Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Шалом, Владивосток

Андрей  Калачинский, Русский курьер

04.10.2004


Зачем еврею Дальний Восток …

В эти дни начинается Новый год по иудейскому календарю.
Сентябрь вообще стал месяцем религиозного возрождения для Владивостока. 29 сентября торжественно было освящено строительство православного храма в Покровском парке. Он будет воссоздан на фундаменте храма разрушенного в 30 годы прошлого столетия.
Но если возрождение православной святыни отмечается очень широко, то почти незамеченным прошло другое удивительное событие. 8 сентября еврейской общине Владивостока было передано здание бывшей синагоги.

Сионизм пробился сквозь мрак коммунизма.

Если практически все православные храмы Владивостока были разрушены, костел превращен в архив, а кирха в музей, то из синагоги сделали клуб работников кондитерской фабрики.
И когда государство уже начало возвращать церкви, то евреям ничего не отдавали.
- И вы знаете почему? Да потому, что наша синагога через дорогу от КГБ! Как это вам нравится? Вот - и им тоже!
И весть о том, что "синагогу вернули" - прозвучала ошеломительно. В сентябре этого года, одновременно в трех городах Дальнего Востока синагоги были открыты. Главный раввин ХАБАДа в России Берл Лазар прилетел на частном самолете из Москвы во Владивосток, потом в Хабаровск, потом в Биробиджан.
Он сказал, что это - "грандиозное достижение, равное победе над мраком коммунизма".
Интересно, что в Хабаровске и Биробиджане были построены новые здания. Странно, конечно, что в столице Еврейской автономной области не было синагоги. Нет, она была, но в 1950 году, в пору борьбы с космополитами, таинственно сгорела.
И в Хабаровске и в Биробиджане местные власти внесли свою лепту в строительство. Правительство Хабаровска профинансировало половину стоимости объекта, а Биробиджана - десять процентов. Правда, заместитель главы Еврейской автономной области Валерий Гуревич подчеркнул, что финансирование предназначалось общинному центру, который должен разместиться в этом здании, а не на синагогу. Видимо, и в Хабаровске так же "поддерживали" еврейскую культуру, а не религию. И это справедливо, потому что здания синагог использовались не только для молитв, здесь были библиотеки, здесь же проходили собрания общины и велась культурно-просветительская работа.
Владивостокские власти отделались дешевле всех. О денежных вливаниях с их стороны ничего неизвестно. Они,видимо, убедили краевой управление ФСБ, что столь близкое соседство с восстанавливаемой синагогой может иметь и свои плюсы...
Впрочем, пока работы по превращению бывшего кондитерского магазина в синагогу не начались. Оказывается, еще не закончено оформление всех необходимых документов. Сколько же "правоверных во Владивостоке"?
-Какая разница - сказали мне. - Владивосток основан в 1860 году, а в 1878 - здесь было уже 17 евреев. Синагогу разрешили построить в 1907 году, а построили в 1916. Сколько тогда евреев было в общине? Меньше двухсот мужеского пола! Уверяю вас, сейчас, нас - больше!
Как сказал вашему корреспонденту раввин Владивостокской синагоги Менахим Раскин, в городе живет примерно 7 тысяч евреев, из 4 тысячи принимают участие в акциях еврейского религиозно-культурного общинного центра. Рабби считает, что эти четыре тысячи человек и будут его паствой. Раскин приехал в Россию два года назад из Израиля и только начинает работу во Владивостоке. По его словам, еще примерно два с половиной месяца уйдет на то, чтобы кондитерская фабрика освободила помещение, и потом можно будет начинать его восстановление для религиозных целей, что потребует значительных средств.

Что делать еврею на Дальнем Востоке?

Интересно, что при царском режиме, заступая в должность, раввин приносил письменную присягу, текст которой составлялся по образцам и в стилистике православных текстов.
"Я,.. обещаю и клянусь Господом Богом, Богом Израилеевым, с чистым сердцем, а не по иному, скрытому во мне смыслу... ( что) буду в сей препорученной мне должности поступать справедливо и бескорыстно, и всеми мерами тщатися, дабы занимаемая нашим молитвенным обществом синагога была навсегда посвящена одному богомолию, совершению обрядов веры и чтению книг нашего закона, чтобы кроме сего в оной никакого другого собрания, противного общественному спокойствию, распоряжениям местного начальства и полицейскому порядку производимо не было...Аминь".
Вообще-то сто лет назад Дальний Восток был закрыт для российских евреев. Они оказывались здесь сначала исключительно по "казенной надобности" - офицеры, солдаты, чиновники, врачи и ссыльные.
После русско-японской войны правительство разрешило предоставить право повсеместного жительства воинским чинам, "кои, участвуя в военных действиях на Дальнем Востоке, удостоились пожалования знаками отличия или вообще беспорочно несли службу в действующих войсках". Но в 1911 году в Приморье прошла очередная еврейская чистка, и бывших солдат выслали.
Как сюда проникли еврейские купцы? Только по персональным разрешениям. И как можно торговать, когда евреям фактически были запрещены переезды из уезда в уезд? На каждую поездку из Владивостока в Хабаровск требовалось письменное разрешение губернатора области. А чтобы съездить в Сибирь, или на Урал - генерал-губернатора.
Кто знает скольких трудов и материальных затрат потребовалось купцу первой гильдии Лейбе Скидельскому, чтобы получить себе и сыновьям право свободного перемещения в пределах Приамурского края ? Такое разрешение мог дать только министр внутренних дел, что он и сделал в декабре 1912 года. Дело в том, что Скидельский был подрядчиком на строительстве Уссурийской железной дороги. Строил мосты, станции, ремонтные мастерские. Разрабатывал угольные копи и поставлял лес на КВЖД и военному ведомству.
А вот другие Владивостокские купцы Хаим и Давид Циммерманы вынуждены были дважды ходатайствовать о разрешении посетить город Хабаровск, чтобы закупить скот на ярмарке. Им вначале отказали. И разрешили только тогда, когда стало понятно, без Циммерманов и их поставок мяса гарнизон крепости в Николаевске-на-Амуре будет голодать.
Скидельский должен был долго хлопотать, чтобы с его фанерного завода не высылали мастера по настройке машин еврея Шифа, специально "выписанного" из Минской губернии. Этому мастеру не разрешили жить при фабрике и дали три месяца на "завершение всех дел". Скидельский был в отчаянье или талантливо описал его в своем прошении, уверяя, что без Шифа ему не пустить фанерный завод. Во Владивостоке Скидельскому в просьбе отказали и он вынужден был поехать в столицу Приамурского края в Хабаровск, в канцелярию генерал-губернатора.
Можно представить, как строго осуществлялся надзор за перемещениями "простых" евреев. В 1914 году военный губернатор Приморской области генерал-лейтенант Сташевский разослал циркуляр по всем полицейским управлениям с требованием "следить строго за своевременным выездом" евреев, проживающих в области по временным разрешениям и "о каждом случае доносить мне".
Есть чему поучиться нынешней миграционной службе и милиции. Интересно, кто из дальневосточных губернаторов вот так же держит на личном контроле перемещение китайцев по вверенной ему территории?
Полицейская проверка установила, что евреи зачастую покупали фальшивые свидетельства о своем крещении в православную веру, чтобы свободно передвигаться по стране. Это удостоверение переходило из рук в руки и могло долго служить разным еврейским купцам. Самое любопытное, что такие свидетельства за деньги выдавали сами полицейские управления. Так в русском городе Харбине на этом деле попался мещанин Виленский, который был в сговоре с чиновником местной полиции.

Еврейский тормоз

Так же стоит отметить, что гражданское общество того времени поддерживало усилия власти, направленные на сдерживание энергии еврейских сограждан. И хотя на Дальнем Востоке не было ярких проявлений "бытового антисемитизма" или еврейских погромов, на евреев вешали разные грехи.
Их упрекали даже в том, что они "единственный тормоз на пути к обрусению края и развитию русской торговли". Такое мнение от лица сотоварищей выразил старший маклер Хабаровской биржи Михаил Новиков. Как раз в 1914 году в европейской части России развернулось движение за отмену ограничений для еврейского капитала. Эти идеи активно обсуждались в корпоративных сообществах. И вот Екатеринославский биржевой комитет пришел к выводу, что ограничения надо снять. А их хабаровские коллеги написали в ответ:
"Фабрики, заводы и лесные заготовки Скидельского, торговые обороты Циммерманов и много товариществ, работающих под флагом русских фамилий... стремятся, не стесняясь мерами и способами, к обирательству наших обществ. От их назойливого нахальства не ускользают и казенные учреждения, а поэтому лучше устранить с пути преступных развитий незначительное меньшинство еврейской нации, нежели допустить разложиться целому государству".
Из сего ответа видно, что русские купцы и промышленники сильно проигрывали в конкуренции своим еврейским коллегам. И особенно там, где требовалась особая ловкость и изворотливость. Хорошей иллюстрацией здесь может служить следующий случай. В 1890 году наследник престола цесаревич Николай, совершая кругосветное путешествие, добрался до Японии. В Киото на него был совершено покушение. Для японских властей это происшествие было настолько неприятным, что они делали все, чтобы замять инцидент. В нарушение всех традиций микадо лично навестил слегка раненого цесаревича. Японцам нужно было выиграть время, чтобы исправить положение. И они под разными предлогами тянули с заправкой русского корабля "Память Азова" углем и водой. Наших моряков выручил Владивостокский еврей Гинзбург, который назвал себя "шипчандлером" и обещал добыть уголь, хоть из-под земли. И он пригнал из Шанхая целый пароход с топливом. И кроме оплаты услуг получил особый титул "специального поставщика императорских кораблей".
Пожалуй, единственная сфера, где появление евреев приветствовалось - это, скажем современным языком - эстрада. Еврейским музыкантам и артистам, работающим в ресторанах и кафе-шантанах Владивостока, виды на жительство продлялись почти беспрепятственно. Ибо народ они трезвый и примерного поведения в отличие от - сами знаете кого. А в портовом военном городе спиться и загулять певицам, актрисам и музыкантам - легче легкого.
Соломону Лейбовичу низкий поклон от казаков. А консулу Сугихаре - от евреев.
Интересно, что особого участия в революционном движении и гражданской войне приморские евреи не принимали. Среди них были больше популярны идеи сионизма, кстати, запрещенного, потому как "мешали ассимиляции народа". И если в советской пропаганде, на белогвардейцев и особенно казаков вешали и обвинения в резне евреев, то на самом деле, по крайней мере, на Дальнем Востоке, казакам не за что было вымещать свою злость на представителях избранного народа. Напротив, еврейские купцы поддерживали антибольшевистское движение. И "жестокий" атаман Семенов в 1919 году сердечно писал:
" Милостивый государь, Соломон Леонтьевич! Извещая, что Ваше щедрое и доброхотное пожертвование на 100 тысяч рублей на теплую одежду доблестным казакам мною получено и направлено по назначению, считаю своим приятным догом отметить Ваш истинно гражданский и чисто патриотический поступок...Пусть этот Ваш благородный порыв помощи армии послужит добрым примером для других граждан и выведет их из преступной индифферентности и пассивности к несчастьям, переживаемым дорогой Родиной"...
Мало кто знает, но Владивосток при советской власти сыграл удивительную роль в спасении евреев, спасающихся от нацистского преследования.
В 1939 году консул Японии в литовском Каунасе Тиуне Сугихара выдал почти десять тысяч транзитных виз еврейским беженцам из Польши и Литвы. И это при том, что Японии была одним из союзников Германии.
Факт остается фактом, японский МИД закрыл глаза на действия своего консула. Народный комиссариат иностранных дел СССР разрешил транзит евреев через Владивосток в японский порт Цуруга и в китайский Шанхай. Официально, евреи ехали в Палестину.
Пока оформлялись все документы, Прибалтика уже стала советской, японского консульства в Каунасе не стало, и транзитом евреев начало заниматься отделение "Интуриста". По железной дороге эмигранты пересекали весь Советский Союз. Но до Палестины мало кто из них добрался.

Из Цуруги они предпочитали выезжать в США.

Переправа евреев действовала до весны 1941 года, пока японские власти не отказались принимать транзитников. 2 марта 1941 года японский пароход "Амакусо-мару" совершил последний рейс Владивосток-Цуруга. Он вез группу транзитников в 416 человек. В японском порту 74 беженцам не разрешили сойти на берег. Японские власти поставили под сомнение легальность их документов. Бедняг этим же пароходом отправили назад во Владивосток, где уже советские власти не разрешили им сойти на берег.
Японский МИД разъяснил, что пока эмигранты добирались до Владивостока, у них уже истек срок визы. Поэтому им необходимо заново оформить документы или продлить визы в посольстве Японии в Москве или генконсульстве во Владивостоке. Надо ли говорить, что тут уперся советский МИД, и потребовал, чтобы "все эмигранты, находящиеся в настоящее время во Владивостоке и имеющие транзитные визы", были вывезены в Японию на ближайшем пароходе...?
Часть евреев-"транзитников" была вывезена в занятый японцами Шанхай железной дорогой. К 1943 году в этом городе скопилось примерно 20 тысяч евреев. Немецкие союзники требовали, чтобы все они были уничтожены. Планировалось посадить их на пароходы, а пароходы "посадить на мины". Но это уже другая история.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме