Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

"Я крестился - и это меня спасло"

Юрий  Шевчук, Благовест (Самара)

01.03.2004

Осень, в небе жгут корабли.
Осень, мне бы прочь от земли...

В этой песне, которую непрерывно гоняли лет десять назад, радость неба была смешана с печалью земли. "Осень" блестяще исполнял с рок-группой ДДТ ее лидер Юрий Шевчук. Группа ДДТ играла рок-музыку и собирала стадионы. Но было что-то уже тогда в песнях Шевчука, что не укладывалось в рамки рок-культуры и вообще ни в какие рамки, как и он сам. Шевчук был на многих войнах. В Чечню с концертами он ездит, "чтобы почувствовать боль".

"Дай хоть на секунду
Испытать святую милость.
Снег, вчера упавший, расспроси про Небеса.
Чтобы не пропало, не погибло, не случилось -
Слышать доносящиеся с Неба голоса".

Его называют батькой, учителем, "несгибаемым борцом с попсой" и народным певцом, совестью рок-н-ролла. Он патриот и бунтарь - когда-то против советской идеологии, теперь - против буржуазной идеологии и власти попсы. Друзья про него говорят, что "Юра - самый порядочный человек из всей рок-тусовки, своих товарищей не бросает и старается при всякой возможности помочь". А также, что он слишком часто и много говорит о родине и каких-то глобальных понятиях. "Он решил вести людей к свету за уши", - говорят про него друзья.
- Я написал бы о себе очень просто: Юрий Юлианович Шевчук, родился в 1957 году, когда первый спутник в космос полетел, и всю жизнь свою пытался быть человеком. А что из этого вышло, я не знаю, - так он ответил на вопрос о том, что бы он написал в своей автобиографии. Это было 20-го февраля после его концерта, как всегда, с аншлагом. Сольный концерт известного певца и рок-музыканта Юрия Шевчука прошел в Самаре в театре оперы и балета в рамках зимнего Грушинского фестиваля.
Разгадка "противоречий" и яркости характера проста: Юрий - Православный человек, видимо, все более осознающий себя таковым.
- Юрий Юлианович, вы приняли участие в съемках Православного фильма, где вы рассказываете о Преподобном Серафиме Саровском. Что это за проект?
- Это серьезная картина, десятисерийный фильм об истории Русской Православной Церкви от Крещения Руси до Новомучеников, он снимается по благословению Святейшего Патриарха Алексия II с лета прошлого года. Режиссер фильма - Сергей Мирошниченко. Я веду седьмую серию, она посвящена синодальному периоду истории Русской Церкви, в ней рассказывается о святом праведном Иоанне Кронштадтском, Преподобном Серафиме Саровском, Cвятителе Филарете (Дроздове). Каждую серию ведет кто-то из актеров: Алексей Петренко, Станислав Любшин и другие хорошие известные актеры и люди Православные. Это разговор о Православной вере, о святых. Мы проводили съемки в Оптиной пустыни, в Дивеево, в Сарове. Фильм делает студия документальных фильмов "Остров", не телевизионщики.
- А вы как попали в этот фильм?
- Меня выбрали. Я не смог отказаться. Конечно, я грешен, и недостоин такие передачи вести. Но уговорили.
- Вы чувствуете помощь Преподобного Серафима?
- Во время съемок очень много было удивительного, но об этом, наверное, не нужно говорить в интервью? Тогда чудо исчезнет. Чудо - это факт бытия, который случается только один раз. Мы об этом много размышляли, не знаю, войдет ли это в фильм - почему наука никак не может объяснить веру. Вера - это другой способ мышления. В науке факт должен повториться. Если какой-то факт случился, можно поставить опыт и посредством опыта доказать, что это было. А чудо - это такая вещь, когда факт случается только один раз, и опытом его больше не повторить. Если бы чудо можно было повторить, собрать при этом журналистов, то это уже можно ли было бы чудом назвать? Тема эта для меня очень интересная. Я стараюсь много читать по Православию. Но, конечно, я не Костя Кинчев (из группы "Алиса") в этом смысле. Я не ору на каждом углу обо всем этом. В общем, вера - это дело серьезное. На этом, наверное, хватит.
- В прорубь вы нырнули по ходу фильма или сам по себе?
- Я как-то очень заболел...и нырнул. Мне стало легче. Мне просто одна бабушка-монахиня сказала хорошую вещь: холодную воду черти боятся. То есть, они же в аду живут, а там горячо. Вы, говорит, нырните, и посмотрите. Я нырнул, и, по-моему, черти из меня действительно повылазили... (смеется - прим. авт.) У меня была очень интересная беседа со схимником, келейным затворником, они же обычно совсем не разговаривают, а тут мы говорили целый час буквально обо всем, и о рок-музыке тоже. Я задавал ему вопросы, может быть, это в фильм войдет.
- Что вам схимник сказал о рок-музыке?
- Меня очень волновал вопрос искуса, вы же знаете, что артистов раньше хоронили за церковной оградой. Он хорошо сказал: "Ты вкладываешь в то, что ты делаешь, самого себя, и беса там ровно столько, сколько ты его туда допускаешь". Все зависит от самого человека.
- Вы чувствуете ответственность за каждое свое слово, которое вы поете или произносите?
- Безусловно. Я написал в одной из последних своих песен: "Россия - филологическая страна, за слова и убить могут". Единственная страна, где так весомо слово. Конечно, это большая ответственность.
- Мы редко вас видим на телеэкране - почему?
- Тяжело стало пробиться в эфир, хотя мы собираем стадионы, если хотим. Мы сделали фильм с новой программой "Ленинград - Петербург - Петроградище", и уже нам намекают: "А вот этой песни не надо, ее не поймут, а этой песни тоже не надо, народ ее не поймет". Мне очень интересно, откуда господа продюсеры на наших центральных телеканалах знают, что народ поймет, а что не поймет. По их мнению, народ понимает только попсу и "куриные окорочка" - "Фабрику звезд" и шоу хомячков в программе "Окна". Как была изгажена страна этой попсой в этот Новый год - это дальше некуда. Я предлагал свою передачу, мы сделали хорошую передачу о современной музыке, но мне четко сказали и по РТР, и по НТВ, и по ОРТ: "Народу, Юрий Юлианович, нужны сериалы и Филипп Киркоров - и все". Засилье в стране "пластмассы", которую называют культурой.
- Вы не раз ездили в Чечню. Слышали ли вы о воине Евгении Родионове, который отказался снять с себя крест по требованию боевиков, за что они ему отрезали голову?
- Да, конечно, конечно.
- Как вы относитесь к его подвигу?
- Подвиг... В моей жизни было много случаев, когда я видел подвиги, они происходили на моих глазах. Я много думал о том, что такое подвиг, и до сих пор размышляю об этом. Последнее, до чего я додумался, - в этом порыве за други своя, когда человек идет на смерть ради ближних своих или ради идеи, в этот момент (а это так сильно, на самом деле, и так высоко), наверное, перегорает все. Человек становится другим в эти доли секунды, когда это происходит, он становится действительно святым. Все это не просто так происходит. Подвиг - это удивительное чудо, такое же чудо, какие совершали святые - Серафим Саровский, Иоанн Кронштадтский. Святой праведный Иоанн Кронштадтский принимал до тысячи человек в день - вот был духовный подвиг, и каждый ему рассказывал о своей беде, и каждого он понимал и помогал. А был один святой в России, который просто ослеп от слез, так он близко принимал беды паломников, которые приходили к нему, и так сострадал. Это что - не чудо? Сострадание к человеку, ближнему своему.
- Вы спели на концерте песню о том, что надо всем покаяться. Как возникла идея песни?
- Я написал ее в Чечне. У меня просто выскочило после одного боя, что именно покаяться надо всем - и плохим, и хорошим.
- Вы прощаете обиды?
- Я всегда прошу прощения.
- Вы будете просить прощения в Прощеное воскресенье (интервью бралось за день до Прощеного воскресенья - прим. авт.) у тех, с кем поссорились?
- Да, придется позвонить нашему дорогому Филиппу. Попрошу у него прощения. Я, конечно, грешен, я не кокетничаю, я же светский человек (пресса в последнее время смакует конфликт между Киркоровым и Шевчуком, драку между ними и выбитый у моего собеседника зуб - прим. авт.)
Но иногда мне сны снятся, очень хорошие. Помните, как Федор Михайлович написал в "Дневниках" в Оптиной пустыни: "Ночью мне приснился рай, и я поверил в Бога". (Юрий произнес эти слова, слегка растягивая, с каким-то счастливым изумлением - прим. авт.) Это удивительно! Тоже чудо. А Гоголь мечтал быть монахом, его отговорили старцы, вам, говорят, батенька, еще надо написать вторую часть "Мертвых душ", где все хорошие. Гоголь писал-писал, и так и не смог. То есть хорошо думать о людях - это тоже подвиг. Но позитив и радость тоже разными бывают. Попса мне говорит: "Что вы, Юрий Юлианович, ругаетесь, мы радостные песни поем, "смех и радость мы приносим людям". - "Ребята, от вашей радости хочется выть". Потому что она не выстрадана. Настоящая радость выстрадана, через боль, через муки. Чувство радостного соединения с миром - это выстраданная вещь. И любовь - выстраданная вещь. Любовь в шестом классе - это да, но любовь в 60 лет - это круто. Поэтому детские рисунки не висят в Эрмитаже - радости много, но нет выстраданности. Нет понимания греха и жути ада жизни.
- А как вы с тоской справляетесь?
- А тоска - хорошее чувство! Что такое - русская тоска? Я долго думал над этим. Русская тоска - это когда печаль и радость одновременно, сложнейшее, удивительно красивое чувство. И печаль до дна, и радость высоченная. Тело трещит, мозги трещат, полушария воюют, а ты идешь в русской тоске, и всех тебе жалко - и негров, и американцев, - он счастливо засмеялся.
- Вы живете в состоянии любви?
- Ну, как я могу просто жить? Конечно, люблю. Я маму люблю.
- Юрий, когда вы крестились?
- Давно. У меня была большая личная трагедия, умерла жена. И я крестился. Это меня спасло.

Беседовала Людмила Белкина.

27 февраля 2004 г.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме