Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Возрождение великого имени[1]

В.  Гусаров, ИА "Белые воины"

08.07.2005

В январе 1993 года, проводя отпуск в одном из домов отдыха Новгородской области, я в составе группы экскурсантов прибыл в маленький городок Валдай, где нас знакомили с местными достопримечательностями. По окончании экскурсии нам было дано около часа для свободного осмотра города. Большинство членов нашей любознательной экскурсионной группы, включая меня, сразу устремилось в местный книжный магазин. На прилавке я увиадел книгу "Белый генерал", выпущенную в свет издательством "Патриот" в 1992 году. Полистав ее немного, я понял, что она будет интересна для меня. В книгу были включены две наиболее содержательные работы о М.Д. Скобелеве: воспоминания Н.Н. Кнорринга "Генерал Михаил Дмитриевич Скобелев. Исторический этюд", перепечатанные по парижскому изданию 1939 года, и В.И. Немировича-Данченко "Скобелев. Личные воспоминания и впечатления", перепечатанные по санкт-петербургскому изданию 1903 года.
Быстро прочитав их (благо, находился на отдыхе), я поразился масштабу личности М.Д. Скобелева, имя которого ранее не раз попадалось мне в востоковедческой литературе. Многим друзьям и коллегам по востоковедению имя этого великого полководца также было знакомо.
И вот, обменявшись мнениями и придя к единому, мы решили, учитывая, что в 1993 году исполняется 150 лет со дня рождения полководца, напомнить руководству страны об этом знаменательном событии и необходимости отметить его на государственном уровне. Нами было подготовлено письмо на имя тогдашнего премьер-министра, председателя правительства Российской Федерации В.С. Черномырдина. Текст письма гласил:
"Глубокоуважаемый Виктор Степанович! Недавно исполнилось 150 лет со дня рождения великого русского полководца Михаила Дмитриевича Скобелева (1843-1882). Это побудило нас обратиться к Вам с нижеследующим письмом.
М.Д. Скобелев - подлинно народный герой, великий русский полководец второй половины прошлого века, которого любили все слои и сословия русского общества за те славные победы, которые он одержал во имя русского оружия, особенно в ходе Русско-турецкой войны 1877-1878 годов, а также в Средней Азии. Современники считали его равным А.В. Суворову, поскольку он, как и Суворов, не знал поражений.
М.Д. Скобелев родился в семье потомственных военных. Его дед - Иван Никитич, сподвижник Кутузова, прошел путь от солдата до генерала и коменданта Петропавловской крепости Санкт-Петербурга. Его отец - Дмитрий Иванович, генерал-лейтенант, вместе с сыном участвовал в Русско-турецкой войне.
Сам Михаил Дмитриевич в 23 года окончил Академию Генерального штаба. Боевое крещение он получил в 1873 году в Хивинском походе, где был особо отмечен за храбрость и умение руководить войсками в условиях пустыни. В 1875-1876 годах участвовал в боях в Кокандской экспедиции. Был военным губернатором и командующим войсками Ферганской области. Это он, М.Д. Скобелев, отменил рабство в Фергане.
В 1907 году его именем был назван центральный город Ферганской области. В те же годы в центре Москвы на Скобелевской площади (перед бывшим Моссоветом) ему был сооружен величественный памятник. После кончины Михаила Дмитриевича Император Александр III, стремясь соединить сухопутные войска и флот общими военными традициями и доблестями, повелел именовать военный корабль-корвет "Витязь" именем "Скобелев".
После 1917 года, однако, память о Скобелеве стала интенсивно стираться. Памятник ему был разрушен, город Скобелев в 1924 году был переименован в Фергану. Причины такого отношения к памяти М.Д. Скобелева для того времени были объяснимы. Но в сегодняшних условиях, когда восстанавливаются, разрушенные храмы, памятники, незаслуженно забытые имена великих русских предков, считаем возможным вернуть нашей истории имя и гениального русского полководца М.Д. Скобелева. Это вызовет удовлетворение всего российского народа, его сегодняшнего и, мы уверены, последующих поколений. Возрастет и уважение в мире к русской военной школе и к ее военному искусству.
В этой связи считаем целесообразным проведение торжественного заседания, посвященного 150-летию со дня рождения М.Д. Скобелева на государственном уровне под эгидой Министерства обороны Российской Федерации, а также организацию ряда мероприятий по восстановлению памяти великого русского полководца, в том числе: возвращение площади перед зданием бывшего Моссовета имени М.Д. Скобелева, воссоздание памятника на этой площади, учреждение боевого ордена и стипендий его имени, присвоение имени М.Д. Скобелева одному из высших учебных заведений Минобороны и одному из боевых кораблей ВМФ России и др.
Эту идею поддерживают многие московские организации, в том числе ветераны, военные историки, деятели культуры, журналисты, ученые.
Выражаем надежду, что с Вашей помощью удастся восстановить еще одну славную страницу российской истории".
Письмо подписали пять ученых-востоковедов. В их числе: М.С. Капица - тогдашний директор Института востоковедения РАН и бывший заместитель министра иностранных дел, А.З. Егорин, А.Г. Вирабов, П.П. Моисеев и автор этих строк. Письмо было датировано 29 ноября 1993 года и отправлено на бланке Института востоковедения Российской академии наук.
Мы не знаем точно, читал ли Виктор Степанович наше письмо. Но вот 30 декабря того же 1993 года в Институт востоковедения пришел ответ из правительства - резолюция за подписью В. Шумейко следующего содержания: "Минобороны России (П.С. Грачеву), Правительству Москвы (Ю.М. Лужкову), Минкультуры России (Е.Ю. Сидорову). Прошу рассмотреть. При необходимости внесите предложения по вопросам, требующим решения Правительства". Номер. Подпись - указанная. Дальнейшее развитие событий показало, что этой резолюцией дело и ограничилось, хотя она и была, на наш взгляд, оптимальной и правильной. Ни одно из перечисленных ведомств никак на нее не откликнулось, а все указанные в письме конкретные предложения так и остались на уровне добрых и нереализованных пожеланий. Хотя при личных встречах, например, с некоторыми из тех государственных деятелей, кому наше письмо было направлено, важность инициативы востоковедов сомнению не подвергалась.
В условиях отсутствия государственной поддержки дело восстановления доброго великого имени взяла на себя российская общественность. На протяжении 1994 года в рамках Международного общественного объединения "Славяне" действовала инициативная группа. Она изучала имевшиеся к тому времени материалы, литературные источники, инициативы и уже предпринятые шаги общественности некоторых городов в этом направлении, в особенности Рязани, и другие документы, связанные как с боевой деятельностью М.Д. Скобелева, так и с возможным созданием отдельной структуры в рамках общества "Славяне", которая бы постоянно занималась восстановлением доброго великого имени.
В процессе подготовки к созданию такой структуры мы решили совершить поездку в село Спасское, которое стало называться Заборово или Заборово-Спасское, Рязанской области, чтобы посмотреть на последнее пристанище великого полководца на этой русской земле, которую он так любил и защищал.
Когда в очередную годовщину гибели полководца приблизился день поездки, около десяти организаций, с которыми была предварительная договоренность о такой поездке и предоставлении машины ("Ну конечно, конечно. Обязательно поедем. Что за разговор?" и проч.), отказались от своих слов из-за дороговизны бензина и под другими благовидными предлогами. Эти организации я не буду называть, чтобы не увеличивать в общественном сознании число необязательных мужчин и женщин. Назову только ту, которая выполнила обещание и договоренность и предоставила не только машину с водителем, но и съемочную группу. Это была программа авторского телевидения "Времечко", руководителем которой был в то время Л.Ю. Новоженов. По сей день считаю себя в неоплатном долгу перед ним и программой "Времечко".
С бригадой этой программы мы встретились рано утром у памятника Юрию Долгорукому, который установлен именно там, где стоял памятник М.Д. Скобелеву. Глубоко символичное место!
Наш маршрут лежал через Коломну - Рязань - Ряжск - Александро-Невский на Заборово. Этот путь занял не один час. Радостный солнечный день. Иногда тучи закрывали небо, но через несколько минут мы проскакивали полосу дождя, и солнце вновь побеждало. Лето в том году пришло поздно, поэтому зеленые поля и леса вдоль дороги еще не утратили своих изумрудных оттенков. Глаза отдыхали и радовались прекрасной русской природе, а сознание наполнялось гордостью за наших предков, которые эту землю выбрали и освоили.
От города Александро-Невского едем по новой дороге, асфальтовое полотно которой по всем признакам уложено недавно. Но когда до Заборова (местные жители для удобства произношения выговаривают это название "Заброво", опуская первое "о") оставалось километра три, асфальт вдруг кончился и начался гравий. Не дотянули. Ехать быстро по гравию нельзя: мелкие камни из-под колес разлетаются во все стороны и бьют по днищу нашего "жигуленка". Но вот кончился и гравий. Началась слякоть грунтовой дороги.
Въезжаем в Заборово под дождем. От Москвы сюда, на юг Рязанской области, мы проделали в тот день около 400 км. Дождь и слякоть усиливают неприглядность и беспросветность одной из малых деревень русского Нечерноземья. Время уже далеко за полдень. Останавливаемся. Стучусь в окно дома на перекрестке. Дверь открывает молодая женщина. Представляюсь и спрашиваю, где усадьба Скобелевых. Женщина с любопытством, смешанным почему-то со страхом, отвечает, что ехать надо вперед и от околицы села еще метров двести до разрушенного храма, у которого находятся могилы семьи Скобелевых. "Скажите, а много сегодня было машин?" - спрашиваю хозяйку. "Нет, не было ни одной", - следует ответ. Благодарю, сажусь в машину. Едем еще минуты три на малой скорости по размытой дороге.
А вот и храм. Выхожу из машины. Рядом мраморный саркофаг, на котором выбито: "Михаил Дмитриевич Скобелев, 1843-1882". Да, мы ехали именно сюда. Но надо переждать дождь. Под дождем съемки не ведутся. Буквально через несколько минут полоса дождя прошла, и мы приступаем к съемкам.
На мотоцикле с противоположной от деревни стороны появляются двое мужчин в возрасте от 30 до 40 лет. Навеселе по случаю субботы. Рассказываем, что приехали из Москвы в день кончины М.Д. Скобелева, хотим вот возложить цветы на могилу и снять заодно, чтобы показать затем в телеэфире. "Неужели из Москвы?" - "Да". Спрашиваем: "Ну а что же, ваши деревенские не почитают земляка?" Отвечают: "Мы - молодые, не помним. Стариков у нас в селе не осталось, кто бы помнил".
В этом ответе страшная правда прошлых лет. Действительно, стариков, которые бы от своих дедов знали и помнили М.Д. Скобелева, не осталось. У молодых, хотя бы относительно, даже у земляков, память о великом полководце и соотечественнике вытравлена начисто.
Осматриваем храм, могилы и окрестности. Все в крайне запущенном, опустошенном виде. Бурьян и крапива до пояса. Саркофаги М.Д. Скобелева (слева от храма) и его родителей (справа от него) были изготовлены из особо прочного мрамора, поэтому они целы, хотя в некоторых местах покрылись мхом и пылью.
Сам храм полностью разрушен, и, очевидно, уже очень давно. Деревянных пристроек давно нет. Обходим храм вокруг: несколько неухоженных могил местных жителей. Позади храма уже в начале 90-х годов XX века установлен высокий деревянный крест в честь героев Русско-турецкой войны 1877-1878 годов. На кресте волнующая надпись на церковнославянском: "Больше сей любви никто не имеет, кто душу полагает за други своя".
В нескольких метрах от изгороди храма, справа от него, каркас обвалившегося здания церковно-приходской школы, которую М.Д. Скобелев построил на свои деньги для местных детей. Школа простояла около века. Затем без ухода рухнула. В каком году, никто из местных жителей не помнит. Мы уточняем: "Когда, при Брежневе или при Хрущеве?" Одна старушка все-таки вспомнила: "При Хрущеве". С тех пор школы в Заборове нет и местные дети ходят учиться за 5 км в соседнюю деревню. Раз нет школы, то нет и учителей, поговорить не с кем. Председатель местного колхоза - болен, как нам сказали.
Все пояснения в скромном местном музее, построенном два года тому назад на берегу маленького пруда, нам дает шофер здешнего колхоза Миша, который нам музей и открыл. Собственно музей расположен в одной из трех комнат здания белого кирпича. Комната площадью порядка 15 кв. м. Из вещей Скобелева сохранились стол и стул. По стенам - фотографии, репродукции портретов М.Д. Скобелева и картин его друга Верещагина, фотографии его родителей, самого М.Д. Скобелева в разные годы его боевой деятельности. На столах вдоль стен - книги о великом полководце на русском и болгарском языках. Да, болгары чтят имя М.Д. Скобелева - своего легендарного освободителя, у них в стране памятники ему не ломали и улицы не переименовывали. А всего в Болгарии таких памятников, площадей и улиц - более 300.
Вот и сюда, в Заборово, сотрудники болгарского посольства приезжали 1 октября 1993 года - в 150-летнюю годовщину со дня рождения великого полководца, чтобы возложить венок на его могилу. И сейчас здесь хранятся болгарские книги и сувениры.
Из Заборова мы уезжали с твердой уверенностью в том, что память о русском герое вернется - и к нам, и в маленькую деревню Заборово, в которой никто не смог ответить даже, когда село Спасское было переименовано в Заборово и когда была разрушена усадьба Скобелевых. Залогом этого возвращения нам казались фотографии на стенах музея, на которых запечатлено проведение дней Скобелева в Заборове-Спасском в 1990-м, 1991-м и 1992 годах.
Репортаж о нашем визите в Заборово-Спасское, показанный в программе "Времечко" через два дня, потряс телезрителей по всей стране и за рубежом, вызвал поток откликов как из России, так и - особенно - из Болгарии, где люди недоумевали, как можно таким образом относиться к своей истории и лучшим людям, творившим ее.
В дальнейшем в ходе поисков удалось узнать, что село в свое время называлось также и Заборовские Гаи, и Спасское-Скобелево.
Находилось оно в Рязанском уезде и было центром Богородицкой волости. Принадлежавшее ранее генералу Заборовскому, в 30-х годах XIX века это село было приобретено Скобелевыми и стало любимым их местопребыванием.
Это было довольно большое село. К 1905 году в нем насчитывалось 78 дворов и проживало 542 человека. Имелась Спасская церковь. Первоначальное строительство деревянного здания этой церкви относится к началу XVIII века. Во времена Скобелева на этом месте находилась каменная часовня, а в 1763 году на деньги помещика Александра Михайловича Заборовского была построена новая церковь того же храмонаименования, представлявшая довольно скромный образец архитектуры XVIII века. На четыре фронтона небольшого куба поставлен столь низенький восьмерик, что он почти не воспринимается и его высокий купол кажется положенным прямо на фронтоны. Этим достигается мавзолейность архитектурного образа, что, возможно, в последующем и определило выбор этой церкви Скобелевыми для семейных захоронений.
В 1869 году к церкви были пристроены два придела: в честь Дмитрия Ростовского и архистратига Михаила. В правом приделе похоронены мать и отец Скобелева, в левом - он сам.
На могиле М.Д. Скобелева находилось множество венков и других приношений, хотя уже в 1891 году она никем не охранялась и пришла в полное запустение.
Из церковной утвари обращали на себя внимание непрестольный серебряновызолоченный крест и такой же потир, пожертвованные герцогом Евгением Максимилиановичем Лейхтенбергским.
В состав прихода этой церкви входили села Спасское (Заборово), а также Высокое и Михалкове, деревни Дмитриевка и Колотовка с населением общей численностью 1379 человек (706 мужчин и 673 женщины).
В селе было еще одно каменное, покрытое железом здание - школа, которую М.Д. Скобелев построил для деревенских ребятишек и для которой пригласил учителя. Сам Михаил Дмитриевич, живя в Спасском, часто навещал эту школу, где был довольно высокий уровень преподавания, и подолгу разговаривал с учениками.
Иногда Скобелев месяцами жил в своем имении. Любил с гостившими у него офицерами охотиться на зайцев - верхом, с собаками. А иногда собирал деревенских ребятишек 8-12 лет и обучал их военному делу. За церковью он сделал дорожки, на которых выстраивал ребят по три в ряд, и они бегали наперегонки. Кроме того, в имении у него было несколько военных орудий, к которым он также приучал ребят.
М.Д. Скобелев часто в беседах с друзьями с любовью вспоминал о Спасском. В имении всегда широко отмечали большие праздники. Сам Михаил Дмитриевич одаривал сельских ребятишек, а тем, у кого совсем не было денег, часто покупал даже одежду.
М.Д. Скобелев предполагал селить у себя в имении отставных солдат и калек, завещал построить в Спасском инвалидный дом, что было осуществлено после его смерти сестрой Надеждой Дмитриевной.
Спасское играло большую роль в жизни Скобелева. За четыре дня до смерти он говорил: "Я собираюсь в Спасское, чтобы поправить здоровье. Там я успокоюсь, воскресну... Вы знаете - там положительно становлюсь другим человеком" (М.Д. Скобелев и его время. Рязань, 1994. С. 43-45).
В сентябре 1917 года фамильная усадьба Скобелевых была разграблена местными жителями, подзадоривавшимися большевиками и лозунгами "Грабь награбленное". Тогда еще здесь жила Надежда Дмитриевна - основательница Скобелевского комитета. Она пыталась остановить грабителей увещеваниями, мольбами и просьбами вспомнить о том, сколько всего доброго сделал для них Михаил Дмитриевич. Но ничто не помогло и не смутило мародеров. Вот что писала в те страшные дни рязанская газета "Русское слово" в номере от 27 сентября 1917 года:
"Ряжск Рязанской губернии. 25 сентября в Ряжском уезде, на границе с Козловским (уездом. - В. Г.), разграблена дача-имение Спасское-Скобелево, принадлежавшее княгине Белосельской-Белозерской. Разграбили дворец княгини со всеми драгоценностями, мебелью, чудными дорогими историческими картинами, редкостной богатой отделкой, собранными покойным "белым генералом", родным братом княгини.
В так называемом "скобелевском доме" уничтожены все реликвии Скобелева, в том числе мундиры тех полков, в которых Михаил Дмитриевич служил или состоял шефом. Из имения крестьяне увели, а частью зарезали весь наличный скот и рабочих быков и уничтожили молочную ферму. Разграблен весь решительно хлеб..."
Дети и внуки крестьян и других местных жителей, грабивших усадьбу, дорого заплатили в дальнейшем за мародерство и вандализм своих дедов, за разрушение самих основ экономики и устоев сельской жизни, в которой лодырям и пьяницам жилось плохо, а тем, кто активно трудился в поте лица, привольно и зажиточно. Они заплатили за это десятилетиями голодных годов, коллективизацией, нищетой, репрессиями, войнами, необходимостью постоянно ездить в Москву за мясом, маслом и вареной колбасой, в которой содержание мяса не превышало 5-7%.
Тем временем процесс вандализма продолжался. В 1929 году была разрушена церковь, а в 30-е годы - остальные здания и постройки усадьбы Скобелевых.
О надругательстве над могилами М.Д. Скобелева и его родителей уже говорилось. Представляется в этой связи, что теперь уже не далек тот день, когда удастся выяснить, кто отдавал указания вскрывать саркофаги Скобелевых, кто исполнял эти приказы и входил в состав преступных команд мародеров.
Но время идет и ситуация постепенно изменяется в лучшую сторону. Сегодня, с немалыми трудностями происходит возвращение скобелевского наследия потомкам, восстановление исторической памяти об одном из наиболее известных русских полководцев: издаются книги, устанавливаются бюсты и мемориальные доски, ведется подготовительная работа по восстановлению памятника М.Д. Скобелеву в Москве, его именем названа одна из станций столичного метро и др.
Не исключение здесь и родина "Белого генерала". Спасо-Преображенская церковь и земская школа в селе Заборово, почти полностью разрушенные в 1930-е годы были восстановлены в 2003 году к 160-летию со дня рождения Михаила Дмитриевича. Огромные усилия к этому были приложены губернатором Рязанской области В.Н. Любимовым и главой Новодеревенского района В.Ф. Оводковым.
Немаловажно, что возрождение церкви и школы произошло всего за полгода стараниями энтузиастов и патриотов. Московскими художниками бескорыстно была осуществлена роспись храма в котором покоится Михаил Дмитриевич.
Постепенно приводится в порядок и усадьба в селе Заборово: восстановлена плотина и построена дорога, расчищен один из прудов на территории усадьбы, рядом с церковью установлен бюст генерала. В 2003 году в здании земской школы (основанной лично М.Д. Скобелевым в 1881 году) была открыт музей генерала - вторая часть мемориального комплекса в Заборово.
И уже много лет подряд, в годовщину смерти "Белого генерала" 7 июля, в Заборово-Спасском собираются люди, чтобы почтить память выдающегося русского человека.


[1] Отрывок из книги В.И. Гусарова "Генерал М.Д. Скобелев. Легендарная слава и несбывшиеся надежды". М., 2003.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме