Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Проблемы духовных школ России начала XX века. Часть II

Юрий  Филиппов, Православие.Ru

27.07.2005

Волнения в Духовных учебных заведениях в конце XIX - начале XX вв.

В 90-х годах XIX в. стало заметно шириться подпольное движение социал-революционеров и социал-демократов, проявлявшееся в виде забастовок, стачек, петиций и иногда демонстраций. Среди участников этого движения видную роль помимо рабочих, студентов университетов, реальных училищ, гимназий играли и воспитанники духовных семинарий.

В семинариях создаются нелегальные библиотеки, нелегальная литература проникает в студенческие библиотеки, создаются подпольные кружки для ее изучения. Возникают тайные союзы, объединяющие студентов разных семинарий, городские, губернские и проводятся Всероссийские семинарские съезды, в которых организующую роль играла Владимирская духовная семинария.

Вторая половина 1905 года была отмечена многочисленными волнениями в духовных семинариях: из-за беспорядков было закрыто почти 50 средних духовно-учебных заведений. Принятие 27 августа временного закона об автономиях Университетов всколыхнуло учащихся и преподавателей духовных академий.

От требований и петиций 90-х годов, семинаристы в ряде семинарий в 1901-1907 гг. переходят к экстремистским действиям, избивают или стреляют неугодных инспекторов или ректоров. Так в 1906-1907 гг. в Черниговской семинарии выстрелом был ранен инспектор; в Тифлисской - инспектор расстрелян; в Пензенской - ректор был убит; в Тамбовской - ее ректор (в 1904-1906 гг.) архим. Феодор Поздеевский чуть не погиб от пули воспитанника семинарии Грибоедова, а его преемник ректор архим. Симеон[1] в 1907 г. выстрелом семинариста (сына священника) был искалечен на всю жизнь.

Взгляды Учебного Комитета Святейшего Синода на причины движения в семинариях

В чем искали причины семинарского движения и какие меры предпринимали ответственные лица Св. Синода и его Учебного Комитета? Ответ, хотя и не полный, можно найти в материалах, почерпнутых в статьях Н. Глубоковского и Д. Тихомирова.

Согласно статьям, недостатки в семинарском воспитании признавались и в ответственных кругах Духовно-Учебного Ведомства. Отчасти, они объяснялись неудачной системой, установленной для ревизии семинарий чиновниками из Учебного Комитета, а именно, слишком формальной организацией ревизий семинарий, от которой реформой 1867- 1869 гг. были устранены профессора Академий. Реформа же 1884 года предоставляла профессорам право совершать ревизию, но не обязывала их это делать. Обременительность этого дела, занятость профессоров академическими делами была одной из причин недосмотра за семинариями, вытекавшего из Уставов 1869-1884 годов. Другой важной причиной была непродуманная централизация ревизорского дела, постоянная смена ревизоров, контролирующих одну и ту же семинарию, а поэтому и их безответственность за исправность учебно-административных дел в них.[2]

Более глубоко смотрел на дело и был правдивее в своих суждениях член Учебного Комитета профессор М.А. Остроумов, который признал:

1) местными причинами, способствующими беспорядкам в семинариях следующие: небрежное ведение хозяйства, несвоевременное удовлетворение нужд учащихся, назначение молодых и неопытных лиц на административные и учебные посты, частую смену начальства, немалый процент учащихся, нерасположенных вообще к принятию сана;

2) внешними причинами - наличие "освободительного" движения в стране и неготовность к борьбе с ним, а также ложно понятые тактичность и уважение к свободе мнения, боязнь прослыть за реакционеров.[3]

В отношении мер, которые предпринимал Св. Синод, следует упомянуть "Предложение обер-прокурора П. Извольского в Учебный Комитет от 18 июня 1907 г.", где говорилось: "Ввиду предстоящего наступления нового учебного года имеется нужда преподать духовным семинариям, все еще переживающим брожения и волнения среди учащихся, некоторые указания для руководства их в борьбе с нестроениями..."

Констатируя, что "под влиянием разного рода обстоятельств поколебалось в семинариях, прежде всего среди учащихся, а отчасти и в корпорациях, понимание самого существа духовной школы - ее основных задач", чему отчасти способствовало неправильное понимание разрешенного в 1906-1907 учебном году перехода из 4 класса семинарии в светские высшие учебные заведения, имевшего цель "выйти из духовной школы тем, кто не расположен к служению в церкви в священном сане или ином виде деятельности, требующей богословского образования", а понятого многими как изменение задач, поставленных перед духовными семинариями, и отметив крайнюю нужду Церкви в образованных пастырях, Обер-прокурор предлагал: 1) чтобы все преподаватели принимали участие в воспитании; 2) учредить институт классных воспитателей-наставников, для которых бы нашлись местные средства. 3) обращать внимание на правильное посещение учащимися занятий и богослужений; 4) запретить всякие сходки и собрания, т.к. опыт показал, что эти сходки подпадают под внешние влияния; 5) очищать и охранять семинарии от ненадежных элементов. Воспитанников, причастных к этому, но заслуживающих уважения по прежнему поведению, отправить на время к родителям с последующей экзаменовкой за пропущенный период; 6) обращаться к родителям попавших под революционное влияние детей; 7) особое внимание обращать на охранение первого класса семинаристов от чуждого влияния путем внимательного воспитательного руководства, даже путем размещения первых трех классов (территориально) в помещении духовных училищ; 8) возможно полнее удовлетворять все потребности семинарской жизни, чтобы не давать повод к волнениям; 9) Преосвященным "при возникновении крупных беспорядков немедленно закрывать учебные заведения или отдельные классы, с доведением о том до сведения Св. Синода..." [4]

Другие члены Учебного Комитета, заслушав и, в основном, приняв доклад Обер-прокурора, предлагали и ряд иных мер: сокращение числа воспитанников в семинариях, за огромным количеством которых, иногда до шестисот, невозможно уследить, восстановление потомственной священнической преемственности, воспитание дома и т.п.[5]

Мнения Преосвященных по вопросу усовершенствования духовно-учебных заведений
Приступая к рассмотрению отзывов епархиальных архиереев относительно состояния Духовных учебных заведений, хотелось бы сделать несколько предварительных замечаний.

Все суждения относительно духовно-учебных заведений можно разделить на несколько разделов:

Недостатки духовной школы;

Предложения типов устройства реформированных школ;

Предложения в изменении учебных программ;

Замечания относительно воспитательной части.

Из всех этих вопросов наибольший интерес для нашей работы представляют 1) и 4) пункты: рассмотрение их и составит данную часть нашей работы.

Эта часть работы будет представлять подборку суждений и предложений преосвященных о реформировании духовно-учебных заведений, поэтому мы решили не приводить цитаты, а, систематизировав весь материал, изложить его близко к тексту "Отзывов", ставя автора мысли или предложения в скобках в конце смыслового отрывка.

Недостатки духовной школы начала XX века

1. Коренным недостатком духовных семинарий и училищ большинство преосвященных признало двойственность задач. С одной стороны, они были призваны воспитать достойных кандидатов пастырского служения, а с другой - дать общее образование детям духовенства, даже и не расположенным к церковному служению (Никон Владимирский, Арсений Харьковский, Вениамин Калужский, Серафим Полоцкий, Тихон Сев. Америк., Иоаким Оренбургский, Арсений Псковский, Питирим Курский, Иоанн Полтавский, Никанор Пермский, Дмитрий Херсонский, Евфимий Енисейский, Назарий Нижегородский, Евлогий Холмский, Филарет Вятский, Тихон Костромской, Иннокентий Тамбовский, Тихон Пензенский, Аркадий Рязанский, духовенство Симбирской и Подольской епархии).

Из этой проблемы вытекают следующие недостатки:

2. Отсутствие единства в курсе наук (Назарий Нижегородский).

3. Большое количество предметов с обширными программами (Арсений Харьковский, Евлогий Холмский, Тихон Костромской, Олонецкая Духовная Консистория).

4. Крайняя недостаточность общего образования (Арсений Харьковский, Тихон Пензенский, Иоанн Полтавский, Евфимий Енисейский, Владимир Московский, Гурий Новгородский, Агафодор Ставропольский) и его отсталость: семинарии знакомили своих питомцев лишь с теми идеями и течениями общественной жизни, которые отжили свой век (Владимир Московский).

5. Несконцентрированность богословского образования (Арсений Харьковский, Тихон Пензенский, Гурий Новгородский, Питирим Курский).

6. Неприспособленность богословского образования к возрасту учащихся (Арсений Харьковский, Тихон Пензенский, Никанор Пермский).

7. Безжизненность богословского образования. Семинарское образование, по своей отвлеченности и несоответствию с потребностями и запросами жизни начала XX века, в значительной степени, было не пригодно для пастырской деятельности (Питирим Курский, Гурий Новгородский).

8. Краткость программ для одних предметов и излишество уроков для других (Дмитрий Херсонский).

9. Неправильное распределение предметов по классам (Назарий Нижегородский).

10. Слабая постановка библиотечного дела (Дмитрий Херсонский).

11. Духовно-сословный характер и в связи с этим приготовление на служение Церкви лиц, не имеющих к этому призвания (Иннокентий Тамбовский, Арсений Харьковский, Михаил Минский, Серафим Полоцкий, Олонецкая Духовная Консистория, Кирион Орловский, Гурий Новгородский, Никанор Пермский, Евфимий Енисейский, Агафодор Ставропольский).

12. Двойственность задач и присутствие лиц, стремящихся получить только общее образование и совершенно нерасположенных к служению Церкви, а потому и не желающих подчиняться церковному режиму, что отражалось крайне вредно на воспитательной стороне духовно-учебных заведений (Димитрий Херсонский, Назарий Нижегородский, Михаил Минский, Иннокентий Тамбовский).

13. Закрытие доступа окончившим семинарию в высшие светские учебные заведения, из-за чего задерживались элементы вредные, озлобившиеся за это насилие и заражавшие своим озлоблением других (Сергий Финляндский).

14. Отсутствие воспитания в собственном смысле (Владимир Московский, Гурий Новгородский, Тихон Пензенский, Иннокентий Тамбовский).

Также делу воспитания много вредило:

15. Многолюдность семинарий и училищ (Питирим Курский, Иннокентий Тамбовский).

16. Назначения на ответственные должности лиц с неустановившимся еще, вследствие их возраста, характером и взглядами (Евлогий Холмский).

17. Постоянная перемена начальствующих лиц, особенно монахов (Арсений Харьковский, Архангельский Комитет, Гурий Новгородский, Димитрий Херсонский).

18. Общежития с большим количеством воспитанников (Назарий Нижегородский).

Отсюда следовали:

19. Рознь и неприязнь между воспитателями и воспитанниками (Архангельский Комитет, Иоаким Оренбургский, Гурий Новгородский, Евлогий Холмский).

20. Упадок дисциплины (Арсений Харьковский, Евлогий Холмский, Владимир Екатеринбургский).

21. Светские преподаватели богословских наук, которые не знали глубины пастырского служения, не были одушевленны пастырскими идеалами, и потому не могли внушить их своим воспитанникам (Тихон Костромской, Агафодор Ставропольский).

22. Возложение на одних и тех же лиц обязанностей учебно-административных и хозяйственных (Димитрий Херсонский, Владимир Московский).

23. Чрезмерная нагрузка воспитателей (Димитрий Херсонский).

24. Материальная необеспеченность преподавателей (Димитрий Херсонский).

25. Чиновный шаблон и централизация. В начале XX века в духовной школе табель о рангах, оклады, карьера, "эпикурейская жизнь", слабость убеждений и труда были самым главным, дело же воодушевления воспитанников на труд и благочестие - второстепенным (Владимир Екатеринбургский).

26. Влияние антирелигиозной пропаганды, легкой литературы, газет, журналов и т. п. (Владимир Екатеринбургский).

27. Антагонизм между духовным училищем и семинарией (Евлогий Холмский).

И, как результат всего:

28. Значительное количество воспитанников, вынужденных оставить школу до ее окончания (Константин Самарский).

29. Антицерковное настроение семинаристов и поэтому непригодность их к пастырскому служению (Тихон Костромской, Иннокентий Тамбовский, Иоаким Оренбургский, Владимир Московский и др.)

30. Неустойчивость характера и убеждений, неопределенность направления семинаристов: неспособность их к самостоятельной, руководящей деятельности в приходе (Иоаким Оренбургский).

31. Бегство лучших воспитанников от служения Церкви (Арсений Харьковский, Михаил Минский, Серафим Полоцкий, Кирион Орловский, Евлогий Холмский, Владимир Московский, духовенство Симбирской епархии).



[1] Архим. Симеон (Холмогоров) уволил несколько семинаристов за издание тайного революционного журнала "Факел" и конфисковал протокол 3-го Всероссийского семинарского съезда ["Колокол", СПБ,1907 г. за 10 июня]. Впоследствии о. Симеон жил на попечении еп. Феодора в МДА, с осени 1917 г.- в Даниловом монастыре. Репрессирован в 30-х гг.

[2] Д. Тихомиров "Об Учебном Комитете при Св. Синоде и о ревизии духовных учебных заведений", СПБ, 1908, где критикуются некоторые мнения Н. Глубоковского по этому вопросу.

[3] ЦГИАЛ, ф. 796, оп. 189, д. 299 (цит. по Голубцов С. Московская Духовная Академия в революционную эпоху.- М.: Мартис, 1999.- с. 8)

[4] Всеподданнейший отчет обер-прокурора Святейшего Синода по Ведомству православного вероисповедания за 1905-1907 годы. СПб., 1910. С. 326.

[5] ЦГИАЛ, ф. 802, оп. 10, д. 111 за 1907 г. (цит. по Голубцов С. Московская Духовная Академия в революционную эпоху.- М.: Мартис, 1999.- с. 8)

http://www.pravoslavie.ru/arhiv/050727144950



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме