Новый информационный «татарский наезд»

Интервью лидера русского движения Татарии о том, почему он повторно подвергся массированному очернению

 
В конце мая - начале июня текущего года ряд изданий, включая федеральные, опубликовали статью одного из  лидеров русского национального движения Республики Татарстан Михаила Щеглова «Как и почему я стал героем татарских телеграмм-каналов».
Сейчас, как передают нам из Казани, татарский Телеграмм буквально взорвался новой порцией негатива в отношении русского активиста. Негатива, на этот раз, на порядок более жёсткого. И почти каждый день в отношении него появляются всё новые вбросы. Узнать, что произошло, мы решили напрямую у самого Михаила Юрьевича Щеглова – председателя Общества русской культуры Республики Татарстан, председателя Казанского отделения международной организации «Русское собрание», доцента Международной славянской академии наук, образования, искусств и культуры.
***

Корр. Михаил Юрьевич, телеграмм-каналы, конечно, своеобразная субстанция, можно и не обращать внимания, но очень уж злые тексты – вдруг и сразу из многих телеграмм-источников полились там о вашей деятельности и даже о личности в последние дни. Это – продолжение линии, начатой первым вбросом в мае нынешнего года?  Но ведь буквально вчера в итоговой воскресной программе «7 дней» местного канала на вас и заодно на губернатора Калужской области Анатолия Артамонова вылили целый ушат грязи уже вполне открыто и официально?

М.Ю. Щеглов. Очевидно, что отчасти – да, это продолжение. По большому счёту оба вброса по телеграмм-каналам, и «майский», и нынешний, связаны с неприятием нашей позиции в отношении значительной части окружения нынешнего регионального руководства. Что таить, речь – о команде первого президента Республики Татарстан Минтимера Шариповича Шаймиева, в значительной степени приверженной идеям национал-сепаратизма, а последние почти три десятилетия приобретшей солидный олигархический не просто окрас, а фундамент. Это, думаю стало и причиной уже прицельного и открытого «огня» по мне телеканалом «Татарстан – новый век» в последней программе «7 дней». Они выдержали недельку после вброса про меня текстов в Телеграмм, и потом дали уже этот сюжет, который хотелось бы подробнее обсудить отдельно и не сегодня.

Корр. Но ведь речь уже давно и разными изданиями и экспертами ведётся и про этнократический анклав  https://regnum.ru/news/polit/1858004.html и даже про некий ваххабитский  холдинг с участием бизнеса, сформировавшийся в вашем регионе. А про уровень доходов правящего в регионе клана и членов их семей – написано, наверное, всё, и читать-то людям уже скучно…

М.Ю. Щеглов … Но мой текст, основанный на материалах выступления на нынешних ежегодных «Калазинских чтениях», ставший исходным поводом для первого телеграмм-вброса, не оказался скучным. Потому что богатство «региональных семей» мною увязано с региональной политикой национал-сепаратизма, а в качестве возможных негативных последствий рассматривается угроза распада страны. Затронут был и фактор православия, ведь у власти в регионе сейчас люди с совершенно иными корнями. Они понимают, что вовсе оставить «за скобками» православную культуру нельзя, но уделяют ей внимание чаще лишь формально и только если  им выгодно для имиджа, либо игнорировать нельзя.

Корр. Православная тема и стала причиной второго, уже нынешнего, гораздо более агрессивного по сравнению с первым телеграмм-наезда на вас? Но явных поводов, имевших резонанс, от вас явно не исходило. Хотя вбросы подают как состоявшийся факт якобы возникший конфликт между вами лично и митрополией, и даже с самим Высокопреосвященнейшим владыкой – митрополитом Казанским и Татарстанским Феофаном! Что якобы «поводом конфликта стал храм в честь павших во время взятия Казани воинов Ивана Грозного». Позвольте более полную прямую цитату из телеграмм-канала «Неудаща».

«12 октября духовенством Казанской епархии РПЦ на берегу Казанки напротив храма-памятника в честь Нерукотворенного Образа Спасителя был отслужен ежегодный молебен-панихида по павшим воинам. На панихиде присутствовало около пятидесяти человек, включая журналистов. После молебна секретарь Казанской епархии РПЦ протоиерей Владимиро Самойленко и епархиальный инженер Михаил Федотов рассказали журналистам о проведённых и предстоящих работах на объекте. В это время на сцене появился Михаил Юрьевич Щеглов, который, несмотря на призывы протоиерея Владимира Самойленко не политизировать поминальную службу, и игнорируя тот факт, что с этого года храм является культурным и историческим объектом под охраной государства и доступ на его территорию запрещен, сел на катер и в компании своих сподвижников и корреспондентов ТК «Эфир» доплыл до памятника. Охранный статус объекта не помешал Михаилу Юрьевичу отогнуть забор и проникнуть на территорию храма. Позже он напишет об этом в оскорбительной для казанского духовенства форме: «некий не представившийся человек в подряснике и с крестом на шее, оказался здесь и запретил находиться на территории храма и снимать».

И что Щеглов «неоднократно обвинял Казанскую Митрополию в нежелании восстанавливать памятник».

М.Ю. Щеглов Жалко вашего времени на подробное цитирование текста анонимного автора и бессмысленных сущностей, нашептавших ему идеи. Но давайте по этим идеям по порядку, раз они прозвучали.

Первое. Никакого «конфликта» нет и быть не может. Дурачки «неудащники» даже пишут, что в конфликте «две стороны», и что многие из моих соратников «на стороне Феофана». Это просто смешно, писавший текст аноним не знает сущности взаимодействия православных мирян и их сообществ (а Общество русской культуры – таковым и является) со священнослужителями и священноначалием. «Конфликт» просто невозможен в принципе. Более того, тот самый «молебен», а на самом деле – заупокойное богослужение, о котором говорится, прошло по благословению митрополита Феофана, а обратилось к нему об этом – Общество русской культуры, соответствующее письмо я подписывал лично 29 октября 2019 г. Это богослужение возглавлял епископ Иннокентий. Впервые в новейшей истории здесь прошла епископская служба с участием довольно многочисленного прибывшего специально священства. Так что о каком «противостоянии» может идти речь? Мы можем желать его высокопреосвященству  владыке Феофану только Божьей помощи в его нелёгком служении в нашем одном из самых непростых регионов Святой Руси.

Второе. Относительно посещения нами 12 октября после службы самого Храма-памятника, который и тогда находился на воде, и сейчас, кстати, окружён водой, хотя пройти в сапожках можно. Поэтому богослужение проходило «на материке» вблизи церкви, рядом находились катера спасателей, и частники подъезжали, завидев непривычную процессию. Побывать на Храме памятнике, это естественно, захотели и некоторые прихожане и журналисты, но отправились туда все желающие, включая работника аппарата президента РТ и упомянутого священника, разумеется, «по благословению». Он и «встал грудью» перед телекамерой, объявив нежелательной съёмку вокруг церкви – тоже, разумеется, «по благословению». А так, охраняется только само здание церкви, вход же на территорию – свободен, я писал и много раз размещал фото: забора фрагментами здесь просто нет, ничего «отгибать» и «проникать» - не требуется. Частная охранная фирма, на пульте которой объект стоит под охраной, нам известна, я лично до службы говорил с директором. Батюшку-защитника я теперь тоже знаю, но по этическим соображениям называть не буду, он подневолен, а переполох на пустом месте устроил аппарат президента РТ, давая глупые «рекомендации» служителям церкви и руководству епархии. Ведь скрывать вокруг храма совершенно нечего уже скоро как три года здесь никого кроме бомжей и случайных рыбаков не бывает

Третье. По поводу «политизации» - это была ко мне просьба того же АП РТ, ещё до богослужения. А с о. Владимиром Самойленко – помощником владыки Феофана – о политике мы не говорили.

Четвёртое. Относительно нашего поведения со священством и священноначалием – абсолютно всё было корректно и уважительно, никаких, как пишут «неудащники», оскорбительных форм. Даже съёмка богослужения велась нами по благословению, а когда уже на Храме-памятнике не представившийся даже по моей двухкратной просьбе человек с крестом на груди, просил не снимать, все со смирением удалились.

Ну, и много «мелочей», например, Храм-памятник Нерукотворного образа Спасителя – под охраной государства – не с этого года, как пишет эта «Неудаща», а аж с 30 октября 1960 г. – этой датой Постановлением Совета Министров РСФСР N 1327 церковь внесена в «Список памятников архитектуры, подлежащих охране как памятники государственного значения».

Кстати, вы не процитировали, но «неудащники» ещё активно козыряют именем президента Минниханова – дескать он, что касается Храма-памятника, с 2014 года ситуацию взял под свой контроль и приводят цифры выделенных федеральных и республиканских средств. Так, вот, скажу вам, господа из аппарата президента РТ, инициирующие подобные телеграмм-вбросы, а заодно и господам из «Комитета Республики Татарстан по охране объектов культурного наследия», на ком непосредственно лежит ответственность за состояние данной духовной и культурной святыни:  ПЛОХОНЬКО вы, господа, обеспечиваете организацию и контроль работ здесь, подставляете по всем статьям своего главного шефа  Рустама Нургалеевича Минниханова!

Я писал в своей статье «Татарская хитрость?» подробный анализ того, что работы по укреплению цоколя непосредственно Храма-памятника, не закончив, прервали ещё зимой 2017 г. – «деньги федеральные кончились», как говорили мне строители-подрядчики, продолжавшие некоторое время ещё навещать объект в надежде, что финансирование возобновится.

А что касается заботы республики об этом объекте, то она тоже иссякла к весне 2017 г. Даже визит сюда  регионального лидера Р.Н. Минниханова с владыкой Феофаном, инициированный последним, ни к какому результату в виде ремонтно-восстановительных работ и обустройства территории не привёл!

В общем, ни работ, ни денег, одни бумажки да тендеры обещают.

И, наконец, последнее, пятое, что якобы я «неоднократно обвинял Казанскую Митрополию в нежелании восстанавливать памятник» - это чистейшая ложь, свидетельствующая о беспросветной глупости написавшего это. Ведь только глупец не понимает, да ещё другим пытается внушить иное, что памятник, охраняемый государством, восстанавливать и содержать надлежит ему  же – государству. Церковь и её структуры – служить Богу здесь призваны – это для них главное. Да и моя личная глубоко обоснованная позиция состоит в том, что СНАЧАЛА государство и регион должны восстановить каждый культовый объект, и только ПОТОМ передать его верующим и церкви. И утверждающие глупости «Неудащники» не смогут найти ни одного текста, или даже выхваченного где-то сказанного мною слова с «обвинением» в адрес Церкви и её структур в нежелании восстанавливать храмы, тем более – данную святыню, которую прежде всего государственные и региональные власти просто обязаны привести в надлежащий вид и состояние.

В общем, не зря этот телеграмм канал назвал себя «Неудаща». «Как назовёшь корабль, так он и поплывёт», –  А.Некрасов «Приключения капитана Врунгеля», советская классика…

Корр. Михаил Юрьевич, давайте же скорее уже все обвинения телеграмм-каналов разберём, ведь с 6 ноября разом выплеснуто, не один и не два, а по-моему сразу семь текстов, кроме «Неудаща» это и «Бабай позвонит» и «Шалтай-бабай»...

М.Ю. Щеглов  И не только меня.

Корр. Да, женщин уважаемых  и известных затронули!

М.Ю. Щеглов  Только давайте учитывать грубую имитацию грязного белья, поэтому нет смысла каждую деталь разглядывать, разложим «претензии» и сплетни по полкам.

Итак.

Утверждение первое о том, что у Щеглова есть финансовый интерес к выделяемым на Храм-памятник средствам.

«Мечтал присосаться к бюджетам, пообещал перестать баламутить, но завысил стоимость своего информационного сопровождения, РПЦ отказалась с ним работать, остался без заказа,  очень обижен на РПЦ, возник раскол в среде русских националистов Татарстана», и тому подобный бред.

Ответ на всё один – вор всегда кричит: «Держите вора!»

Надо понимать, что Храм-памятник находится под пристальным вниманием  православной и русской общественности. Ещё в 2005 году, на так называемое «тысячелетие Казани», к которому Шаймиев поручал восстановить Храм-памятник,  мы стояли под ливнем, встречая кортеж с Патриархом Алексием II. Но аппаратчики прогнали автобусы с делегациями мимо нашей шеренги, хотя автобусы уже стали приостанавливаться, и мы, прихожане и общественники не смогли донести Патриарху боль о причинённом верующим обмане, и даже просто подойти под благословение. Общественность – свидетель, как  годами проводились «тендеры» на этот объект, как здесь потом проводили «реставрационные работы» гости-рабочие из среднеазиатских республик. И ни одной проверки, ни одной публикации по результатам! Десятилетиями «идут работы», «запланировано то-то и то-то», «начата реставрация», «проводятся мероприятия» - и так до бесконечности, а результата – как не было, так и нет!

За одну сотую от списанных здесь денег чиновники могли бы обеспечить здесь такую информационную кампанию, что потребитель медиа-жвачки слёзы лил бы от умиления! А тут – Общество русской культуры и Щеглов – в единственном числе портят картину искусственной идиллии. Кстати, даже в худшие времена, когда не то что денег и работ, а, бывало, что на панихиде в Храме-памятнике кроме священника молились об этих святых воинах только один-два человека, и наше Общество всегда относилось к этому месту с особым трепетом и заботой. Сейчас – здесь вовсе нет богослужений уже много лет. И виноваты в этом – чиновники без души и совести, которые не могут организовать даже копеечные работы по устройству прохода к Храму-памятнику, по сути, через большую лужу, которой он окружён с трёх сторон.

И эти же чиновники, кстати, могли бы без нас легко и совершенно бесплатно организовать то самое «информационное сопровождение», ведь под ними такая информационная махина, как Татмендиа – местное «министерство правды» с многомиллиардным бюджетом. Но они вместо стимулирования благих дел все усилия и средства, выделенные этому медиа магнату, направляют на искусственное создание позитивного имиджа республики, причём, как внутри неё, так и в значительной мере – за её пределами.

Дальше, второе – это утверждение о том, что русские общественники не довольны Щегловым и вот-вот у них появится новый лидер, более сговорчивый с властями. Шутка ещё смешнее, чем «конфликт с митрополией».

Корр. А почему нет, ведь создана же в 2012 году в республике «новая русская» организация взамен вашей, вполне лояльная региональной власти и чиновникам. И всем известно, что это абсолютно – проект аппарата президента РТ, его департамента внутренней политики. Что в эту организацию перекочевали люди, зависимые от местной региональной власти, а также, что организация, мягко говоря, позаимствовала проекты, созданные  Обществом русской культуры Вы исключаете возможность влияния властных структур на Общество русской культуры, вплоть до смены её руководителя?

М.Ю. Щеглов  Ну, раз не шутка, то давайте, я лично предложу Александру Михайловичу Терентьеву – заместителю руководителя Аппарата Президента Республики Татарстан, руководителю Департамента по вопросам внутренней политики – возглавить Общество русской культуры Республики Татарстан. Ведь мы, русские активисты и вопросы, которые поднимает наше Общество – его главная заноза. «Не сумел обезглавить – постарайся возглавить» – это же хрестоматийные ходы влияния... Хотя, конечно, вряд ли он либо кто-то из его сотрудников согласятся оставить свои кресла. Ведь наша деятельность – не сладкие плоды собирать, это тяжкое служение. А этого анонимам «неудащникам» не вдолбить. Конечно, есть у меня своя профессия, работа, и она совсем не связана с общественной деятельностью. Не будет этой работы – будет другая. Но пока есть силы – я и мои соратники будем трудиться во благо русского народа и России.

Кстати, я никогда не гнушался контактами с властью, и это общеизвестно. Другое дело, что они, особенно чиновники среднего звена и ниже – боятся меня, и там, где проблема может быть улажена естественным путём, провоцируют её обострение, чураясь общественности, предпочитая контактам с активистами низкие интриги. Однако, даже принимая к сведению мнение чиновников и представителей власти, я никогда не стану подчиняться их указаниям, тем более, если знаю, что это повредит русскому народу и России. И об этом тоже все знают. Такой позиции меня научил мой предшественник и друг, к сожалению, ныне покойный профессор Александр Леонидович Салагаев, и сейчас многое в своём отношении к происходящему и свои действия я мысленно сверяю с ним. Вот уж воистину – незаменимый был человек.

Третье – низкая подлость в отношении прекрасных и почти святых женщин – Ольги Ивановны Артёменко и Ирины Владимировны Волынец.

Ольги Ивановна как раз 9 ноября была в Казани, участвовала в качестве основного докладчика в нашем Круглом столе на тему «Формирование идентичности и знаний в области родных и государственных языков в современных условиях системы образования России». Её доклад вызвал оживлённую реакцию зала, дискуссию все участники признали крайне полезной – и сторонники Общества русской культуры, и татарские активисты.

Что про неё написали неумехи-телеграммщики? Что якобы она рассматривает татарский язык в качестве «угрозы воспитания российской идентичности» и что один из её главных тезисов, что «в России не может и не должно быть национального образования». И это – о человеке, признанном и федеральными органами власти и в субъектах России в качестве основного специалиста по сохранению языков и этнической идентичности через систему образования! Сейчас как раз в Москве проходит Всероссийский мастер-класс учителей родного языка – это целиком проект Ольги Ивановны Артёменко.

Что до Ирины Волынец, то она ведь последние годы строит политическую карьеру вне Республики Татарстан (все знают, почему) и я вижу её сейчас довольно редко.  И называть меня лидером, даже бывшим, группы людей, куда входит главная мама страны, выдвигавшаяся на пост президента России… За это спасибо криптоканалу, хотя с «конфликтом» они здесь крепко сели в лужу. Каждый, кто общался с Ириной, точно знают, что главное личное качество этой женщины – умение полностью исключать конфликты в любом взаимодействии.

Если говорить подробнее об упоминании не только этих замечательных женщин, но и других статусных людей, например, Калужского губернатора Анатолия Артамонова, здесь имеются конечно иные цели, чем очернить именно их. Настоящая цель – Общество русской культуры Республики Татарстан и лично Михаил Щеглов. Да, в Калуге вспоминают историческое Стояние на Угре, но «татарские историки» всё время из кожи лезут, чтобы «отменить» важнейшие события, связанные с татаро-монголами. Вот и их телеграмм-каналы пишут, что «по информации от людей…  вчера состоялась встреча» и так далее – сплошная конспирология, хотя никаких встреч не было. И нет необходимости в тайных собраниях, чтобы заклеймить очевидную фальсификацию истории, в которой, и это ни для кого не секрет, упражняется большинство носителей и последователей «татарской» исторической школы. И дружбе русских и татар вредят как раз эти фальсификаторы, чем те, кто выводит их на чистую воду.

Корр.  А каково ваше происхождение? Вас между делом и в этих текстах назвали этническим татарином, и время от времени другие оппоненты озвучивают. Понятно, что это так называемый троллинг, пусть грубо сработанный, но всё-таки?

М.Ю. Щеглов  Ну, пусть это будет четвёртый момент, я – русский. Не только по языку общения и мышления, не только по самосознанию и всей полноте образа жизни, но и по происхождению. Если очертить «мои» территории, то мама имеет городские тульские корни и крестьянские калужские, отец – Русский Север и Северо-Запад. Сам же я здесь родился, поэтому сердцем – Волжанин, Казанец, как и мои дети, и дети моих детей.

В детстве и юности я всё удивлялся тому, что и в Марийской республике, и в Чувашии, и у себя в Татарии – везде местные в деревнях на своём языке со мной заговаривали. Для всех, значит – я «свой» на внешность. Мамина мама – так вполне  на татарку похожа была, хоть чисто русская, из деревни Стенненки.

Корр.  Вы не забыли ещё один момент про «женский вопрос»?

М.Ю. Щеглов  О, да, иван-чай со студентками – хорошая могла быть тема, чтобы аппаратчики её обыграли, но обмишурились как всегда. Получился у них длинный, неинтересный и жизненно неправдоподобный текст, что якобы я когда-то подговаривал в авиационном институте КАИ Салагаева за недвусмысленные услуги студенток ставить им экзамены и даже якобы конфликтовал с ним из-за этого. Во-первых, Александр Леонидович Салагаев в КАИ, где я на самом деле давно работаю, преподавал ещё во времена, когда я в школе учился, и познакомились мы с ним только в конце восьмидесятых, когда я работал в КАИ научным сотрудником, а он уже заведовал социологической лабораторией в государственном университете – КГУ. А во-вторых, такой должности, как «младший преподаватель» в вузах не существует и никогда не существовало, так что автор этой части телеграмм-текста, видимо, в вузе никогда не учился или получил диплом за мешок урюка, а за текст ему – твёрдый кол.

Что же до сути, то к студентам обоих полов я всегда относился и отношусь только как отец к детям. Преподаю больше тридцати лет, поэтому иное обязательно бы просочилось. А иван-чаем я действительно однажды угощал недавно студентов после пар, и выложил в сети их фотографию со мной в аудитории за чаепитием с комментарием и опросом: допустимо ли такое. «Если без нарушения субординации, то допустимо», - такова суть ответов. И только «неудащники» могут увидеть за чаепитием со студентами намёк на нечто большее, да ещё дело петербургского доцента-расчленителя приплели в параллель. Явно не всё в порядке по женской части у этих словоблудов.

Я, кстати, и свою общественную деятельность вне стен КАИ не обсуждаю со студентами – разграничение очень чёткое, да и области знаний совсем разные.

Это последнее, получается – пятое, на что стоило отвечать отдельно.

Я же не буду обсуждать, например, вброшенные «неудащниками» бредни о проведённом мною 9 ноября в Казани «Круглом столе», что там якобы были скандалы, что я всё порывался всё политизировать и всех христианизировать, чуть ли не оды пел Гитлеру и фашистам и тому подобное. Это мероприятие целиком снято на видео, опубликованное в сетях и на Ютьюбе, в середине последнего отрывка видно, как выступающая в завершении дискуссии уважаемая татарская активистка Фарзана Кулеева спела русский романс «Не пробуждай воспоминаний» – зал не ожидал, но некоторые пытались подхватить. Так что переврать содержание мероприятия у недалёких «неудащников» не выйдет. А опыт нацистской Германии, кстати, на дискуссии действительно  упоминался, но не мною, а татарским ветераном-активистом Фандасом Сафиуллиным как следствие национального унижения немцев в том смысле, что и татар тоже не следует сейчас унижать. Но в целом он говорил конструктивно и подарил в конце Ольге Ивановне Артёменко яблоки из своего сада. Кстати, есть видео интервью с нею, которое я записал уже в поезде, она хорошо отзывается о положительной роли татарских активистов в этой и подобных дискуссиях, что это крайне полезно ей лично как специалисту.

Корр.  Михаил Юрьевич, а как бы вы охарактеризовали в целом явление, о котором получилось наше сегодняшнее интервью – как получаются такие тексты в телеграмм-каналах? А потом уже в официальных «аналитических итоговых» программах?

М.Ю. Щеглов  Первое – это информационная среда Телеграмм – интересный информационный феномен, там много такой информации, которую из других источников просто не почерпнуть. Отсюда и подобные вбросы как побочное явление. Надо понять почву. С одной стороны, и я уже писал об этом, упомянутые татарские каналы имеют немало читателей, поскольку туда «сливается» так называемая инсайдерская информация от придворных региона. Соответственно, с другой стороны, если есть заказ, как в моём случае, то на подготовленную почву можно посеять и другие семена - сплетни, ложь, клевету.

Второе – образ источников вброса и обстановка, в которой он готовится. Это – чиновничий аппарат, обслуживающий нынешнее региональное руководство Республики Татарстан и его столицу.

Ещё мой предшественник по Обществу русской культуры и друг по жизни, покойный профессор Салагаев исследовал явление «чиновничья бюрократия». Он и курс соответствующий читал, причём предмет исследований его очень живо интересовал и как учёного, и как педагога. Он знал эту субстанцию отчасти изнутри, активно взаимодействовал с нею, будучи депутатом Казанского городского Совета. Много делился сюжетами и наблюдениями со мной вечерами за чаем, так что я напитался, от него достаточно, да и свой опыт имею, есть системное представление о предмете.

И вот можно живописать такую картину, как их некий начальник-аппаратчик на совещании рассуждает:

- Как же надоел этот Щеглов и его Общество русской культуры со своим (звучит актуальная тема, поднимаемая Обществом русской культуры и крайне неприятная для «шефа» в представлении этого начальника или несколько таких тем)... А давайте-ка пропесочим этого Щеглова как следует в телеграмм-каналах! Что у нас в активе, куда есть возможности информацию разместить?

- «Неудаща», «Шалтай-бабай», «Бабай позвонит», если потрудиться, то и на федеральные можно выйти, только дороже…

- Не надо пока, наших хватит. Что там Общество русской культуры и Щеглов? Храм-памятник, русский язык, что ещё? Вот и давайте – конфликт с митрополией, лично с  митрополитом Феофаном, что они выступают против татарского языка и татар, и так далее.

- Против Хэллоуина заявление опубликовали, в ГУМе с молодёжью беседовали под видео…

- Вот, напишите, что детский праздник сорвали, пристают к молодёжи…

- Круглый стол по языковой проблеме проводят, Артёменко приезжает…

- Напишите, что выступают за отмену татарского языка, против татарской идентичности, мол, «рука Москвы», сами знаете, короче. Неплохо бы ещё клин вбить и внутри руководства Общества русской культуры, и этого Общества с остальными русскими. В общем, объявляю конкурс, кто самый резонансный текст придумает. Вперёд, господа!

В аппарате, конечно, есть порядочные, толковые и достойные люди, с совестью, трудолюбием и интеллектом. Но когда они образуют единое целое в некоторых вопросах, то чудесным образом превращаются в толпу ленивых и достаточно недалёких бездельников, и приведённый диалог весьма реален.

А если брать городские структуры казанской мэрии, то там чиновники наиболее бесцеремонные и хамоватые. Например, один из текстов, опубликованный от имени «Бабай позвонит» направлен «ниже пояса», содержит намеренные грязные оскорбления меня и моих родителей, которых я схоронил. Это я, конечно, ничего комментировать не стану, но  точно, что сгенерировано оно чиновниками мэрии.

Корр.  Почему вы так уверены?

М.Ю. Щеглов  Потому что их выдало крайнее раздражение по вопросу казанской идентичности, которая на упомянутом Круглом столе критиковалась, но достаточно мягко и эпизодом. А ведь хорошо известно, что казанскую идентичность продвигают именно городские чиновники, под неё выбивают не малые средства. Понятно, что эта идея – элементарный местечковый сепаратизм, и я уже критиковал его ранее публично на обсуждении одного из проектов по развитию этого вида идентичности.

Ещё в порядке артподготовки в информационное пространство был вброшен ролик про меня «Лженационалист Щеглов», его герой якобы «ненавидит татар и только их», а марийцев ненавидеть  не призывает только потому, что там бюджеты не те, слишком маленькие. Ролик разместили в одном Казанском  паблике-тридцатитысячнике в Одноклассниках, но он не пошёл, собрал лишь два скептических комментария, в том числе с предположением, что герой (то есть я) кому-то дорожку перешёл. Учитывая, что подобные ролики там есть и с известными редкими здесь депутатами, ратующими за народ, ролик сработал больше на героя, чем на идеи авторов и их заказчиков.

Ну, а информационная итоговая программа «7 дней» местного канала «Татарстан – новый век» ТНВ – уже действительно предварительно-окончательный итог работы аппаратчиков. Против меня, да ещё губернатора Калужского Анатолия Дмитриевича Артамонова попытались измазать. Надо сказать, для такого информационного монстра, как ТНВ с его возможностями и бюджетами – очень слабенькая работа.

Корр.  Михаил Юрьевич, в заключение, как  бы вы очертили то поле брани – а иначе и не скажешь – на котором Общество русской культуры Республики Татарстан ведёт свою работу, служение, битву за русскую культуру, а если шире, то за русский народ и его глубинные интересы в Республике Татарстан?

М.Ю. Щеглов  Я бы сказал, что на каждом этапе новейшей истории в нашем деле можно выделить своего рода индикатор, если хотите, лакмусовую бумажку русского вопроса в Татарии.

В начале нашей деятельности в первой половине девяностых этой лакмусовой бумажкой был вообще… русский фольклор. Да, нам некоторые чиновники тогда говорили, что республика – татарская, и фольклор должен возрождаться татарский, а с русской народной культурой нам следует ехать в Москву или в Рязань.

Потом важнейшей вехой стала борьба за сохранение музея и галереи великого земляка, единственного художника мирового уровня, современника, жившего и творившего на нашей земле – Константина Васильева.

Вторая половина девяностых прошла у нас под знаком возрождения православных традиций и передачи храмов верующим. Тогда же и на протяжении многих лет потом одной из ключевых тем стало возрождение православного Острова-града «Свияжск».

Нулевые – это борьба за создание Центра русской культуры «Русский дом». Правда, это единственная, пожалуй, наша тема, которую мы поднимая перед руководством и чиновничеством, пытались решить без широкой огласки в СМИ, но эпистолярии и стенограммы совещаний по данному вопросу, думаю, будут вполне доступны исследователям и потомкам.

С конца нулевых – это русский язык в образовании – самый, пожалуй, тяжёлый вопрос.

Корр.  Ну, и что из этого решилось?

М.Ю. Щеглов  В том и дело – абсолютно ВСЁ, что мы ставили перед упорно сопротивляющимися по началу региональными властями, в итоге решилось положительно!

Русская традиционная культура, которой в начале девяностых вообще почти было не увидеть, сейчас – в фаворе. Работают ансамбли, проводятся экспедиции и исследования, возрождаются замечательные праздники русского народа.

Музей Васильева – в самом центре Казани, на ул.Баумана, к нему лично градоначальник Ильсур Метшин проявил и проявляет огромную заботу.

Один из главных символов Казани – красная колокольня Богоявленского собора на улице Баумана – передана Церкви, а главное – с неё звонят колокола! А ведь этому упорно сопротивлялись чиновники, даже лично министр культуры Таишев не постеснялся прессы, заявил, что он, как татарин, против колокольного звона в центре.

Свияжск возрождается под патронажем первого президента Республики Татарстан Минтимера Шаймиева. Далеко не всё там гладко, ведь снова несметные деньги… Не возродили малый исторический город, земли бесценные на странных людей пооформляли, но место – на слуху, туристов туда теперь возят, а не как в девяностых – костью в горле для региональной администрации был Свияжск.

И «Культурный центр имени А.С. Пушкина»  открыт более года назад в Казани. Хорошее здание выделили, правда, не отдельный особняк, как в 1997 году говорил тогдашний градоначальник Камиль Исхаков на встрече в узком кругу, где  нами впервые была предложена идея «Русского дома».

Корр.  Но ведь этот проект реализован не под вашу организацию, а под «новых русских», тех, которые лояльны нынешней региональной власти.

М.Ю. Щеглов  А какая разница – «под кого» реализован проект? Главное – содержание работы, суть деятельности. Есть тут, правда, шероховатость – из названия исчезло слово «русский», и я говорил организаторам, что это принципиально, что без слова «русский» в названии есть риск, что учреждение через одно-два поколения руководителей может стать обычным ДК. Но люди не захотели раздражать нежную психику регионального татарского начальства. Однако Центр – действует.

Языковой вопрос оказался самым сложным, ведь он был не просто «лакмусовой бумажкой», а стал последним бастионом, «Сталинградской битвой» татарской региональной этнократии в борьбе за свои позиции, формировавшиеся десятилетиями. И  что? Правы оказались всё-таки мы, выражая интересы многомиллионного корпуса русскоговорящих родителей. Но решать языковой  вопрос в образовании пришлось лично Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину. И сейчас он в основном решён, правда, для соблюдения интересов татароязычной части людей необходимо адаптировать систему, но теперь это всё решаемо.

Корр.  А что же сейчас лакмусовая бумажка русского вопроса в Татарии для Общества русской культуры? Судя по пропаганде против Общества и Вас лично, укрупнение регионов?

М.Ю. Щеглов  Это на самом деле – не тема Общества русской культуры Республики Татарстан, и поднял её я лично в порядке дискуссии, но попал в больное место, ведь увязал эту политику с многолетним формированием доминирующей региональной верхушки со своими национал-олигархическими «семьями».

Поэтому и стал объектом прицельного обстрела местным телевизионным каналом ТНВ, целиком стоящим на службе у этой местной верхушки. Обстрел  же меня и  моих коллег телеграмм-каналами стал лишь артподготовкой. С безликими телеграмщиками я воевать не буду, а разговор с разъевшимися информационными жуликами покрупнее будет особый.

Что же до настоящей нынешней «лакмусовой бумажки» Общества Русской культуры, то это безусловно – Храм-памятник православным воинам, павшим при взятии Казани.

Есть ряд ключевых вопросов, которые решаются. Например, исторический Собор в честь Казанской иконы Божией Матери. Не знаю пока, какие перспективы по возрождению Духовной академии в Казани, сотен пустующих или используемых не по назначению храмов в республике. Да и в столице, один Кремль с попранным комплексом Спасо-Преображенского монастыря и двумя еле уцелевшими церквями без крестов на куполе, чего стоит. А ещё – десятки объектов, например, Макарьевская церковь на ул. Большая, 98  в Адмиралтейской слободе, где в настоящее время находится Сизо-2.

Сейчас региональная власть уже не может открыто игнорировать актуальные вопросы русской культуры и православия, она инициировала, например, «Форум православной общественности». Проект хороший, и Церковь, конечно, участвует, но как сделать, чтобы здесь обсуждались в том числе, не очень удобные региональным чиновникам вопросы? Сложно, учитывая, что всё с этими чиновниками здесь согласуется – от участников до тем, которые допускаются, и даже направленности и стиля выступлений.

Причём он индикатор не только для регионального чиновничества, которое, как показывает опыт в конце концов никуда не денется и кинется исполнять указания сверху так же рьяно, как недавно всеми конечностями тормозило вопрос. А чиновники отчитываются перед обществом, в том числе, и телеграмм-текстами что они «совместно с Церковью формируют и развивают культурную повестку». Но несмотря на их возможности и способности смещать акценты через свои СМИ и даже перевирать события, есть объективные СМИ и Интернет.

Кстати, использование телеграмм-каналов для дезинформации говорит о слабой позиции этих господ. Что же до открытых авторских программ и текстов, то сюжет, который готовили тележурналисты канала «Эфир» с последнего заупокойного богослужения на Храме-памятнике 12 октября, банально сняли с эфира по просьбе чиновников. Даже упомянутое «неудащниками» интервью с представителями епархии не дали. А мой текст «Страха ради татарска», подготовленный по итогам мероприятия и по ситуации с Храмом-памятником, не вышел в нескольких изданиях также по просьбе наших чиновников.

Но Храм-памятник и ряд других символов русского присутствия на Казанской земле – прежде всего – лакмусовая бумажка не для каких-то там чиновников, а для нас самих – для русских, православных. Если мы не заботимся о святом для каждого из нас и наших потомков месте сегодня, то завтра – оставим заботу над могилами собственных родных? Не протянем руку помощи другим русским соплеменникам, соседям, друзьям?..

Корр.  Да, не бывать этому, Михаил Юрьевич, никогда! Спасибо за содержательное интервью.

М.Ю. Щеглов  Всем нам – помощи Божьей!

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Михаил Щеглов:
Январские Сочельники
О необходимости приобщения народа к православной традиции
17.01.2020
Русский профессор
Памяти Александра Петровича Кирпичникова
03.12.2019
Делать Божье дело с огнём в груди и жаждой правды
Открытое обращение Общества русской культуры Республики Татарстан к участникам IV Форума православной общественности Республики
21.11.2019
Новый информационный «татарский наезд»
Интервью лидера русского движения Татарии о том, почему он повторно подвергся массированному очернению
19.11.2019
«Не допускайте "балов сатаны"»
Открытое обращение Михаила Щеглова властям и общественности Татарстана в связи с готовящимся хеллоуинским шабашем близ стен казанского Кремля
30.10.2019
Все статьи автора
"Русофобия"
Борьба за историческую правду
К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне – польские инсинуации
17.01.2020
Русский медведь должен начать огрызаться
Западные политики обвинили Россию в попытках переписать историю Второй мировой войны
17.01.2020
Как прекратить завывание Европарламента?
Немного патриотизма и пять минут работы Госдумы
17.01.2020
Все статьи темы