Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Сделает ли Албанию великой присоединение Косово?

Ксения  Фокина, Страна.Ru

18.03.2004


Развалив Югославию, Европа создала в своем подбрюшье агрессивный исламистский режим - отличную почву для разрастания терроризма …

В Косово начался предпоследний этап отторжения края от Сербии. Массовые атаки на крайне малочисленное сербское население провинции (около 70 тысяч человек) призваны окончательно вытеснить эту этническую группу, некогда составлявшую там большинство. Столкновения в Косовской-Митровице привели к смерти 22 человек. Мишенью албанцев стали и солдаты КФОР, и гражданская миссия ООН, уже потерявшая 8 человек. Сейчас международные силы безопасности КФОР пытаются эвакуировать оставшихся в крае сербов. Эти самые кровопролитные с 1999 года атаки албанцев совпали с активизацией исламского экстремизма в Европе.

Предать мечу и пожару

Все началось в среду с поджога православного монастыря Святого Архангела (14 век) неподалеку от города Призрен. По всему Косово, везде, где еще оставались сербы (в основном, это монахи, не покидающие свои обители и непрестанно молящиеся в еще не разрушенных косовских храмах), начались столкновения. Затем албанцы подожгли храм в районе столицы Косово Приштины. Этот город уже давно находится под полным контролем албанцев. Лишь в соседних деревнях еще проживало небольшое число сербов, охранявшихся силами КФОР.

Албанцы утверждают, что поводом для конфликта стала гибель албанских детей, которых сербы якобы утопили в реке Ибар, разделяющей город Косовска-Митровица на границе Сербии. Пресс-секретарь гражданской миссии ООН Дерек Чепель опроверг эти утверждения. Он сослался и на свидетельство мальчика, который был вместе с утонувшими. По словам Чепеля, ребенок ничего не сообщил о преследовании группы албанских детей сербами. К тому же, те, кто был в Косовской-Митровице, знают, что Ибар - это быстрая мелководная река, утонуть в которой весьма проблематично.

Активизация экстремистов в Европе, видимо, воодушевили и косовских сепаратистов. Министр обороны Сербии и Черногории Бориса Тадич назвал ситуацию в Косово "расизмом и организованным терроризмом против сербов". Глава координационного комитета правительства Сербии по делам Косово Небойша Чович обвинил полицию ООН в крае и КФОР в том, что они "охраняют только себя". И все это после того, как буквально три дня назад командующий силами НАТО на юге Европы адмирал Грегори Джонсон, подводя итоги пребывания международных миротворческих сил в Косово, заявил, что за неполные пять лет пребывания КФОР в Косово достигнут "огромный прогресс", а нынешняя ситуация в крае вполне "удовлетворительна". По мнению натовского адмирала, "уровень криминала в Косово отвечает двухмиллионному населению этого края".

Особенно нелепо в свете последних событий прозвучало заявление Джонсона о том, что НАТО "не потерпит насилия, поскольку оно представляет угрозу для будущего Косово". Сейчас НАТО экстренно перебрасывает в Косово дополнительные силы, подтягиваются подразделения из состава сил по стабилизации в Боснии, насчитывающих 12 тысяч человек.

Как Европа сделала себе харакири

5 лет назад, когда Европа, охотно поверив в геноцид албанского населения Косово, согласилась на бомбежку Белграда, она думала, что борется с экстремизмом. Однако сегодня, когда Косово, фактически захваченное албанскими беженцами, стало эпицентром исламского радикализма в Европе, бомбежками уже ничего не решить. Самое время вспомнить о мягком подбрюшье Европы - Балканах, о которых как будто подзабыли после новой аналогичной американской затеи - в Ираке.

Наученные горьким опытом в Югославии, французы и немцы (как европейские лидеры) протестовали против военного вмешательства в Ирак. Согласившись на беспрецедентный акт в самом центре Европы в 1999 году, они не подозревали или не хотели подозревать, во что выльется столь явная поддержка исламского сепаратизма. Как они ошибались! Сегодня, когда Париж, Мадрид, Лиссабон и даже Лондон живут в страхе перед терактами, тон европейской прессы изменился в корне. В 1998-99 годах я писала диплом об освещении косовского конфликта на страницах крупнейшей французской газеты "Фигаро". Все дискуссии, не сходившие с полос издания, сводились к необходимости бомбить Югославию. Настолько удачно была раскручена идея сосредоточения вселенского зла в лице Слободана Милошевича, который сегодня, как и Саддам, кажется просто безобидным карманным тираном - в сравнении с тем злом, которое мы имеем сейчас.

Тогда всех, кто изучал косовскую проблему, поражало, насколько однобоко смотрит просвещенная Европа на этнический конфликт в сербском крае. Начальным посылом было то, что 90 % населения Косово составляют албанцы. Но почему-то никто не хотел понимать, что процесс вытеснения сербов из края (изначально сербского) начался уже давно, что нищие албанцы, угнетенные внутренним террором Тираны, бежали через границу, занимая все большие территории, переименовывая города. . . Они создавали свою инфраструктуру, школы, их численность увеличивалась год от года. Если посмотреть на карту Косово пятилетней давности, то на ней буквально не было места, свободного от крестиков, обозначавших православные святыни. Концентрация исторических памятников в крае, по статистике ООН, была самой высокой в мире! Сегодня это руины.

В 2000 году я поехала в Косово, чтобы своими глазами увидеть то, о чем без устали писали и говорили. Тогда, после бомбежки (унесшей около 2000 жизней) НАТО к Балканам было приковано внимание всего мира - военная экспансия должна была закончиться падением режима Милошевича, с отстранением которого связывали надежды на возрождение демократии в Сербии. Улицы Белграда не затихали. Революция вершилась на глазах. Слезоточивый газ, столкновения с полицией и воодушевление на лицах. Стоявшие в руинах режимные здания Белграда уже казались историей - все силы были брошены на стремление к новой жизни. Но в Косово все было по-другому. На улицах не было демонстраций в поддержку Демократической партии, никто не разбрасывал с крыш листовки и отпечатанные на глянце портреты будущего президента Воислава Коштуницы. Косово был охвачен страхом и террором. Им был пропитан сам воздух этой земли, еще в 13 веке залитой кровью православных славян, боровшихся против турецкого владычества.

Косовска-Митровица все время конфликта была символом вражды. Естественным образом разграниченный рекой, этот город был искусственно разделен по этническому признаку: на юге албанцы, на севере - сербы. Между ними река Ибар. На мосту - пост французских миротворцев. Проехать можно только с косовскими номерами. Фактически это единственный город в Косово, где еще остались сербы (точнее, оставались до последнего времени). Говорят, они еще разбросаны где-то в высокогорных анклавах. Еще четыре года назад в одном из таких анклавов в горах Косовской Каменицы, селе Болевце мне сказали, что скоро те 50 человек, которые там оставались, уедут - если будет возможно. Большинство живописных маленьких домиков с черепичными крышами под ласковым октябрьским солнцем пустовали. Стены прорешечены частоколом пуль.

По обочинам крутых горных троп, по которым с трудом карабкался наш джип, то и дело появлялись могилы боевиков или блиндажи для обстрела дороги. Могилы были усыпаны цветами. Парадные мраморные плиты инкрустированы золотом - бандформирования получали деньги от продажи оружия и наркотиков. В этом пафосе отчасти ключ к пониманию исламского экстремизма (именно экстремизма, а не ислама): уверенность в верности выбранной идеологии и готовность служить ей, не щадя ни своей, ни чужой жизни. Гордость оттого, что смог пролить кровь неверного, провозглашение убийства как средства собственного возвеличивания.

Чтобы хоть немного понять то, что происходило в Косово и что закончится его отторжением от Сербии, надо было оказаться тогда там. Увидеть подозрительный огонь в глазах, увидеть бесчисленное множество разрушенных, сожженных, стертых с лица земли белых мазанок и на их месте еще большее число возводимых каменных трехэтажных хором. Вокруг ни огородов, ни цветов. Лишь непременный албанский флаг на крыше - красный с черным орлом. От этой красноты и черноты, помню, пестрило в глазах. Ее разбавляли разве что сине-белые флаги с символикой НАТО, развивавшиеся рядом, - дань "освободителю". Говорить по-русски было категорически запрещено. В ходу только французский и английский. Понятно, никакого сербского, машина с сербскими номерами тоже оставлена на мосту в Косовской-Митровице.

Разжечь рознь очень просто. Когда убийства порождают убийства, остановится сложно. Белые домики с цветниками, садиками и детскими качелями остались там, на сербской границе с Косово. . .

На пути к отделению

С самого начала албанские сепаратисты не скрывали своих намерений отторгнуть Косово от Сербии и, присоединив его к Албании, провозгласить "Великую Албанию". Что представляет собой это государство, в котором уровень преступности находится на одном из первых мест в мире, объяснять не надо. Опять же расширение исламской зоны в самом центре континента вряд ли порадует Европу в нынешней ситуации. Несмотря на это, политический лидер албанских боевиков Ибрагим Ругова, провозгласивший себя президентом Косово, фактически признан таковым в Европе и США. Его принимают как официального руководителя края, с ним ведут переговоры. Все органы управления Косово находятся в руках албанцев, хотя юридически край входит в состав Сербии. Три дня назад на встрече с Руговой высокопоставленный натовский генерал восторгался тем, какой прогресс достигнут в крае за последние годы. Глава гражданской миссии ООН в Косово Харри Холкери тоже остался доволен тем, как идут дела в крае. Особенно его порадовало недавнее обнаружение перед штаб-квартирой миссии ООН заряда взрывчатки весом в 4,5 килограмма.

К сожалению, уже забыли недавний террор Македонии, который устроили косовские бандиты, несколько месяцев громя прилегающие к Косово районы. Сербским силам безопасности категорически запрещают вмешиваться в ситуацию даже сейчас, когда в Косовской-Митровице снова льется кровь. Понятно, что сейчас это могло бы спровоцировать новую войну.

23 октября в Косово должны пройти парламентские выборы. Скорее всего, к этой дате будет приурочен референдум по отделению Косово. Мягкое подбрюшье Европы станет твердым, но от этой твердости у Европы может случиться несварение



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме