похорошевшей церкви было явлено новое чудо. В одном московском доме происходили "страхования" - неведомо как летели в окна камни, а в доме лежала очень больная женщина. И ее дочери во сне было велено взять в дом Гребневскую икону, чтобы женщина исцелилась, а дом избавился бы от наваждения. Девушка поведала о том хозяйке дома, икону принесли и отслужили перед ней молебен с водосвятием, после чего обещанное во сне исполнилось.И сам храм был храним невидимой силой. Гребневская церковь уцелела в страшный пожар 1737 года, не пощадившего город.

Через два года в храме обрел последний покой его самый знаменитый прихожанин Леонтий Магницкий, автор первой русской "Арифметики" - учебника по математики, который почти полвека был единственным пособием для учащихся. Эту книгу привез в Поморье, Михайле Ломоносову, его односельчанин, и юный гений учился по ней, а потом взял "Арифметику" с собой в Москву, позднее назвав ее "вратами своей учености".

Настоящая фамилия русского математика была Теляшин, он приходился племенником архимандриту Нектарию, умершего в Ниловой Пустыни, и был сыном тверского крестьянина. Прозвище "Магницкий", ставшее его официальной фамилией, он получил от самого Петра I. По одной версии, царь дал это прозвище его отцу, Филиппу Теляшину, восхитившись его познаниями в науках - "поелику как магнитом притягивал к себе". По другим сведениям, Петр прозвал Магницким самого Леонтия в 1700 году. Он пришел в восторг от образованности крестьянского самородка и назвал его Магницким, "по усмотрению нрава во всем всеприятнейшего и к себе влекущего": ибо он как магнит притягивал к себе "разнообразные знания и нужных людей", обращая на себя внимание природными способностями и самообразованием. Так и повелел Петр I иметь ему фамилию Магницкий.

Знаменательно, что свое образование Магницкий получил в церкви, где с детства был чтецом, и от монахов Иосифо-Волоколамского монастыря, куда юношу отправили простым возчиком рыбы. Иноки были столь поражены умом и знаниями мальчика, что оставили его при обители чтецом, а потом отправили в московский Симонов монастырь готовить в священники. Оттуда он естественно попал в Славяно-Греко-Латинскую академию - в ее библиотеке Магницкий и нашел книги по точным наукам. Скоро они остро понадобились Державе Российской - в 1701 году Петр учредил Навигацкую школу для нужд флота, которую разместили в Сухаревой башне. Магницкого познакомили с царем и пригласили преподавателем в школу, где он прослужил до самой смерти. Петр пожаловал ему имения и дом на Лубянке, в приходе Гребневской церкви. А вскоре самодержец пожелал иметь в Навигацкой школе отечественный учебник по математики. Им и стала "Арифметика" Магницкого, где, кстати, впервые сообщались градусы широты и долготы для Москвы, Киева, Архангельска.

Сам Магницкий был глубоко верующим ученым, для которого наука исходила из религии и церкви, потому он противился подмене церковного знания, согласующегося с законами науки, материалистическим изучением природы. Надпись на его могильной плите, устроенная сыном, гласила: "первому в России математики учителю", личности "без всякого пороку", "любови к ближнему нелицемерной, жития чистого, смирения глубочайшего, разума зрелого, правдодушия"...

Почти через тридцать лет после смерти Магницкого в 1768 году в Гребневском храме упокоили поэта Василия Тредиаковского, "реформатора российского стиха". Кроме этих знаменитостей, в церкви хоронили ее именитых прихожан - Щербатовых, Урусовых, Толстых. Традиционное кладбище было упразднено после эпидемии чумы 1771 года и его территория застроена домами причта. И в 1812 году храм остался невредимым.

Незадолго до революции знаменитый археолог Стеллецкий проводил раскопки в подклете церкви и обнаружил там подземную галерею. Позднее были найдены белокаменные тайные ходы, но их не исследовали археологи, поскольку церковь спешно готовили к сносу.

Потом в Гребневский храм ненадолго попал список чудотворной Владимирской иконы, перенесенный из часовни преподобного Сергия у Ильинских ворот, а затем переданный в Третьяковскую галерею. На ней было редкое изображение преподобного Сергия в молитвенном обращении к Богоматери. Поскольку святой был изображен один, а не с преемником своим Никоном Радонежским, ученые отнесли образ к очень раннему иконографическому типу и, кроме того, сочли его свидетельством, что именно Владимирская икона Богоматери была келейной иконой преподобного Сергия.

Переживший многие беды Гребневский храм был уничтожен только большевиками. После революции Мясницкая улица ненадолго стала Первомайской, и в 1919 году в доме рядом с церковью, где были устроены первые коммуналки, поселился Маяковский: в "комнатенке-лодочке" он прожил до смерти. Но не его имя, а С.М. Кирова с 1935 года стала носить Мясницкая улица, так как в декабре 19134 года гроб с телом убитого большевика пронесли по ней с Ленинградского вокзала к Кремлевской стене. Это было последнее, что увидела на своем веку Гребневская церковь.

Она еще некоторое время действовала в революционной Москве. В ноябре 1919 года на всенощном богослужении в храме пел "художественный квинтет" - хор знаменитого регента П.Г.Чеснокова с его личным присутствием и с участием Великого Архидиакона Константина Розова. Он пел соло в "Блажен муж", "Ныне отпущаеши" и "Хвалите" а также читал Шестопсалмие. По свидетельству очевидца, участие Розова не только привлекало москвичей в храм, но и удерживало в нем. В 1923 году была проведена реставрация и даже возобновлен Дмитриевский придел. Но ненадолго.

Первый натиск на церковь начался в декабре 1926 года, когда Моссовет распорядился снести храм по обычной причине - ради уличного движения. Прихожане составили ходатайство во ВЦИК, указывая на историческую ценность этого редкого в Москве памятника зодчества XV - XVI веков. Они писали, что он построен в честь победы над Мамаем (имелась в виду храмовая Гребневская икона), что в нем находится усыпальница замечательных русских людей Магницкого, Зотова, Тредиаковского, что община своими силами и средствами оберегает храм как археологическую ценность и даже стремится ее отреставрировать в первоначальном виде. Под ходатайством стояло более 600 подписей.

Оно ли или заступничество Наркомпросса приостановило трагедию: были разобраны только древняя колокольня и трапезная с Сергиевским приделом. Сам храм еще можно было спасти, но в 1933 году его передали под нужды Метростроя, так как в том месте прокладывалась первая линия московского метро. Ради него и снесли храм, приурочив его гибель к 1 мая 1935 года - в том винят всемогущего Лазаря Кагановича.

Ценные древние иконы школы Андрея Рублева передали в Третьяковскую галерею, резную надпрестольную сень - подарок Грозного - в Коломенское, а надгробную плиту с могилы Тредиаковского - в соседний музей Маяковского. На образовавшемся пустыре водрузили будку-шахту для вентиляции метро. И только в сравнительно недавнее время - в 1980-х годах на том месте выстроили огромное здание для Вычислительного центра КГБ, рядом с книжным магазином "Библио-Глобус". От церкви не осталось ничего, кроме памяти - даже в местной топонимике нет ее следа.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/050810104126



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме