Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Дуэль двух генералов

Евгений  Киселев, Независимое военное обозрение

24.06.2005


Русский и немецкий военачальники сошлись в кровопролитных сражениях на американской земле …

Об авторе: Евгений Киселев - историк.


Об этой войне в России сегодня знают только немногие специалисты и любители военной истории. А между тем в ней приняли самое активное участие наши соотечественники...

ПРИЧИНА - НЕФТЬ

Та давняя война была названа Чакской потому, что причиной для ее начала послужил конфликт из-за территории Чако - полупустынной, холмистой на северо-западе и болотистой на юго-востоке, - которую считали собственностью и Боливия, и Парагвай. Правда, на протяжении десятилетий эти земли по-настоящему никого не волновали, и проходящая по ним граница между двумя странами никогда толком не уточнялась.

Но в 1928 году были обнаружены признаки залегания в недрах Чако больших запасов нефти, и уже 22 августа на спорной территории произошел первый бой отряда боливийской милиции с парагвайским кавалерийским отрядом. 6 декабря боливийские войска захватили в Чако форт Вангуардия, в январе 1929-го три боливийских самолета бомбили парагвайский укрепленный пункт у городка Байя-Негро...

В конфликт вмешалась Лига Наций, куда входили практически все страны Латинской Америки, и добилась прекращения огня. 16 сентября 1929 года было подписано соглашения о перемирии между двумя государствами, в апреле 1930 года Боливия и Парагвай начали переговоры о восстановлении дипломатических отношений, прерванных в 1928 году, и 1 мая они были возобновлены. 23 июля 1930 года боливийцы завершили вывод своих войск из форта Вангуардия.

Однако конфликт, питаемый предвкушениями выгод от добычи нефти, подспудно тлел. Вдобавок Боливия, помимо экономических выигрышей от эксплуатации месторождений, рассчитывала и на улучшение своих геостратегических позиций, так как в случае захвата Чако она получила бы порт на реке Парагвай и возможность выхода (и танкерной транспортировки нефти) к Атлантическому океану по реке Ла-Плата.

И все же Чакская война была вызвана исключительно соперничеством двух гигантских нефтяных корпораций - американской "Стандарт Ойл" и британско-голландской "Ройял Датч Шелл", каждая из которых стремилась монопольно распоряжаться богатствами Чако. "Стандарт Ойл", надавив на президента Рузвельта, обеспечила военную помощь США боливийскому режиму, отправляя ее через Перу и Чили. В свою очередь, "Шелл", используя тогда союзную Лондону Аргентину, усиленно вооружала Парагвай.

ВДАЛИ ОТ РОДИНЫ

Боевые действия вновь развернулись в 1932 году. 10 мая правительство Парагвая после захвата боливийцами форта Карлос Антонио Лопес объявило страну в состоянии войны с Боливией, хотя изначально перевес сил был на стороне противника.

Так, по людским ресурсам Боливия превосходила Парагвай примерно в 3,5 раза, поскольку последний за полвека до этого пережил опустошительную войну с Аргентиной, Бразилией и Уругваем (1865-1870 годы), после которой лишился половины своей территории и примерно 80% населения. За пять лет, предшествующих началу широкомасштабного вооруженного противоборства, военный бюджет Боливии в три раза превосходил парагвайский. Равенство имелось лишь в артиллерийских орудиях (по 122 ствола у каждой стороны). Однако новые артиллерийские системы, закупленные Парагваем незадолго до войны, были без механизированной тяги, средств связи и наблюдения, и в ходе боев связь между батареями приходилось поддерживать с помощью посыльных на лошадях. Во всем остальном дело обстояло гораздо хуже: например, боливийцы располагали 60 самолетами, а парагвайцы - 17.

Что касается бронированных машин, то Боливия имела на вооружении... три легких танка "Виккерс-шеститонный" и несколько пулеметных танкеток "Виккерс-Карден-Ллойд" Mk.VI. Парагвай же не располагал и такой "мощью". Он мог позволить себе закупить лишь винтовки "Маузер", ручные пулеметы "Мадсен" и минометы "Стокс-Брандт", но это легкое стрелковое оружие принесло парагвайцам гораздо больше пользы, чем боливийцам их танки и истребители.

Тем не менее вначале добилась успеха боливийская армия. 15 июня она внезапно атаковала форты Корралес, Толедо, Бокерон и др. Недостроенный Корралес был взят сразу. Наиболее упорные бои завязались вокруг Бокерона - ключевого пункта парагвайской обороны. В конце концов боливийцы, обладавшие подавляющим численным перевесом, штурмом взяли и этот бастион, но гарнизоны оставшихся твердынь стояли насмерть. Оправившись от шока, вызванного внезапным нападением, парагвайцы начали готовиться к контрудару.

В стране была объявлена мобилизация, и численность вооруженных сил увеличилась в 20 раз - с 3 тыс. до 60 тыс. человек. Командование ими принял волевой и энергичный полковник Хосе Феликс Эстигаррибиа, а генеральный штаб возглавил... Иван Беляев, бывший генерал-майор русской армии, а по прибытии в Парагвай - начальник военного училища в Асунсьоне.

Иван Беляев родился в 1875 году в Санкт-Петербурге в семье потомственного военного, командира 1-й лейб-гвардейской артиллерийской бригады участвовал в Первой мировой войне, георгиевский кавалер. После Октябрьской революции сражался в рядах Добровольческой армии, потом эмигрировал - сначала в Аргентину, потом в Парагвай (март 1924 года), где сразу же стал преподавателем фортификации и французского языка в военном училище. В октябре 1924 года по заданию Министерства обороны Беляева направили в район Чако-Бореаль, расположенный между реками Парагвай и Пилеканойо, - необходимо было досконально исследовать эту малоизученную местность, нанести на карту основные географические ориентиры и определить границу с Боливией де-факто, что помогло бы если не предотвратить, то хотя бы оттянуть войну. Экспедиции в Чако (1925-1932 годы) явились важным вкладом Беляева и его немногочисленных русских спутников в мировую географическую и этнографическую науку - в результате были собраны обширные материалы по географии, этнографии, климатологии и биологии этого края. Беляев со своей командой изучил быт, культуру, языки и религии местных индейцев, составил первые словари: испанско-мокко и испанско-чамакоко.

Всего в боях на стороне Парагвая участвовало около 80 русских офицеров, в т.ч. 2 генерала, 8 полковников, 4 подполковника, 13 майоров и 23 капитана. Трое из них были начальниками штабов армий, один командовал дивизией, двенадцать - полками, а остальные - батальонами, ротами, батареями: генерал Эрн, майор Корсаков, капитаны Касьянов, Салазкин, Бутлеров, Дедов, Чирков, Ширкин, Высоколан, лейтенанты Малютин, Канонников, Ходолей и другие. Сражались в рядах парагвайской армии и участники знаменитого путешествия Беляева к лагуне Питиантута - Владимир Орефьев-Серебряков, Александр Экштейн, лейтенанты братья Оранжереевы. Отдел картографии парагвайского Генерального штаба возглавлял Николай Голдшмидт.

Можно с уверенностью сказать, что только благодаря русским офицерам удалось создать из десятков тысяч мобилизованных неграмотных крестьян настоящую армию, способную защитить свою страну. Парагвайцы не остались неблагодарными - со времен Чакской войны и до сих пор русская община занимает важное место в жизни страны, в честь отличившихся русских офицеров названы многие улицы Асунсьона и даже целые населенные пункты.

Победа под Бокероном давала парагвайцам стратегическую инициативу и позволяла, закончив освобождение захваченных укреплений, перейти к планомерному вытеснению боливийцев из Чако. Все попытки мирного урегулирования конфликта, предпринимаемые Лигой Наций, преднамеренно, усилиями США и Боливии, заводились в тупик. Срыв этих попыток открыл зеленый свет новому наступлению боливийской армии, связавшей свои надежды с германским генералом Гансом Кундтом.

Ганс Кундт родился в Мекленбурге в 1869 году. Закончив в 1899 году Военную академию Генерального штаба, где он изучал, кстати, и русский язык, служил в Генштабе и Министерстве обороны Германии. Впервые майор Кундт попал в Боливию в 1911 году в качестве военного советника. В боливийской армии он запомнился своей пунктуальностью и пристрастием к жесткой дисциплине. Знаменитой стала фраза Кундта: "Тот, кто приходит раньше времени, - плохой военный. Тот, кто опаздывает, - совсем не военный. Военный лишь тот, кто приходит вовремя". В 1914-1918 годах Кундт участвовал в Первой мировой войне на Восточном фронте, находясь в штабе генерала Макензена, командовал полком, затем бригадой. В 1920 году Кундт, после "капповского путча", в котором он был замешан, вновь вернулся в Боливию, теперь уже в звании генерал-майора.

БОИ В ДЖУНГЛЯХ

Сначала боевые действия представляли собой беспорядочные стычки в джунглях и борьбу за отдельные укрепленные пункты. Постепенно стала складываться линия фронта. Обе стороны возводили на контролируемых ими территориях дерево-земляные укрепления, гордо называя их фортами. Парагвайцы добавили к этому широкую сеть минных полей. Обе армии зарывались в землю и опутывали свои позиции колючей проволокой - словом, все напоминало Первую мировую войну, и немецкие офицеры на службе Боливии почувствовали себя в родной стихии. Но были и неприятные для боливийцев открытия - оказалось, что техническое превосходство их армии не имеет никакого значения: авиация могла только сбрасывать бомбы наугад в джунгли, а танки вязли в болотах, а то и вовсе стояли без дела из-за отсутствия горючего или неправильной эксплуатации.

9 сентября парагвайцы атаковали захваченный противником форт Бокерон. Боливийцы отбили первый штурм, но после этого парагвайское командование стянуло в район Бокерона почти всю свою боеспособную авиацию, и до конца сентября парагвайские самолеты около 30 раз бомбили форт. В результате 29 сентября остатки боливийского гарнизона капитулировали.

В октябре парагвайцы отбили форт Кораллес, а затем атаковали уже боливийские укрепления, но были отброшены с потерями. Война вернулась на исходную точку.

К осени обеим сторонам стало ясно, что война становится затяжной, поэтому последовали новые закупки оружия. Боливия спешно приобрела в США 20 легких бомбардировщиков "Кертисс-Райт" С14R ("Боливиан Оспрей") и 9 истребителей Кертис 35А "Хоук" IIs (скорость 320 км/ч).

Чтобы лишить противника превосходства в воздухе, парагвайцы в конце 1932-го также решили обратиться к производителям авиатехники. Италия предложила Парагваю партию относительно новых истребителей "Фиат CR 20bis", но денег хватило только на пять машин. Они прибыли в район конфликта в апреле 1933 года и стали единственным пополнением парагвайских ВВС за всю войну. Три истребителя пилотировали итальянцы, на четвертом летал англичанин лейтенант Уолтер Гвинн, а на пятом бывший русский морской летчик капитан Владимир Парфиненко. Кроме истребителей, Парагвай купил в Италии и танкетки CV33 (причем не слишком дорого, так как итальянцам были интересны результаты боевого применения их бронетехники), но они, подобно боливийским танкам, были практически бесполезны в джунглях.

6 декабря 1932 года президентом Боливии Саламанка назначил Кундта главнокомандующим боливийской армии. Переломить ход войны, по мнению германского генерала, могло только наступление, в успехе которого он не сомневался, как не сомневался и в профессиональном превосходстве над противником 120 германских офицеров (полковник Кайзер, капитаны Брандт и фон Криес и другие), служивших в боливийской армии. Плюс к тому в конце декабря 1932 года ее Генштаб возглавил генерал фон Клюг.

Целью наступления был выход к реке Парагвай напротив города Консепсьон, что позволило бы боливийцам перерезать тыловые коммуникации неприятеля. На направлении главного удара находился парагвайский форт Нанава, в районе которого Кундтом было создано почти двукратное превосходство в силах (6 тыс. боливийцев против 3600 парагвайцев).

Возможность удара по Нанаву рассматривалась Беляевым еще во время второго путешествия в Чако (январь-февраль 1925 года). Тогда он исследовал всю близлежащую местность, выявил ее тактические характеристики, подготовил в докладе министру обороны предложения по усилению оборонительных сооружений, составил подробные карты. Незадолго до начала боливийского наступления Беляев и Эрн тщательно подготовили форт к обороне - возвели новые укрепления и усовершенствовали старые, спланировали и искусно изготовили ложные артиллерийские позиции, чтобы сбить с толку боливийскую авиацию. Для фортификационных работ применялся подручный материал - крепчайшая древесина кебрачо (что в переводе означает "сломай топор"), в изобилии имеющейся в этой части Чако.

Наступление на форт Нанава началось 10 января 1933 года. В победе Кундт не сомневался. Однако за десять дней боев боливийцы так и не сумели овладеть укрепленным районом, потеряв свыше 2 тыс. человек убитыми (парагвайцы - 248). Не смогли ничего сделать и три эскадрильи боливийских бомбардировщиков, которые сбрасывали бомбы на замаскированные под артиллерийские орудия стволы пальм, каждый раз предусмотрительно передвигавшиеся на все новые огневые позиции. Первое поражение, однако, не отрезвило Кундта.

С середины января 1933 года для снабжения по воздуху осажденного гарнизона форта Нанава использовались четыре парагвайских "Потэза".

Заслугой Беляева, неплохо знавшего прямолинейность тактики немецкого генерала и хорошо изучившего приемы германской армии на полях Первой мировой войны, следует признать определение направления и срока нового наступления боливийских войск. Кундт позднее заявил, что в Боливии он хотел опробовать новый метод атаки, использованный им на Восточном фронте. Однако эта тактика разбилась об оборону, построенную русскими для парагвайцев.

Во втором отчаянном наступлении на Нанаву 6 июня 1933 года немецкий генерал принес в жертву лучшую часть своей армии. Наступление боливийцев началось под прикрытием танков. Впереди наступавших колонн шли огнеметчики. Парагвайские окопы и доты отвечали гранатами и артиллерийским огнем. Один из головных танков, подожженных парагвайцами, надолго задержал общее наступление. Другой удалось остановить за 60 м до передовых окопов (потом башни этого танка будут отправлены в боевой музей Асунсьона). Отбив 8 волн боливийских атак, парагвайцы перешли в контрнаступление. Боливийские потери вновь превысили 2 тыс. человек.

Беляев применял очень гибкую тактику, основанную на жесткой обороне укрепленных пунктов и действиях диверсионных отрядов (зачастую сформированных из местных жителей, так как основное население района боев считало себя парагвайцами). Были созданы базы, оснащенные минометами, пулеметами, окруженные минными полями и колючей проволокой. Отсюда парагвайцы отправлялись в рейды против боливийцев, которых генерал Кундт упорно бросал в лобовые атаки на укрепления противника. Однако боливийской армии не помогли даже танки - они успешно уничтожались гранатами из засад.

3 июля шесть легких парагвайских бомбардировщиков "Потэз" в сопровождении трех "Фиатов" совершили налет на боливийский укрепленный пункт Платинильос. К тому времени стало ясно, что наступление Кундта полностью провалилось. Форт Нанава, стойко обороняемый 5-й дивизией полковника Ирразобала, отбил все атаки. Продвинуться на других направлениях боливийцам тоже не удалось - боевые действия велись в джунглях и болотах, и среди боливийских горцев, не привыкших к жаркому и влажному климату начались эпидемии тропических болезней.

Из-за действий диверсионных отрядов на своих коммуникациях боливийцам даже пришлось снабжать свои отдаленные гарнизоны по воздуху. Для этого в 1933 году Боливия купила в Германии 4 транспортных самолета "Юнкерс" Ju-52/3m (впоследствии ставших основой самолетного парка немецкой транспортно-десантной авиации), кроме того, американский "Форд-Траймотор" был подарен военно-воздушным силам плантатором-миллионером Симоном Патино.

4 июля 1933 года боливийцы последний раз атаковали форт Нанава. Несмотря на сильную для той войны поддержку с воздуха (до 10 самолетов), наступление снова провалилось и на фронте до конца года установилось относительное затишье.

В ноябре 1933 года генерал Кундт получил отставку. Она стала следствием не только военных неудач, но и пошатнувшегося положения его покровителя - президента Боливии Саламенки, обвиненного оппозицией во всех просчетах. Отношения между президентом и армией обострились до предела, и в начале 1934 года он был смещен военными, во главе которых стояли генерал Кинтанилья и полковник Торо.

Ганс Кундт умер 30 августа 1939 года, не дожив одного дня до начала Второй мировой войны, в Лугано (Швейцария).

ПОБЕДЫ ПАРАГВАЯ

В начале 1934 года в войне наметился окончательный перелом - парагвайцы развернули хорошо подготовленное наступление на северо-запад, вдоль рек Пилькомайо и Монте-Линдо. Операция проводилась в период сезона дождей, боливийская техника выходила из строя, а парагвайские солдаты упорно шли вперед. Несмотря на численное превосходство противника, за два месяца им удалось продвинуться почти на 200 км и захватить более 7 тыс. пленных.

Надо отметить, что во время этого наступления Беляев сопровождал в поездке по Чако специальную комиссию Лиги Наций по примирению, так как победы Парагвая изменили расстановку сил не только на фронте, но и в дипломатических кругах. Возглавлявший комиссию американский дипломат Никольсон остался доволен открытой, разумной и конструктивной политикой Парагвая и впечатлен его военными успехами (которых от этой бедной страны с плохо вооруженной армией никто не ожидал). Вместе с тем возмущение комиссии вызвал отказ Боливии осмотреть боевые позиции ее войск в Чако.

Фронт тем временем передвинулся к северу и западу, в район засушливых полупустынных плоскогорий, боливийцы оказались в привычной обстановке и нанесли контрудар. В начале мая 1934 года они атаковали парагвайский форт Канада, его осада длилась с 10 по 25 мая, пока форт не был деблокирован подошедшими подкреплениями; две недели его гарнизон снабжали самолеты. В июне парагвайцы возобновили наступление, выйдя к боливийской крепости Балливиан на реке Пилькомайо. 25 июня произошел единственный крупный воздушный бой Чакской войны (4 парагвайских бомбардировщика "Потэз" и два истребителя "Фиат" против 11 боливийских истребителей "Хоук" и разведчиков "Оспрей"), окончившийся вничью.

Лига Наций обратилась к Боливии и Парагваю с призывом прекратить кровопролитие и начать переговоры. Обе страны оставили без внимания это обращение, и тогда Лига объявила эмбарго на поставку вооружений участникам конфликта. Но Боливия почти открыто продолжала закупать боевые самолеты по всему миру. США не входили в Лигу Наций, поэтому на фирме "Кертисс" представителям Боливии удалось приобрести 9 двухместных разведчиков-бипланов О-1/А-3 "Фалькон" и 4 двухмоторных бомбардировщика-биплана "Кондор". Однако из девяти "Фальконов" 4 были разбиты почти сразу из-за плохой подготовки летчиков. Бомбардировщики же, которые перегонялись заказчику, конфисковало правительство Перу, сославшись на эмбарго.

А вот из Швейцарии - страны, не только входившей в Лигу Наций, но и предоставившей свою территорию для размещения штаб-квартиры этой организации, - в Боливию доставили три средних бомбардировщика "Юнкерс" К-43 (машины этого типа состояли также на вооружении советских ВВС под обозначением ЮГ-1). Уже с сентября они начали бомбардировки парагвайских позиций.

Несмотря на многочисленные закупки, авиапарк ВВС Боливии к сентябрю 1934 года насчитывал лишь 24 самолета. Однако в Парагвае к тому времени боеспособными были только 6 "Потэзов" и 3 "Фиата". В ноябре боливийская армия при поддержке с воздуха попыталась провести наступление на Эль-Кармен, которое парагвайцы легко отразили и сами перешли в контрнаступление. Поначалу оно развивалось успешно, но, подойдя вплотную к боливийскому нагорью, армия Парагвая из-за растянутости коммуникаций должна была остановиться. Истощенная до предела Боливия тоже не могла организовать эффективный контрудар.

В конце марта 1935 года боевые действия были перенесены уже непосредственно на боливийскую территорию - парагвайцы атаковали нефтеносный район Вилья-Монтес в 60 км севернее аргентинской границы. Через две недели боливийский фронт рухнул. В конце мая Вилья-Монтес, обороной которого руководил чехословацкий генерал Плачек, был окружен. После этого Боливия, у которой просто не осталось больше войск, обратилась в Лигу Наций с просьбой о посредничестве в заключении мирного договора.

11 июня 1935 года было подписано соглашение о прекращении огня. К тому времени Боливия потеряла убитыми 89 тыс. солдат, Парагвай - 40 тыс., в плену оказалась почти вся боливийская армия - 300 тыс. человек.

После начала перемирия в Буэнос-Айресе открылась затянувшаяся на три года мирная конференция. Только в 1938 году был подписан Договор о мире, дружбе и границах, в соответствии с которым Парагвай сохранял за собой 3/4 территории Чако, в обмен Боливия получила выход к реке Парагвай в узкой 20-километровой полосе (но это приобретение оказалось бесполезным - порт и железная дорога к нему так и не были построены, легче оказалось построить железнодорожную ветку к бразильскому городу Корумба на той же реке). Соединенные Штаты в целом поддержали такое урегулирование, придавая особое значение тому обстоятельству, что оно было достигнуто на панамериканской основе.

Но вот нефти, из-за которой началась война, в Чако не оказалось.

ПОЛЕЗНЫЙ ОПЫТ

Что же нового принесла Чакская война?

Во-первых, в ней впервые в больших масштабах использовалась авиация для снабжения окруженных войск, и этот опыт пригодился многим армиям во время Второй мировой войны (больше ВВС в этой войне ничем себя не проявили, как из-за малочисленности и плохого состояния самолетов, так и из-за трудности действий авиации против войск в джунглях).

Во-вторых, это была первая война, где широко применялись пистолеты-пулеметы (скорее всего это были швейцарские S1-100, в свое время закупленные Боливией, а также рядом других стран Южной Америки, которые вполне могли перепродать их затем в Парагвай). Они оказались весьма удобным оружием для скоротечных схваток в джунглях.

В-третьих, были убедительно продемонстрированы достоинства минометов. Во время Первой мировой войны они казались полезными только для фронтов, перепаханных окопами и траншеями. Однако Чакская война доказала, что минометы незаменимы для боев в джунглях, где крайне полезна их навесная стрельба и невероятная для обычной артиллерии мобильность (минометы в разобранном виде несколько солдат могли легко переносить по джунглям, куда боливийским гаубицам фирмы Шнейдера с их конными упряжками проход был закрыт).

Другим результатом Чакской войны была очередная демонстрация полной несостоятельности Лиги Наций как гаранта мира. Одно дело, когда на широковещательные заявление этой организации не обращали внимания достаточно сильные государства (Япония, Германия, Италия), но когда решения Лиги в грош не ставят Боливия с Парагваем, то очевидно, что она - всего лишь необременительная кормушка для своих сотрудников, и не более того.

http://nvo.ng.ru/history/2005-06-24/5_duel.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме