Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Надо петь свечой к Богу"

Татьяна  Петрова, Благовест (Самара)

07.06.2004

28-го мая в Самарской государственной филармонии прошел концерт заслуженной артистки России, Православной певицы Татьяны Петровой (г. Москва). Это был ее самый первый концерт в Самаре. Самарцы восторженно принимали певицу, которую сама природа, по словам писателя Валентина Распутина, наградила двумя замечательными дарами - русской красотой и поющим, самоцветным голосом, а она, в свою очередь, была растрогана таким горячим приемом. Пела она в сопровождении инструментального ансамбля "Калина красная" русские народные песни, романсы, авторские песни на стихи Н.Клюева, Н. Рубцова и других русских поэтов, песни советского времени. Пела в очень сдержанной и в то же время выразительной, истинно народной манере, не пела, а проживала песню. Не бегала по сцене, как это делают многие современные исполнители, стояла на одном месте, - но огромную гамму чувств выражала мимикой, взглядом, движением руки с зажатым в ней кружевным платочком. Татьяна Петрова награждена Международной премией Апостола Андрея Первозванного, номинация "За веру и верность" - за безценный вклад в русское песенное искусство, за сохранение традиций национальной культуры.

- Татьяна Юрьевна, когда-то Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев) дал вам наказ - зваться не артисткой, а певицей. Как это было, и какую роль сыграл этот наказ в вашей жизни?
- С Владыкой Иоанном мы познакомились за четыре года до его кончины. Он очень тепло относился к моим песням "Православная", "Вы деньки мои, голуби белые" и другим. Владыка в то время был инициатором обращения в Православную веру бывших коммунистов. Благодаря ему в газете "Советская Россия" появился Православный вкладыш, и Владыка Иоанн сам очень много писал там статей, просвещая людей. Вот тогда мы с ним познакомились. Он два раза брал меня с собой в поездку на Святую Землю. Это удивительная часть моей жизни, светлая, всю жизнь она будет греть меня. И всю жизнь мне Владыченьки не будет хватать. Потому что такая доброта, такое понимание, тепло и мудрость от него исходили, что это укрепление на всю мою жизнь. Дар безценный в моей земной жизни - встреча с ним. Однажды мы разговаривали у него в приемной, я стала у него спрашивать, правильно ли я делаю, что пою церковные песнопения на сцене. Они ведь для церковных людей, а я пою их в концертах для всех. Он ответил: "Правильно ты их поешь, пой больше душеспасительные песни. И не зовись артисткой, потому что ты не играешь, а каждый раз проживаешь песню. Поэтому зовись певицей". И еще он сказал одну фразу, которая тоже стала для меня огоньком в лампаде: "Нужно людей не тешить, а утешать".
- Как вы пришли к вере и к вашему служению Богу через песню? Для Православного человека его жизнь, работа - это служение Богу, приумножение данного ему таланта и возвращение его Богу.
- Я родилась в деревне на Урале. У меня была бабушка Мария, она умерла, когда ей было сто пять лет. Она сохранила веру в чистоте до последних дней своей жизни. Постом она ела только хлеб и квашеную капусту. Она осталась молодой духом, она нас всех подбадривала. Время было такое, что папа с мамой меня не окрестили. И в шесть лет я упала с деревенской печки в открытый подпол. Кто-то зашел в дом, я обрадовалась, потянулась за ситцевую шторку и упала. Это было на Пасхальной неделе. Бабушка говорила про меня, что я три дня лежала, глаза закатила и слова не молвила. Была без сознания. Бабушка настояла, чтобы меня покрестить: "Умрет - и помянуть нельзя будет, грех". И меня повезли на лошади в Алапаевск в единственный в округе Свято-Троицкий храм и там окрестили. И я открыла глаза. Я до сих пор помню вкус того первого причастия и красную тряпицу, которой мне вытирали губы. Это было чудесное воскрешение, я выздоровела.
В Алапаевске у меня теперь похоронен отец - Юрий Васильевич Сысолятин, я, конечно, туда езжу, тоскую безумно по земле своей. Я не была там три года и собираюсь этим летом поехать туда. Я не раз бывала у мощей святого праведного Симеона Верхотурского, он считается покровителем Урала, это любимый наш святой.
А желание петь у меня было всю жизнь, но я стеснялась. Окончив музыкальную школу, попросилась у мамы поехать в Уральский хор в Свердловск (ныне Екатеринбург - прим. авт.). Пела в этом прекрасном хоре. Тогда хоры были духовные, народные, и люди там были красивые, голосистые. Это была очень большая школа для меня. Потом я поехала в Москву и поступила в Музыкальном училище имени Ипполитова-Иванова, затем в Институт имени Гнесиных, аспирантуру, преподавала и все эти годы пела. Сейчас я преподаю в Институте имени Ипполитова-Иванова. У меня планы создать в Москве Центр русской духовной музыки. Цель - распространение идеалов исконной народной русской культуры, освященной Православием, чтобы быть защищенным от той духовной агрессии, которой мы подвергаемся. Там будут мастер-классы, детская школа, фольклорный центр, будем работать в тесном контакте с Институтом русского языка, с фольклорными экспедициями. Будем записывать мастер-классы на видео для тех, кто не сможет приехать в Москву. Очень важно соединить культуру народную и духовную. В сознании русского человека есть три святых слова: Православие, самодержавие и народность. Православие и народность должны соединяться в искусстве. Искусство - это ведь тоже познание мира, оно должно служить светлым порывам души. И очень важно, как петь.
- Меня поразило в вашем исполнении целомудрие и текстов и манеры исполнения. В чем, на ваш взгляд, особенность русской песни и русской манеры исполнения?
- Петь надо свечой к Богу. Как человек устроен вертикально, устремлен к небесам, так и звук должен идти к небесам, он не должен быть распластанным, вульгарным. Должна быть внутренняя артикуляция и собранность звука - свечой. И, конечно, должно быть одухотворено каждое слово, которое ты поешь. Слово должно нести интонацию, которую Творец в него заложил. В пении должна быть соборность. Когда ты выходишь на сцену и поешь - это большая ответственность, ты поешь от лица всех русских женщин, всего народа русского. Значит, ты должна самые лучшие чувства его воспевать. Это определенный звук, русская школа пения.
- Где вы этому научились - в детстве?
- Я не считаю, что этому научилась, я еще до сих пор учусь, стараюсь приблизиться к этому идеалу.
- Благочестивая русская традиция - тянуться к монастырю, свет мирянам на Руси всегда были монахи. Вы часто бываете в Борисоглебском Аносином женском монастыре в Московской области, даже домик у вас рядом с монастырем, часто приезжаете туда из Москвы. Расскажите об этом.
- Да, я живу рядом с монастырем, мне есть где спасаться. Я давно получила в этой деревне участок для строительства дачи, иногда туда ездила. А потом узнала, что там возрождается монастырь, и мне захотелось там почаще бывать. Как-то так сама собой сложилась эта радость. Аносина обитель считалась очень строгой, называлась женская Оптина пустынь. Ее восстанавливает Архимандрит Спиридон и настоятельница матушка Варахиила. На моих глазах милостию Божией за девять лет восстановили храм, теперь у нас там и хозяйство есть - и поля, и коровы, и сад, и для детей школа. Болящих, брошенных детей монахини собирают и спасают. Это все такое чудо!
- Пишут, что вы помогаете этому монастырю.
- Тут очень трудно сказать, как я помогаю. Скорее, матушки мне помогают своими молитвами.
- Вы начали свой концерт в Самаре с песни "Лучина" из репертуара известной певицы Надежды Васильевны Плевицкой. Чем она вам близка, чему вы у нее учитесь и будет ли сниматься фильм о ней, где вы должны сыграть великую певицу?
- Сценарий этого фильма написал кинорежиссер Антон Васильев, сценарий получил премию на одном из кинофестивалей "Золотой витязь". Пока трудно сказать, будет ли он снят. Я не теряю надежды, готова принять любые предложения, в Курске предложила сыграть Плевицкую в спектакле - они там с уважением относятся к ее творчеству. Надежда Плевицкая мне близка своим творчеством и своей многотрудной судьбой. В истории России это была единственная имперская певица. Народная культура была поднята на уровень имперской красоты. Ее любил Царь, она пела в самых высоких дворянских салонах, была принята и понята. Она уехала со своим мужем, белым офицером, в Париж. Русская певица, которая не знала французского языка, посадила три березки у своего небольшого домика в Париже. Она пела эмигрантам, всем обездоленным, оторвавшимся от России страдающим русским людям. И ее в чужой стране обвинили в предательстве, без доказательств посадили в тюрьму. Она умерла в тюрьме в 1943-м году, пришли фашисты в Париж и раскопали ее могилу, чтобы удостовериться, действительно ли она похоронена - так она досаждала им. С ней дружил великий певец Федор Иванович Шаляпин, Сергей Рахманинов сделал для нее три обработки русских песен, сам аккомпанировал. Вышла ее пластинка, но, к сожалению, тиражом всего в сто экземпляров, в Америке, и поэтому никакого влияния на нашу культуру в то время не оказала. Но эти песни остались. Она владела тайной звука, тайной слова и образа. Я пою ее песни.
- Самые любимые народные песни, которые мы поем, собираясь вместе, написаны уже довольно давно. Как будто традиция прервалась...
- Она не может прерваться, она на каком-то генетическом уровне в нас заложена. Просто мы должны иметь достойный пример исполнения. Сейчас есть такие духовные песни - Владимира Волкова, матушки Людмилы Кононовой, которые я пою, отца Романа и других современных авторов. Этот пласт сегодняшней культуры, как яркий росток, пробился. В моем альбоме "Душа моя..." много этих песен, красивых, нужных душе.
- В предисловии к этому альбому Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II сказал о вас добрые слова: "...Творчество народной певицы России Татьяны Юрьевны Петровой отмечается высокой духовностью, приверженностью к народным песенным традициям и высочайшим талантом..."
- Буквально десять дней назад Святейший Патриарх принимал представителей Союза писателей России, я была у него вместе с нашими Православными писателями-классиками - Валентином Распутиным, Владимиром Крупиным. По протоколу был час на встречу - он с нами просидел около трех часов. Такой разговор состоялся удивительный. Наш Святейший Патриарх любит всех, заботится о всех, о всех помнит. Спросил, как я спасаюсь, благословил меня петь. Побольше бы ему сил...
- Вы чувствуете помощь Божию в вашем творчестве?
- Да, я чувствую ее. У меня есть такое ощущение, которое теперь уже убеждение, что когда я в чем-то отхожу от своего пути, то Господь меня возвращает - через мысли, дела, отношение ко мне людей. Он посылает мне людей и возвращает на путь служения Ему, не дает мне отойти, подкрепляет меня.
- Какую награду в вашей жизни вы больше всего цените?
- Я не знаю... Я как-то наград стесняюсь и считаю, что я недостойна ничего.
- Вы награждены Орденом Святого Всехвального Апостола Андрея Первозванного. За что вы его получили?
- Милостию Божией я вместе с другими ездила за мощами Святого Апостола Андрея Первозванного на Афон и сопровождала их в Россию. Я была в некоторых городах, когда туда привозили мощи. И видела в Севастополе, в Новороссийске, с каким благоволением люди ожидали прибытия мощей, это была всенародная их встреча.
- Вас и других талантливых, ярких исполнителей русской народной и духовной песни мы почти не видим на телевизионных экранах.
- Время, вы сами видите, какое. Но главное, духовные песни ведь есть!
- Вы преподаете, много талантливой молодежи к вам в институт поступает?
- Я вижу и чувствую, что молодежь тянется к настоящей русской песне, им надоела эта вакханалия вокруг, сердце просит чистоты, русские люди возвращаются постепенно к своему искусству, которое отличает целомудренность.
- Вы поете на сцене уже тридцать лет, с шестнадцати лет поете профессионально. Изменилось ли, на ваш взгляд, восприятие слушателями песни?
- Изменилось к лучшему, потому что все очень стосковались по настоящей песне. Последние десять лет были годами страшной бездуховности, нагромождения пошлости, а душа-то просит чистоты. И, конечно, люди вернутся к настоящему. Такое испытание нам, потому что плохо хранили то, что было нам послано. Я верю, что все вернется, у меня в это вера очень большая.
- В том, как вы поете, есть одна яркая и редкая сегодня особенность - очень много радости, чего часто нет даже у очень хороших певцов. Цельность натуры вашей песенной героини проявляется даже в горе, даже когда она страсть пережила, судьба разломана, а такая надежда и упование на Бога, Его милосердие, сильная вера в то, что Господь простит и спасет.
- А без этого нельзя. Я вам благодарна за то, что вы это поняли. Православная душа даже в страдании сильна помощью Божией. Человек кается, в уныние не впадает, уповает на Бога - это русская народная черта. Исправляться надо.
- Искушений много в вашем служении?
- А как без них? Но надо их благодарно принимать и силы своей души не затрачивать на них. Ты знаешь, что должна делать, - и делай. Если начинаешь на них обращать внимание, много сил душевных уходит. А надо, чтобы была радость, петь хотелось, как птичке, чтобы дух животворил в радости.
У вас в Самаре зрители очень хорошие, мне удивительно подпевали, стройно, ласково, не крикливо... Это редкость большая, когда зал соборно присоединяется. Так пели, как птички Божии, ласково, красиво, благостно. Меня пригласила Самарская государственная филармония, ее директор Наталья Степановна Глухова. Она где-то меня услышала и пригласила выступить на Днях славянской письменности в Самаре, очень радушно меня приняли. Первый концерт у меня был в Сызрани, второй - в Самаре, залы были полными и там и здесь. Я всем очень благодарна.
- Самара - Православный город, тут сильны духовные традиции. А как вы считаете, народная песня связана своими корнями с Православием?
- В моем понимании народная песня - это продолжение Православной жизни, вне храма. Человек вышел из церкви - и дома в быту, за столом после праздника поет песни народные. Но тайна в том, что он должен эти песни петь со страхом Божиим и голосом таким, как он поет в храме. Рассказывая о своей судьбе, жалуясь, обращаться к Богу. Это такая детская молитва Богу. Молитва же не прерывается в нашей жизни. Я, например, переживала, надо ли мне или не надо петь песни советского времени. И архимандрит Тихон (Шевкунов) мне сказал, что во многих тех песнях люди обращались к душе, обязательно надо петь. И поэтому я составила последний свой альбом "Нежность" из песен советского времени памяти моих родителей Юрия Васильевича и Галины Павловны Сысолятиных и моей крестной.
- Почему ваш ансамбль называется "Калина красная"?
- У меня большая любовь к Василию Макаровичу Шукшину. Я не близко, но знала его при жизни. Сейчас я хочу поехать в его родное село Сростки на Алтае, там обычно проходит большой народный праздник в день его рождения 21 июля.
- Ваша дочка Екатерина поет?
- Она живет со мной, чудная девочка, помощница моя, душа родная. Она уже окончила институт и работает, молюсь, чтобы замуж вышла. Она любит петь, но только для себя. У нее было желание учиться пению. Я сказала ей: "Катя, ты должна учиться пению, если ты не можешь не петь, только тогда".

Беседовала Людмила Белкина.

4 июня 2004 г.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме