Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Консерватизм и православие

Андрей  Сидоренко, Россия, еженедельник

Консервативная классика / 01.07.2005


Краеугольные камни самобытной духовности русского народа …

Уже много лет в политических кругах ведутся разговоры о необходимости создать русскую национальную государственную идею. Результаты таких разговоров и поисков, к сожалению, неутешительны, никто пока еще не смог представить на суд общественности что-либо основательное. Удивляют при этом непонятная пассивность и бесплодность в этих вопросах политических партий.
ежду тем общество находится в мировоззренческом хаосе. Массы людей дезориентированы по основным проблемам социальной жизни. Никто вразумительно не объясняет, что представляет собой сегодня Россия, каковы ее великие цели, куда и к чему она движется, какое ее ожидает будущее. По моему глубокому убеждению, есть две причины такого состояния. Во-первых, страну продолжают держать в руках силы, которые не желают раскрывать народу правду и поэтому не заинтересованы в продвижении страны к прогрессу. Естественно, не нужна им и конструктивная национальная идея. Эти силы схватили жирные куски и заботятся только в приумножении своих богатств. В этом состоит главная угроза национальной безопасности России. Во-вторых, проблема формулирования русской национальной идеи действительно является весьма сложной и поэтому не нашлось пока людей, которые взяли бы на себя труд решить ее.

В апреле 2005 года в партии "Единая Россия" была разыграна какая-то странная политическая буффонада, суть которой состояла в том, что образовались две группы "единороссов", которые пришли к выводу: надо создать в партии два крыла - правое и левое. Закончилось все проведением съезда партии, на котором было заявлено, что "Единой России" не нужны никакие крылья, она медведь, а медведь, как известно, существо не крылатое. Кто-то даже позлословил на этот счет: "Мы не левые и не правые, мы - валенки". Ну Бог с ними, с "крыльями". И все же должен сказать, что в выступлениях одного из лидеров предполагавшегося "левого крыла" Андрея Исаева содержалась весьма интересная, я бы даже сказал, конструктивная мысль о том, что в качестве идеологии это крыло берет идеологию "социального консерватизма". В чем суть этой идеологии, Исаев не раскрыл, однако она привлекла к себе внимание.

Идея русского консерватизма не является чьим-то нынешним изобретением. Это исконно российская идеология, о которой в XVIII-XIX веках поднимали вопрос многие мыслители. И сегодня она, безусловно, востребована. Более того, она, как показывают результаты моих исследований, может быть положена в основу искомой русской национальной идеи в наше время. Есть все основания утверждать, что именно русский консерватизм в сочетании с религиозным мировоззрением является основой русской национальной идеи, фундаментом, на котором собираются ее смыслообразующие конструкции.
Под консерватизмом принято понимать идейное течение, главным принципом которого в самом общем виде является следование исторически сложившимся и утвердившимся многовековой практикой основополагающим национальным традициям и ценностям страны. Говорю "в самом общем виде", потому что консерватизм как идеология жизнеустройства и жизнедеятельности общества и государства непременно включает в себя также и другие прогрессивные принципы и идеи, вытекающие из мирового общественного процесса, из общих закономерностей научно-технического прогресса, которые обогащают основополагающие принципы страны, плодотворно влияют на них. Они являются теми опорами, на базе которых совершенствуется то, что в обществе и государстве в ходе исторического развития твердо установилось, многократно проверено и оправдало себя. Не случайно консерватизм называют еще и традиционализмом, а традиции, как известно, неистребимы. Именно они и есть основа консерватизма.

Стержневыми идеями русского консерватизма являются сохранение и совершенствование государственности и патриотизма, воспитание у народа созидательной любви к своему Отечеству.
Русские исследователи консерватизма утверждают, что отличительная черта российской государственности состоит в том, что она объявляется общенародным делом. Поэтому задача государства, его правителей состоит в том, чтобы приблизить свой народ к государству, сделать его государственным народом. Кто-то из мыслителей сказал: "Государственный народ - это такое множество разумных существ, которое объединено общим отношением к тому, что оно любит. Следовательно, чтобы решить, каковым является народ, следует уразуметь, что он любит". Русский консерватизм исходит из того, что сильным является государство, народ которого теснейшим образом связан с ним, понимает и любит его идеалы, считает их своими, отстаивает их, борется за них вместе с государством и под его водительством. Из этой традиции русского консерватизма давно в России сформировался один из ведущих идеалов русской национальной идеи -"народность". Народ на Руси всегда поддерживал государство, желал, чтобы оно было сильным, надежным, эффективным. В этой связи уместно напомнить слова великого русского философа Ивана Ильина: "Судьбы государств определяются качеством ведущего слоя... Такова судьба всех народов: они расплачиваются за недостатки ведущего слоя". Как здорово сказано, как точно отражает сказанное то, что произошло с Советским Союзом и происходит сегодня с Россией. Жестоко расплатились народы за подлости своего руководящего слоя. Им бы, после того что сотворили с державой, Богу молиться, а они трубят во все глотки: "Караул, Путин уходит с нашего "демократического" поля, устанавливает авторитарную власть". Да ведь еще и западных "благодетелей" просят помешать ему возрождать страну, не губить столь вожделенную для них "демократию".

Для любого консерватизма, для русского в том числе, может быть, прежде всего характерны признание, сохранение и укрепление сильного государства, провозглашение и утверждение приоритета национальных и государственных интересов над интересами личности, признание и сохранение незыблемыми ценностями религию, Церковь, нравственность, семью, армию, школу, самобытную национальную культуру.

Русскому консерватизму присущ ряд специфических черт, которые отличают его от консерватизма любой другой цивилизации и страны, определяют, окрашивают особыми цветами самобытность российского общества и государства, формируют специфический характер русского и других коренных народов России. Главной особенностью русского консерватизма, русских национальных ценностей, накладывающей отпечаток на всю жизнедеятельность русского общества и государства, является приоритет духовного начала над материальным. Именно на фундаменте русской духовности сформировалась наша русско-славянская цивилизация и этот фундамент всегда был и остается тем фактором, который сохраняет и будет сохранять ее незыблемость. Соответственно и консерватор - "это человек духа, человек религиозный, тот, кто разглядывает историю не просто сквозь призму ума, но разума и верующей души, и считает многое, что было в жизни предков, незыблемым или по крайней мере стоящим для научения" (В. Личутин. От пропасти к себе. "Завтра", N 52, 2003 г.). Это признавали многие русские мыслители. "Уверуйте в дух народный и от него единого ждите спасения и будете спасены", - страстно и многократно говорил в своих произведениях Ф. М. Достоевский. Любые смутные времена и напасти в нашей стране преодолевались исключительно силой духовности. Некоторые авторы полагают, что эта особенность сформировалась вследствие воздействия сложных климатических, географических и геополитических факторов на жизнь русского и других коренных народов России. Безусловно, продолжительное формирование русского этноса в условиях холодной, огромной по территориальному пространству и малонаселенной страны, окруженной многочисленными и сильными врагами, с которыми приходилось постоянно воевать не на жизнь, а на смерть, наложило свой отпечаток на все стороны жизни наших народов, в том числе привило им тягу к духовности. В то же время изучение истории показывает, что особую тягу нашего народа к духовности привили и обстоятельства другого, более высокого порядка. Многими российскими мыслителями убедительно доказано, что русский этнос изначально, еще в далекой древности формировался исключительно на духовной основе как народ особого склада. Еще в дохристианские времена славянские племена, из которых складывался русский этнос, исповедовали ведическую религию, поклонялись единому Богу, совершали массовые религиозные обряды божественного одухотворения. Ряд ученых России в процессе проведенных исследований получили доказательства того, что за 3,5 тысячи лет до н. э. славянские племена имели пророков, которые несли им Благую весть Всевышнего, вследствие чего сама русско-славянская цивилизация формировалась именно на духовной основе, на основе святости. Можно полагать поэтому, что население русско-славянских племен еще в те далекие времена были "христианами без Христа", опередившими время. Пришествие Иисуса Христа на Землю по-новому одухотворило Русь. Один из первых и самых верных учеников Иисуса Христа - апостол Андрей Первозванный выполнил миссию освящения Руси. Он прошел со своими сподвижниками через Крым, далее вдоль Днепра до места, где впоследствии был построен Киев, поднялся до древнерусского города Новограда, после чего возвратился на нынешнее побережье Турции, где был схвачен язычниками и казнен. На всем своем пути по русской земле Андрей Первозванный освящал ее Духом Святым и ставил кресты. И одним из главных элементов русской национальной идеи, которую принес на нашу землю Андрей Первозванный, является идея "Святой Руси". Здесь я хотел бы обратить внимание на одно исключительной важности верование, идущее из самых древнейших времен до наших дней. Странствовавший апостол Андрей, подойдя к тому месту, где впоследствии возник город Киев, увидел свет над холмом, поставил на нем крест и освятил это место, провозгласив: "Отсюда пойдет Святая Земля Нового Иерусалима". Через века на том же месте появляются легендарные основатели Киева - Кий, Щек, Хо-рив и сестра их Лыбедь. Кий увидел тот же свет и основал на этом месте город. Оттуда, так же, как и от Новограда и Новгорода, пошла и есть Русь. Это - к вопросу об истории Руси.

Принятие христианства на Руси в 988 году еще в большей степени возвысило значение духовного фактора в жизни русского народа, а Православие стало краеугольным камнем русской духовности. Оно для Руси не просто надстройка над неким древним мыслительным богатством, а первое, чистое из чистейших, всеобъемлющее мировоззрение, заполнившее собой "чистое пространство русской души и давшее ей ответы на все вопросы" (М. Назаров. Тайна России. М., 1999 г.). Православие для русских стало не только церковной догмой, оно пронизало своими нравственными ценностями весь их быт, культуру, образ жизни. Именно Православие сформировало истинную российскую государственность и русскую цивилизацию. И сегодня важно не только Русскую Православную Церковь возрождать, но и всю нашу духовность на основе православных духовных и нравственных ценностей.

Равноценной по значению идее "Святая Русь" является идея "Москва - Третий Рим", которую приняло русское государство после падения Константинополя. Возложение на Россию и принятие ею идеи "Москва - Третий Рим" было чрезвычайно трудным процессом. Он проходил в тяжелой борьбе с Римско-католической церковью и ее сторонниками в Константинопольском патриархате. С принятием этой идеи Россия возложила на себя ответственнейшую миссию удерживающей мир от зла державы. И нам всем следует хорошо помнить, что именно с того времени и Пресвятая Богородица взяла под свой покров Святую Русь. Россия сознательно взяла на себя миссию "Третьего Рима", понимая всю ее ответственность. Она и герб с двуглавым орлом переняла от Византии: его в 1490 году привезла со своими регалиями в Москву Софья Палеолог и передала Великому князю Иоанну III как знак преемственности от Византийского царства. С того времени сформировалась на Руси в ее самобытном понимании и идея "Москва - Третий Рим". И не старец Елеазаровского монастыря Филофей придумал ее. За нее боролись, ее настойчиво утверждали Иоанн III, Василий III и Иоанн IV. Об этом есть много ценнейших источников. Достаточно прочитать "Историю Русской Православной Церкви", написанную последним оберпрокурором Синода А. Карташевым. Здесь надо учитывать, что письменное изложение важных событий в Древней Руси часто отставало от них. Так произошло и с освящением и принятием Русью идеи "Москва - Третий Рим". Ее действительно наиболее полно исторически изложил только в XVI веке старец Елеазаровского монастыря Филарет. В письме дьяку Мисюрю Мунехину (1523-1524) он пишет: "Яко вся христианская царства приидо-ша в конец и снидошася во едино царьство нашего государя, по пророчьским книгам то есть Ромеиское царство. Два убо Рима падоша, а трети стоит, а четвертому не бытии". И как утверждает М. Назаров, "нам уже некому будет передавать эстафету православного царства: не будет России - не будет и остального мира, наступит конец истории" (М. Назаров. Тайна России. М., 1999 г., стр. 485).

Принятие на себя Святого Духа и возложение на Русь святой миссии удерживающей Державы ставит Россию в ряду всех государств мира в особое положение, в положение охранительницы истинного Православия, в положение защитницы народов мира от зла, порабощения, угнетения и истребления. И эту тяжелейшую миссию Россия на протяжении всей ее истории действительно выполняла.

* * *



Именно Россия спасла Европу от татаро-монгольского порабощения, приняв и неся на себе тяжелейшую удерживающую миссию в течение более 300 лет. Россия спасла мир и прежде всего Европу от нашествия наполеоновских полчищ и устроила там мир на разумных и прочных основаниях, о чем на Западе стали забывать. Сегодня уместно напомнить о том трагическом для Европы времени. Поэтому мы обращаем внимание хотя бы на некоторые исторические факты, которые очень хорошо объясняют, что представляла и представляет собой Россия. Напомним, что Наполеон, стремившийся к власти над миром, уже уничтоживший ради этого два миллиона людей, завладевший Европой и по трупам убитых и заморенных людей вошедший в Москву, первое, что сделал - приказал спилить крест на куполе Ивана Великого, приняв его позолоту за чистое золото. Покидая Москву, он хладнокровно заминировал Кремль со всеми его святыми могилами и историческими ценностями, не забыв в паническом бегстве отдать приказ о взрыве. Его клевреты подожгли в Москве многие дома и другие сооружения, предварительно разграбив их. И вот другой император, царь-освободитель Александр I, в одной карете, без охраны мчится по Европе, отдавая своим войскам приказ не допустить никаких элементов мародерства, спешит в кишащую дезертирами Францию, чтобы спасти вражескую столицу от погромов и особенно от педантичной ярости пруссаков и англичан, - и успевает вовремя. А результат? Наполеон - в Парижском пантеоне, а о цареосвободителе Александре I Европа уже и не помнит. (См. Н. Калягин. Чтения о русской поэзии. "Москва", N 9, 2002 г., с. 218). Наконец нелишне напомнить, что именно Россия спасла мир от фашистской чумы в годы Второй мировой войны, приняв на себя основное бремя борьбы и понеся ради этой удерживающе-спасительной миссии огромные, ни с чем не сопоставимые людские и материальные потери. И вновь ее усилиями на добротных международно-правовых основаниях был установлен устраивавший всех миропорядок. Кто знает, какое еще бремя может выпасть на Святую Русь и в нынешнюю непростую эпоху. Хотелось бы надеяться, что в нынешнюю сложную, переполненную злом эпоху Россия будет удерживать мир от зласилой своего примера, миротворчества и благоразумия.

Россия всегда должна стойко нести возложенное на нее бремя и всегда быть поэтому сосредоточенной. Такой ей суждено быть всегда. А чтобы она не забывала о своей миссии, Провидение и судьба постоянно держат ее в напряженной готовности, не отводят ей много времени для расслабления и протестантского благоденствия. Да и мир постоянно востребует ее как спасительницу. "В искушеньях долгой кары, претерпев судьбы удары", она вновь и вновь выпрямляется и сосредоточивается. Не случайно С. Н. Булгаков назвал Россию "сердцем мировой истории". У России нет вины ни перед кем, за что ее надо карать, "а был и остается пожизненный знак отличия - "русский крест". Поэтому и счастье быть русским - трагическое, трудное счастье" (Н. Калягин. См. цитированное произведение). Поэтому же русским людям чужды чувства стяжательства, накопительства, обогащения. Поэтому в России должен быть и свой способ, уклад общественного бытия. Сегодня многие политики склоняются к тому, что таким укладом для России является социальное государство, суть которого, если попытаться выразить краткой формулой, - государство для всего народа, для управления делами всего общества.

Такой уклад в полной мере соответствует идеологии русского консерватизма. Русский консерватизм, наряду с духовным фактором, всегда выдвигал и требовал последовательной реализации идеи государственности, державности, идеи сильного государства. И вся история России показывает нам, что только государство способно олицетворять собою идею Отечества, обеспечивать возложенные на него миссию и функции. Вот почему, как подчеркивал великий русский мыслитель-государственник Б. Н. Чичерин, в России государство ставится выше любых гражданских союзов, вот почему роль и интересы государства не должны и не могут подменяться никакими ни общественными, ни коммерческими организациями. Более того, государство в любых случаях необходимости вправе требовать от граждан самопожертвования, что воспринимается ими как должное. Вместе с этим Б. Н. Чичерин подчеркивал, что возвышенное к себе отношение может иметь только то государство, которое выражает национальные интересы. Для этого государство должно быть хорошо организованным, все его механизмы отлажены и укреплены честными, беспристрастными и бескорыстными служащими. Сегодня, когда во все сферы нашей жизни проникают и насаждаются идеи либерализма и его нового издания - неолиберализма, идея сильного государства, державности приобретает в буквальном смысле судьбоносное для России значение.

Не лишним будет напомнить в этой связи, что представляет собой государство как сложнообразуемая система. Но прежде обратим внимание, что Россия - это страна, которая включает в себя четыре основные субстанции. Во-первых, это четко обозначенная и закрепленная за Россией и не подлежащая никаким изменениям, изъятиям и нарушениям территория. Во-вторых, это проживающее на территории России население, состоящее из множества этносов (народностей) и образующее собою единую нацию (народ), из которого в свою очередь формируется общество (оставим пока в стороне вопрос, есть ли в России единое общество). В-третьих, это русская культура, самобытная по форме и обогащенная культурами братских коренных народностей. В-четвертых, это государство, представляющее собой сложную систему органов, структур, организаций, учреждений, призванных обеспечивать жизнедеятельность страны, безопасность граждан и нации (народа), защищать и отстаивать их интересы, оберегать территориальную целостность и неприкосновенность. Государство - огромный, сложный, разветвленный механизм, пронизывающий своей деятельностью все стороны жизни страны. Он включает в себя прежде всего систему государственной власти и управления, кредитно-финансовую систему, правоохранительные и судебные органы, прокуратуру, органы обеспечения безопасности, службу пограничной охраны, пенитенциарную систему, органы социального и пенсионного обеспечения граждан, систему учреждений государственного образования и медицинского обслуживания граждан, систему научных учреждений, систему органов надзора, контроля, разрешительную систему и другие учреждения, осуществляющие свои функции от имени и на средства государства. Государство является владельцем крупной собственности, ему принадлежат недра, земля, лесные угодья, реки, озера, территориальные воды морей, морской шельф, экономические морские зоны, жизнеобеспечивающие отрасли экономики - железнодорожный, морской, речной и авиационный транспорт, единая энергетическая система страны, другие промышленные предприятия. Многие предприятия находятся у государства в долевом владении, но неизменным принципом является обязательное владение государством основным их пакетом акций.

Как видно, государство - это поистине огромнейший механизм управления обществом, страной и их делами, защиты их как от внешних, так и от внутренних угроз. Государство пронизывает собой все сферы общественной деятельности, все сущее в стране, оно наделено правом управлять, повелевать, требовать, наказывать и миловать. Государства в любой стране, образно говоря, есть и должно быть много. Не случайно в публицистике нередко государство называют левиафаном - огромным, все подчиняющем себе стоглавым чудовищем. В этой связи, естественно, постоянно возникают, особенно у либеральных демократов, желания уменьшить государство, принизить его роль, сократить его функции и т. п., что, с нашей точки зрения, в современных условиях совершенно недопустимо, по крайней мере осуществлять такие действия надо с большой осторожностью.

В политическом лексиконе и в обычном обиходе, очевидно, вследствие огромности и большой вездесущности, государство принято отождествлять со страной, что, разумеется, неверно. Но так сложилось, даже в основополагающих документах имеются такие допущения, и ничего с этим не поделать. Просто следует знать различия между понятиями страна и государство и в каждом случае понимать, о чем конкретно идет речь.

Ввиду особой важности вопрос о состоянии российского государства, государственности стал центральным в дискуссии о Концепции национальной безопасности, которая была инициирована постановочной статьей главного редактора "Гудка" И. Т. Яниным. И он не случаен. Дело в том, что за годы перестройки и либеральных реформ российское государство, все его механизмы и институты подверглись сильнейшей деформации и даже разрушению, слому. Этот процесс до сих пор продолжается как со стороны собственных, внутренних, так и со стороны внешних деструктивных сил. Государство оказалось в обморочном, недееспособном состоянии. Не случайно некоторые западные политологи утверждают, что "никакого государства в ельцинские годы на территории России и не было вовсе. Чиновники были и сколько угодно, а вот собственно государства не было". Это, конечно, не так. Государство было, но оно выполняло кем-то злонамеренным заданную ему функцию разрушения всего и вся. Это был постыдный период жизни российского государства, такого история России не знала. Это не соответствует русским государственническим традициям. И слава Богу, что с приходом на пост президента В. В. Путина государство выходит из обморока, медленно, неуверенно оглядывается по сторонам, осматривает свои организмы и начинает их излечивать. Очень сильно сказал по этому вопросу И. Т. Янин в обмене мнениями в редакции "Гудка" по вопросу "О Концепции национальной безопасности": "Невероятно, но факт: за ничтожно короткий для истории срок - за последние 20 лет - на нашей территории сменилось целых четыре (4) государства. Это были позднее, умирающее советское государство, государство горбачевское и псевдосоветское - без былой Идеи, без нового, вдохновляющего Проекта для страны, без руля и ветрил (потому оно логично и разбилось на волнах "перестройки"), государство ельцинское и, наконец, государство нынешнее, которым мы обязаны настоящему президенту" ("Гудок", 10.03.2005 г.).

За пять лет для укрепления государства сделано, конечно, немало. И тем не менее нет и никаких оснований удовлетворяться достигнутым. Государство находится еще в сильно ослабленном состоянии. Есть множество факторов, указывающих на такое его состояние, один из которых откровенно назвал президент в своем Послании Федеральному собранию: государство находится в руках надменной касты бюрократов-чиновников, рассматривающих государственную службу как личный бизнес. Вдумайтесь только в эту суровую и честную констатацию."Аппарат государственной власти не стоит на страже интересов народа, он безразличен и бездушен к нему". Остро и откровенно сказано, равносильно кличу "Отечество в опасности!". Иначе и нельзя. Ведь впервые даются такие нелицеприятные оценки. Вспомним, что сказал президент в заключительном слове на расширенном заседании правительства с участием глав субъектов Федерации в сентябре 2004 года: "У нас ослабло государство... нам нужно наладить систему власти, управления страной. Нам нужно создать эффективную экономику. Нам нужно оздоровить весь организм российской государственности и экономической системы".

Так о чем все же свидетельствуют все эти требования и тревоги? О том ли, что в стране сложился кризис государственности? Основания оценивать ситуацию таким образом имеются. И надо сказать, тревогу об эффективности государства выражают уже многие политики. Так, а может быть и еще более тревожно, оценил состояние государственности глава администрации президента Дмитрий Медведев в статье "Сохранить эффективное государство в существующих границах". А еще задолго до Послания президента Федеральному собранию Юрий Поляков в опубликованной в "Литературной газете" статье оценил это состояние как государственную недостаточность. При этом он указал и на происхождение этого тяжкого недуга, отметив, что государственная недостаточность прежде всего заключается в наших головах и во вторую очередь в структурах власти. Многое происходит от сильно развитой и разжигаемой СМИ "Отчизнофобии". Уж очень горазды мастера телеэкрана марать черными красками и всячески возвеличивать и приукрашивать иноземное.

Таким образом, духовность, государственность и общественно-экономический уклад являются сегодня основными опорами, вокруг которых должны выстраиваться все суждения о русской национальной идее. Важно при этом иметь в виду, что духовность и государственность связаны между собою теснейшим, неразрывным образом. Как известно, основу духовности общества составляют великие культурные ценности России, религиозные, христианско-православные воззрения и воззрения других религий,исповедуемых коренными народами России. Самое значительное влияние на общество религия оказывает проповедями требований и заповедей, изложенных в Святых писаниях, которые в основе своей имеют нравственное содержание, учат таким образом людей должному поведению, в том числе и неукоснительному исполнению законов и иных норм права государства. Именно из этого важного обстоятельства вытекает идея симфонии отношений государства и религии. На это обстоятельство обращали внимание многие русские мыслители-философы и богословы, в частности, В. Соловьев, В. Розанов, И. Ильин, К. Леонтьев, Н. Бердяев, С. Булгаков, Е. Трубецкой, П. Сорокин и другие. Они утверждали, что государство произрастает из цивилизации и в цивилизации. Главной же основой цивилизации всегда была религия, нравственные основы которой создавали фундамент правосознания нации и правопорядка государства.

* * *



На православном христианском мировоззрении, на его нравственных правилах, требованиях и заповедях в значительной мере формировалась культура России как государства и цивилизации. Православное христианство, являясь религией всеобъемлющей и оживотворяющей все стороны жизни, теснейшим образом связано с обществом. Самую тесную связь с религией имеет и государство. Более того, оно должно строить всю свою деятельность, сообразуясь с религиозными воззрениями. "Желая быть сильным и устойчивым, оно не может игнорировать религиозно-нравственные традиции, так как само глубоко вписано в национальную цивилизацию". Отсюда само собой следует, что государство не должно допускать и в своем законодательстве, в своих распоряжениях ничего не согласного с христианским нравственным учением и с христианской дисциплиной (И. С. Бердников. Церковь и империя. История православной симфонии отношений. М., 2003 г.). Всеми своими возможностями государство должно воспитывать у людей чувство правды и добра, потому что правда и добро, вечное стремление русского человека к справедливости, солидарности, нестяжательству, любви к Отечеству являются теми чувствами, на которых всегда держалась, возрождалась и крепла Россия. Не случайно в последние годы эти чувства усиленно подвергаются уничтожению и слому.

При выявлении и обосновании идей-конструкций русской национальной идеи важно освободиться от многих, в том числе соблазнительных философских химер и утопий, найти те скрытые в глубинах истории самобытные, устойчивые, жизнетворительные национальные социальные категории, принципы, представления, ориентации, установления, которые в совокупности своей и могут составить содержание искомой идеи. Надо учитывать, что русская национальная идея "рассыпана", как мелкие золотники, по многочисленным источникам, запечатлевшим своеобразие русского способа, уклада общественного бытия. Задача состоит в том, чтобы найти эти источники, отыскать в них те "золотники", которые в купе своей, в соответствующем обрамлении высветят нам саму идею. Конечно, русская национальная идея, как социальная категория, как жизнетворный фактор и в неосознанном виде "сработает" как инстинкт, как интуиция бытия. Как показывает история, она действительно "срабатывала" в смутные годины "будто бы даже вдруг и вопреки всем и всяческим политическим раскладам и социальным тенденциям своего времени" (Л. Бородин. Эпоха новая проблемы старые. "Москва", N 1, с. 3) и как бы внезапно оздоровляла общество. Но ведь и бед много причиняли России чуждые ей силы, когда Россия была неспособна осознать свою суть и вовремя сосредоточиться. А сосредоточивалась она всегда именно на осознанных основаниях своего самобытного жизнеустройства. А если посмотреть на сегодняшний расклад только внутренних политических и социальных сил, то мы увидим, что они не только не сообразуются с нашим инстинктом бытия, но и не приемлют его, более того, не только не находят между собой взаимопонимания, но и взаимоисключают друг друга, имеют противоположные социальные ориентации и предпочтения и сознательно или в силу собственных заблуждений запутывают сознание огромных масс людей. Да и на чем и ради чего они могут объединиться, когда неизвестно, что строим, и когда многие хлопочут лишь о своем кармане, прикрывая свои корыстные желания высокими словами? К сожалению, Россия сегодня находится в состоянии духовноидейной смуты, в состоянии социальных противостояний и идейной неопределенности, и все те идеи, которые вбрасываются в общество, не вытекают из ее самобытности. В России после развала СССР и проведенного разгула "демократических реформ" "образовалось поле свободы" не пригодное для России пространство не только материально-территориальное, но и душевнодуховное. Вместо движения к разумному будущему общество опущено в состояние "для выяснения отношений", чем мы сейчас успешно и занимаемся на радость и потеху "всему прогрессивному человечеству" (Л. Бородин. Цитированное произведение. С. 4). А кризис духовности это самый тяжелый из всех кризисов. И надо сказать, он все более углубляется. Ведь когда смотришь на поведение всех политических сил, которое они демонстрируют обществу, в том числе на многих представителей "победившей партии", возникает жгучая боль и тревога за Россию. Какую идейную всеядность, а скорее беспомощность, неспособность понять и осознать страну, в которой живут, проявили они в предвыборную кампанию и после проведенных выборов. Сегодня очень важно, крайне необходимо предложить нашему обществу его искомую идею. Ее осознание здоровыми силами общества, безусловно, будет способствовать более скорому оздоровлению России, нежели это могло бы произойти на основе социального инстинкта и стихийности. Поэтому любая плодотворная и искренняя попытка внести свой вклад в проблему выявления и обоснования русской национальной идеи должна находить положительный отклик. К тому же надо учесть, что сегодня мы живем в очень тревожном мире, который характеризуется разгулом зла, терроризма, массовых истреблений людей и иных подлостей. Проблема сохранения и охранения человеческого рода посредством знания глубинной сути добра и зла и противостояния злу это тоже суть осознанной русской национальной идеи.

Русскую национальную идею невозможно выразить короткими словосочетаниями, даже если поискать такие, которые претендуют на смыслообразующие термины. Она требует развернутого описания и сути своей, и основополагающих идей-конструкций, из которых слагается ее содержание, а также детального исследования множества источников, в которых содержатся ее "зерна". Другое дело, что из подготовленного развернутого исследования могут быть составлены соответствующие девизы и призывы. Поэтому всякую попытку представить описания какого-то аспекта национальной идеи нельзя рассматривать в качестве законченного исследования этой сложной темы. Такие попытки нередко выглядят всего лишь жалкими выжимками из философских и иных мудрствований.

Сегодня все государственники ратуют за сильное российское государство. Что же понимается под сильным государством, какие слагаемые обусловливают, определяют, характеризуют такое его качественное состояние? Сильное государство это прежде всего мощная и эффективная экономика. Это сильные, боеспособные, способные защитить от любых угроз и экспансий армия, флот, разведка и контрразведка. Это высококвалифицированные, законопослушные правоохранительные органы и суд, способные эффективно вести борьбу с преступностью. Сильное государство это разумно выстроенные в стране социальные отношения, обеспечивающие благополучную жизнь всех членов общества. Это соответствующий самобытности российского народа духовно-идейный базис, определяющий цели и смысл дальнейшего существования и развития нашего государства. Сильное государство это, наконец, эффективная государственная власть, способная управлять громадной и трудно поддающейся контролю страной, возглавляемая и координируемая умным, справедливым, заботливым, достойным своего народа лидером, умеющим проводить самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику.

У русских людей всегда была высокая степень доверия к государственной власти. Они терпеливо переносят выпавшие на их долю лихолетья, страдания, бедность. Они и сегодня не утратили доверие к власти, готовы жертвовать многим, но только ради мобилизации всех ресурсов страны в руках мощной государственной власти, ради процветания России в известной своей надежде на улучшение жизни. И ждут они это улучшение от власти, таков уж менталитет русского народа. Он трудолюбив, талантлив, терпелив, способен к выживанию в самых невероятно трудных условиях, он ратоборец, он защитит Отчизну даже ценой своей жизни. Но он не коммерсант, его надо организовать на созидательный труд. И надежды на это он возлагает на государство. Посмотрите, с какой надеждой народ, простые люди приняли В. В. Путина, каким теплом они окружают его при встречах. В России ведь и отношения народа с властью строятся не так, как в Европе. Там от властей требуют защиты личных интересов человека, в России общественной справедливости. И никакая сила не изменит эту психологию.

Излагая сущность и содержание русского консерватизма, нельзя не сказать о том, что, к сожалению, он до сих пор не востребован нашим государством, не востребован потому, что оно оказалось жестоко поражено чужебесием, заимствованными у Запада чуждыми русской жизни неолиберальными идеями. Судя по всему, эта идеология так поразила власть предержащих, что одни не желают, другие не могут освободиться от нее. А ведь пора бы уже понять несостоятельность этой идеологии и стать на позиции нашей, российской самобытной идеологии. Но, как видно, сделать это непросто. Прав был Н. Я. Данилевский, когда говорил, что всякая новая идея, замеченная или прочитанная на Западе, приобретает себе в сторонники целую армию подражателей нашей интеллигенции, которая готова сорвать с якоря Отечество и повести его в неизведанную гавань, не рассуждая о целесообразности такого плавания. "Подражательность, писал он, предполагает отсутствие любви к своему; а кто отрешился от этой любви любви прирожденной, самобытной, роковой, то какую же собственно любовь он может иметь к чему-нибудь чужому? Ни к чему особенному, ибо это особенное не разобрано и не взвешено подражателем. Любезно ему в чужом то, что оно чужое, что оно принадлежит тому, кого он считает достойным подражания" (Н. Я. Данилевский. Россия и Европа. Цитируется по работе Н. Черняева "Пути русского имперского сознания", М., 1998 г., с. 8).

Говорят, Россия безнадежно отстала, слишком многое утратила и поэтому-де она не сможет уже стать сильной, обрести облик цивилизованной державы. Это не полная правда, говорится такое для маловеров. "Ничего не потеряно, пока не потеряно все", сказал кто-то из мудрых. Потери наши действительно настолько ужасающи, что враги наши уже готовы торжествовать над гибнущей Россией, но торжествуют только потому, что мы не решаемся твердо переломить ситуацию, призвать народ вызволить страну из беды. Как же актуально звучат сегодня для нас слова апостола Павла: "И не страшитесь ни в чем противников, это для них есть предзнаменование погибели, а для вас спасение. И сие от Бога" (Фил., 1.28).

* * *



Сегодня все, от кого что-то зависит, должны озаботиться тем, чтобы отстроить и укрепить государственную власть - умную, сильную, болеющую за Россию, ее интересы и народ. Власть должна быть апофеозом воли, решимости, действия и чести. Без честной и компетентной власти Россия не сможет выйти из состояния развала и системного кризиса и обустроить себя. Это очень хорошо понимают противники России и потому основные удары направляют против ее государственной власти. Та государственная власть, которую сегодня олицетворяют многочисленные чиновники как высшего, так и низшего уровней, решить стоящие перед страной задачи вряд ли сможет. Очень многие, в том числе в правительстве России и администрациях субъектов Федерации, с головой ушли в чистый экономизм, поражены коммерческой психологией, весь смысл своей деятельности видят в слежении за ценами на рынках и биржах, в подсчете перепадающих государству налоговых поступлений. Среди них, к сожалению, недостаточно ярких политических деятелей, истинных государственников, понимающих подлинный смысл своего служения Отечеству. Так называемая властная элита потому совершает социальные ошибки, что оторвалась от народа, живет своими, особыми интересами и относится к власти как к навсегда данной им собственности. Многие власть предержащие проявляют патологическую тягу к обогащению. Посмотрите на ближайших родственников некоторых министров, губернаторов и вы увидите, что многие из них крепко угнездились в коммерческих структурах, обладают огромными богатствами. Что можно ожидать от министра, жена которого приобрела участок в водоохраной зоне четыре гектара и получила вопреки существующим законам право на строительство коттеджа, а супруга губернатора в обход не только законов, но и всех мыслимых нравственных принципов "выкупила" на свое имя два коттеджа? И таких примеров множество. Привести такую "элиту" к подлинному пониманию своей роли и ответственности может только лидер страны.

Разумеется, правительству невозможно совсем уйти от утилитарного прагматизма, рутины, срочного латания повседневно возникающих прорех, от экстремальных напрягов по поводу постоянных замерзаний на Северах и т. п. И в то же время надо понимать, что это - не вопросы стратегии, это тактика. Ею больше должны заниматься конкретные ответственные подразделения и лица, а также местные администрации. Нельзя не учитывать, что даже задача удвоения ВВП народ сегодня не вдохновляет ни на смиренное терпение, ни тем более на свершения. Как видно, не вдохновляют и правительство требования президента иметь амбициозные планы, они ни на что большое и конкретное его не ориентируют. Стране нужна сверхзадача, иначе любой государственный чиновник превратится в заурядного хозяйственника. Необходимо сконцентрировать философию будущего, как это, например, в свое время сделал Дэн Сяопин для Китая. У нас же стратегией развития общества никто по-настоящему не занимается, потому что не определены великие цели России, модель ее социально-экономического обустройства. Без этого не только невозможен стратегический прорыв в будущее, но и нельзя вытащить Россию из трясины настоящего. Общество двигают вперед не машины и техника, а вдохновленные идеалом, мечтой, сверхзадачей люди. Нужны научно разработанные стратегические программы для всех сфер общественной жизни. Надо серьезно подумать над тем, чтобы запустить в действие силу народной энергии. У России есть все возможности и основания для стратегического прорыва в будущее.

В заключение кратко надо сказать вот о каком важном обстоятельстве. Идеологи русского консерватизма всегда требовали непременно соединять его с современностью, указывали, что консерватизм нельзя рассматривать как идею приверженности раз и навсегда установленному порядку. А. Кольев, обращая внимание на этот важный аспект, предостерегает приверженцев консерватизма не уподобляться "плачу Ярославны", а использовать консерватизм как двигатель прогресса (А. Кольев. Миф масс и магия вождей. М., Изд. РАН, 2001 г.). Русский консерватизм должен соответствовать современной действительности.

Тем, кто проповедует идеи "безбрежной демократии", хочется напомнить: идеология русского консерватизма не только не противоречит принципам демократии, но напротив - исповедует их. Основу его составляет не только идея сильного государства, но и демократические формы организации жизнедеятельности. Принципы русского консерватизма закрепляют такую важнейшую демократическую форму управления делами государства и общества, как соборность. Еще в Древней Руси городской и крестьянский народ создали вече, собрания (отсюда происходит и слово "собор"), сходы, управы, другие институты народовластия. Именно Новгородское вече дало Европе пример истинной демократии. Уже одно требование русского консерватизма к государству ближе стоять к народу, опираться на народ, действовать во имя интересов народа говорит о многом. Сильное государство и демократия никоим образом не исключают, а взаимодополняют друг друга.

Андрей СИДОРЕНКО, кандидат юридических наук

Еженедельник "Россия". NN 22-26, 2005 г.

http://www.russianews.ru/



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме