Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Колокольня Новодевичьего монастыря

Ю.  Маслова, Московский журнал

01.09.2004

Строившие в XVI-XVII веках в Новодевичьем монастыре собор в честь иконы Смоленской Божией Матери и колокольню взяли за образец для первого кремлевский Успенский собор, а для второй - "Ивана Великого". Так же, как и кремлевская, колокольня Новодевичьего представляет собой многоярусный восьмигранный столп. Будучи ниже своего прототипа почти на десять метров, она, тем не менее, не теряется даже среди современной московской застройки, красуясь узорами сказочного московского барокко, достигшего здесь своего апогея. Известный архитектор В. И. Баженов говаривал: "Колокольня Ивана Великого достойна зрения, но колокольня Девичьего монастыря более обольстит очи человека, вкус имущего"1.
Первый ярус колокольни имеет два этажа. На втором в свое время была устроена печь, в первом - церковь преподобных Варлаама и Иоасафа, царевича Индийского. В 1812 году ее престол французы "с места своего здвигнули и антиминса со онаго не оказалось", как писала игуменья Мефодия. Иконостас позже перенесли в Покровский надвратный храм.
Во втором ярусе располагалась церковь Иоанна Богослова. В январе 1812 года игуменья Мефодия ходатайствовала о переносе ее в другое место, ибо один из французских солдат втащил в церковь лошадь, там издохшую. Через год игуменья повторяет свою просьбу: "В означенном Новодевичьем монастыре на колокольне имеется придел во имя святаго апостола и евангелиста Иоанна Богослова, которой во время нашествия неприятеля раззорен, а потому и священнослужения совершать невозможно; почему желание имею придел оной устроить в теплой Успенской церкви в трапезе в честь чудотворныя иконы Смоленския Пресвятыя Богородицы за сохранение от неприятеля обители, которая вся была приготовлена к взорванию на воздух, и желаю оной придел переименовать во имя святаго апостола Иакова Алфеова, потому что в сей день оная обитель освободилась вся невредима от назначенного ей от врагов раззорения". Для ясности следует сказать, что в трапезной Успенской церкви зимой находилась главная святыня монастыря - икона Богоматери Одигитрии Смоленской. Именно здесь и появился придел в честь апостола Иакова.
Лестницы, проложенные в толще стен первых двух ярусов колокольни и ведущие на третий, были так неудобны, что потребовалась дополнительная - открытая, на столбах и арках, примыкающая к монастырской стене.
Третий ярус занимают колокола нижнего, или "большого", звона. Об их древности свидетельствуют надписи. Например: "Лета 7059 (1551) при Царе Великом Князе Иване Васильевиче всея Руси и преосвященном Архиепископе Макарие, Митрополите всея Руси"2. Или: "Слит сей колокол на Москве в дом Пречистые Богородице Одигитрие, чудотворные иконы Смоленския, Божиею милостию повелением благовернаго Государя Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича в Новодевичь монастырь, что за посадом, лета 7159 (1651) году сентября в 1 день, а деньги здавали вкладчики по обещанию. Мастер Микифор Баранов. Весу в сем колоколе 200 пуд"3. Есть здесь колокола с именами знаменитых мастеров-литейщиков Федора Моторина и Михаила Лодыгина - вклад царевны Софьи с малолетними царями Иваном и Петром Алексеевичами.
В 1864 году граф А. С. Уваров создает Московское археологическое общество (МАО). В 1890 году официально оформляется Комиссия МАО по сохранению древних памятников. С 1907 года по инициативе архитектора И. П. Машкова, стали издаваться Труды Комиссии, откуда мы узнаем о переливке шести разбитых колоколов Новодевичьего монастыря. В акте их обследования (июль 1909 года) говорится: "Колокол весом в 12 пуд. отлит в 1630 г. и пожертвован инокинею Марфою, матерью царя Михаила Федоровича, колокол в 10 пуд. отлит в 1673 г. Оба эти колокола представляют большой интерес"4. На заседании Комиссии 11 июля 1909 года постановили "сообщить Императорскому московскому Историческому музею, не пожелает ли он приобрести некоторые колокола для музея"5. В отчете Комиссии за 1909-1910 годы приводится высказывание И. П. Машкова, что "им получено письмо от товарища председателя Императорского Рос. Ист. Музея, из которого видно, что управление музеями желает приобрести три или четыре колокола, предназначенные к переливке в Московском Новодевичьем монастыре"6.
В монастырском архиве сохранилось прошение игуменьи Леониды (февраль 1910 года). Речь в нем идет о следующем: на колокольне имеется 14 колоколов, из которых семь годных и семь разбитых, "поэтому звон получается неполный и нестройный. <...> Для устройства правильного гармоничного звона необходимо добавить еще 12 новых колоколов весом до 180 пуд, и весь звон переустроить: из семи разбитых колоколов пять колоколов, не разрешенных по древности Археологическим Обществом на переливку, сданы на хранение в Исторический Музей, два же колокола весом 18 1/2 пуд принимаются заводом для переливки по цене 15 руб. за пуд". Заказ обители на требуемые двенадцать колоколов выполнил завод братьев Усачевых.
После Октябрьской революции наступили суровые времена. В марте 1919 года из юридического отдела Хамовнического Совета в Новодевичий поступила бумага с ультимативным требованием в пятидневный срок представить сведения о количестве и весе имеющихся здесь колоколов. В ответ игуменья Леонида сообщила, что во втором ярусе колокольни находятся 19 колоколов общим весом 1283 пудов 32 фунта, а в верхнем - 7 колоколов для часового боя. До нас дошли воспоминания звонаря В. И. Машкова, согласно которым в 1964 году из девятнадцати названных игуменьей колоколов оставалось пятнадцать. Из этих пятнадцати "один украли, один был неисправен. В звоне участвовали тринадцать колоколов. Три колокола - в правой руке - зазвонные колокола, которые дают весь рисунок звона. Левая рука ударяет по тросам, подтягивающим восемь колоколов к столбу. В два больших колокола звоню через педаль синхронно. Это большой Успенский колокол - дар царевны Софьи - весом 550 пудов и полиелейный, весом 220 пудов"7.
Колокола третьего яруса замолкли в 1920-х годах, когда на звоннице получил мастерскую художник Вл. Татлин, запускавший отсюда разработанный им летательный аппарат "Летатлин".
Звонил когда-то и пятый, верхний ярус. В рассказе И. А. Бунина "Чистый понедельник" герои приходят в Новодевичий монастырь: "Вечер был мирный, солнечный, с инеем на деревьях; на кирпично-кровавых стенах монастыря болтали в тишине галки, похожие на монашенок, куранты то и дело тонко и грустно играли на колокольне". Действительно, в бунинские времена на колокольне имелись куранты. Они, например, изображены на картине XVIII века "Вид Новодевичьего монастыря". А самое раннее упоминание о них удалось обнаружить в "Краткой ведомости, учиненной из приходо-расходных книг о том, сколько в Московском Новодевичьем монастыре поступило 1848 году суммы в приход и расход и сколько осталось в наличности к 1849-му году": "за завожение в течение года на Монастырской Колокольне часов" - 14 рублей серебром.
В 1882 году обители разрешили взамен старых курантов с одним циферблатом и суточным заводом установить новые - с двумя циферблатами и недельным заводом. К какому времени относились "старые" часы, каковы были их размеры и оформление, куда глядел их единственный циферблат - неизвестно. Часы же 1882 года изготовила фирма Андрея Александровича Энодина. В архиве мне встретился счет от мастера А. Бритвина: за починку и завод часов в 1905-1907 годах он каждое полугодие брал с монастыря 50 рублей. В 1908 году Бритвина сменил мастер Волынский. Последний из найденных счетов Волынского "за проверку и заводку часов в монастыре" датируется 1916 годом.
Из описания технического состояния колокольни 1956 года известно, что в своде четвертого яруса было пробито отверстие для пропуска часовых гирь. Механизм курантов, огражденный остекленным трельяжем, держало деревянное перекрытие. В 1956 году, по свидетельству Г. А. Макарова, главного архитектора проекта реставрации Новодевичьего монастыря, работал только один из двух циферблатов. В 1962 году появился "Перечень ремонтно-реставрационных работ по колокольне, пункт 11 которого гласил: "Снять циферблаты часов и механизм". Последний до сих пор хранится в одной из башен монастырской ограды.
Пятый ярус увенчивает барабан с главой и крестом. "Судя по технике кирпичной кладки и размерам кирпича, - писал в 1950-х годах Г. А. Макаров, - можно сказать, что барабан выложен позднее остальной части колокольни". Глава, сделанная из толстого железа и позолоченная, во время Великой Отечественной войны маскировалась. Крест по крайней мере дважды падал и разбивался. Первый такой известный случай произошел в январе 1882 года. Игуменья Евпраксия докладывала Московской Духовной Консистории: "Во вверенном мне монастыре от сильной ветреной бури упал с колокольни крест, сломившись в нижней своей части, и по падении раздробился на несколько частей. Оный крест был резной из железа, покрыт позолотой и имел вышины шесть аршин". Изготовление нового креста "с прежнего образца" обошлось примерно в пятьсот рублей серебром. Второй раз крест упал совсем недавно - во время урагана, обрушившегося на Москву в июне 1998 года. В следующем году реставрационно-строительная организация ЗАО "ИНТАРК" взамен разрушенного креста установила другой.
Помимо своего прямого предназначения, колокольня Новодевичьего монастыря использовалась и для практических нужд. В 1838 году Московская Духовная Консистория извещала руководство обители, что "по Высочайшему повелению находится в сей столице от топографических съемок рота Топографов", и московские власти просят "в случае их надобности быть где-либо на Колокольне, предписать кому следует, чтобы они были впускаемы безпрепятственно и оказываемо было им всякое пособие". В архиве находится направленная Консисторией игуменьи Мефодии копия отношения московского губернатора: "На основании Высочайше утвержденнаго доклада о геодезических работах на сей 1834 год командирован Корпуса Топограф Подпоручик Васильев в Московскую губернию для производства Астрономических наблюдений и Тригонометрической съемки; почему и просил сделать распоряжение о безостановочном допущении его Г. Васильева на все принадлежащие Духовному ведомству высоты для надлежащих соображений по возложенному на него поручению".
В завершение этого краткого очерка нам остается сказать, что и сегодня колокольня Новодевичьего монастыря, как встарь, приветствует своим неповторимым мелодичным звоном всех приходящих в обитель...


1. Низовский А. Ю. Самые знаменитые монастыри и храмы России. М., 2001. С. 47.
2. Антушев Н. Историческое описание московского Новодевичьего монастыря. М., 1885. С. 73.
3Там же. С. 74.
4. Древности. Труды Комиссии по сохранению древних памятников. Т. 4. М., 1912. С. 73.
5. Там же. С. 106.
6. Там же.
7. Православный колокольный звон. Теория и практика. М., 2002. С. 129-130.

При работе над статьей автор использовал материалы архива Новодевичьего монастыря




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме