Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Экспансия

Ольга  Кравец, Единое Отечество, Одесса

11.08.2003


"Никогда то, что относится к Церкви, не разрешается путем компромиссов." Свт. Марк Ефесский (1457г.) …

Одесса взбудоражена всего лишь несколькими, но очень настораживающими сообщениями средств массовой информации о создании в нашем городе Одесско-Крымского экзархата римо-католической церкви. Очевидно, что воспользовавшись политическим моментом украинской неопределенности, Ватикан пытается расширить свою агентурную сеть. То, о чем веками только могли мечтать поколения римских пап, может осуществиться сегодня. Своевременным, в этой связи представляется некоторая попытка анализа деятельности римо-католиков против Православия. Как писал Московский святитель Филарет (Дроздов): "Папство подобно плоду, чья кора (оболочка) христианской церковности, унаследованной с древности, постепенно распадается, чтобы открыть его антихристианскую сердцевину".
Прежде всего, необходимо отметить, что Ватикан назначает своих послов, "апостольских" нунциев, во все страны, с которыми имеет дипломатические отношения. Хотя папа не является уже главой государства, все же "святейший престол" признан юристами, как "моральное лицо", пользующееся международным правом. Известно, что представители Ватикана являются деканами дипломатического корпуса во всех странах, где они находятся. Они председательствуют на общих дипломатических заседаниях, они близко следят за политическим положением, обращаются с ходатайствами, обращениями или протестами пред соответствующими правительствами, с целью,- отстоять точку зрения Рима в конфессиональных вопросах, возникающих в государственной жизни там, где существуют римско-католические или же униатские меньшинства. Покорность, которую выражает римско-католическое духовенство по отношению к папе, его дисциплина и преданность, делают из него послушное орудие и в политических делах, бывает так, что ведет к непатриотическим поступкам. Подобного рода действия становятся средствами политического влияния на правительства в целях укрепления и обеспечения исключительного положения папской церкви перед Церковью Православной, а иной раз и наперекор ей. В качестве средств политического воздействия в сфере религиозной деятельности Ватикан пользуется конкордатами, или другими соглашениями, заключенными в пользу римо-католиков и униатов в православных государствах или же отправляет на Восток специальных делегатов с дипломатическими миссиями. В то же время, Ватикан пользуется политическими и дипломатическими услугами римско-католических государств, пользующихся влиянием и имеющих интересы на Востоке, поступая так уже несколько сот лет. Даже, когда эти государства не находятся в дружественных отношениях с Ватиканом, они все же поддерживают религиозные интересы римо-католиков, когда они сходятся с их политическими или же культурными интересами. При наличии 40 дипломатических представительств в мире, обладая различными информационными средствами и связями, которые повсюду обеспечивают ему многочисленные агенты-клирики, миссионеры и верующие всех народов, Ватикан располагает весьма обширным и гибким политическим аппаратом, который не имеет себе равного. Хотя и предназначенный для обслуживания известных средневековых идей, как, например, идею первенства папского престола, этот аппарат может приспособляться к обстоятельствам и пользоваться ими даже там, где это кажется менее всего вероятным. В этом отношении Восток Европы, Малая Азия и восточный бассейн Средиземного моря, т. е. территории на которых расположены Православные Церкви, являются именно тем районом, в котором политика Ватикана делает самые сложные эксперименты, независимо от успеха или неудачи их. Интересно, однако, что цель всегда остается одна и та же: распространение и усиление римского католичества и папского авторитета через приведение к покорности схизматиков, т.е. нас, православных, по отношению к римскому престолу. Воистину, "множеством ересей своих они (латиняне) всю землю обесчестили... Нет жизни вечной живущим в вере латинской" (преп. Феодосий Печерский). На территории Российской Империи все эти попытки неизменно были обречены на провал, как враждебные Православному Государству. Поэтому неудивительно, что, пользуясь религиозной псевдо-свободой, которая предоставлена была советским режимом в России одновременно с падением царизма, Ватикан пытался завязать дипломатические сношения с Советским Союзом, с целью получить свободу религиозной пропаганды на необъятном пространстве советской территории, где он видел самую благоприятную почву для миссионерской и унианистской деятельности. После некоторых неудачных попыток в этом отношении, Ватикан воспользовался присутствием советской делегации, руководимой Чичериным, наркомом иностранных дел, на Экономической конференции в Генуе, в Италии (1922), и послал туда, с определенными инструкциями, своих представителей, которые пытались войти в сношения как прямым путем, так и через посредство других делегаций, чтобы просить о заключении религиозного соглашения с Советским Союзом. Когда и это не удалось, с целью обеспечить себе политическое влияние, которым мог бы воспользоваться на Востоке, Ватикан пытается получить право иметь своего представителя на мирной конференции (1919) и в Лиге Наций, но безуспешно, потом пытался помешать Советскому Союзу войти в состав этой Лиги, но опять таки не успел в этом.
В государствах, где число римо-католиков и униатов незначительно, Ватикан тем не менее основывает "епископии", даже экзархаты для своих верующих и пользуется политическим положением в религиозных целях, - ведь Православие составляет исключительный политический и религиозный интерес для Рима. Очень активным является римско-католический прозелитизм в тех государствах, где христианство раздроблено на множество церквей и обрядов и где политические интересы европейских держав сталкиваются и соперничают на религиозной почве. Несчастное положение многих украинцев, которые часто бедны и некультурны, может облегчить Ватикану успех пропаганды не только в западных, но и в остальных регионах страны.
Ватикан также имеет практику "обращения" или, вернее, покупки некоторого числа клириков и верующих из раскольничьих псевдо-церквей, которые может организовать, составив настоящую мозаику униатских церквей, всех с патриаршим достоинством, что является совершенно несоответствующим их значению, уделит им особое миссионерское внимание и постепенно создаст для них выгодное положение с целью приобрести симпатии и доверие православных (или не униатов). Патриаршие, митрополичьи и епископские престолы, титулы, стипендии для студентов, различные и даже исключительные почести будут литься полноводной рекой. Именно к ним обращается святитель Игнатий Брянчанинов: "Не играйте вашим спасением, не играйте! Иначе будете вечно плакать. Займитесь чтением Нового Завета и Святых Отцов Православной Церкви (отнюдь не Терезы, не "францисков" и прочих западных сумасшедших, которых их еретическая церковь выдает за святых!); изучите в Святых Отцах Православной Церкви, как правильно понимать Писание, какое жительство, какие мысли и чувсвования приличествуют христианину".
Считая, что он защищает себя, Ватикан может становиться агрессивным. Православная Церковь веками знает эту тенденцию и отношение к ней римо-католиков на Востоке, где она чувствует себя вытесняемой то силой, то "новыми средствами". Легкие успехи латинской пропаганды достигаются повсюду, где находятся православные в разладе, будучи разлучены со своей Церковью. Через смешанные браки, через личные сношения, через некоторые выгоды, пропаганда римскою католицизма успевает убедить некоторых православных, находящихся в личном кризисе, в превосходстве папской церкви. Такие индивидуальные совращения являются методом, который практикуют миссионеры, агенты и новообращенные поклонники Рима в православных странах, успевая приобрести не только совращенные души, но и их материальное состояние, трубя потом об этом в целях конфессиональной рекламы. Таковым успехам придается тем большее значение, поскольку замечается, что все же главная масса православных не попадает в сети Рима. "Мы отторгли от себя латинян не по какой иной причине, кроме той, что они еретики. Поэтому совершенно неправильно объединяться с ними" - святитель Марк Ефесский. Индивидуальные переходы в католичество используются для того, чтобы завербовать национальных агентов между православными. Это вполне соответствует принципам "психологического метода" - осуществлять объединение посредством ознакомления и оценки личностей "от души к душе", в особенности через агентов того же племени и той же расы, к которой принадлежат и православные.
Современное папство старается, с одной стороны, уменьшить преграды, стоящие на пути соглашения с православными, а, с другой стороны, оно старается увеличить выгоды, которые можно предложить униатам и православным. Таким образом, кажется, что Рим меньше просит и больше отдает для воссоединения. Признавая стойкость православных сохранить свою догматическую, литургическую и каноническую традицию, а также их недоброжелательство к римско-католическим новшествам, Рим старается убедить православных, что он уважает все, чему учит Православная Церковь, естественно, кроме того, что касается папской непогрешимости, которая считается "божественным установлением", и желает оставить православным иллюзию, что новые римско-католические догматы, могут быть истолкованы в таком смысле, чтобы и православные могли их понять и принять. Им внушается, что Непорочное зачатие, "абсолютное первенство папы", "папская непогрешимость" могут найти себе оправдание в эволюции христианского богословия; следует только, чтобы православные, которые отстали, мол, от "прогресса" богословской науки, ознакомились бы с этим неведомым им доселе "прогрессом". И римско-католическое богословие усиленно трудится над тем, чтобы ознакомить нас с этим прогрессом, представляя его как вполне естественную деятельность живой церкви. И более оптимистически настроенные унианисты надеются, что таким образом успеют убедить нас относительно "православия" римо-католичества. Разве не пытался папа Пий IX в энциклике "Mortalium Animos" заставить, нас примириться с идеей определения истин веры, "открытых Богом" (богооткровенных) в разные времена, как, например, на Ватиканском соборе, истин, которые в действительности были открыты иезуитами. К той же цели, а именно, чтобы согласовать эти две доктрины и их богословие, стремятся параллельно некоторые из римско-католических и униатских богословов, усердно действуя в том направлении, чтобы доказать и "кафоличность" Православной Церкви, а равным образом доказать текстами, извлеченными из литургических книг и святоотеческих творений, доктринальную согласованность между этими двумя церквами. "Натворили папы в своей папской церкви разных фокусов, разных ложных догматов, ведущих к фальши и в вере, и в жизни. Это вполне еретическая церковь" - писал святой праведный Иоанн Кронштадский. Они ложна утверждают, что у Православных, - как на пример указывают на русских,- народ, мол, бессознательно является католиком и что только духовенство волнуется в связи с этими "особенностями и новшествами", которые православные богословы приписывают Римской Церкви. "Католическая потенциальность народного православия" считается даже твердой базой, на которой можно работать в целях воссоединения. Утверждается также, что в схизме виновны только греки и нисколько другие православные народы. Эти народы никогда формально не отделялись от Рима и, воссоединившись с папой, они поступят не иначе, как только придут к тому положению, которое существовало до разделения церквей, когда они были послушны Риму. "Была одна Церковь на земле с единою верою. Но пришло искушение, - папа с своими увлекся своемудрием и отпал от единой Церкви и веры" - в действительности разделение церквей произошло именно так, как пишет святитель Феофан Затворник. Как попытка внести раздор в среду православных и воспользоваться потом возникшими недоразумениями с тем, чтобы из раздора двух православных выигрывал бы Ватикан, так и то, чтобы, минуя духовенство и православное богословие, иметь в виду непосредственно народ - является тем образом действий, от которого Ватикан ожидает большего успеха, нежели от убеждения духовенства и богословов путем дебатов и научных трактатов. Рассуждая таким образом, кажется, что римо-католики не отдают себе отчета, что невозможно привлечь к себе православный народ без его духовенства, или же привлечь народ раньше духовенства, которое вслед за святителем Григорием Паламой может утверждать: "Мы не примем вас в общение до тех пор, пока вы будете говорить, что Дух Святой исходит и от Сына".
Однако Ватикан знает на основании векового опыта, что главным образом препятствует воссоединению любовь православных и вообще восточников к своему обряду, который так великолепен, пышен, преисполнен смысла и понятен для народа и с которым весьма трудно расстаться. История попыток к воссоединению показывает, что лишь в крайнем случае православные могли бы поступиться своим обрядом. Для того, чтобы создать униатов, Рим должен был согласиться принять их вместе с обрядом, и не только рекомендовал это своим миссионерам, но даже обязал их к этому. Против некоторых фанатиков из них, которые настаивали, чтобы православные принимали "латинский обряд", были приняты меры, заставившие их уважать восточные обряды. Больше этого, католики латинского обряда, проживающие на Православном Востоке, были подчинены юрисдикции конгрегации для Восточных Церквей, что при всей "любви" к православным, не особенно им нравилось. Доктрины воссоединения предлагают даже, чтобы уважались и ценились не только обряды, но и все культурные произведения православных народов, как духовные и национальные ценности, заслуживающие того, чтобы их изучать и хранить, а униатский русинский Митрополит Шептицкий мечтал возродить византийскую христианскую культуру. Католики даже соглашаются переходить к восточному обряду и соблюдать национальные традиции в Церкви для того, чтобы легче привлекать к себе православных. Рим обязывает униатов употреблять национальный язык при богослужении, в то время, как римо-католиков какой угодно национальности обязывают служить только на латинском языке и лишь в исключительных случаях и с большим трудом делаются отступления из этого правила. Таким образом, уния,- классический пример знаменитого иезуистского лицемерия. Рим, например, в Румынии, восхваляет латинство, а у славян - славянство. Вообще он щадит национальное чувство украинцев, хотя в принципе он против национализма в Церкви и строго осуждает православных за их национализм, которого он боится и на который жалуется, что он препятствует воссоединению. В этом отношении униатам приписывается весьма важная роль - служить мостом для перехода православных к Риму.
Молодые славянские государства, возникшие после распада СССР, рассматриваются как своего рода пути для их проникновения в православную толщу, замкнутую и враждебно настроенную к папству. Поэтому в Риме говорится, что дорога из Москвы в Рим проходит не только через Прагу, т. е. мимо гробницы св. Мефодия, апостола славян, которая находится в Моравии, в Велиграде, но и через Киев - мать городов русских - и которые являются как бы связью между Римом и Москвой.
В Риме теперь функционируют колледжи для греков, румын и русинов, как питомники для "апостолов" этих народов. 15 августа 1921 г. был открыт специальный колледж для русских "Руссикум" (Russicum), а в 1932 г. - новый колледж для русинов. К школьным учреждениям нужно еще добавить благотворительные. Образование и благотворительность считаются формами апостолата, которые не находятся в антагонизме с деятельностью православного духовенства. Приюты, богадельни, больницы, амбулатории придают римско-католической миссии филантропический характер и социальный интерес. "Благоразумно ли было бы искать объединения с католиками? Стоит ли удивляться мнимому усердию и мнимому самоотверению сих деятелей, то есть латинских миссионеров и сестер милосердия? Они стараются не ко Христу обращать и приводить людей, а к своему папе" (прпд. Амвросий Оптинский).
Печать и публицистика также способствуют все больше и больше пропаганде среди православных. Научные и популярные работы, трактаты, брошюры, журналы, газеты на западноевропейских или же восточных языках, подлинные или переводные труды апологетического или нравственного характера, исторического или информационного содержания распространяются в большом количестве среди униатов и православных, чтобы поближе познакомить их с достоинствами и достижениями папской церкви и с правами Римского первосвященника над всеми церквами, а также для того, чтобы они свыклись с идеей воссоединения. Ватикан посылает на Восток своих эмиссаров с различными церковными миссиями, затем "апостольских визитеров" или других своих посланцев, показывая этим свой особый интерес к Православию. Однако, верны слова Спасителя нашего Иисуса Христа: "кто не со Мною, тот против Меня (Мф. 12,30). Католики, лютеране и реформаты отпали от Церкви Христовой... они явно идут против Христа и Его Церкви... не уважают постов, превращают догматы веры спасительные. Они не с нами, против нас и против Христа" - говорил святой праведный Иоанн Кронштадский и это известно всем православным, только римо-католики ослеплены своей конфессиональной гордыней.
Несравненная красота православного богослужения стимулирует конфессиональную гордость римского католичества. Оно старается, поэтому, показать превосходство латинства в этом отношении через великолепие, блестящую обстановку, величественный сонм служащих, которые могли бы производить соответствующее впечатление. Действительно, общеизвестно, что многие восторгаются инструментальной музыкой и римско-католическим церковным церемониалом, имеющим характер театральных зрелищ, величественными соборами и культурой католического духовенства.
Кроме того, существует длиннейший ряд братьев и сестер, организованных в новые или же, более старейшие конгрегации, рассеянные по всему Православному Востоку и неустанно работающие для преуспевания и укрепления в вере стада римского первосвященника. Руководства по миссионерству еще прибавляют к этому длинный ряд конгрегаций и других орденов, из которых некоторые занимаются специальной миссией среди православных и выполняют задачу "разрушить до основания все то, что разделяет от Рима отделившихся благонамеренных восточников, пролив полный свет на все допущенные ошибки, неведение и кривотолки" для распространения Царствия Божия, т. е. папской церкви - вот так, ни больше, ни меньше. "Если бы римский папа был совершенно единомыслен и единодушен, единоучителен с Господом, он мог бы, хотя не в собственном смысле, называться главою Церкви, но как разномыслен и противоучителен Христу, то он еретик и не может называться главою Церкви и учить Церковь: ибо она есть столп и утверждение истины (1Тим.3,15), а папа и паписты - трость, ветром колеблемая, и совершенно извратили истину Христову и в учении, и в Богослужении (опресноки и без проскомидии), и в управлении, поработв своей ереси все католичество и сделавши его неисправимым, ибо папа, при всех своих ересях, признан непогрешимым от католической церкви и, значит, неисправимым, противомыслящим" (св. прав. Иоанн Кронштадский).
Есть еще тенденция к воссоединению путем сердца, - результат, к которому Ватикан пришел после долгих унианитских опытов. Папы последнего времени со всей настойчивостью желали, чтобы православные убедились в их любви к ним и чтобы православные ценили это высокое папское внимание к ним. Как доказательство особого интереса пап к православным и к воссоединению, Бенедикт XV основал специальную конгрегацию для Православных Церквей, изъяв их из-под юрисдикции "Propaganda Fide", в которой православные были поставлены на один уровень с нехристианами, и, принял новую конгрегацию под свое покровительство, заявляя, что невозможно, чтобы Православные Церкви, видя, что сам папа заботится об их интересах, не поняли бы, что невозможно дать большого доказательства любви со стороны святейшего престола.
Насколько велико желание папства подчинить себе Православие, настолько велико сопротивление последних, и это сопротивление вполне объяснимо. Эти два вероисповедания являются известным образом двумя различными способами понимания и осуществления христианства и в особенности в отношении организации Церкви и богослужения. Эти две конфессии теперь совсем отчуждены, имея свою собственную жизнь, организацию, концепцию и историческую судьбу. Православные народы чувствуют это, и так как нередко римско-католические народы причиняли им страдания, то их конфессиональное чувство соединилось и укрепилось с национальным и теперь стойко противится подчинению и унижению, вызываемому "воссоединением" или "реинтеграцией в католичество" (eufimistic - эвфимистически), которое фактически является требованием отказаться от церковной Конституции вселенского единства, для того чтобы присвоить себе новую "конституцию" автократическую, по существу римскую, определившуюся в средние века и признанную Ватиканским собором, являющуюся произведением иезуитов и созданную в интересах папства.
Равно как в Советском Союзе, так же и в независимой теперь Украине, где Ватикан ожидал, что Православная Церковь окончательно падет и где он полагал найти самую благоприятную почву для своей пропаганды, патриотическое и православно-религиозное чувство настолько усилилось, что оно как и в историческом прошлом, ненавидит римско-католический прозелитизм и противится ему всеми средствами.
Будучи последовательными в своем историческом отношении к православным, некоторые римо-католики считают их просто "неверующими", тогда речь идет о "миссиях среди неверующих", "ad infideles", или же ставя всех не католиков, следовательно, и православных христиан, на ту же линию с нехристианами: евреями, мусульманами и даже язычниками. Официально неверующим, т. е. нехристианам, уделяется в римско-католическом культе даже особое внимание и честь, которая не оказывается православным христианам. Например, для мусульман допускается разрешение некоторых литургических актов, которые не рекомендуются для православных. "Отеческая любовь" папства, следовательно, является дозированной весьма скупо и пристрастно по отношению к православным. Они, мол, не заслуживают быть спасенными, разве только в том случае, если вернутся "во двор" римский.
Гонения на Русскую Православную Церковь, к великому сожалению римо-католиков, не привели к ее разложению. Вопреки действительности и интересам сближения в духе христианской любви между церквами, Рим продолжает еще назначать латинских патриархов в Константинополь, как и многочисленных "титулярных" епископов для восточных православных кафедр. Цель католической миссии - это вовсе не счастье пропагандируемых, а слава и неограниченная власть римского первосвященника. И за всеми псевдо-уступками, которые они оказывают православным и похвалами, которые с некоторого времени воздаются Православию, за всевозможными обещаниями и папской помощью скрывается давнишнее желание Ватикана "окатоличить" православных через признание, прежде всего первенства папы и римской эклезиологии.
В то время как папская церковь вовсе не поощряет национального чувства, в котором оно видит препятствие для осуществления единства и централизации управления в лице папы, Православная Церковь, напротив, уважает, развивает и укрепляет национальное чувство. Естественная ее организация в пределах национальностей и церквей, тесная связь ее с народом, большая роль в жизни и деятельности которой принадлежит мирскому элементу - мирянам, демократический характер ее, который отличает ее от папской церкви - интернациональной, империалистической, а иногда и антинациональной, - приводят к тому, что интересы народа согласуются и поддерживаются совместно с интересами его Православной Церкви. Соперничество, к которому привело конфессиональное различие между православными и римско-католическими народами, соседними или совместно живущими, преследования, которые терпели православные в римо-католических государствах, политическое давление и обманчивые обещания, которые давались, когда происходило соединение с Римом, национальная и культурная роль, которую играла Православная Церковь в жизни ее народа на протяжении веков, - вполне убедили его в национальном значении Православия. Римо-католическая Церковь в этом отношении не может сравняться с Православной Церковью. Она часто бывала в противоречии и борьбе с национальным чувством и с национальными интересами народов, в то время как Православная Церковь, наоборот, жила и живет жизнью, нуждами, чаяниями и радостями своих народов. Православное христианское чувство и национальное слились в одно. Поэтому для защиты Православия нужно обратиться и к национальному чувству украинского народа. Воссоединение с Римом означает расторжение национального единства, раскол в самой сущности и в жизни народа, ранение его души. В вековой борьбе с католичеством украинцы на многочисленных личных примерах убедились, что Русская Православная Церковь - это их Церковь, в то время как Римско-католическая Церковь является чуждой церковью папы, который хочет подчинить себе православных не для их небесного блага, но для своей земной славы.
Современному правительству Украины, столь гордящемуся своей независимостью, можно напомнить, что в дипломатических отношениях существует принцип взаимности. Поэтому не нужно допускать, чтобы Ватикан пользовался нашим терпением или слабостью для защиты и одностороннего обеспечения лишь его интересов, который, в сущности является фикцией, долженствующей оправдать теоретически политическую власть римского епископа, которая для православных не имеет никакого церковного основания. В то же время граждане Украины не могут признать политических интересов Ватикана в нашем государстве, которое является независимым от той власти, которую приписывают себе епископы Рима. Они не могут признать за ним и миссионерских интересов в собственном смысле, так как православные верующие не являются ни еретиками, ни язычниками, которых нужно обращать. Поэтому весь миссионерский аппарат римо-католиков: монашеские ордена, ассоциации, институции, пропагандистские организации всякого рода, должен быть распущен или выслан, если нельзя сделать его безвредным для Православия. Концепция Ватикана относительно сущности Христианской Церкви и управления в ней, его политическая пропагандистская деятельность на Востоке, его прозелитские методы и средства - все это вполне оправдывает Православную Церковь в ее борьбе против римско-католического прозелитизма. Ватикан нужно заставить понять, что почвой для христианской миссии являются не православные христиане, а нехристианский мир.
В связи с целями, которые преследует Ватикан в Украине, и его отношением к нам вообще, единственной реакцией, которой может ответить Православная Церковь, это - законная защита методами и средствами, вполне оправдываемыми церковными и национальными интересами нашего народа.
При подготовке публикации были использованы материалы доклада "Отношение Ватикана к Православию за последние 30 лет" профессора Бухарестского богословского факультета д-ра Феодора Попеску.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме