Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Пражский период" жизни протоиерея Сергия Булгакова

Владимир  Бурега, Православие.Ru

27.05.2004


(1923-1925) …

Известный русский религиозный философ Сергей Николаевич Булгаков (1871-1944) принял священный сан летом 1918 года. По благословению Святейшего Патриарха Тихона епископ Феодор (Поздеевский) в Троицын день (23 июня по новому стилю) в Московском Даниловом монастыре рукоположил Сергея Николаевича во диакона, а в Духов день - во иерея. После этого отец Сергий был приписан к храму Ильи Обыденного в Обыденском переулке в Москве.

Однако уже в июле 1918 года тревожные слухи, доходившие из Крыма, где тогда находилась его семья, заставили отца Сергия покинуть Москву. Он надеялся вернуться в Москву через месяц, но этим планам не суждено было сбыться.

Приехав в Крым, отец Сергий обосновался в Симферополе. Он преподавал здесь богословие и политэкономию в Таврическом университете, а также служил в Ялтинском соборе.

После ухода из Крыма Белой армии отец Сергий остался в России. Однако распоряжением новой власти он был уволен из университета, а в декабре 1922 года "бессрочно" выслан за пределы Советской России. Ему не суждено было вернуться на Родину. Более 20 лет отец Сергий провел в эмиграции, из которых два года он прожил в Праге. "Пражскому" периоду его жизни и посвящена наша небольшая статья.

После высылки из Крыма протоиерей Сергий Булгаков сначала перебрался в Константинополь, а потом стал искать возможности переехать в какую-нибудь европейскую страну.

К 1923 году одним из крупнейших центров русской эмиграции стала Чехословакия. На рубеже 1920-21 годов после эвакуации из Новороссийска и Крыма армии Врангеля российские общественные деятели из числа беженцев обратились к чехословацкому правительству с просьбой предоставить нескольким тысячам русских эмигрантов возможность переселиться в молодую славянскую республику[1]. В ответ на эту просьбу в Чехословакии был разработан план "русской акции" (чеш. - ruska pomocna akce). Специальное решение о ее проведении было принято Президиумом Совета Министров ЧСР 28 июля 1921 года (N 23912/21). В соответствии с этим решением организация помощи русским беженцам была возложена на Министерство иностранных дел[2]. Одной из главных целей "русской акции" было стремление дать возможность русским студентам, оказавшимся в рядах добровольческой армии, закончить свое образование. Кроме того, акция распространялась и на беженцев, трудившихся ранее в качестве "научных работников, писателей, журналистов, деятелей искусства и т.п., которым должна была быть оказана постоянная поддержка, дающая возможность продолжить свою деятельность"[3]. Эта изначальная направленность "русской акции" в значительной степени предопределила облик русской эмиграции в Чехословакии. Прага в первой половине 1920-х годов стала академическим центром Зарубежной России и вполне заслужено снискала славу "русского Оксфорда"[4]. Здесь действовали многочисленные русские, украинские и белорусские учебные заведения, культурные и общественные организации, профессиональные союзы, издательства, научные учреждения и общества[5]. Русские профессора, приезжавшие в Прагу, получали стипендии, жилье, возможность заниматься педагогической и научной деятельностью.

Не удивительно, что Прага привлекла внимание и отца Сергия Булгакова, оказавшегося на чужбине. Именно в Чехословакии перед ним открывалась возможность продолжить свою педагогическую, научную и пастырскую деятельность.

В 1922 году из Германии в Прагу перебрался профессор Павел Иванович Новгородцев, который занялся здесь организацией русского высшего учебного заведения. По его инициативе 18 мая 1922 года в Праге был открыт Русский юридический факультет, деканом которого стал сам Павел Иванович. Он постарался пригласить в Прагу для работы на факультете лучших русских профессоров, оказавшихся в эмиграции. В результате в Чехословакию перебрались Н. О. Лосский, П. Б. Струве, Г. В. Флоровский, Г. В. Вернадский, А. А. Кизеветтер, В. В. Зеньковский и многие другие известные ученые. В начале 1923 года профессор Новгородцев пригласил в Прагу и протоиерея Сергия Булгакова.

К началу марта отец Сергий получил разрешение на въезд в Чехословакию. Поскольку предполагалось, что он будет преподавать в Праге богословские дисциплины, решено было испросить на это благословение у митрополита Евлогия (Георгиевского), который еще весной 1921 года был назначен управляющим русскими православными храмами в Европе. 6 марта 1923 года профессор Новгородцев писал митрополиту: "Русский юридический факультет испрашивает Вашего благословения на поручение преподавать Богословие о. протоиерею С. Н. Булгакову, который уже получил визу в Прагу и профессорскую стипендию, так что и материально он будет вполне обеспечен". 10 марта митрополит Евлогий наложил на письме следующую резолюцию: "Бог благословит прот. С. Н. Булгакову преподавать богословие на юридическом русском факультете Пражского Университета"[6].

Отец Сергий прибыл в Прагу к началу мая[7]. Сразу же после этого профессор Новгородцев направил еще одно письмо владыке Евлогию. Здесь он просил позволения для протоиерея Сергия кроме чтения лекций совершать еще и богослужения: "Мы хотели бы устроить служение прот. С. Н. Булгакова, а также и его проповеди и церковные поучения для студентов в Праге и Пшибраме[8] (в двух часах от Праги)"[9]. 9 мая митрополит Евлогий наложил на этом письме следующую резолюцию: "Прот. Сергий Булгаков приписывается к Пражской церкви с поручением ему совершать богослужения и вести дело религиозного руководства студентов в Праге и Пшибраме". 15 мая епископу Сергию (Королеву), тогда еще исполняющему обязанности настоятеля русского прихода в Праге был направлен указ о состоявшемся назначении протоиерея Сергия[10].

После получения этого указа в Праге П. И. Новгородцев направил митрополиту Евлогию благодарственное письмо, в котором, между прочим, сообщал о деятельности отца Сергия следующее: "Он уже начал свое служение и действует на молодежь, увлекая ее необыкновенно к общей молитве... Прага становится очень значительным центром православной церковной жизни"[11].

30 мая отец Сергий прочел на факультете свою первую лекцию на тему: "Церковное право и кризис правосознания"[12].

Проживал отец Сергий, как и целый ряд других русских профессоров и преподавателей, в студенческом общежитии "Свободарна", расположенном по адресу: Praha VIII-Liben c. p. 1110. "Свободарна" строилась для рабочих промышленных предприятий, которых в этом районе города было немало. Однако после начала "русской акции" здание предоставили русским студентам. Часть "Свободарны" была отведена под преподавательские квартиры. Эту часть называли "профессорским коридором"[13]. В этом "коридоре" жили философ Н. О. Лосский, экономист П. А. Остроухов, юрист Д. Д. Гримм, социолог Н. С. Тимашев, экономист, историк и политический деятель П. Б. Струве. Здесь же поселился и отец Сергий Булгаков.

Поскольку жилые комнаты в "Свободарне" были совсем маленькие, а многие профессора жили здесь вместе с семьями, то им предоставлялось, как правило, по несколько комнат. Например, Н. О. Лосский вспоминал, что занимал в "Свободарне" сначала "две, потом три комнаты"[14].

Отец Сергий Булгаков устроил в общежитии временную часовню, в которой совершались богослужения для студентов[15].

По инициативе отца Сергия в Праге начал выходить в свет журнал "Духовный мир студенчества" с подзаголовком "Вестник Русского христианского студенческого движения в Европе". Первый его номер был подготовлен к печати уже в мае 1923 года. В предисловии к нему указывалась цель, которую ставит перед собой журнал: "Этот краткий печатный вестник ставит себе целью освещать действительную картину жизни студенчества и служить братскому единению и пробуждению духовных интересов... Через этот вестник мы будем делиться своим духовным опытом и этим окажем друг другу взаимную поддержку"[16].

Первый номер журнала содержал информацию о деятельности Христианских студенческих кружков в Чехословакии, Венгрии, Франции, Югославии, Германии. Со второго номера кроме хроники здесь стали появляться авторские статьи. Авторами журнала были профессор В. В. Зеньковский, С. С. Безобразов, В. Ф. Марцинковский. Публиковались также подборки отрывков из святоотеческой литературы. В третьем и четвертом номерах журнала увидели свет "Протоколы семинария протоиерея С. Н. Булгакова "Новозаветное учение о Царстве Божием""[17].

Просматривая журнал, нельзя не заметить, что он развивался от номера к номеру. Так, первый номер состоял из 24 страниц, второй - из 32, третий - из 72, четвертый - из 78. К сожалению, в свет вышло лишь четыре номера (три - в 1923 и один - в 1924 году). После переезда отца Сергия в Париж издание было прекращено.

Говоря о деятельности протоиерея Сергия Булгакова в Чехословакии, нельзя не вспомнить и о воссоздании Братства Святой Софии. Оно существовало в России с конца 1919 года. Однако после начала массовой эмиграции, большинство его членов оказалось за пределами России.

С 1 по 8 октября в моравском городке Пршеров проходил первый съезд Русского студенческого христианского движения, на котором присутствовало множество русских профессоров. Значительная часть собравшихся, как вспоминал, протоиерей В. В. Зеньковский, принадлежала к Братству Святой Софии еще в России. Во время их встречи была высказана идея возрождения Братства в эмиграции. "Мысль эта была принята, решено было пригласить всех русских религиозных мыслителей и писателей"[18]. В воссозданное Братство вошли А. В. Карташев, кн. Гр. Трубецкой, А. Ельчанинов, протоиерей С. Булгаков, П. И. Новгородцев, Г. В. Вернадский, П. Б. Струве, П. А. Остроухов, И. И. Лаппо, С. С. Безобразов, Л. А. Загдер, М. В. Шахматов, В. В. Зеньковский, Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, Б. П. Вышеславцев.

Братство получило благословение митрополита Евлогия, который утвердил Устав организации. Первый пункт этого документа гласил, что задачей Братства является обращение "на служение Православной Церкви преимущественно мирянских культурных сил двумя путями: 1) путем собирания во единый братский союз активных работников церковно-богословского просвещения и церковно-общественного делания и 2) путем объединения и организации их труда на церковно-общественной ниве"[19].

Работа Братства выражалась, главным образом, в регулярных собраниях, на которых обсуждались различные богословские и философские проблемы, а также насущные вопросы церковной жизни.

Братство действовало в Праге до середины 1925 года, после чего было перенесено в Париж.

Здесь следует сказать несколько слов и о ситуации, сложившейся в пражском русском приходе к лету 1923 года. Первым настоятелем прихода после революции владыка Евлогий назначил протоиерея Михаила Стельмашенко. Отец Михаил прибыл в Прагу 25 июня 1921 года и исполнял настоятельские обязанности до марта 1922 года, после чего был переведен во Флоренцию. Вторым настоятелем пражского прихода стал протоиерей Григорий Ломако. Указ о его назначении был подписан митрополитом 28 февраля 1922 года. В это время отец Григорий находился в Константинополе. Процесс оформления визы и переезд в Чехословакию растянулся на несколько месяцев. Он прибыл в Прагу лишь 2 июня 1922 года. Но, ознакомившись с состоянием церковных дел, отец Григорий уже 9 июня направил рапорт митрополиту Евлогию, в котором признавал себя не в состоянии исполнять обязанности настоятеля и просил освободить его от этой должности[20].

Протоиерей Г. Ломако пробыл в Праге, видимо, не многим более месяца и уже в июле покинул Чехословакию. Настоятельское место вновь осталось вакантным.

Новое назначение последовало 4 августа 1922 года. В этот день митрополит Евлогий направил указ протоиерею Георгию Спасскому, помощнику Управляющего русским военным и морским духовенством, о его переводе в Прагу[21].

Отец Георгий в то время находился вместе с эвакуированным русским флотом в Бизерте (Тунис). Процесс переговоров с чехословацкими правительственными органами о его переезде в Прагу также растянулся на несколько месяцев. Несмотря на то, что разрешение на его въезд в Чехословакию было получено, протоиерей Георгий не смог прибыть в Прагу по состоянию здоровья.

Таким образом, пражский приход фактически оставался без настоятеля с марта 1922 (с момента отъезда из Чехословакии отца М. Стельмашенко). При этом еще в апреле 1922 года в Прагу прибыл высланный из Польши епископ Бельский Сергий (Королев), викарий Холмской епархии. Фактически именно он осуществлял руководство приходской жизнью в чехословацкой столице во время отсутствия здесь настоятеля.

Из сказанного видно, в какое непростое для пражского прихода время приехал в Чехословакию отец Сергий Булгаков. Он стал правой рукой владыки Сергия в деле организации нормальной приходской жизни среди русских беженцев.

Летом 1923 года, когда стало очевидным, что протоиерей Георгий Спасский не сможет прибыть в Прагу, митрополит Евлогий начал думать о назначении в Чехословакию нового настоятеля. Насколько позволяют судить сохранившиеся документы, им рассматривались две кандидатуры - епископ Сергий (Королев) и протоиерей Сергий Булгаков. Свои суждения на сей счет владыка изложил в частном письме П. И. Новгородцеву от 13 августа 1923 года[22]. Митрополит склонялся к мысли о назначении настоятелем епископа Сергия. Протоиерей Сергий Булгаков казался менее подходящей кандидатурой, поскольку он, во-первых, был вовлечен в активную преподавательскую деятельность, а во-вторых, в случае его назначения статус епископа Сергия и его взаимоотношения с приходом становились двусмысленными. Поэтому митрополит предлагал избрать настоятелем владыку Сергия, а протоиерея Сергия назначить его помощником.

Вопрос о новом настоятеле обсуждался в заседании Приходского совета 20 августа 1923 года. Члены совета вполне согласились с мнением владыки Евлогия: "Преосв. Сергий сказал, - сообщал митрополиту П. И. Новгородцев, - что, по своему монашескому сознанию, он не говорит: соглашаюсь, а ждет Вашего слова и ему повинуется. Серг. Ник. Буглгаков от себя высказался, что лучше его не назначать ни настоятелем, ни помощником: он и так во всем участвует. Известное же вознаграждение Совет ему может положить и так"[23].

Совет постановил обратиться к митрополиту Евлогию с просьбой утвердить епископа Сергия в должности настоятеля Пражского прихода[24]. Соответствующее прошение было в тот же день отправлено в Париж. 30 августа епископу Сергию был направлен указ (Исх. N 940) об утверждении его в должности настоятеля русских церквей в Чехословакии. В тот же день из Епархиального управления были направлены письма в МИД и Министерство образования и народного просвещения ЧСР, которыми указанные правительственные учреждения извещались о состоявшемся назначении[25].

Таким образом, как митрополит Евлогий, так и Пражский Приходской совет, решили не возлагать на протоиерея Сергия Булгакова бремя настоятельства, и потому главной областью его деятельности в Праге осталась педагогическая и духовно-просветительская работа. Тем не менее, отец Сергий принимал активное участие в жизни прихода. Когда 24 марта 1924 года Приходской совет избрал из своей среды Комитет по постройке православного храма-часовни на Ольшанском кладбище, то в этот Комитет вошел и протоиерей Сергий Булгаков. Позже, когда Комитет был преобразован в Братство для погребения православных русских граждан и содержания в порядке их могил в Чехословакии ("Успенское братство"), отец Сергий также стал членом Совета Братства.

В среде русских беженцев уже с 1922 года предпринимались попытки открыть в эмиграции высшее духовное учебное заведение. Сначала предполагалось создать Духовную Академию в Праге. При чем, в этом деле намечалось сотрудничество с представителями Англиканской Церкви, которые обещали со своей стороны финансовую поддержку. Однако этот план не был реализован. Затем русские профессора в Праге пытались сделать тоже самое с привлечением чехословацких средств. И этот план тоже не был осуществлен. В результате митрополит Евлогий решил открыть Академию в Париже. 18 июля 1924 года в Сергиев день здесь с аукциона была приобретена бывшая немецкая усадьба. После ремонта в ней было открыто Сергиевское подворье. С весны 1925 года началась работа по подготовке к открытию здесь богословского института. К работе в новом учебном заведении был привлечен и протоиерей Сергий Булгаков. Уже после Пасхи 1925 года в институт были приняты первые десять студентов. Видимо, в это же время отец Сергий решил переехать из Праги в Париж. 2 мая 1925 года из Епархиального управления был направлен указ на имя епископа Сергия, в котором сообщалось, что протоиерей Сергий Булгаков назначен преподавателем богословского института и штатным священником Сергиевского подворья. По этой причине он освобождался от несения пастырского послушания в Праге[26].

В июле 1925 года отец Сергий окончательно обосновался в Париже. Он занял здесь кафедру догматического богословия, а также до конца своей жизни оставался бессменным деканом Свято-Сергиевского института.

Так закончился "пражский" период жизни протоиерея Сергия Булгакова.

[1] Чехословацкая республика была провозглашена 28 октября 1918 года.
[2] Koprivova Anastasie. Strediska ruskeho emigrantskeho zivota v Praze (1921-1952). Praha, 2001. S. 8.
[3] Koprivova A. Op. cit. S. 8.
[4] Савицкий И.П. Прага и зарубежная Россия (Очерки по истории русской эмиграции 1918-1938 гг). Прага, 2002.С. 138.
[5] Перечень русских, украинских и белорусских эмигрантских организаций, действовавших в Праге, с их официальными адресами см. в: Koprivova Anastasie. Ruska, ukrajinska a beloruska emigrace v Praze. Adresar. Praha, 1999.
[6] Письмо П. И. Новгородцева митрополиту Евлогию от 6.03.1923 с резолюцией от 10.03(25.02).1923. Архив Епархиального управления православных русских церквей в Западной Европе (далее - АЕУП). Папка "Прага 1921-1924".
[7] Елена, монахиня. Профессор протоиерей Сергий Булгаков // Богословские труды. Сборник 27. М., 1986. С. 140.
[8] В Пршибраме с 1921 года существовала значительная русская колония, состоявшая в основном из русских студентов, обучавшихся в местной Горной академии.
[9] Письмо П. И. Новгородцева митрополиту Евлогию от 5.05.1923 с резолюцией от 9.05.(26.04).1923. АЕУП. Папка "Прага 1921-1924".
[10] Указ от 15(2). 05.1923 (N 567). АЕУП. Папка "Прага 1921-1924".
[11] Письмо П. И. Новгородцева митрополиту Евлогию от 28(15).05.1923. АЕУП. Папка "Прага 1921-1924".
[12] Елена, мон. Указ. соч. С. 140.
[13] Koprivova Anastasie. Strediska ruskeho emigrantskeho zivota v Praze (1921-1952). S. 18-19.
[14] Лосский Н.О. Воспоминания // Вопросы философии. N 12, 1991. С. 92.
[15] Koprivova A. Op. cit. S. 19.
[16] Духовный мир студенчества. N 1. Прага, 1923. С. 4.
[17] Духовный мир студенчества. N 3, с. 47-69; N 4, с. 51-72.
[18] Зеньковский В., прот. О Братстве Святой Софии // Братство Святой Софии: Материалы и документы. 1923-1939 / Сост. Н.А. Струве; Подгот. Текста и примеч. Н.А. Струве, Т.В. Емельяновой. М.: Русский путь; Париж: YMCA-PRESS, 2000. С. 6.
[19] Проект Устава Православного Братства во имя св. Софии-Премудрости Божией // Братство Святой Софии. С. 17.
[20] Рапорт прот. Г. Ломако митр. Евлогию от 9.06.1922. АЕУП. Папка "Прага 1921-1924".
[21] Указ из Епархиального управления русскими православными заграничными церквами в Западной Европе прот. Георгию Спасскому от 4.08.1922 (Исх. N 364). Копия. АЕУП. Папка "Прага 1921-1924".
[22] Нам не удалось обнаружить это письмо. Сохранился лишь ответ П. И. Новгородцева, датированный 19 августа 1923 года. ГАРФ, ф. 5919, оп. 1, д. 122, л. 1-2.
[23] ГАРФ, ф. 5919, оп. 1, д. 122, л. 2.
[24] Выписка из протокола N 79 заседания Приходского Совета при церкви Св. Николая в Праге 7/20 августа 1923 года. АЕУП. Папка "Прага 1921-1924".
[25] Письма от 30 (17).08.1923 (Исх. N 941, 942 и 943). АЕУП. Папка "Прага 1921-1924".
[26] Указ из Епархиального управления епископу Сергию от 2.05(19.04). 1925 (N 696). АЕУП. Папка "Прага 1924-1925".



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме