Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Внимание: воздушная тревога!

Виктор  Семенов, Победа.Ru

12.04.2005


Мы запомним суровую осень... …

Значение Москвы в годы войны определялось тем, что она явля лась сердцем государства, где сосредоточены были, пожалуй, все органы управления народным хозяйством. Город и область давали почти четверть продукции общесоюзного промышленного производ ства, а в 1941-м, когда страна лишилась своих западных районов, роль ее как кузницы оружия особенно возросла.

Гитлер вынашивал чудовищные намерения: "...Сравнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов...". И это не было, увы, пустой угрозой. "Стереть" столицу должны были лучшие авиационные соединения, до того разрушившие многие города Европы.

Таковой стратегии на поголовное уничтожение и глобальное разру шение должен был противостоять стотысячный корпус Противо воздушной обороны Красной Армии - летчики-истребители, зенитчи ки, прожектористы, на которых легла задача не допустить вражеские самолеты к городу. Также была сформирована 650-тысячная "армия" восемнадцати подразделений Местной противовоздушной обороны (МПВО), состоявшая из москвичей, пожарных, милиционеров, представителей других служб. Таким образом, привлекалось практически все трудоспособное населе ние, оставшееся после эвакуации. Они подчинялись Мосгорисполкому и должны были ликвидировать последствия воздушных налетов, обес печивать дальнейшую жизнедеятельность городского хозяйства.

Массовый подвиг жителей столицы, которые днем по 10-12 часов трудились на производстве, ночью сражались с зажигательными бом бами, ко всему прочему воевали с холодом, голодом и бытовыми труд ностями, порожденными войной, к сожалению, нашел малое отражение в исторической литературе либо преподносился в искаженном виде.

В относительно недавно выпущенном учебном пособии (!) по моск воведению я, свидетель и очевидец того времени, к своему удивле нию, прочел следующее: "Налеты пунктуально повторялись каждый день, но результаты их были невелики: разрушен Театр им. Вахтангова на Арбате, некоторые здания в районе Садового кольца; бомба упала во дворе Московского авиационного института. Только одиночным фашистским самолетам удавалось прорваться к Москве и сбросить бомбы..."

Автор, видимо, основывался на сводках Совинформбюро той поры, в которых, будто под копирку, сообщалось: "Самолеты к городу не допускались... Ни один военный объект не пострадал..." Такие байки тогда были вынужденными: в войну незачем давать противнику лишние "козыри" и негативно воздействовать на и без того тяжелое моральное состояние людей. Но уже достаточно давно известно, что в город прорывались не одиночные самолеты, а десятки их. Ни один важный объект, к сожалению, "без бомб не остался". А на некоторые, особо важные, такие, как "Серп и молот", "Динамо", автозавод им. Сталина, "Борец", "Станколит", "Каучук" и, например, на Первый подшипниковый завод, выпускавший в 41-м детали для всей танковой и авиационной промышленности, а также узлы для знаменитых "Катюш", враг сбросил 28 тяжелых фугасных бомб и сотни зажигатель ных! Однако никто ни при бомбардировках, ни при возникавших пожарах не покидал рабочие места - понимали, насколько нужна их продукция.

Как отмечал в докладной записке начальник УНКВД Москвы и об ласти М. И. Журавлев, 24 ноября 1941 года, только за пять месяцев войны, в результате бомбардировок уничтожено 402 жилых дома и ча стично повреждено 858. Из этого количества 245 жилых строений сгорели полностью и 110 пострадали от огня.

На промышленных объектах возникло 130 пожаров, при этом в сорока случаях заводским и фабричным цехам и сооружениям были причинены значительные повреждения. Бомбардировками разрушено 22 промышленных предприятия: три завода, двенадцать фабрик и семь объектов городского и железнодорожного транспорта.

В столице 141 раз подавался сигнал воздушной тревоги. Всего фашистские стервятники сбросили на нее 1610 фугасных и более 40 тысяч зажигательных бомб - почти по две "зажигалки" на каждый жилой дом полудеревянной Москвы тех лет! При такой "норме" западные города несли самые тяжелые потери. Скажем, в капитальнее застроенном Лондоне разрушено и сгорело 39 тысяч зданий. В Москве же - менее тысячи. Объяснялось все просто: в отличие от лондонцев, начинавших тушить загорания лишь после отбоя воздушной тревоги, москвичи при налетах дежурили на чердаках, крышах и других огнеопасных постах. Сразу же после падения бомб вместе с пожарными командами гасили термитки и сами очаги, не давая им разгореться, немедленно вели спасательные и восстановительные работы, причем так, чтобы к утру не оставалось "никаких следов".

Действуя таким вот образом, бойцы и командиры МПВО спасли столицу от тотального уничтожения. Как теперь подсчитано, они подавили около сорока тысяч зажигательных бомб и свыше трех тысяч серьезных загораний, 2700 пожаров, включая 675 крупных, ликвидировали более трех тысяч крупных аварий, самоотверженно извлекали пострадавших из завалов, словом, всемерно обеспечивали продолже ние жизнедеятельности Москвы в суровых военных условиях. Кстати, многие тогдашние старшеклассники активно участвовали в защите родного города, вступив в комсомольско-молодежный полк противо пожарной обороны. Довелось быть в его составе и мне...

21 июля весь полк собрали на Пушкинской площади, здесь же находились многие представители добровольческих команд. Специалисты показывали, как гасить горючие материалы огнетушителем и песком. Ознакомили с немецкими зажигательными бомбами, продемонстрировали в действии их и приемы борьбы с ними. И надо ж такому случиться: полученные знания пригодились в тот же день.

Известная журналистка Татьяна Тэсс впоследствии так написала о юных добровольцах: "Очень больно глядеть, как падают бомбы на твой любимый город. Этого не забудешь и не простишь никогда. Самолеты врага бросали бомбы со звериным упорством... - на детские ясли, на жилые бараки, в реку, на просторную площадь... На площадях, куда упало несколько зажигательных бомб, выскочили молодые ребята, растащили их, как головешки, и еще ворчали друг на друга: "Что ты мою хватаешь..."

Как свидетельствуют материалы того периода, гитлеровское командование еще задолго до нападения на СССР начало "обкатку" своих военных летчиков по боевому маршруту Берлин-Москва. С конца 1940 года в Германии отмечалось существенное количество новых экипажей самолетов гражданской авиации, полностью состоявших из военных асов "Люфтваффе".

В ночь на 22 июля 1941-го немецкая авиация произвела первый массированный удар по Москве. 23 июля УНКВД сообщало в секетном донесении: "В результате налета вражеских самолетов в г. Москве и Московской области нами зарегистрированы повреждения и пожары на промышленных и транспортных объектах, в жилых строениях. Всего в городе от зажигательных бомб возникло 1140 по жаров и загораний, из которых значительная часть своевременно лик видирована. Из них: на оборонно-промышленных объектах - 24, во енного ведомства - 18, на особо важных объектах - 14, железнодорожного транспорта - 6, хозяйственного значения - 259, в научных и культурно-зрелищных учреждениях - 175, в жилом секторе - 645.

От пожаров и разрушений пострадали 943 человека. Из них убито 213, тяжело ранено 353, легко ранено 377. По предварительным данным, осталось без крова 1980 человек".

Один из первых ударов немецкая авиация нанесла по оборонным предприятиям Ленинградского района, расположенным рядом с Центральным аэродромом, а также по крупным складам и базам.

Как вспоминал полковник А. А. Рубин, занимавший тогда должность начальника отдела УПО, из-за бомбардировки загорелись ангары и стоявшие на летном поле самолеты. В очаги пожаров были сбро шены после ФАБ и кассеты с фосфорными "зажигалками", которые выделяли едкий удушливый газ, действовавший на слизистую оболоч ку и дыхательные пути.

В тот день бойцы 31-й части буквально задыхались в этом ядовитом дыму, ча сто теряли сознание, на них загоралась одежда. Падали раненные осколками. Воспламенился разлитый по полю бензин.

Казалось, сама земля полыхала. Какое же мужество надо было иметь, чтобы, невзирая ни на что, стойко выполнить свой долг! Личную храбрость проявил начальник караула А. К. Карабчилов. Несмотря на ранение, он отважно боролся с огнем.

Обширный очаг пожара образовался в районе Хорошевского шоссе. Начиная от Ваганьковского путепровода по направлению к Серебряному бору располагался огромный массив жилых домов и бараков, а также больших по площади складских помещений, примыкавших к железнодорожным линиям. Там хранились продовольствие, сырье и промышленные изделия, оборонная продукция. От горения развивалась очень высокая температура. Сила выделяемой лучистой энергии была так велика, что вспыхивали деревянные сооружения и железнодорожные составы на большом расстоянии. Пожарные и здесь показа ли настоящий героизм. Чтобы выдержать огненный вал, поливали друг друга водой. Наступательно и мужественно действовал личный состав 27-й и 28-й частей. Сильные ожоги получили рядовые П. Руцкий и М. Алешин, но боевую позицию оставлять не подумали. Когда начальник караула 28-й ВПЧ был тяжело ранен и госпитализирован, командир отделения И. Гришин, бойцы Н. Конобаев, С. Шевелев, Н. Недачин, выбиваясь из сил, продолжали давить пламя и в итоге сумели-таки отстоять склад с боеприпасами и авиамоторами.

Немецкие асы обрушили удары и по самому центру города. Огромные размеры принял пожар на узловой станции Белорусского направления железной дороги. Зажигательные бомбы, падая на крыши вагонов, "шутя" пробивали их, и горение начиналось внутри. А затем пламя, перекидываясь на соседние вагоны и открытые плат формы, охватывало многие и многие груженные боеприпа сами составы, окрестные деревянные склады и прочие сооружения. Раздавались мощнейшие взрывы, со свистом неслись осколки снарядов и мин, в воздух взлетали деформированные обломки, сея окрест смерть. Распространение огня угрожало самому зданию Белорус ского вокзала и тесно прилегавшим к нему различным складам и базам. Местами начали гореть жилые кварталаы...

Подъезды к ним оказались заваленными обломками разрушенных зданий. Огнеборцы с разных сторон пошли в атаку на стихию. Для тушения не хватало воды - ее подавали, лишь перекачивая с протяженного расстояния. Эта битва шла всю ночь, и только к утру с трудом локализовали пожар. Спасли большое число подвижного состава, включая множество вагонов с боеприпасами, станционные сооружения, вокзал и ближайшие к ним городские дома.

Вот почему приказом Народного комиссара обороны СССР от 22 июля 1941 года личному составу пожарных команд столицы объявлялась благодарность за мужество при ликвидации последствий нале та вражеской авиации на Москву. В документе подчеркивалось, что возникшие в результате бомбежки отдельные пожары были быстро ликвидированы именно энергичными действиями пожарных.

Следующей ночью фашистские самолеты вновь прорвались к столице. Снова в самых различных точках возникли очаги загораний, особен но в Киевском районе. С тяжелейшей обстановкой столкнулись бойцы на заводе "Москватоль", где фугасными и зажигательными бомбами оказался разрушен основной корпус и повреждены цистерны со смо лой. Уйма ЗАБ были сброшены на жилой поселок около этого промышленного объекта. Восемнадцать часов кряду велась схватка с пламе нем, и опять - успешно.

31 июля вышел первый Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденами и медалями большой группы сотруд ников пожарной охраны.

Таких примеров самоотверженности можно привести массу. Героизм не был уделом одиночек. Защищая город при налетах противника, пали смертью храбрых начальник 35-й части Наум Садовский, боец 13-й ВПК Самуил Ескин, курсант школы среднего начсостава Георгий Петров, телефонистка Анна Наумова.

...Морозным и ветреным утром 30 декабря 1941-го года на окраине Дзержинского района взметнулся к небу рыжий султан. Поступило сообщение о взрывах и огненной лаве на железнодорожных путях станции Лосиноостровская. Огромной силы взрывы сотрясали окрестности. Свист осколков, клубы дыма и море пламени, волны которого перекатывались с одного состава на другой... Весь узел забит вагонами с боеприпасами, военной техникой. В огненном кольце очутился санитарный поезд с ранеными. Вот что увидели прибывшие первыми представители Бабушкинской по жарной команды. На помощь им уже спешили караулы 1, 13, 14, 22, 23 и 35 ВПК. Вместе с личным составом двух пожарных поездов повели наступление. Тринадцать автонасосов и пятнадцать автоцистерн были стянуты в то место.

Создали три боевых участка, которые возглавили начальники: РУПО Ростокинского района Макаров, названной выше 35-й ВПЧ - Садовский и штаба пожаротушения УПО - Васильев.

Люди творили чудеса храбрости. Инструктор Бабушкинской части Г. В. Плакучее и его помощник А. А. Королев под градом осколков спасли от неминуемой гибели уже из полыхавших вагонов 18 раненых солдат. Отделение под руководством Н. А. Евсюкова откопало из-под обломков разрушенных домов нескольких жильцов.

На сотни метров вокруг разлетались осколки мин и снарядов. Горели и рушились здания на Ярославском шоссе. Зловещее зарево и дым могли стать хорошим ориентиром для фашистских летчиков. Нужно было быстрее укротить огонь. Бесперебойно работали насосы. Когда осколки выводили из строя рукавные линии, их тут же меняли. Даже в таких неимоверно сложных условиях проявляли много выдумки. На санки устанавливали бронированные щитки и под их прикрытием подбирались ближе к очагам. Шестнадцать часов длилось тушение пожара на станции Лосиноостровская. Опасность была вели ка. Сраженный осколком, погиб курсант Георгий Петров. Из его без жизненных, обмороженных рук подхватил ствол товарищ. На руках друзей умер смертельно раненный Самуил Ескин. Воентехник второго ранга Наум Садовский обеспечивал спасение солдат и командиров из санитарного поезда, он вел за собой бойцов. Садовский тоже погиб в этом сражении. Однако вагоны все же рассредоточили, пламя с них сбили...

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 июля 1942 года Н. Садовский был награжден орденом Красной Звезды посмертно. Его имя навечно занесено в список личного состава 35-й ВПЧ столицы.

Надо обратить внимание, что некоторые московские здания, не относившиеся к категории военных, бомбились с особой целеустрем ленностью и жестокостью: Кремль, Большой театр, Музей им. Пуш кина и музей-усадьба Л. Н. Толстого, старейший в стране Московский университет, Государственная библиотека имени В. И. Ленина, словом, все крупные объекты культуры. Бомбы сбрасывались прицельно и варварски. Так, от многочисленных ЗАБ погибла в огне Государственная книжная палата.

Наверное, боялись фашистские мракобесы нашего искусства во всех его проявлениях - ведь оно воспитывало и поддерживало в нас дух патриотизма, любовь к Родине у ее защитников - и потому так намеренно, неоднократно враги пытались уничтожить дорогие каждому москвичу и русскому человеку национальные святыни.

Конечно, невозможно в одном очерке рассказать обо всем очень подробно. Но есть события, имеющие поистине непреходящее значение в истории города, встретившего уже свое 850-летие, и страны в целом. Именно таким осталась в нашей памяти битва за Москву, знаменовавшая начало перехода к коренному повороту в ходе войны, раз веявшая миф о непобедимости еще недавно победоносно прошагавшей по Европе гитлеровской армии.

История призвана во все времена быть объективной, достоверной. Но, жаль, что в упомянутом мною учебном пособии того и другого как раз недостает. События обороны Москвы поданы и в ряде иных книг так, будто никаких ожесточенных налетов вовсе не было. Прорывались, дескать, какие-то одиночки, сбросили по нескольку бомб, отчего разрушили лишь несколько зданий, короче, ничего страшного не случилось, столица сохранилась вроде как бы сама по себе.

По моему глубокому убеждению, история Москвы, особенно сложного для понимания последнего, нашего двадцатого столетия, должна получить наконец-то по-настоящему правдивое освещение. Она, поверьте, этого заслужила. Так же, как заслуживает увековечения массовый ратный и трудовой подвиг в годы войны личного состава МПВО и всех горожан... Ныне он, увы, несправедливо предан забвению. Обидно, но до сих пор нет в Москве памятника бойцам и командирам различных служб Местной противовоздушной обороны - москвичам, в том числе пожарным, павшим при защите родного города. К позору нашему, не увидишь даже мемориальных знаков там, где совершались подвиги и проливалась кровь людская. На весь город - лишь одна-единственная (!) мемориальная доска 96 воинам МПВО, отдавшим свои жизни, спасая национальное достояние.

http://www.pobeda.ru/biblioteka/oborona_mos.html



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме