Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Подвиг патриарха

Евгения  Бесова, Завтра

30.12.2003

На сегодняшний день, пожалуй, самой спорной проблемой в изучении истории взаимоотношений Русской Православной Церкви и советской власти является раскрытие смысла и характера эволюции взглядов Святого Патриарха Тихона на советскую государственность. В современной исторической науке доминирует устойчивое мнение о вынужденно-компромиссной сути отношения Патриарха Тихона к Советам. Но подлинный механизм, как принято говорить, - "соглашательской позиции" Святейшего в практике взаимодействия с большевистскими государственными структурами доныне остаЈтся нераскрытым.
Многие отечественные и уж тем более зарубежные учЈные считают не только невозможным, но и кощунственным поиск какого-либо позитивного государственно-исто-рического смысла во взаимоотношениях Первоиерарха Русской Православной Церкви с советской властью.
Каковы же были истинные причины, побудившие Патриарха Тихона не просто пойти на "компромисс" с властью, но коренным образом изменить своЈ отношение к ней? Почему Святейший так быстро призвал Церковь и весь православный народ подчиниться советскому государству? Что лежало в основе столь резкой эволюции в отношении Церкви к новой системе государственности - от явного анафемствования большевиков до молитвенного призыва служить Советской власти не за страх, а за совесть?
В период между Февральской и Октябрьской революциями Церковь внешне сохранила свою организацию как структуру, но еЈ участие в общественно-политической жизни страны было сведено к минимуму. Священный Синод Православной Церкви не поддержал рушившуюся монархию. В ночь с 1 на 2 марта 1917 года на станции Псков император Николай II подписал проект Манифеста об отречении от престола. Сам по себе факт, что Император, колеблющийся в своЈм решении, обратился за советом к великому князю Николаю Николаевичу, к армейским чинам, а не к предстоятелям Русской Православной Церкви, свидетельствует о важном - в этот судьбоносный для России момент Православная Церковь и еЈ иерархи не смогли стать для Николая II основополагающим духовным авторитетом. 2 марта Александровский дворец в Царском Селе, где находились императрица и пятеро царских детей, был оцеплен войсками - все обитатели дворца оказались под арестом. Руководил арестом Государыни Командующий Петроградским военным округом генерал Л. Корнилов - будущий лидер Белого движения. По свидетельству очевидца, генерал явился в Царское Село с огромным красным бантом на груди. Мы справедливо осуждаем большевиков за расстрел царской семьи, но прежде чем подвергнуть казни Августейшую семью, еЈ нужно было лишить свободы, то есть арестовать, получив на это соответствующие санкции. Почему историки не возлагают ответственности за уничтожение семьи Романовых на реальных авторов этого изуверского замысла? Обвинять только Юровского и его подельников в мученической гибели последнего Русского Царя и его семьи - всЈ равно что сваливать всю вину лишь на исполнителя приговора - ритуального палача. Мы пеняли коммунистам, что они в своЈ время подвергли высылке из СССР А. Солженицына, но всЈ же это было сделано по приговору суда. Августейших особ выслали в Сибирь лишь по постановлению Временного Правительства, то есть просто незаконно. А 9 марта Священный Синод уже призывает паству довериться Временному Правительству на благо России: "Свершилась Воля Божия! Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на еЈ новом пути… Доверьтесь Временному Правительству!"
Церковь быстро и вполне смирилась со свержением монархического строя. Ни в одном из предсоборных или соборных документов (Русская Православная Церковь провела первый за 217 лет Поместный Собор, который совпал с событиями двух революций и началом гражданского противостояния) мы не найдЈм хотя бы косвенного призыва к восстановлению православного самодержавия в России.
Новая либеральная власть - Временное Правительство - сразу же встала на открытый антицерковный курс, и с первых же шагов стала грубо, по-хозяйски вмешиваться в церковные дела, проявляя при этом откровенную враждебность к Православию. После февраля 1917 года легализуется деятельность обновленцев. При Временном Правительстве организуется "Всероссийский союз демократического православного духовенства", одной из целей члены союза провозгласили уничтожение патриаршества. Обновленческое движение через несколько лет вызвало обновленческий раскол в РПЦ.
Временное Правительство начало планомерно разрушать Православную Церковь как главную опору русской государственности. Глава новой российской либеральной власти - А.Ф. Керенский - откровенно заявил, что государственные структуры будут бороться со всем, что мешает стране стать внеконфессиональной. Назначенный обер-прокурор В.Н. Львов увольняет на покой митрополита Петроградского Питирима, московского святителя Макария Невского, архиепископа Тобольского Варнаву, массовому увольнению подверглись архиереи, обвинЈнные в поддержке старого режима.
Церковно-приходские школы, всегда бывшие основой религиозно-нравственного воспитания народа, передаются в ведение Министерства народного образования. Печатный орган Церкви - "Всероссийский церковный вестник" - переходит Совету профессоров Петроградской духовной академии, несмотря на протесты членов Синода. Временное Правительство, подготавливая "благодатную" почву Советской власти, инициировало беспрецедентный в истории России процесс секуляризации и отторжения Церкви от государства.
Противоцерковный курс Временного Правительства с каждым днЈм становился всЈ откровеннее. Раскрещивание страны перешло на государственно-правовой уровень: вводится Закон о свободе совести, провозглашающий свободу религиозного самоопределения по достижении 14-летнего возраста; Министерство просвещения исключает обязательное преподавание Закона Божия в школе. Протесты родительских собраний и съездов остаются безответными.
Россия вступила в фазу хаотического распада. В огромные человеческие массы пошЈл код безбожия, злобы, вседозволенности, мстительности - всего того, что сдерживала и искореняла в человеке Церковь. 22 июня 1917 года Священный Синод Русской Православной Церкви обращается ко всем русским православным людям с увещеванием: "Вслед за свободой к нам проник новый злой враг и посеял на Руси плевелы, которые не замедлили дать всходы, заглушающие ростки желанной свободы. Хищения, грабежи, разбои, насилие и обострившаяся партийная и политическая борьба стали достоянием нашей новой жизни и поселили в народе озлобление и рознь, повлекшие за собой внутреннюю братоубийственную войну, неоднократное кровопролитие".
В данном Послании Синод свидетельствует, что, по сути, Гражданская война уже началась.
5 августа 1917 года Временное Правительство упразднило должность обер-прокурора, учредив Министерство Исповедания. В компетенцию нового министерства входила регуляция взаимоотношений с государством Православной Церкви и других религиозных общин. Таким образом, фактически закончилось отделение Церкви от государства, и обнаружился секуляризаторский замысел административной реформы. Несмотря на грубую антиклерикальную и, по сути, разрушительную политику правительства Керенского, Русская Православная Церковь продолжала признавать эту власть законной, и вплоть до еЈ крушения призывала русский народ к верности Временному Правительству в надежде избежать общегражданской смуты.
К осени 1917 года обстановка в стране с точки зрения духовно-нравственного состояния общества вошла в стадию катастрофической деградации. Вся предыдущая политика либеральной власти способствовала уничтожению традиционных основ русской жизни. Апофеозом деятельности Временного Правительства стало достижение главной цели - государство перестало существовать как самодержавное и православное. Сбылось пророчество - держава пала в пучину междоусобиц и войн, и было падение еЈ великое. Надежда Церкви на благочестивое "самоопределение русского народа" сменилась растерянностью перед наступившим хаосом Гражданской войны и диктатурой новой власти - Советской.
Уже первые декреты победившей большевистской власти жЈстко отмели все попытки Церкви свободно и независимо самоорганизоваться в новых условиях. 20 января 1918 года СНК принимает, а затем публикует Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах. Русская Православная Церковь окончательно отделяется от государства, ставится в рамки всевозможных запретов и ограничений, имущество церковное - национализируется.
Советское государство встало в острую оппозицию к Православной Церкви, которая сразу же выступила как непримиримый идейный противник большевистской власти. Начался длительный, трагический для всей нации период политического противостояния Церкви и советского государства. В это переломное историческое время Русская Православная Церковь в лице своего Первоиерарха возвысила голос в защиту Святой Церкви и призвала прекратить кровавые распри. Патриарх Тихон выступил с первым Посланием ко всем православным людям, открыв новую страницу в истории взаимоотношений Церкви и Государства в России.
Позиция Православной Церкви и Святейшего во взаимоотношениях с большевиками в условиях хаоса Гражданской войны и открытых гонений 20-х годов парадоксальным образом претерпела сложную эволюцию: от резкого неприятия советской власти до открытой лояльности к ней.
Эти изменения выражены в Посланиях Патриарха к чадам Церкви и наконец, окончательно закреплены в так называемом "Посмертном завещании" от 7 апреля 1925 года.

Первое Послание Патриарха Тихона от 19 января 1918 года появляется как ответ Церкви на Декрет СНК о свободе совести, церковных и религиозных обществах. Советская власть в законодательном порядке лишила Русскую Православную Церковь статуса юридического лица, у Церкви отняли собственность и возможность свободного саморазвития в изменившейся исторической ситуации.
В данном Послании Патриарх обращается не только к чадам Церкви, но и ко всем мирянам. Обличая ужасы и зверства, совершаемые в России, архипастырь косвенно обвиняет в этих злодеяниях большевиков, называя их "извергами рода человеческого". Здесь Патриарх не только обвиняет новую власть, но и анафемствует еЈ. Мирянам же рекомендуется "не вступать даже в общение с такими извергами". Более того, Святейший призывает чад Церкви встать на "защиту попираемых ныне прав Церкви Православной", посредством духовных союзов верующих противопоставить внешней силе "силу своего святого воодушевления", и даже пострадать за дело Христово.
Конкретный и недвусмысленный характер Патриаршего Послания вызван жестокой, яростной и несправедливой войной против Церкви и верующих, и, как архипастырь православных, Патриарх не мог не отозваться с болью на гонения. Это ответ на всеобщую боль, но ещЈ не "стратегия" святого Предстоятеля.
В Послании Патриарха от 18 марта 1918 года, обнародованном через день после подписания Брест-Литовского договора с Германией, констатируется усиление бедственного положения нации, а факт заключения мира с германцами характеризуется как "содеянное зло". Однако в данном тексте уже отсутствуют прямые конфронтационные выпады против большевиков, и критика властей носит опосредованный характер, выраженный, в частности, словами эпиграфа: "Посрамились мудрецы и запутались в сети: они говорят: мир, а мира нет".
В третьем Послании от 21 июля 1919 года Патриарх Тихон уже выступает как духовный вождь нации, указывающий пути сохранения нравственной основы народа. Святейший призывает Церковь и верующих выйти из состояния Гражданской войны и не использовать методы врагов Православия даже во имя спасения Церкви. Патриарх напоминает пастве о "незлобивости" святой Церкви и увещевает терпеливо переносить "антихристианскую вражду и злобу". В третьем Послании выражен новый аспект в служении Святейшего - умиротворение гонимых как залог будущего величия Православия, побеждающего зло добром. "Строительство на вражде - строительство на вулкане", - учит Патриарх. Вместо кровавого противостояния и мести указывается иная форма борьбы - врачевание добром, молитва и подвиг сострадательного милосердия по отношению к врагам.
Несмотря на то, что Советская власть несла тяжЈлые поражения (осень 1918 г., весна-лето 1919 г.), антисоветские силы постоянно утрачивали поддержку разнородных социальных слоЈв, так как буржуазная, по сути, программа Белого движения не предусматривала радикального решения земельного, национального вопросов. Но всЈ же в 1919 году исход Гражданской войны был ещЈ не ясен; военная ситуация складывалась решительно не в пользу большевиков. В этих общественно-политических условиях появляется третье Послание Патриарха, находящееся в контрасте с двумя предыдущими.
Ко времени написания третьего Послания Святейший, постоянно находившийся в живом общении со всей Россией, несомненно, уже начинал осознавать, что чаяния и надежды миллионов простых русских людей всЈ более и более совпадали с содержанием и целями новой власти, сумевшей в условиях Гражданской войны вовлечь огромные людские массы в преобразовательскую деятельность.

Патриарх Тихон понимал, что большевистская власть умело опиралась на сравнительно однородный, но многочисленный слой русского общества, в основе своей - православного по рождению и воспитанию. На стороне Добровольческой и Белой армий стояли военно-государственная машина Антанты, католико-протестантский Запад, что не могло не оттолкнуть от Белого движения многих патриотически настроенных русских людей. Очевидно, что победа подобного альянса в России вполне могла повлечь за собой не просто наступление на основы православного вероучения, но и утрату самого Православия.
Зависимость Белого движения от военно-финансовой помощи крупнейших держав мира таила в будущем не только угрозу неудержимой экспансии Западной Церкви, но и, как следствие этого, - реальную возможность распада русского государства как национального тела. В этот момент победа Советской власти, жестокой и твЈрдой, была единственным спасением страны от государственного краха.
История показала, что Белое движение не смогло подняться до осознания национально-государственных интересов державы, исходящих из соборно-общинного уклада русской цивилизации. Эту миссию в новых исторических условиях и в прикровенной форме осуществил Патриарх Тихон. Осенью 1919 года Святейший продолжает призывать паству к спасению через неучастие в политической и военной жизни страны. Но в отношении к государственной власти намечается явный перелом. Так, в четвЈртом Послании от 8 октября 1919 года Советская власть Патриархом признаЈтся как осуществившаяся Воля Бога.
Если в первом Послании Церковь в лице Патриарха резко осудила любые контакты с властью, то в четвЈртом Послании уже определЈнно выражается аполитичность и даже лояльность по отношению к новому государственному строю: "Памятуйте же, братцы, отцы и братья, и канонические правила и завет святого Апостола: "блюдите себя от творящих распри и раздоры, уклоняйтесь от участия в политических партиях и выступлениях, повинуйтесь всякому человеческому начальству в делах мирских" (1 ПЈтр, 2, 13), не подавайте никаких поводов, оправдывающих подозрения Советской власти, подчиняйтесь еЈ велениям, поскольку они не противоречат вере и благочестию, "ибо Богу", по апостольскому наставлению, "должно повиноваться более, нежели людям".
Эта декларация Патриарха (четвЈртое Послание), по воспоминаниям князя Г. Трубецкого, смутила белых генералов более, чем категорический отказ Святейшего дать личное благословение деятелям Белого движения. ЧетвЈртое Послание запрещало духовным лицам участвовать в Гражданской войне посредством одобрения действий с той или другой стороны, в нЈм также возбранялось служителям Церкви приветствовать смену власти торжественным богослужением, церковными празднествами и колокольным звоном. Этим же Посланием Патриарх освободил Церковь от ответственности еЈ членов за лояльное отношение к новой власти.
Как отмечает проф. Д.В. Поспеловский - в момент выпуска данного Послания белые были на подступах к Москве, и нельзя здесь обвинить Патриарха в оппортунизме. "Очевидно, - предполагает Поспеловский, - он духовно, пророчески прозрел, вернее, узрел неизбежность большевизма как итог исторических грехов Церкви, и видел спасение от него только во всеобщем возвращении к Богу, в покаянии, а не в кровавой бойне. И вот, когда все ожидали победы белых, Патриарху было мистически дано прозреть, что этой победе не бывать, и надо было приготовить Церковь и церковный народ к бытию в новых условиях, к необходимому гражданскому примирению с неизбежной новой властью".
В первых четырЈх Посланиях Святейшего к пастве, опубликованных в самый разгар Гражданской войны (причЈм в то время, когда военный приоритет белых был очевиден), ясно фиксируется изменение взгляда Патриарха Тихона не только на государственную власть, но и на духовные задачи верующих в новой исторической ситуации. Важно выявить мотивацию столь кардинальной перемены в отношениях Святейшего к советской власти. В онтологическом смысле эта мотивация лежит в сфере Божественного прозрения и связана с предвидением будущей судьбы России.
В плане человеческой истории Патриарх Тихон выступил как духовный вождь, способствующий единению нации, а следовательно, и укреплению государственности. Если политические лидеры большевиков решали главную свою задачу - достижение власти - рационально используя исторический момент, то Святейший противостоял обстоятельствам, преодолевая их вроде бы очевидную целесообразность. Так, Патриарх явно "нелогично" поступил, отказав в тайном благословении представителям Белого движения. Армия Деникина подошла к Москве, положение большевиков - критическое, однако, вопреки обстоятельствам, Патриарх выпускает Послание, запрещающее духовным лицам участвовать в Гражданской войне.
Подобно тому, как гениальный полководец меняет стратегию битвы, интуитивно предугадывая еЈ победный исход, так Патриарх Тихон изменил своЈ отношение к советской власти, тем самым спасая не только саму власть, но и то духовно-нравственное ядро России, которое первоначально эта власть пыталась изменить. По своей воле Церковь с самого начала встала против исторического потока. И прозорливость и величие Святейшего состояли в том, что он, пережив все трагические коллизии новейшей церковной истории, всЈ же переломил свою антипатию и свою личную неприязнь к Советам, так как становилось совершенно ясно - иной власти, кроме советской, большинство народа не желает. То, что власть показала себя безбожной и кощунственной, не остановило Патриарха, и он призвал в дальнейшем весь верующий народ совершить жертвенный подвиг - искренне признать новую власть как организующую и созидающую силу нации. Этот призыв, несомненно, основывался на святом предвидении будущей судьбы России.
Большинство светских и церковных историков трактует государственно-церковные отношения в России в ХХ веке как оправданную и необходимую традицию компромисса с властью, идущую от святого Патриарха Тихона и Патриарха Сергия (Старгородского). Первоначально относительно нейтральное, а затем открыто лояльное отношение св. Патриарха Тихона к Советской власти привычно рассматривается как компромисс, не всегда совместимый с чистотой христианского учения, но необходимый для предотвращения уничтожения самого института Церкви.
Несомненно, одной из пастырских задач Святейшего было в том числе и сохранение во всей полноте исторической Церкви. Но всЈ же истинный смысл "компромиссного" отношения Патриарха к государственной власти коренился не в страхе за судьбу церковной организации, а в самой традиции Русской Православной Церкви, которая всегда оставалась со своей паствой в самые тяжЈлые исторические времена. Окормляя народ, умягчая его нравы, призывая его к покаянию, Церковь на духовно-мистическом уровне способствовала укреплению государственности.
Древняя Русь унаследовала от Византии и пронесла вплоть до петровских времЈн идею симфонии духовной и светской властей, при этом духовное служение полагалось выше служения земного Царя. Освящая власть, далеко не всегда святую, Церковь понуждала еЈ носителей к нравственному исправлению. И в трагические моменты русской истории церковная проповедь способствовала улучшению характера светской власти.
Представление о высоком предназначении Церкви в государственной жизни всегда лежало в основе тысячелетней истории России, и даже в синодальный период идея симфонии властей не исчезла совсем, но со временем преобразовалась в форму религиозно-нравственной идеологии государства. Вера, Государь и Земля - эта триединая формула в разные исторические периоды имела и разные степени воплощения в системе государственной политики и идеологии. Но всегда идея единения Православной Церкви, Православного Царя и Православного Народа как идеал лежала в основе русского державного строительства.
Известно, что с момента своего зарождения в языческой империи, христианская Церковь признавала мирскую власть как особую, Богом данную сферу действия, необходимую для спасения верующего человека. Царство Небесное противостоит царству земному в плане онтологическом. Отсюда исходят и основные задачи Церкви земной - не политическая борьба с мирским царством кесаря, а преображение и одухотворение начал народной жизни, и насколько это возможно, - христианизация самой власти.
При этом необходимо отметить, что Церковь изначально никогда напрямую не соподчиняла себя с какой-то определЈнной формой правления, она лишь призывала к воцерковлению власти и освящала еЈ. Ибо - "…все власти от Бога", "Отдавайте Кесарю кесарево, а Богу - Божие". Н. Бердяев справедливо отмечал: "Христианство не знает застывшей формулы, которая навсегда бы определила христианское царство кесаря". "Царство кесаря, - по Н. Бердяеву, - не означает непременно монархии, оно есть обозначение царства этого мира, порядка греховной природы; демократическая или социалистическая республика в такой же степени есть царство кесаря, как и монархия. И вопрос об отношении Царства Божия к царству кесаря есть одинаково вопрос об отношении и к монархической государственности и к революции. Это есть вопрос об отношении Царства Божия к "миру".

Призыв к покаянию и очищению в переломный для русского народа период социально-исторического бытия, стремление к воцерковлению основ государственности - эти церковные традиции духовного окормления общества нашли своЈ отражение уже в первых документах Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 гг. Так, в декларации "Об отношении Церкви и государства" читаем: "И ныне, когда волею Провидения рушится в России царское самодержавие, а на замену идут новые формы государственности, Православная Церковь не имеет определения об этих формах со стороны их политической целесообразности. Но она неизменно стоит на таком понимании власти, по которому всякая власть должна быть христианским служением".
Церковное понимание власти как христианского служения вошло в непримиримый конфликт с идеологией радикального крыла большевизма (впрочем, как и ранее - с либерально-реформаторским духом февральской буржуазной революции, сломавшей национальную традицию государственности). Однако Патриарху было очевидно, что Советская власть после победы в Гражданской войне сумела организовать общество на новое государственное строительство: созданный в 1922 году СССР - не просто детище большевистских функционеров, это - творческий ответ русского народа на угрозу национально-государственной катастрофы.
И в 1923 году Патриарх Тихон признаЈт Советскую власть, несмотря на усилившиеся гонения с еЈ стороны. Глубоко уязвлЈнный гибелью священства и поруганием Церкви, святейший нашЈл силы промыслительно и смиренно поддержать новую власть как единственную власть, данную от Бога к исправлению и славе народа.
Окончательное, положительно-твЈрдое отношение к российской государственной власти выражено в последнем, так называемом "Посмертном завещании" Патриарха Тихона - в "Послании Святейшего Патриарха Тихона об отношении к существующей государственной власти" от 7 апреля 1925 года.
"Пора понять верующим христианскую точку зрения, что "судьбы народов от Господа устрояются", и принять всЈ происшедшее как выражение Воли Божией. Не погрешая против Нашей веры и Церкви, не переделывая чего-либо в них, словом, не допуская никаких компромиссов или уступок в области веры, в гражданском отношении мы должны быть искренними по отношению к Советской власти и работе СССР на общее благо, сообразуя порядок внешней церковной жизни с новым государственным строем, осуждая всякое сообщество с врагами Советской власти и явную или тайную агитацию против неЈ".
Невозможно удержаться от полного цитирования данного абзаца Послания, потому что в этих словах Патриарха в сжатой форме как бы представлена программа Православной Церкви на долгие времена. Выражая пастырскую заботу о чистоте церковных устоев, о недопустимости компромисса в делах веры (об этом заявлено прежде всего), Патриарх в этом же предложении, через запятую напоминает верующим о их гражданском долге по отношению к властям. Патриарх в одной фразе, конструктивно близко сводя разные понятия, призывает и к сохранению чистоты Православной веры, и к искреннему отношению к Советской власти, к работе на общее благо. Сама стилистическая логика предложения, где главная мысль - забота о самой Церкви - выражена в самом начале, уже свидетельствует о подлинности текста. (Нелогично полагать, что так выражать свои мысли мог какой-нибудь советский чиновник-атеист.)
Далее в тексте "Послания" читаем: "Вознося молитвы Наши о ниспослании благословения Божия на труд народов, объединивших силы свои во имя общего блага, Мы призываем всех возлюбленных чад Богохранимой Церкви Российской в сие ответственное время строительства общего благосостояния народа слиться с нами в горячей молитве ко Всевышнему о ниспослании помощи Рабоче-Крестьянской власти в еЈ трудах для общенародного блага". Странно, что некоторые церковные историки, сомневающиеся в искренности Послания Патриарха, не вдумались в суть изложенного: "…вознося молитвы Наши", - говорит Святейший. То есть, по-мирскому мы можем сказать так - Патриарх Тихон молился, и подвергать сомнению искренность этих слов или самой молитвы, творимой Патриархом, полагать, что Святейший лишь формально написал о своих молитвах за благо народа, надеясь усыпить бдительность чекистов - само по себе святотатство, несовместимое с верой.

В Послании Патриарх выражает свою заботу о том, чтобы в церковно-приходских общинах не было людей "политиканствующих": "Деятельность православных общин должна быть направлена не в сторону политиканства, совершенно чуждого Церкви Божией, а на укрепление веры православной, ибо враги Святого Православия - сектанты, католики, протестанты, обновленцы, безбожники - стремятся использовать всякий момент в жизни Православной Церкви во вред".
Эти слова Патриарха могут быть программными и в наше время, когда условная свобода дала возможность активизироваться всем перечисленным выше врагам Русского Православия, которые не только стремятся к равным с Православной Церковью правам, но и жаждут изменить сам характер Православия. Кстати, можно и здесь утверждать о подлинности Послания, в противном случае лицо, чуждое интересам Церкви, обязательно исключило бы из перечня "врагов православия" "безбожников и им подобных".
"Труд по умиротворению паствы и благоустроению Церкви Божией", - вот смысл не только данного Послания Патриарха, но в большей степени - и его пастырского подвига. Умиротворение - смягчение и улучшение тех нравов народа, которые стали присущи ему после всех развращающих влияний, исторических потрясений и вмешательства извне. Употребляя два понятия - умиротворение паствы и благоустроение Церкви - Патриарх связывает эти два процесса воедино и объясняет их взаимообусловленную связь. Если это написано не Патриархом Тихоном, а каким-то советским работником, то надо бы признать и наличие второго патриарха в системе Советов.
Большое место в Послании уделено резкой критике деятельности Карловарского собора, сыгравшего негативную, а порой и трагическую роль в судьбе многих священнослужителей Русской Православной Церкви.
Говоря об установлении чистых и искренних отношений, Святейший надеется, что государство позволит иметь богословские школы для подготовки пастырей, издавать в "защиту православной веры книги и журналы". Обращает на себя внимание тот факт, что в Патриаршем Послании главное место занимает не призыв к признанию власти "по совести", а отстаивание на законных правах интересов Православной Церкви как живого созидательного организма, могущего и долженствующего возродить духовно-нравственный потенциал русского народа.
В конце Послания Патриарх Тихон ещЈ раз призывает и молит со "спокойной совестью, без боязни погрешить против Святой веры, подчиниться Советской власти не за страх, а за совесть".
Заканчивая чтение "Посмертного завещания" Святого Патриарха Тихона, считаем необходимым привести ещЈ одну цитату: "Мы объявляем за ложь и соблазн все измышления о несвободе Нашей, поелику нет на земле власти, которая могла бы связать Нашу Святительскую совесть и Наше Патриаршее слово…" Действительно, невозможно представить себе не только Святого Патриарха, но и любого другого, даже весьма грешного иерарха или обыкновенного священника, которые бы прикрывали ложь Святым Божиим Именем. Верующему человеку ясно, что даже сама угроза смерти не кажется решительным аргументом для предательства Бога. Признавая неискренность посмертного Послания Патриарха Тихона, мы одновременно должны признать и безбожие его, что абсурдно и кощунственно.
Между тем, для многих благочестивых современников Патриарха Тихона имя его уже было свято. О.И. Подобедова, профессор Института искусствоведения, в своих личных воспоминаниях о Святом Патриархе Тихоне и о Патриархе Сергии (Страгородском) приводит малоизвестное сообщение Б.Ю. Конюса, духовного сына митрополита Евлогия (Георгиевского), посвящЈнное блаженной кончине Святейшего:
"В числе прихожан и близких духовных детей Владыки Евлогия был один уже немолодой русский эмигрант, который очень возмущался отношением Святейшего Патриарха Тихона к большевикам. Он яростно поносил Святейшего за мягкость, "лояльность". Утверждал, что после убийства Царской семьи Патриарх должен был затворить храмы и отлучить весь народ, допустивший это злодейство.
Владыко разъяснял правоту Святейшего, руководимого желанием сохранить Церковь и таинство Божественной Евхаристии как единственную возможность спасения.
Такие беседы, носившие весьма резкий характер со стороны яростно настроенного прихожанина, порой превращались в ожесточЈнный спор. Так продолжалось довольно долго…
25 марта 1925 года, в день Благовещения Пресвятой Богородицы, неистовый противник Патриарха Тихона прибежал в храм рано-рано. Он был в сильнейшем волнении и рассказал Преосвященному Евлогию, что, вернувшись домой от праздничной всенощной очень усталым, сразу лЈг спать и увидел такой сон: по широкой дороге шла большая толпа людей, а впереди, в светлом облаке, на которое он не смел взглянуть, шла Царица Небесная, с двух сторон Которой были святители - Василий Великий и Тихон Задонский. Вся эта мерно двигающаяся группа была осенена светом, и он услышал голос: "Се, Пречистая грядЈт принять душу Святейшего Патриарха Тихона". В страхе и волнении спящий проснулся, вскочил, долго ходил по комнате, а затем вновь лЈг. Едва уснул, как сон опять повторился. И так до трЈх раз. После чего он не смог одолеть своего волнения и бросился в храм к Владыке. Преосвященный Евлогий внимательно выслушал рассказ, задумался, помолчал, - видимо, внутренне молился, - и сказал: "Это сон от Бога. Вы не могли знать, что Патриарх, в миру Василий Белавин, был крещЈн во имя Василия Великого, как знаю это я. ПодождЈм, что будет дальше. Ведь праздничный сон до обеда".
Началась литургия, к концу которой была получена телеграмма с просьбой молиться об упокоении новопреставленного Патриарха Тихона".
Не личное страдание, не тяжЈлая ноша ответственности перед верующим народом и даже не сохранение исторической Церкви с еЈ незамутнЈнным молитвенным служением составили, на наш взгляд, величие духовного подвига Святого Патриарха Тихона. Его святость не в том, что в ущерб собственной христианской совести во имя спасения веры приходилось мириться с безбожной властью. Ведь Советскую власть искренне или поневоле признали многочисленные представители всех классов и сословий бывшей империи: и дворяне, и военные, и священство, и часть (причЈм довольно значительная) творческой интеллигенции, и - тысячи иже с ними. Но от этого никто не стал свят.

Святой Патриарх Тихон не мог разделять мыслей новых властителей и не мог идти на условное, обманчивое соглашательство с большевиками даже ради спасения Церкви - ибо и то, и другое, согласно православному Преданию - есть подобие принятия печати Антихриста. Но, твЈрдо не приемля временного богоборческого характера власти, Патриарх, тем не менее, абсолютно признал эту власть как единственную и не подлежащую сомнению со стороны справедливости еЈ существования. Подвиг Святейшего состоял в том, что он смог преступить через своЈ личное, человеческое и узреть великое будущее нации в период еЈ невиданного духовно-нравственного потрясения. Патриарх осознавал, что сила большевиков в народе, который не только поддержал власть, но, заплатив кровью, соединился с нею. Соединился во имя построения общинного государственного проекта, где есть место всем сирым и обездоленным. И Святейший встал между властью и обществом. Он разделил власть, данную от Бога, и волю антихристианских сил, внедрившихся в эту власть (позднее жестоко подавленных советским кесарем). Патриарх призвал верующих подчиниться властям, так как он пророчески предвидел, что в своЈм соборно-жертвенном служении государству русский народ не только неизбежно преобразится сам, но изменит характер и содержание власти. В этом осуществилось божественное предназначение Святого Патриарха Тихона.
Конец конфронтационного отношения Церкви к власти означал прекращение общенациональной смуты. В дальнейшем, внешне гонимая Церковь становилась реальной силой, влияющей на содержание всей общественной жизни. Признавая и принимая Советскую власть, Русская Православная Церковь не просто спасала саму себя, но, обретая статус духовного авторитета, в конечном счЈте незримо способствовала сохранению национально-общинного ядра советской цивилизации.
Сегодня современная государственная элита, несмотря на либерально-космополитическую сущность, явно жаждет сакрального оправдания своего господства. Но постсоветский режим никогда не получит общецерковной поддержки не только потому, что он отторгается всей нацией и глубоко ей враждебен, но и потому, что эта власть, как падший ангел, не способна к покаянию и никогда не изменится к лучшему. Призывая "россиян" то к "примирению", то к "раскаянию", правящий режим постоянно и методично внедряет в наше общество деструктивную идеологию, главное содержание которой составляет необъективное и несправедливое отношение к исторической судьбе нашего народа в ХХ веке, переходящее в открытую русофобию.
Идеология оголтелого антисоветизма и пропаганда либеральных ценностей, искусно внедряемых сегодня в общественное сознание, могут очень скоро привести к необратимым изменениям национального характера русского народа. Замена общинного сознания на крайне индивидуалистические потребует от всей нации колоссальных духовных жертв. И первая жертва в этом ряду - Русская Православная Церковь, теряющая главную опору - общинно-соборное сознание народа. Божественная диалектика заключена в словах Спасителя: "Подвизайтесь пройти сквозь тесные врата". Общинный строй - и имперский, и советский, - это и были тесные врата спасения русской нации, всегда в истории выбирающей крест, а не хлеб. Православная Церковь вместе с народом жертвенно хранила в советские времена чистоту православного вероучения, самоотверженно служа ближнему и твЈрдо уклоняясь от всех соблазнов обновленчества и экуменизма. Духовный плюрализм, царящий в современной России, потребует от нашей Церкви обязательной модернизации. И если мы, православные, выступим против этих перемен, то с нами поведут войну не атеисты, как в ХХ веке, а сам Враг Божий. Уже сейчас в нашей жизни мы видим плоды его "диалектики", когда память о духовном подвиге Церкви в советские годы попирается грехом злопамятства и оголтелой, наглой ложью.
Столкновение двух "диалектик" в сердце каждого человека и создаст тот выбор будущего нации, который она заслужила.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

 

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме