Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Церковь и гражданское общество

День (Киев)

03.04.2002


Экуменический опыт Германии …

Я хотел бы, опираясь на опыт Германии, изложить свои рассуждения по поводу отношений в силовом треугольнике церковь - народ - государство. После катастрофы Второй мировой войны в этой сфере произошли огромные изменения, которые привели к полному переосмыслению каждой из этих трех категорий, а также к новой организации отношений между ними. Этот процесс проходил отнюдь не безболезненно и сопровождался неуверенностью, однако в результате была создана надежная модель, которая хоть и не решает всех проблем, но обеспечивает стабильность на сегодняшний день и уверенность в будущем.

В 313 году император Константин легализовал христианство, а в 381 году христианство стало государственной религией Римской империи. Таким образом, началось взаимопроникновение и сотрудничество христианства как общественно-творческой религии и государства как общественно-творческой системы. На протяжении веков различные конфессии создали собственные теологические теории государства и церкви. Православие придерживается теории гармонии государства и церкви, католицизм развил теорию социальной миссии церкви, Лютеранская церковь практикует учение "двух царств", Реформатская церковь - примат модели верховенства Иисуса Христа над государством. Между тем, Христово государство и государство людей - оба призваны Богом, и поэтому они чаще всего несут ответственность друг за друга и в прошлом оказывали взаимную поддержку друг другу. Падение монархий, господство национал-социалистической диктатуры в Германии и коммунистической на Востоке вынудили церковь существовать в условиях систем, определявшихся враждебными по отношению к церкви идеологиями. Однако и эти диктатуры, слава Богу, пали.

Процессы новейшего времени вызвали необходимость перемен и осознание новых обстоятельств. Полученные уроки можно сформулировать так:

1. Сегодня возврат к христианскому государству невозможен, даже если бы 100% населения той или иной страны были верующими христианами. Сейчас в Германии это воспринимается как позитивный и установившийся факт. Судья Федерального конституционного суда Эрнст-Вольфганг Бекенферде, верующий католик, сформулировал это мнение следующим образом: "Государство само по себе не является инструментом обеспечения истины и нравственных ценностей, государство является инструментом обеспечения мира и справедливости". Эта сверхзадача государства была сформулирована еще в 1555 году в Аугсбургском договоре о религиозном мире.

2. Церкви должны смириться с тем, что государство больше не ставит своей целью защиту и поддержку христианства. Однако государство должно поддерживать и защищать религиозные и культурные формы жизни своих граждан. Церкви должны согласиться с тем, что сегодня христианство уже не является доминирующей религиозной силой, а всего лишь меньшинством, состоящим из различных, порой противоречивых течений. С другой стороны, несмотря на то, что государство самостоятельно (без участия церкви) стало мирской силой, церковь не может сложить с себя религиозную ответственность за положение общества. Она молится за светскую власть и таким образом является внешней силой. Ведь традиционное, в частности, для православия представление о спасении мира должно иметь влияние также на вполне светские структуры.

3. Государству пришлось согласиться с тем, что оно уже не может и не должно ссылаться на божественный авторитет (как это было в средние века). Оно получает свой авторитет не от церкви и не может быть непосредственно выведено от Бога. Следовательно, по земным законам, оно должно служить всем гражданам: верующим, неверующим, инаковерующим. К тому же государство должно признавать, что земные нравственные мерила несовершенны и недостаточны. Одного принципа демократического большинства недостаточно, ведь большинство не всегда право. Поэтому компромисс является неотъемлемой составляющей демократии - он предохраняет от несанкционированной опеки. Евангельский теолог Рейнхольд Нибур отмечал: "Способность человека к ответственности делает демократию возможной, греховность человека делает демократию необходимой".

Стоит особенно подчеркнуть, что государство не может самостоятельно устанавливать для себя нормы и принципы - оно опирается на ценности, которые само произвести не в состоянии. Государство опирается на ценностные традиции, пронизанные историей христианства, даже если это государство не является формально христианским. Идеал человека и общественный идеал опираются на христианскую традицию,даже если речь вовсе не о религиозности человека.

4. Народу пришлось осознать, что сегодня он стал обществом. Государство-отец и церковь-мать уже не берут на себя ответственность за принятие всех решений в защиту "хрупкого организма" от всякого зла. Общество должно самостоятельно вырабатывать свои нормы, хотя оно состоит из групп, представляющих различные политические, религиозные, экономические и личные интересы. Общество может принимать хорошие или плохие решения - будучи носителем решений, общество в то же время зависит от ценностей, которые ему необходимо изобретать, а потом следовать им в поте лица своего. Если оно хочет стать ответственным обществом.

Понятие "ответственное общество" было сформулировано на всемирных конференциях экуменического движения Life and Work в Стокгольме (1925 г.) и Оксфорде (1937 г.). В 1954 году Всемирный Совет Церквей (ВСЦ) сформулировал следующее определение:

"Ответственное общество не является альтернативной социальной или политической системой. Это - мерило, посредством которого мы оцениваем все существующие социальные уклады, и в то же время ориентир для принятия отдельных конкретных решений. Христиане призваны жить ответственно, как этого требуют жизнь и христианская религия, независимо от общественного уклада и даже в условиях крайне неблагоприятной социальной структуры". Принимая во внимание техническую и научную революцию, экономическую глобализацию и всеобщую глобальную угрозу, вытекающую из возможности технических и человеческих ошибок, болезней и несчастных случаев, понятие "ответственное общество" порождает два новых измерения. Первое измерение - ответственное мировое содружество, в котором каждая нация должна чувствовать ответственность за благополучие другой. Это требование касается также и международных промышленных концернов. Второе измерение - это проблема безопасности человека в новом высокоорганизованном и взаимозависимом мире. Человек, созданный как свободное существо, несет ответственность перед Богом и перед своим ближним; он ни в коем случае не может быть простым средством для достижения каких-либо политических или экономических целей.

Понятие ответственного общества требует от церкви, общества и государства соответствующего поведения и создания соответствующих структур. Во-первых, это поддержание диалога. Ведь церковь получает свой авторитет в государстве не автоматически - только потому, что она церковь, а лишь в том случае, если она предлагает то, что люди считают полезным для благополучия своего существования. Только в таком случае неверующий или инаковерующий человек увидит, что за намерениями, идеями и целями церкви скрывается то, что является важным также для него. В этом диалоге церковь, общество и государство встречаются на одном уровне.

Готовность к диалогу церкви демонстрируют и в межцерковных отношениях. Диалог нужен не только с учитыванием экуменических рассуждений или убеждений, но и потому, что поиск и обретение истины не может быть задачей государства. Но государство должно признавать церковные конфессии, претендующие на истину и в то же время готовые к диалогу. Именно этим церкви отличаются от сект и прочих подобных групп - церкви готовы к диалогу. Секты же, большей частью, не готовы вести истинный диалог с другими конфессиями. Не готовы они вести такой диалог и с государством, а пытаются, исходя из своей тоталитарной идеологии, скорее всего, поглотить все другие структуры. Диалог между церковными конфессиями и государством создает отношения доверия и взаимопонимания между ними.

Государство особенно уважает религиозные традиции в том случае, если культура народа и общества была сформирована религиозным наследием. В то же время государство должно защищать также права религиозных меньшинств. Государство отвечает на готовность церквей к диалогу передачей определенных социальных сфер под ответственность церкви. Исходя из принципа субсидиарности, государство передает церкви некоторые сферы ответственности в области среднего и высшего образования, здравоохранения и т.д., а также предоставляет церкви соответствующее финансирование. Таким образом, под эгидой церкви возникают своеобразные островки, на которых церковь имеет возможность наглядно продемонстрировать свою заботу о благе человека. Конечно же, церковь должна следовать определенным государственным предписаниям, действующим в данных социальных сферах. В христианской больнице, к примеру, действуют требования государства по уровню квалификации врачей, младшего персонала и соблюдению правил гигиены. Государство признает право церкви на пастырскую деятельность среди своих последователей в армии и полиции. В свою очередь, священнослужители обязаны уважать соответствующие требования, связанные с несением воинской службы, однако получают широкие возможности для оказания духовной поддержки своим последователям, проведения диалога и предоставления помощи всем желающим. Таким образом, церкви получают уникальную возможность, работая в общественных институциях, деятельно служить людям и обществу в духе христианства. Они помогают государству, создавая внутренние островки, на которых особенным образом практикуются христианские нравственные ценности. Христианские и прочие конфессии (иудеи, мусульмане), а также другие организации, в частности Красный Крест, могут получить статус корпорации публичного права и осуществлять свою деятельность при условиях поддержки и защиты со стороны государства.

На пути от индивидуальной к социальной этике нашим церквям пришлось осознать, что не только они пекутся об упрочении силы и совести христиан в их служении миру повышением степени ответственности людей в надежде на то, что когда-то найдут свое решение и структурные вопросы. Церквям пришлось научиться спрашивать, в каких структурах и с какими структурами христианская община может оптимально реализовать свою долю ответственности в обществе. Общеизвестна притча о милосердном самаритянине (Евангелие от Луки, глава 10). Вопрос с точки зрения индивидуальной этики звучит так: "Как я могу увидеть, кто мой ближний, чтобы помочь ему"? С точки же зрения социальной этики следует поставить вопрос иначе: "Что я могу сделать для того, чтобы в обществе было меньше воров, которые обкрадывают других людей"? Именно по этой причине церквям пришлось учиться делать свой политический взнос в жизнь общества. Церковь должна также рассматривать себя и в качестве политической группы, занимающей определенную политическую позицию, даже если она полагает, что этого не делает.
В Германии две крупнейших конфессии - католическая и протестантская, охватывающие соответственно по трети населения, - действуют в определенных политических ситуациях подобно сестрам-близнецам. Они выражают общее мнение по актуальным проблемам общественной жизни. Это требует предварительного, зачастую довольно сложного согласования позиций, что тем не менее оказывается необходимым и полезным. После Второй мировой войны обе церкви всегда выступают за развитие социальной рыночной экономики. В 1997 году Евангельская церковь Германии и Католическая епископская конференция выступили с общим заявлением "За будущее в солидарности и справедливости", в котором содержался призыв к "базовому консенсусу ради построения общества, которое имеет будущее" и к осознанию международной ответственности. Кроме того, обе церкви совместно выражали свое отношение к таким проблемам, как защита нерожденной жизни, трансплантация человеческих органов, Европейский Союз, эвтаназия, информационное общество, проблемы иммигрантов и т.д.

К общему мнению церквей прислушивается общество и государственное руководство, оно влияет на ход общественной дискуссии. Все конфессии Германии, в том числе и небольшие христианские вероисповедания, объединились в Рабочий круг христианских церквей Германии, действующий на федеральном, земельном и на местном уровнях и пытающийся внести свой вклад в общее участие церквей в общественной жизни.

Государство должно стоять на защите полной свободы церквей в исполнении своей миссии в обществе, в выражении позиций конфессий по различным вопросам, в удовлетворении религиозных потребностей людей в таких специфичных социальных структурах, как вооруженные силы, больницы, школы и тюрьмы. А церкви пытаются влиять на общество через собственные публикации, СМИ, оказание помощи и учреждение религиозных объединений. Церкви хорошо чувствуют себя в условиях такой защищенной свободы и помогают государству тем, что укрепляют общество и каждого его члена в основополагающих ценностях, на которых, в конечном итоге, и основывается сама традиция общества.

(Доклад на заседании круглого стола "Государство и церковь", организованного Украинским центром экономических и политических исследований и Представительством Фонда Конрада Аденауэра в Украине)

Профессор Рейнхард Тёле, Институт конфессиеведения, Германия




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме