Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Великая Отечественная : уроки и выводы

Александр  Богатырев, Красная звезда

13.04.2005

Главнокомандующий ВМФ адмирал флота Владимир КУРОЕДОВ:
- Вся история создания и развития отечественного флота является неотъемлемой частью истории российского государства. Она убедительно свидетельствует о значительной роли, которую наш военный флот играл в обретении Россией статуса великой державы, укреплении ее военного и экономического могущества.
Вместе с тем всю историю строительства и применения нашего флота, на мой взгляд, достаточно точно охарактеризовали слова отечественного военно-морского теоретика и историка Б.Б. Жерве: "История морской идеи в России полна периодов упадка и возрождения. В стране с континентальными традициями на флот смотрели обычно как на временное средство, и в соответствии с этим ставились и временные задачи. С окончанием их кончалась и потребность в морской силе до нового случая. А в промежутках флот хирел, старел, терял школу, чувствовал себя оторванным от государства и государственности, а когда внешняя политика неожиданно ставила страну лицом к лицу с непредвиденным морским противником, начиналось суматошное импровизированное создание флота без науки, без плана, без тыла, без школы".
Потерянный в годы революции, гражданской войны и иностранной интервенции Военно-Морской флот был возрожден на качественно иной основе в годы первых пятилеток. В предвоенные годы командование флотом понимало, что в основе строительства флота должны лежать определенные руководством страны роль и место ВМФ в системе вооруженных сил государства, его задачи в вооруженной борьбе, а также назначение его родов сил. При этом для различных морских театров преимущественное развитие должны получить те силы, которые способны наиболее эффективно решать основные задачи, стоящие перед флотом.
Определение количественного и качественного состава флота было возможно только на основе глубокого научного анализа всех предпосылок, объективно влияющих на направленность его строительства. К сожалению, без учета этих требований была разработана программа строительства "большого океанского флота", принятая правительством в 1938 г. Ошибкой было создание флота по образу и подобию даже самой сильной морской державы и определение потребности в строительстве кораблей для своего флота, руководствуясь только количественными критериями и соотношениями боевых возможностей корабельного состава. Руководители государства не учитывали, что каждая страна имеет специфическую потребность в морских силах, и только эта потребность, определяемая задачами флота, может служить основанием для развития родов сил флота, классов кораблей и оружия.
Попытки внесения изменений в программу строительства, к сожалению, не увенчались успехом. Коррективы в программу строительства внесла начавшаяся война. Уже 9 июля 1941 г. наркомы ВМФ и Судпрома Н.Г. Кузнецов и И.И. Носенко доложили Государственному комитету обороны план кораблестроения на второе полугодие 1941 г., по которому приостанавливалось строительство линкоров типа "Советский Союз", тяжелых крейсеров типа "Кронштадт" и легких крейсеров типа "Чапаев". Все возможности судостроительной промышленности были мобилизованы на постройку эсминцев, подводных лодок, охотников за подлодками, тральщиков, торпедных катеров и бронекатеров. За годы войны судостроительная промышленность передала флоту 2 легких крейсера, 54 подводные лодки, 18 эсминцев и сторожевиков, 15 больших охотников за подводными лодками, 55 тральщиков и около 600 катеров.
В соответствии с Боевым уставом Морских сил 1937 года морские силы РКВМФ должны были находиться в готовности к активным наступательным действиям в открытом море, в воздухе, у побережья и баз противника для достижения оперативных целей, поставленных морским силам РКВМФ; к активной обороне своих укрепленных районов и баз; к взаимодействию с сухопутными и воздушными силами РККА для обеспечения их операций в прибрежных районах; к обеспечению своих морских перевозок и к нарушению коммуникаций противника.
Таким образом, уставными документами, действовавшими в то время, на первое место ставились задачи, которые флот решал самостоятельно. В соответствии с этими установками велась подготовка сил, разрабатывались планы их применения. Самостоятельные действия сил флота были поставлены на первое место и в разработанной Генеральным штабом Красной Армии директиве наркома обороны СССР от 14 октября 1940 г., на основе которой готовились оперативные планы флотов на 1941 г. Эти принципы были закреплены "Наставлением по ведению морских операций" и в целом, как показал опыт войны, оказались недостаточно обоснованными.
Так, принципы, касающиеся содействия флота сухопутным войскам, в теории, и особенно в практике, были разработаны слабо. Это явилось следствием того, что высшее армейское руководство не верило в способность флота решать оперативно-стратегические задачи. Именно поэтому задачи, поставленные флотам в директиве Наркомата обороны, были весьма общими и оставались в силе вплоть до начала войны.
События начального периода Великой Отечественной войны спутали все предвоенные замыслы и планы, особенно относительно стратегических действий флота в морских зонах. Надо справедливо признать, что флот в ходе войны не провел ни одной самостоятельной операции. Политическое руководство страны, командование Красной Армией и Военно-Морским Флотом оказались неготовыми к такому сценарию развития военных действий.
Очевидно, поэтому в итоговой части "КРАТКОГО ДОКЛАДА ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫМ ИТОГАМ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ НА МОРЕ", разработанного в конце 1945 г. Н.Г. Кузнецовым, был сделан нелицеприятный вывод: "Подготовленность военно-морских сил СССР к боевым действиям на момент начала войны находилась не на должной высоте. Это положение нашло себе подтверждение в боевых действиях, проводившихся в первые месяцы войны. Совершенно иначе обстоял вопрос с подготовленностью германского флота".
Вместе с тем мы обоснованно гордимся тем обстоятельством, что именно на флоте была разработана и четко действовала система оперативных готовностей, позволившая заблаговременно подготовиться к отражению первого удара и свести к минимуму ущерб от внезапного нападения противника.
В 23.00 21 июня 1941 г. в Главный морской штаб поступила шифровка, подписанная Тимошенко и Жуковым, о переводе войск и сил в высшую степень боевой готовности. И уже в 23.37 флоты перешли на боевую готовность N 1. Иная картина была в западных округах. На Киев и Минск уже падали бомбы, а в штабе Особого Западного военного округа все еще работали над расшифровкой полученной из Москвы шифротелеграммы и доведением ее до исполнителей, что и сыграло значительную отрицательную роль в действиях войск и сил в самом начале войны на всех стратегических направлениях.
Именно с учетом сложившейся обстановки Наркоматом ВМФ были разработаны и сформулированы основные цели и задачи применения сил и войск флотов и флотилий, которые практически не менялись в течение всей войны. Все задачи были направлены в основном на обеспечение сухопутных войск на приморских направлениях.
Оценка вклада ВМФ в общую Победу, данная Верховным Главнокомандующим, однозначна: "Флот до конца выполнил свой долг перед Советской Родиной". Короткая фраза, но как много она сказала о ратном подвиге сотен тысяч военных моряков.
Исходя из опыта войны командованием ВМФ был сделан серьезный задел для коренного пересмотра взглядов на роль и место Военно-Морского Флота, превращение его в вид Вооруженных Сил, способный к самостоятельным действиям стратегического масштаба на океанских и морских ТВД. Были заложены теоретические и практические основы для создания в нашей стране океанского атомного ракетного флота.
Необоснованный отказ от использования исторического опыта развития флота России вряд ли позволит избежать ошибок и в современном его строительстве. В преемственности лучших традиций мы видим залог успеха.
На мой взгляд, из опыта Великой Отечественной войны нам необходимо выделить три основных направления деятельности флота:
создание на основе научных разработок совершенной кораблестроительной программы, полностью отвечающей задачам, стоящим перед флотом;
подготовка органов военного управления ВМФ и сил к действиям по предназначению;
совершенствование форм и способов применения сил флота в современных условиях.
Только объединив эти направления деятельности, мы сможем построить по-настоящему сбалансированный по составу и отвечающий современным требованиям флот России.
Мы хорошо понимаем, что XXI век - это век Мирового океана и к этому наша страна должна быть готова, если она собирается на равных участвовать в острой конкурентной борьбе за доступ к его ресурсам и мировым торговым путям. И обеспечить полноценное участие России в устойчивом использовании природных ресурсов океана в целях дальнейшего экономического развития государства, несомненно, будет способен только современный флот, и в первую очередь его военно-морская составляющая.
* * *
Начальник вооружения ВС РФ - заместитель министра обороны РФ генерал армии Алексей МОСКОВСКИЙ:
- Великая Победа в этой жестокой войне не могла бы свершиться, если бы армия и флот не имели в достаточном количестве мощного и эффективного вооружения. Она явилась практической проверкой эффективности государственных решений в области управления экономикой страны в целом и оборонно-промышленным комплексом как ее главной составной части. А это заслуга прежде всего военного сектора экономики.
Известно, что до революции Россия намного отставала от передовых в то время стран в области производства вооружений и боеприпасов. Именно поэтому период между окончанием Гражданской и началом Великой Отечественной войны, когда Россия из "лапотной", как выразился Черчилль, державы превратилась в страну индустриальную, представляет собой один из самых значительных этапов новейшей истории нашей страны. Как показала практика, при этом был выбран наиболее рациональный путь индустриализации - через развитие оборонной промышленности, тем более что военные угрозы того времени требовали быстрого ее развития. В результате потребность в технологиях для создания вооружения "тянула" за собой развитие общих промышленных технологий. В те времена оборонная промышленность действительно стала "локомотивом" не только развития промышленности, но и экономики страны в целом.
К июню 1941 года валовая продукция промышленности уже составила 86 процентов, а грузооборот железнодорожного транспорта - 90 процентов от уровня, намеченного на конец 1942 года. Было введено в действие 2.900 новых заводов, фабрик, электростанций, шахт, рудников и других промышленных предприятий.
По плану третьей пятилетки предусматривалось особенно быстрое развитие тяжелой и оборонной промышленности. Если ежегодный выпуск продукции всей промышленности возрастал в среднем на 13 процентов, то в оборонной промышленности - на 39 процентов. Ряд машиностроительных и других крупных заводов был переведен на производство оборонной техники, развернулось строительство мощных специальных военных заводов.
Естественно, что интенсификация развития оборонной промышленности потребовала создания специальных органов управления. Для общего руководства военной промышленностью на базе комитетов по мобилизации и демобилизации промышленности и военных заказов было образовано Военно-промышленное управление (ВПУ), а государственное объединение "Главвоенпром", сохранив функции непосредственного управления предприятиями, было преобразовано в Производственное объединение военной промышленности (Военпром). Таким образом, переход к индустриализации и созданию отраслевых объединений в промышленности раньше всего обозначился в военном производстве. В 1937 году был образован Наркомат оборонной промышленности.
Просуществовав около 2 лет, Наркомат оборонной промышленности указом Президиума ВС СССР от 11 января 1939 г. разделяется на Наркомат авиационной промышленности (НКАП), Наркомат судостроительной промышленности, Наркомат боеприпасов (НКБ) и Наркомат вооружений (НКВ). Кроме того, из наркомата машиностроения был выделен Наркомат среднего машиностроения, в котором были объединены танкостроительные предприятия.
Наиболее динамично и интенсивно среди отраслей военной промышленности в предвоенный период развивалась авиапромышленность, валовая продукция которой составляла свыше 40 процентов от всего производства "оборонки". В последние предвоенные годы было заложено 9 новых самолетостроительных и 6 авиамоторных заводов. Действовавшие тогда 9 самолетостроительных и все авиамоторные заводы подверглись реконструкции. За период 1937 - 1940 годов количество авиапредприятий увеличилось на 75 процентов, а к лету 1941 г. советская авиапромышленность в 1,5 раза увеличила свои производственные мощности, доведя число заводов до 86, и превосходила германскую авиапромышленность по производственной мощности в 1,5 раза.
От оборонных предприятий, подчиненных Наркомату вооружения, с 1939 г. по 22 июня 1941 г. войска получили более 105 тысяч ручных, станковых и крупнокалиберных пулеметов, около 85 тысяч автоматов. Кроме того, за этот период промышленность дала Красной Армии 29.637 полевых орудий, 52.407 минометов, а всего орудий и минометов, с учетом танковых пушек, - 92.578.
Что касается танкостроения, с января 1939 года по 22 июня 1941 года Красная Армия получила более семи тысяч танков. В 1941 году промышленность уже могла дать около 5,5 тысячи танков всех типов в год. Что касается новых танков типа KB и Т-34, то к началу войны заводы успели выпустить 1.861 танк.
Так же интенсивно развивалось военное судостроение. Только за 11 месяцев 1940 года было спущено на воду 100 миноносцев, подводных лодок, тральщиков, торпедных катеров, отличавшихся высокими боевыми качествами. Около 270 кораблей всех классов строилось в самом конце 1940 года.
Как показало последующее развитие событий, с военной точки зрения исключительное значение оказала линия государства на ускоренное развитие промышленности в восточных районах, создание предприятий-дублеров по ряду отраслей машиностроения, нефтепереработки и химии. Сюда входили резервы производственных мощностей, топлива, сырья, энергетики, черных и цветных металлов, продовольствия. Эти запасы, заложенные накануне войны, хотя и были довольно скромными, помогли народному хозяйству быстро взять темп, требуемый для обеспечения всем необходимым военных действий.
Нельзя не сказать и о том, что развитие промышленности в целом, в том числе ее оборонного сегмента, в немалой степени определялось уровнем развития научных исследований, эффективностью организации научно-исследовательской работы, масштабами применения научных достижений. Общегосударственные центры управления наукой в то время были сосредоточены в Академии наук СССР, Всесоюзном комитете по делам высшей школы при СНК СССР (ВКВШ), отраслевых наркоматах, Госплане СССР, Наркомпросе РСФСР.
Благодаря интенсивному развитию оборонной промышленности появилась возможность укомплектовывать новые части Вооруженных Сил, численность которых в 1939 - 1941 годах возросла в 2,8 раза. При этом было сформировано 125 новых дивизий, и к 1 января 1941 года в сухопутных войсках, военной авиации, на флоте, в войсках ПВО насчитывалось более 4.200 тысяч человек.
Картина мероприятий, осуществляемых в интересах повышения военной мощи СССР накануне войны, была бы не- полной, если не остановиться на том, что целевые установки развитию оборонной промышленности формировались в РККА специальными органами военного управления. На всех этапах российской истории роль органов военного управления, отвечающих за развитие вооружения, неизменно возрастала, особенно в условиях обострения военно-политической обстановки и интенсивного развития отечественного оборонно-промышленного комплекса.
28 ноября 1929 года приказом РВС СССР N 372/84 утверждается положение об управлении Начальника вооружения. Говоря о роли управления в довоенные годы, нельзя не отметить именно этот его системообразующий характер, поскольку интенсивное развитие науки и техники в то время приводило к появлению большого количества новых образцов вооружения, из которых необходимо было отобрать те, которые целесообразно было производить в массовых масштабах.
Важно отметить, что создаваемое вооружение зачастую проверялось в ходе реальных боевых действий. Это и Испания, и финская кампания, где использовались наиболее современные по тому времени образцы оружия. При этом обеспечивалась жесткая обратная связь, позволяющая оперативно осуществлять необходимые доработки вооружения.
Говоря об оборонной промышленности в годы войны, необходимо отметить, что, несмотря на трагический начальный период войны, система государственного управления сохранила свою жизнедеятельность. И это стало основным залогом будущей Победы, поскольку обеспечила координацию всех сторон жизни страны в интересах ее превращения в единый военный лагерь.
О степени милитаризации в СССР во время войны говорит тот факт, что с 1940 по 1942 г. доля промышленной продукции, выделяемой на военные нужды, увеличилась с 26 до 68 процентов, сельскохозяйственной продукции - с 9 до 24, доля транспорта, используемого в интересах обороны, - с 16 до 61.
С началом войны в жизни оборонной промышленности начался самый трудный период: приходилось одновременно увеличивать и организовывать выпуск вооружения, организовывать эвакуацию важнейших заводов. Потеря больших территорий, где производилась значительная часть промышленной продукции, поставила народное хозяйство в тяжелейшие условия. До декабря 1941 г. интенсивно падает промышленное производство. Объем валовой продукции промышленности с июня по декабрь 1941 г. уменьшился в 1,9 раза. Промышленные предприятия западных районов страны были или захвачены врагом, или перемещались на восток, или стояли под открытым небом на новых местах. А фронту требовалось в кратчайшие сроки дать все необходимое.
Благодаря максимальной организованности и трудовому героизму простых советских людей уже к концу 1942 г. утраченные мощности военной промышленности удалось не только восстановить, но и превзойти. Всего же за годы войны выпуск продукции на Урале возрос в 3,6 раза, в Сибири - в 2,8 раза, в Поволжье - в 2,4 раза. Особенно высокими темпами в восточных районах страны увеличивался выпуск военной продукции.
Потребности в вооружении были значительными. Ежемесячные потери орудий Красной Армии составляли около 9 процентов, самолетный и танковый парки приходилось обновлять каждые 5 месяцев. И это делалось.
В ходе войны активизировалась и научная деятельность, которая претерпела изменения в сторону большей направленности на решение конкретных задач, связанных с созданием нового вооружения. Специфика организации НИОКР в период войны проявилась в развитии двух взаимодополняющих тенденций. Первая заключалась в усилении централизованного управления научной деятельностью, вторая - в определенной автономизации руководства ими.
Необходимо отметить, что даже в самые трудные годы войны научными коллективами создавался задел на будущее. Продолжались работы по созданию реактивных двигателей, активизировались исследования в области атомной энергетики и т.д., что уже после войны положило начало новому этапу технологического развития нашего государства.
Результаты труда ученых использовались не только в промышленности, но и в управлении военными действиями. Например, снабжение, подготовка и проведение Сталинградской битвы планировались программно-целевыми методами линейного программирования.
В целом оборонная промышленность Советского Союза за четыре года войны выпустила 19,75 млн. стрелкового оружия, 490 тысяч орудий всех калибров, 136 тысяч самолетов, 102,5 тысячи танков и свыше 8 млн. тонн боеприпасов! Это позволило переломить превосходство фашистских войск в вооружении.
Наряду с ростом производительности труда существенно были снижены затраты на производство важнейших видов вооружения. В 1944 г. себестоимость всех видов военной продукции по сравнению с 1940 г. сократилась в среднем в 2 раза...
В ходе войны полностью или частично было разрушено 31.850 промышленных предприятий, выведены из строя металлургические заводы, на которых до войны выплавлялось около 60 процентов стали, шахты, дававшие свыше 60 процентов добычи угля в стране; разрушено 65 тыс. километров железнодорожной колеи и 4.100 железнодорожных станций, 36 тыс. почтово-телеграфных учреждений, телефонных станций и других предприятий связи.
Однако важно подчеркнуть, что еще в ходе войны, с августа 1943 г., Госплан начал разработку пятилетнего плана послевоенного восстановления народного хозяйства СССР, что впоследствии помогло возродить экономику в невиданно короткий срок. В период пятилеток 1946 - 1950 гг. и 1951 - 1955 гг. вновь делается акцент на развитие тяжелой промышленности и производство качественно новых типов вооружений, включая оружие массового уничтожения. И это диктовала накаляющаяся внешнеполитическая ситуация, прежде всего появление ядерного оружия.
Если перед Великой Отечественной войной интенсивное развитие оборонной промышленности СССР не было оценено фашистской Германией и не остановило ее агрессивных амбиций, то в 50-х годах неуклонно возрастающая военная мощь СССР не осталась незамеченной. Это во многом предотвратило нарастающую тогда возможную агрессию против нашей страны.
На послевоенное развитие вооружения и военной техники кардинальное влияние оказали работы, выполненные в предвоенные годы и годы Великой Отечественной войны. Речь прежде всего идет о прогрессе ядерной энергетики и реактивного двигателестроения. Именно эти два направления во многом предопределили эволюцию не только средств, но и форм и способов ведения вооруженной борьбы.
Интегральным эффектом развития этих двух направлений стало появление ракетно-ядерного оружия, которое до сих пор остается основным сдерживающим фактором от возможной агрессии. В свою очередь интенсивное развитие ракетно-ядерного оружия, реактивной авиации, атомных подводных лодок, космических систем и других видов вооружения тянуло за собой смежные отрасли науки и техники, что в целом обеспечивало поступательное технологическое развитие всей нашей промышленности и страны в целом.
Именно благодаря оборонной промышленности Советский Союз первым запустил в космос искусственный спутник Земли, первого космонавта, установил множество мировых рекордов в авиации и обеспечил другие достижения, составившие славу Отечества.
Что касается организационных аспектов, необходимо отметить, что постепенно формировалась и система управления развитием ВВТ, повышалась ее эффективность.
Дальнейшее совершенствование вооружения и военной техники, увеличение его сложности и стоимости, развитие комплексных многоцелевых систем оружия предопределили необходимость внедрения в практику программно-целевых методов планирования.
Постановлением Совета Министров от 10 июня 1969 года "О дальнейшем улучшении планирования развития вооружения и военной техники" был предусмотрен переход от планирования по отдельным видам к комплексным долгосрочным планам и программам вооружения на 10 лет, включающим разработку, поставку и обеспечение эксплуатации в войсках вооружения и военной техники и капитальное строительство военных объектов при оптимальной увязке потребностей Вооруженных Сил с объемами средств, выделяемых на эти цели. С этого момента обеспечивается жесткая увязка развития оборонно-промышленного комплекса с целями развития Вооруженных Сил. При этом перед оборонными предприятиями постоянно ставились перспективные, зачастую трудновыполнимые задачи. В процессе решения постоянно усложнявшихся задач в оборонной промышленности неуклонно наращивались научно-технический и производственно-технологический потенциалы, поскольку уровень развития военной продукции существенно опережал уровень развития остальной продукции. Реализации такого подхода сопутствовали большие объемы оборонных заказов, обусловленные необходимостью решения широкого круга военно-стратегических задач, а также значительный экспорт вооружения и военной техники во многие страны мира. В результате большие ресурсные затраты сторицей окупались научно-техническими достижениями, многие из которых находили широкое применение в создании гражданской продукции. Именно поэтому оборонная промышленность была тогда и во многом остается сегодня наиболее высокотехнологичным сектором российской экономики
* * *
Заместитель главнокомандующего ВВС генерал-полковник Анатолий НАГОВИЦЫН:
- Анализ войн и вооруженных конфликтов последнего времени убедительно указывает на возрастающую зависимость хода и исхода военных действий от результатов противоборства в воздушно-космической сфере. Силы воздушного нападения и Войска (силы) противовоздушной (воздушно-космической) обороны как средство борьбы с ними стали главными противоборствующими компонентами группировок войск в современных войнах. Это отчасти было верно и для Великой Отечественной войны, которая началась массированными ударами авиации противника по важнейшим объектам нашей страны.
С учетом потерь самолетов и летного состава в операциях Великой Отечественной войны были определены наиболее целесообразные количественно-качественные показатели для авиационной промышленности по среднемесячному производству самолетов, выработаны нормативы для системы подготовки летных кадров по ее емкости и качеству обучения летчиков и штурманов.
В годы войны была найдена наиболее целесообразная форма подчиненности и организационной структуры авиационных объединений и Войск ПВО. Если накануне Великой Отечественной войны более 50 процентов сил авиации находилось в общевойсковых армиях, то уже весной 1942 года были созданы воздушные армии, вобравшие в себя все силы авиации фронтов, и оперативные объединения (фронты и армии) противовоздушной обороны. Централизованное управление всеми авиационными соединениями и частями со стороны командующего воздушной армией, а в Войсках ПВО - истребительными авиационными объединениями и соединениями, частями Войск ПВО со стороны командующих объединениями ПВО позволило в последующих фронтовых и воздушных операциях применять авиацию массированно, а при отражении ударов авиации противника - сосредотачивать усилия Войск ПВО и истребительной авиации на главных направлениях действий воздушного противника и прикрытии основных объектов.
В период войны найдены оптимальная организационная структура и состав, а также разработаны целесообразные способы применения авиационных резервов Ставки ВГК. Применительно к условиям высокоманевренных боевых действий на обширном советско-германском фронте, а также с учетом возраставших возможностей авиационной промышленности и системы подготовки кадров в 1942 году были созданы многочисленные высокоманевренные авиационные корпуса и отдельные дивизии Резерва Верховного Главного Командования.
Во время войны в основном сложились перечень и содержание боевых задач объединений ВВС, форм и способов их решения. Командование Красной Армии и ВВС главными задачами считало борьбу за господство в воздухе, авиационную поддержку наступавших и оборонявшихся сухопутных войск, борьбу с резервами, нарушение работы коммуникаций и ведение воздушной разведки. Их успешное решение создавало необходимые предпосылки для достижения целей операций, сражений и боев.
Среди главных задач на одно из первых мест выходила борьба за господство в воздухе. Разгром или ослабление авиации противника способствовали снижению потерь Красной Армии, развертыванию группировок Вооруженных Сил для проведения фронтовых и воздушных операций в условиях минимального воздействия противника с воздуха, обеспечивали условия для более качественного проведения этих операций.
Тенденция к сохранению приоритета борьбы за господство в воздухе имела место и в послевоенные годы. Об этом говорит опыт боевой и оперативной подготовки ВВС, а также опыт локальных войн и вооруженных конфликтов. После Второй мировой войны, по сути дела, каждая локальная война и вооруженный конфликт начинались с борьбы за господство в воздухе, и только после решения этой задачи велись боевые действия на земле. Следует подчеркнуть, что и в современных условиях борьба за господство в воздухе сохраняет свою важность и актуальность.
Говоря о формах применения ВВС, необходимо отметить, что по опыту Великой Отечественной войны высокой результативностью отличались воздушные операции, а наиболее эффективным способом борьбы за господство в воздухе было уничтожение самолетов противника на его аэродромах. Например, в ходе двух воздушных операций, проведенных в октябре и ноябре 1941 года при обороне Москвы, было уничтожено свыше 600 самолетов противника. В майской 1943 года воздушной операции после четырех ударов советской авиации по аэродромам на Курской дуге враг недосчитался 501 самолета.
Численность Войск ПВО страны за годы войны выросла в 2 раза. В отражении массированных воздушных ударов противника участвовали десятки соединений и частей ПВО, сотни самолетов, тысячи зенитных орудий. Боевые действия фронтовых объединений Войск ПВО приобретали характер операций, проводившихся, как правило, во взаимодействии с соседними объединениями и соединениями ПВО, силами и средствами ПВО других видов Вооруженных Сил. Часть Войск ПВО страны привлекалась для непосредственного решения боевых задач в интересах наступающих фронтов.
Опыт строительства и боевого применения ВВС и Войск ПВО, приобретенный в годы Великой Отечественной войны, способствовал формированию высокого уровня оперативно-тактического мышления командного состава, обеспечил им успешное решение многочисленных и сложных вопросов, касающихся строительства, оперативного и тактического применения ВВС в различных условиях наземной и воздушной обстановки в борьбе с сильным противником.

http://www.redstar.ru/2005/04/13_04/2_02.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме