Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Римский след на Юге Украины

В.  Зубарь, День (Киев)

08.05.2002

Окончание. Начало см. в N82 (12 мая)
На протяжении второй половины I - первой половины II вв. для римской политики в отношении античных государств Северного Причерноморья была характерна определенная специфика. Она выразилась в более жестком контроле со стороны римской администрации за Тирой, Херсонесом и Боспорским царством. А в 60-е гг. I в. и в 20 - х гг. II в. Херсонесу была оказана прямая военная помощь, а в Тиру в правление Траяна был введен стационарный римский гарнизон. В Ольвии в начале II в. находились союзные Риму войска, в частности, отряд боспорских кавалеристов.
В середине II в. начинается новый этап во взаимоотношениях античных государств Северного Причерноморья с Римской империей. В это время Херсонесу были дарованы права элевтерии и одновременно в город и ряд других пунктов Таврики были введены римские войска. В Херсонесе также базировались корабли Мезийской эскадры, осуществлявшие охрану морских коммуникаций вдоль берегов Таврики. С середины II и вплоть до третьей четверти III в. Херсонес являлся основным опорным пунктом империи в Северном Причерноморье и местопребыванием военного трибуна в Таврике.
В третьей четверти II в. римский гарнизон фиксируется и в Ольвии, которой ранее Рим не оказывал прямой военной помощи. Силами римской вексилляции здесь ведется строительство оборонительных сооружений на территории южной трети Верхнего города, который, однако, нет оснований рассматривать в качестве римской цитадели. Анализ эпиграфических памятников и другого материала показывает, что римский гарнизон был сформирован на базе подразделений вспомогательных войск Мезийской армии и преимущественно состоял из фракийцев.
Во второй половине II в. римская вексилляция продолжала дислоцироваться в Тире. Сейчас можно предполагать, что гарнизоны Тиры и Ольвии, с одной стороны, и Таврики - с другой, находились в разном оперативном подчинении. Первые были непосредственно подчинены военному командованию Мезии, а координация действий римских войск, расквартированных в Таврике, осуществлялась через военного трибуна, резиденцией которого был Херсонес. Несмотря на расширение масштабов римского военного присутствия, нет оснований говорить о существовании здесь особого Таврического лимеса, ибо указанный регион не был включен в состав империи в качестве провинции, а греческое население античных центров рассматривалось римской администрацией как союзное Риму. В Северном Причерноморье римские войска защищали не саму границу империи, а лишь подступы к ней, используя типично римские приемы военной организации.
В отличие от Тиры, Ольвии и Херсонеса, на территории Боспорского царства римских гарнизонов не было. Боспор располагал значительными вооруженными силами и проводил проримскую внешнюю политику, выплачивая империи определенный трибут, размеры которого в зависимости от конкретных обстоятельств могли меняться. В последней четверти II в. царем Боспора стал Савромат II, в правление которого римскими и боспорскими войсками был нанесен удар по варварам в Таврике. В результате Боспорской войны западная граница царства была перенесена в район современного Старого Крыма, а земли в Юго-Западном Крыму вплоть до среднего течения р. Альмы перешли под контроль римских войск. Следует отметить, что активизация римской политики в Таврике в период правления Савромата II так же, как и ранее, во время царствования Савромата I и Котиса II, хронологически совпадает с волнами миграций сарматских племен в степной зоне Северного Причерноморья и Крыму.
После окончания гражданских войн 193 - 196 гг. и утверждения на престоле Септимия Севера римская администрация продолжала уделять много внимания античным государствам Северного Причерноморья. Тира, Ольвия, Херсонес и Боспорское царство рассматривались империей в качестве римских форпостов и опорных пунктов, вынесенных за пределы Римского государства. С помощью населения этих центров можно было не только следить за развитием обстановки в степной зоне Причерноморья, но и в случае необходимости наносить упреждающие удары по варварам, угрожавшим империи. Мероприятия римской администрации, направленные на укрепление связей с античными государствами региона, которые имели место на рубеже II - III вв., хорошо согласуются с общими направлениями внешней политики Септимия Севера, направленной на укрепление границ империи и подступов к ним.
В 214 г., в связи с нашествием карпов, часть городских кварталов Тиры была разрушена. Но в результате активных действий римских войск варвары были разбиты и угроза городу ликвидирована. Возможно, и Ольвия подверглась в это время нападению карпов, о чем косвенно свидетельствует археологический материал и ряд эпиграфических памятников. Однако это не привело к гибели указанных центров и, видимо, благодаря поддержке империи они сравнительно быстро ликвидировали последствия нашествия. И вплоть до середины III в. в Тире и Ольвии располагались римские войска, которые являлись гарантами их безопасности. Херсонес в первой половине III в. также поддерживал тесные отношения с империей. Еще в 250 г. здесь дислоцировался римский гарнизон и велось монументальное строительство.
Боспор после смерти Савромата II был тесно связан с империей. Однако экономическое положение царства ухудшилось и, насколько можно судить по имеющимся данным, появились первые признаки политической дестабилизации, что вызвало к жизни институт соправителей. В 30-х гг. III в. в юго-восточную часть Боспорского царства вторглись германские племена, разрушившие Горгиппию. Есть основания полагать, что германцы, смешавшись с местными племенами сарматского происхождения, осели в районе Горгиппии, о чем, в первую очередь, свидетельствует топография находок варварских подражаний римским денариям. Видимо, именно варвары, осевшие в этом районе, несколько позже разгромили Танаис и предприняли морские походы вдоль восточного побережья Понта на территорию римских провинций. С середины III в. в результате кризиса центральной власти на Боспоре контакты с империей слабеют и в его политической жизни все большую роль начинают играть выходцы из среды варварского населения.
В середине-третьей четверти III в. античные государства Северного Причерноморья вступают в позднеантичный период своей истории, начало которого связано с так называемыми скифскими или готскими войнами. В результате варварских вторжений на территорию Нижней Мезии и Фракии римская администрация была вынуждена в конце второй четверти III в. вывести римские войска из Таврики, которые были необходимы для укрепления армий, защищавших дунайскую границу империи. Но около 250 г. римские гарнизоны вновь появляются в Херсонесе и Ольвии. Судя по имеющемуся материалу, они находились здесь не долго и вскоре были выведены в Подунавье. Между концом 50-х и концом 60-х гг. III в. варварами были разгромлены Тира и Ольвия, а в конце 60-х гг. III в. по территории Таврики прокатилась новая волна варваров, разгромивших позднескифские городища и населенные пункты европейского Боспора. Не исключено, что боспорский царь бежал в азиатскую часть царства, а власть в Пантикапее - столице царства, на время захватил предводитель варваров, который осуществил подготовку и проведение морского похода 267 - 268 гг. против римлян. Этими событиями заканчивается история связей античных центров Северного Причерноморья с Римской империей. Последующая история региона уже была связана с Восточно-Римской империей или, как ее чаще называют, - Византией.
Несмотря на то, что античные государства Северного Причерноморья не были юридически включены в состав Римской империи, их население поддерживало разносторонние и тесные контакты с римскими провинциями. Естественно, что сближение с Римом привело к определенному сужению политических прав греческих государств. Но включение этих центров в орбиту римской политики гарантировало им определенную помощь, в том числе и военную, которая позволила стабилизировать их военно-политическое положение перед лицом угрозы со стороны варваров. Сближение с Римом, которое наиболее ярко фиксируется во второй половине II - первой половине III вв., объективно способствовало экономическому подъему греческих центров юга современной Украины. Поэтому оно было прогрессивным фактором, во многом обусловившим само существование этих античных государств в условиях варварского окружения вплоть до периода готских или скифских войн.
В результате тесных связей с Римом, античные государства Северного Причерноморья были включены во всемирно-исторический процесс и, находясь на далекой северо-восточной периферии огромного римского мира, объективно способствовали ускорению социально-экономического, политического и культурного развития многих народов юга современной Украины, вступавших в разносторонние контакты с этими центрами.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме