Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Неутомимый хронолог

Русский вестник

02.08.2005

Когда-то Розанов отметил, что историю пишут смерды. Вас. Вас. раздражался, читая, как Цари и князи говорили языком Костомарова и Карамзина. Святая простота. Современные российские "историки" - не только смерды, но ещЈ наперсточники и фальшивомонетчики. Русская история, богословие, литература, музыка - богатейший пласт мировой культуры. Здесь можно греться, питаться, казаться большим любому анекдотчику, лабуху, заштатному дьячку. В телеящике и прессе снуют, балагурят, поучают, грассируют радзинские, уминские, швыдкие, якубовичи... Ну не любят чужое, и шут с ними. Печальней и обидней, когда среди них усердствует свой или мимикрирующийся под своего.

За последние пять-семь лет на Русскую историю и литературу обрушился рьяный ударник литературного вала Н. Коняев. И если раньше его повести и рассказы, появлявшиеся в журналах, можно было принять как неудачный перевод с суахили, то теперь перед нами популярный богослов, критик, историк, писатель и, наверное, поэт. ЕщЈ секретарь Союза писателей России, извиняюсь, если не так. По "Народному радио" другой секретарь того же Союза писателей рекомендует коняевские книги, а его "Русский Хронограф" даже как учебник для школ и вузов. Дай волю этому союзнику Коняева по Союзу, и студентов заставят учиться по таким учебникам. Мои же знакомые прихожанки приносят в храм или ко мне в библиотеку с недоумением, а иной раз и с возмущением его статьи в журналах, газетах и уже десяток изданных его книг. Батюшка благословил не читать. Хорошо. Можно и не читать, да и читать это невозможно. Но этот деятель-стахановец завалил все редакции своими творениями - нет отбоя. Мы с девчонками хотели, грешным делом, проучить хулителя, но попавший нам в руки Н.Коняев оказался безобидным, скромным писателем из Ханты-мансии, открестившимся от нашего Н.Коняева, как от чумы.

Простите мне эмоции, теперь постараюсь хладнокровно, и, если получится, с любовью предложить вам цитаты из книг и статей Н. Коняева.

В "Русском Хронографе" первая из дат Русской истории: "19-е января 570 года. Родился пророк Мухаммед". "Хронограф" вышел поздно и московские мусульмане, не зная этого, праздновали день рождения пророка не на Крещение, как предложил Коняев, а в конце апреля.

Ни один исторический персонаж не вызывает никаких симпатий у нашего автора. Святой ли, герой ли - все одно. Вот "главный спальничий и собутыльник Михаила 3-го, Василий", а вот "побочный сын князя Святослава... матерью его была Ольгина ключница - Малуша". Прости Господи, любезный, посмотрите в справочниках, кто такие спальничии, сытники, ключники царей и князей. Великий равноапостольный князь Владимир родился от ключницы Великой княгини, а не, скажем, от мадам Коня[евой]. Мать Малуша была из знатнейшего русского рода! Ее брат Добрыня - главный посадник Новгорода. И как наш уважаемый хронолог только разбирает, какие дети побочные, а какие нет? Ведь у Святослава-нехристианина было много жен.

Равноапостольный "Владимир бежал" (струсил), "Увеличение гарема Владимира до необычайных размеров", святой благоверный Михаил Тверской, муж Анны Кашинской, "оклеветал митрополита Петра". А в житиях святых мы читаем: "Михаил Тверской, закованный в железо, читал Псалтырь, когда к нему пришли убийцы...".

История России - это история Русской Церкви в миру. Здесь же история другая, детективная, постоянный поиск криминала и сплошная путаница в именах и датах. Кассиан Босой у него Вассиан и т.д.

А вот перл "историка": "1584 год, 18 марта. Собравшись поиграть в шашки, умер Иоанн Грозный"! и все. Федерация Русских шашек подает на "историка" в суд.

"1091 год. 14 августа в Ростове объявился волхв, но вскоре погиб".

"1092 год. Летописи зафиксировали нашествие бесов в Полоцке"

"1302 год. Обручение шекспировских героев Ромео и Джульетты". Может, это ошибка и это вовсе не "Хронограф", а какая-нибудь "Занимательная История"? В следующих томах появится Герасим или Чебурашка?

Есть ли кто-либо из исторических персоналий, к кому благоволит наш историк? Да, Адашев, Курбский, Патриарх Никон. Святитель Божий Филарет Дроздов в переписке с архиепископом Алексием возмущается: "Для чего Палмер (католич. дьякон) хочет Российской иерархии всей духа Филиппова и Никонова, которым случилось быть в состязании с земной властью, а не духа Святителей Алексия и Петра, которые в мире с земной властью апостольски проходили свое служение?". Как видите, здесь Коняев последователен и не одинок.

Желая блеснуть церковными знаниями, он Кириопасху десятки раз называет "Кариопасха". Или вот, на стр. 61: "1060 год 1-е августа. Медовый Спас. Внезапная смерть Генриха 1-го во Франции". Чудак человек! Зачем ему сказали, что 1-го августа Медовый Спас? Теперь у него в "Хронографе" с Рождества Христова 1-е августа - Медовый Спас. Ни покойный Генрих, ни русская Анна Ярославна, а с нею и все ее соплеменники не знали, и еще 800 лет не будут знать, что в 19-м веке Праздник происхождения (изнесения) Креста Господня в народе будут называть Медовым Спасом.

Ранее, в книге с мудреным названием и сомнительным содержанием - "Облеченный в орудие света", наш "богослов" в уста дьякона вложил возглас: "Яко за Царя всех подъимем ангельски...". Не знаю, что коняевский дьякон поднимает за Царя, и за какого Царя, не известно. Кого-кого, а Царей наш новоявленный "историк" не жалует. У дьякона на литургии есть возглас; он его произносит в Алтаре пред Престолом, но не "за Царя", а "да Царя (Христа)". И не "ангельски", а "ангельскими".

"Русского Хронографа" я увидела только первый том, наверное, будут еще несколько. Все это нечитаемо и никому не нужно. И сколько бы его не рекламировал секретарь Союза писателей, я своим детям, как и любая русская мама, эти книги не дам.

Смешон и косноязычен не только "Хронограф", но всЈ, что наиздавал за эти годы писатель с Севера. Вот выборочно из других книг и журналов:

"17 февраля 1589г. на русский престол был избран Борис Годунов. Романовы тоже вступили в борьбу за русский престол, но развернутые ими против Годунова действия совершались пока тайно, и долгое время оставались неприметными для сторонних наблюдателей. Однако сделавшегося вдруг подозрительным Бориса Годунова Никитичам обмануть не удалось..." (Н.Коняев. "Святой и его время" ж. "Новая книга России"). Разоблачитель коварных интриг Коняев не ведает, что цари не выбираются, как Ельцин или Путин, а наследуют престол.

А вот как описывает это время историк, один из раздражителей наивного Розанова: "...затем доносы сделали свое дело и относительно семьи Романовых... Мы видели какие большие права имели они на престол после смерти Феодора Иоанновича, вследствие чего сложился даже рассказ, что Царь Феодор, умирая, вручил свой царский жезл Феодору Никитичу, но, "чтобы избавить свое любезное отечество от внутренних междоусобий и кровопролитий, Феодор Никитич, - говорит Исаак Масса (тоже не русский), - знавший, что он своими действиями может причинить отечеству великую опасность, передал корону и скипетр Борису". Вообще, по всем отзывам, братья Никитичи отличались всеми высокими душевными свойствами, искони присущим членам благородного рода Кобылиных-Кошкиных - Захарьиных - Юрьевых - Романовых. Почти все они были казнены." (А. Нечволодов. "Сказание о Русской Земле").

Но читаем нашего горе-историка дальше: "26 октября 1601 года началась расправа Бориса Годунова со своими коварными союзниками. Ночью стрельцы подожгли дом бояр Романовых...". У Карамзина и у др. историков четко стоит дата: "в июне 1601 г. исполнился (над Романовыми) приговор боярский...". С датами, как мы отмечали и с источниками наш мэтр не дружит, мягко говоря. А навязчивые повторы про хитрость и коварство Романовых - это, видимо, месть. Ржет и бьет копытами зооморфный предок-тотем средневекового угрофина, взывает к мести, не дает покоя. Как же он, наверное, "благодарен" большевикам за то, что советская власть дала его великому народу письменность. А может его народ имеет территориальные претензии к России? Бог весть.

Если в Русской Истории для Коняева[ева] ни святых, ни светлых имен нет и это можно понять, то для видимой исторической достоверности осветлил бы ландшафт, архитектуру или быт. Ан нет, все худо: дикое поле, бесы, голод, мор, пожары...

Кроме творений Коняева и Радзинского, изданы и переизданы почти все русские летописи и исторические документы - не надо потеть в архиве. Забелин, Кондратьев, Поссевин и многие другие расписали Москву и округу до улицы, до дома. Но чтобы описать драматичную сцену поджога дома Романовых, надо придумать, что Москва того времени - это деревянные избушки на курьих ножках, узкие улицы, возле костров греется полуголая толпа. А если бы он потрудился открыть какие-нибудь документы, воспоминания того времени, то мог бы понять, что поджог в 17-м веке в Москве был совершенно исключен. Вот, например, антиохийский архидьякон Павел Аллепский (тоже ведь не русский) пишет, побывав в Москве в середине того века: "В городе поставлен субаши (полицейский офицер), который объезжает его ночью и днем, из-за опасения пожара... Если случится пожар ночью или днем, из того квартала дают об этом знать: спешат на колокольню и бьют в колокол об один край, чтобы услышали сторожа, находящиеся постоянно на кремлевской стене... Сторожа наблюдают постоянно летом и зимой, поочередно, ночью и днем, и как только заметят огонь, хотя бы за Земляным валом, сильно звонят в колокол... Услышав его звон, все ратники, находящиеся в той стороне, тотчас узнают, где пожар, спешат с секирами и кирками, разрушают все, что кругом пожара и тушат его. Если пожар велик, является и народ, а кто поленится и не придет, тот подвергается строгому наказанию от субаши".

Но коняевские стрельцы подожгли-таки каменный дом Романовых. Зачем? Все историки говорят о Царе Борисе, что он был осторожный и расчетливый человек, посему он поступил проще: "имение и вотчины взяли в казну" (Карамзин).

Далее "историк" сожалеет, что со слугами поступили более жестко, чем с господами. Романовых нужно было убить, сжечь и залить кислотой. Так, что ли?

Сравним, как написано у Нечволодова: "...После этого все Романовы были заключены под стражу со всей родней и друзьями... братья Никитичи и их племянник князь Иван Черкасский не раз были подвергнуты пытке. Пытали также и их людей, как мужчин, так и женщин, требуя, чтобы они показывали против господ. Но те, однако, ничего не показали... - и далее, - Из пяти братьев Никитичей только двое пережили ужасы ссылки; невольный инок Филарет и Иван Никитич; Александр же, Михаил и Василий скончались почти одновременно - в феврале и марте 1602 г.". В 1606 году мощи Михаила Никитича обретены нетленными и почитаются, как мощи местночтимого благоверного князя Михаила. "Историку", конечно, не до этого, он весь в праведной борьбе. Перепутал или переставил даты, и вот уже Гришка Отрепьев, живший некоторое время в холопах у Романовых, становится "царЈм дома Романовых". "Меньше года длилось правление первого царя из дома Романовых", - заявляет Коняев, имея в виду Лжедимитрия. Дом Романовых ведет свою родословную линию от Царского рода Валтасара. И Отрепьев, и Коняев, если бы даже женились на барышнях из дома Романова, не были бы никогда ни писателем, ни царем из дома Романова!

Коняев: "Подготовленный Федором Никитичем кандидат в самозванцы, слухи о котором, как свидетельствуют современники (какие современники?-авт.) уже тогда ползли по Москве... Как известно, Григорию Отрепьеву удалось уйти. Он (по-видимому в начале розыска) покинул Романовых и укрылся, приняв постриг, среди чернецов Чудова монастыря. Звали его теперь Григорием".

Нечволодов: "Юрий (имя Отрепьева, о чем не знает Коняев. - Авт.), с детства был обучен грамоте и обнаружил хорошие способности, затем он служил некоторое время в холопах у бояр Романовых и князя Бориса Черкасского... Будучи около четырнадцати лет от роду, Юрий под влиянием каких-то опасностей со стороны подозрительного Бориса Годунова, может быть и вследствии излишних разговоров о сходстве с царевичем Димитрием, исчезает из Москвы и начинает скитаться по разным монастырям, причем игумен Трифон, основатель Успенского монастыря в городе Хлынове (ныне Вятка), постригает его в 1595 г. с именем Григория". Стало быть к 1601 году, когда начались аресты Романовых, Отрепьев уж целых шесть лет как стал монахом, и больше года был уже иеродьяконом Чудова монастыря. Более того, в "Извете" старца Варлаама сказано, что он на второй неделе Великого Поста познакомился с Григорием и они вместе пошли в монастырь в Чернигове. После этого, как известно, самозванец пошел в Киев и дальше в Литву. Но нашему наперсточнику хочется связать Отрепьева с Романовыми, и он ловким шулерством переставил даты, изменил местонахождение самозванца - и все готово.

Но неутомимый Коня[ев] идет дальше: "Для того, чтобы освободить для Филарета Никитича место, согнали с Ростовской кафедры достойнейшего иерарха Русской Церкви святителя Кирилла (Завидова), который был хиротонисан несколько месяцев назад". Филарету Никитичу якобы "приглянулась" Ростовская кафедра. "В начале 1612 года, когда патриарх Филарет отбыл в Польшу, ярославцы пригласили своего святителя снова занять освобожденную епархию". Все историки наоборот свидетельствуют, что Филарет "откланял" митрополичий сан и отказывался от кафедры. Коняевское же "Отбывает в Польшу" здесь звучит, как отъезд на отдых заграницу после северодвинской ссылки.

Карамзин: "Лжедимитрий вызвал и невольного опального инока Филарета из Сийской пустыни, чтобы дать ему сан митрополита Ростовского; сей добродетельный муж, некогда главный из вельмож и ближних царских, имел наконец сладостное утешение видеть бывшую супругу и сына. С того времени инокиня Марфа и юный Михаил, отданый ей на воспитание, жили в епархии Филаретовой близ Костромы в монастыре св. Ипатия".

Посмотрим, как "отбыл в Польшу" митрополит Филарет: "Филарет с немногими усердными воинами и гражданами заключился в Соборной церкви: все исповедались и причастились святых тайн и ждали неприятеля или смерти... Двери пали: добрые ростовцы окружили Филарета и бились до совершенного изнеможения....Злодеи-победители схватили митрополита и, сорвав с него ризы святительские, одели в рубище... Филарета повезли в тушинский стан как узника, босого в одежде литовской, в татарской шапке: но Самозванец готовил ему бесчестье и срам иного рода: встретил его знаками черезвычайного уважения; назвал патриархом; дал ему святой пояс и святительских чиновников для наружной пышности, но держал его в тесном заключении, как непреклонного в верности к Царю Василию (Шуйскому)" - Карамзин.

Затем временное освобождение и - в стан к врагу в качестве посла. "...Вопреки всему священному для государей и народов, взяли послов... еще мало: ограбили их, как в темном лесу или в вертепе разбойников; отдали их воинам. Повезли в ладиях к Киеву; бесчестили, срамили мужей, винимых только в добродетели, в ревности к отечеству и к исполнению государственных условий!..", - продолжает Карамзин. После их еще девять лет томили в неволе. У Коняева это просто: "отбыл в Польшу".

Досталось от "историка" и первому Царю нз рода Романовых: "В этом качестве (митрополита Ростовского) и довелось ему (Кириллу) принимать на царствование Михаила Федоровича, сына своего утеснителя". Опять подтасовка: удалил с кафедры Лжедимитрий, а все одно - утеснители Романовы. Для оправдания придумал термин "историки романовской школы". Ученик школы Радзинского звучит почетней.

Так написаны статьи и целые книги про всех, кого любят и чтят в России: про Владыку Иоанна, Св. Александра Невского, поэта Рубцова, композитора Гаврилина и про русских Царей. Нет ни одного святого места, куда бы не проник лукавый взор нашего неутомимого хронолога. И ничем его не остановить. Вцепился он в Русскую историю и будет ее мучить до тех пор, пока не "соберется поиграть в шашки".



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме