Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Битвы завтрашнего дня

Сергей  Печуров, Еженедельный журнал

26.01.2004


Храбрость и натиск уходят в прошлое. Сегодня куда важнее точнее и информированность …

Электронные бомбы, делающие армию противника слепой и глухой, загадочные генераторы, способные посылать импульсы, которые превращают вражеское войско

в беспомощную толпу, "лучи смерти", направляемые из космоса... Откройте любой западный специализированный военный журнал, и фантазии авторов "Звездных войн" покажутся вам убогими. Мир переживает очередной переломный момент в развитии военного дела. Такое уже случалось в мировой истории. Огнестрельное оружие уничтожило рыцарскую конницу. И не раз новое оружие, многократно превосходящее существующие вооружения по разрушительной мощи: мушкет, нарезная винтовка, динамит, пулемет "максим", танк, бомбардировщик, - кардинальным образом меняло характер войн, стратегию и тактику боевых действий. Впрочем, не только оружие: например, появление железных дорог дало возможность в короткий срок мобилизовывать многомиллионные армии.

Прогресс в области вооружений неуклонно оборачивался ростом людских и материальных потерь во время войн. Но никогда раньше научно-технический прогресс и технологическое развитие не оказывали столь "взрывного" влияния на средства, формы и способы вооруженной борьбы. С появлением ракетно-ядерного оружия экстенсивный путь военно-технического прогресса зашел в тупик: оказалось, что уничтожить планету ничего не стоит. Утверждают, что в войнах будущего можно существенно снизить долю нежелательных потерь, особенно среди мирного населения. И действительно, хотя вовсе без потерь среди гражданского населения обойтись не удалось, потери в Югославии (1999), Афганистане (с 2001-го по настоящее время) и Ираке (2003) никак нельзя сравнивать с теми, что были при бомбардировках Лондона и Гамбурга во время Второй мировой войны, не говоря уже о Хиросиме и Нагасаки. Дело в том, что современная революция в военном деле является прежде всего информационной. Она началась, когда военная техника перешла на использование информационных технологий (компьютеров, радиоэлектронной аппаратуры, автоматизированных систем управления и прочего), что многократно ускоряет и удешевляет создание нового оружия и качественно меняет возможности систем вооружений. Стратегия организации и ведения войны в корне меняется. Во-первых, высокоточное оружие большой дальности в сочетании с эффективной разведкой позволяет наносить удары "в самое сердце" противника: поражать его штабы и командные центры вне зависимости от того, где они находятся. Во-вторых, эффективное управление своими войсками и дезорганизация сопротивления противника на основе получаемой информации являются залогом успеха в будущих войнах. В-третьих, ускоряется милитаризация космоса, так что уже в обозримом будущем в дополнение к спутниковым системам навигации, связи, разведки и целеуказания на вооружение развитых стран могут поступить ударные воздушно-космические комплексы.

ДОРОЖНЫЕ КАРТЫ ТРАНСФОРМАЦИИ

Теоретические разработки западных военных экспертов уже находят свое практическое воплощение. Так, министр обороны США Дональд Рамсфелд провозгласил начало коренного реформирования структуры и всей системы жизнедеятельности вооруженных сил. Перестраивать американскую военную машину в ближайшее десятилетие предполагается на основе своеобразных "дорожных карт трансформации", разработанных вооруженными силами США. Помимо собственно "трансформации" планируются существенные изменения в подготовке личного состава и уровне боевой готовности формирований. В основу создаваемых сегодня концепций, как и всей национальной военной стратегии США, закладывается совокупность будущих боевых возможностей и отдельных формирований, и ВС в целом. Так, качество должно окончательно возобладать над количеством. На смену массовым армиям времен холодной войны приходят небольшие межвидовые формирования, объединенные компьютерными сетями. Их важнейшая задача - обнаружение целей и передача данных на ракетные авиационные и морские комплексы, а также дальнобойные артиллерийские системы. Все формирования ВС от подразделений до соединений будут действовать как единый боевой организм. В США уже создается так называемая система систем: единая сеть датчиков, установленных на спутниках, кораблях, самолетах, танках, предоставляющая необходимую информацию любой военной единице в режиме реального времени (или близком к нему).

Претерпит существенные изменения и индивидуальная экипировка военнослужащих. В распоряжении не только командиров, но и каждого солдата помимо средств защиты и огневого поражения будут средства обнаружения, выбора цели и связи. Уже проектируются каски с вмонтированными дисплеями, обеспечивающими точное прицеливание, и со встроенной видеокамерой, передающей изображение в общую информационную сеть. Сегодня эксперты сходятся во мнении, что доминировавшие

с середины XX века так называемые боевые платформы - корабли, самолеты, танки - в большой степени утратили свое значение. Хотя они по-прежнему соединяют в себе мобильность и ударную мощь, высокоточные системы оружия делают их слишком уязвимыми. С философской точки зрения, заметил один из ведущих британских военных теоретиков, танк, судя по всему, движется в тупик. Главную роль в конфликтах завтрашнего дня будет играть сверхкачественное высокоточное оружие, созданное на основе новейших технологий и материалов.

ЭЛЕКТРОННЫЙ ПЕРЛ-ХАРБОР

Новое поле боя - информационное. Во время последней войны в Персидском заливе США для приема и передачи информации использовали беспрецедентное число волновых диапазонов - около 50 тысяч. В большинстве своем приемы информационной войны известны: уничтожение систем боевого управления противника, радиоэлектронная борьба, компьютерные вирусы, криптозащита и вскрытие кодов, психологические операции (стратегическая дезинформация, массированная пропагандистская обработка его населения и войск), в том числе с использованием компьютерных сетей и средств массовой информации. Новизна заключается в комплексном использовании этих средств. Все активнее обсуждается роль компьютерной безопасности в войне будущего, появляются публикации о возможной организованной атаке хакеров, способной парализовать целые страны, о "логически думающих" бомбах, которые приводят в состояние хаоса электронные системы, об электростанциях, системы управления которых выходят из-под контроля... Опасность "электронного Перл-Харбора", о которой все чаще говорят в США, вынуждает ученых усиленно работать над возможными сценариями атак из киберпространства и планами защиты от них. Будущие войны, считают аналитики, дадут возможность полностью парализовать войска противника действиями в информационном пространстве, и прямое столкновение станет ненужным.

А сражения, если до них все же дойдет дело, могут превратиться в гигантские ракетно-артиллерийские дуэли с применением высокоточного оружия, исключающего и необходимость ближнего боя, и использование большого количества войск. Исчезнет и такое понятие, как тыл, с его военными заводами, складами, коммуникациями. Некоторые американские специалисты полагают, что через 20-30 лет численность сухопутных войск США может составить всего около 250 тысяч человек (сегодня это без малого полмиллиона солдат и офицеров). Не говоря о том, что цена войсковых операций на суше будет казаться неоправданно высокой. Оружие будущего обеспечит невероятно высокий темп и интенсивность боевых действий. В результате политики практически потеряют возможность вовремя их останавливать и, к примеру, выдвигать условия мира терпящему поражение противнику. Некоторое представление о характере будущих противоборств дала "воздушная кампания" союзников в 1999 году в Югославии и в 2003 году в Персидском заливе. Следующий этап будет характеризоваться главным образом массированным использованием беспилотных летательных средств и самолетов-невидимок "Стелс".

КЛЮЧ К СДЕРЖИВАНИЮ

Кардинально изменится роль ядерного оружия. Уже сейчас оно далеко не всегда выполняет роль абсолютного сдерживающего фактора, а к негосударственным образованиям понятие ядерного сдерживания вообще неприменимо. Достаточно вспомнить успешные действия повстанцев против армий ядерных держав во Вьетнаме, Афганистане, Сомали (не говоря уже о Чечне). Эти примеры показывают, что в ряде случаев высокоточные и дальнобойные неядерные средства могут оказаться чуть ли не единственным фактором сдерживания. В настоящее время администрация Буша стоит на пути переосмысления национальной военной стратегии. Пентагон намерен снизить порог применения ядерного оружия и в целом расширить использование тактики ядерного сдерживания. Дональд Рамсфелд полагает, что военных теоретиков долгое время интересовали прежде всего возможности ядерного оружия, в то время как на возможности обычного оружия они почти не обращали внимания. Теория всеобъемлющего сдерживания, разработка которой, видимо, входит в планы Пентагона, базируется, в частности, на том, что в последние 10-15 лет зафиксирован резкий рост информационно-поражающих возможностей сил общего назначения ВС США.

Руководство МО США считает, что ключ к "сдерживанию" долго зреющих региональных войн и глобального терроризма в эпоху после распада СССР лежит в более широком сборе разведывательной информации, систематическом своевременном осуществлении функций боевого управления действиями ВС различного масштаба. Цель - расширение, обновление и укрепление "стратегической психологии", то есть поиск новых и совершенствование существующих способов предварительного истощения возможностей противника вести войну и осуществлять агрессию. Сегодня, вместо того чтобы "устрашать" противника мощным арсеналом ракет и ядерных боеголовок, необходимо заблаговременно понять систему его интересов, ценностей и внутригосударственных отношений, психологию и национальный характер, дабы воздействовать на них.

Разумеется, нынешняя политическая ситуация отражена в сценариях будущих войн. Угроза глобального конфликта практически снята, и наиболее вероятными представляются военные действия с относительно ограниченными целями. Многочисленные локальные конфликты Запад трактует как первые признаки наступающей "эпохи воинственности", к которой неприменима стратегическая "культура сдержанности" времен холодной войны с ее двухполярной картиной мира. Весьма вероятно, например, что техника будущего обеспечит такие уникальные условия, когда чрезвычайно быстро будут появляться новые военные державы, способные отражать нападение, казалось бы, более крупных и сильных в военном отношении государств. Нынешняя революция в военном деле обеспечит в будущем преимущество тем странам, правительства которых уже сейчас осознали важность грядущих перемен и оперативно вносят коррективы в планы военного строительства. Как ни парадоксально, Россия в этом отношении находится в выигрышном положении, так как уже вступила в период реформирования Вооруженных сил. Важно, чтобы этот процесс шел в верном направлении.
Александр Медин - кандидат военных наук,
Сергей Печуров - доктор военных наук
19.01.04г.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме