Религиозное чудо в наше время и его последствия

Странички из автобиографической книги «Перед уходом. Уроки жизни»

 

Из главы «Судьбы людей – мои уроки»

 

Истинное религиозное чудо есть явление, событие, которое понять и объяснить можно только с позиций религиозной веры без каких-либо материальных «механизмов» и закономерностей обыденного мира, психологических и социальных коллизий. Переживший истинное религиозное чудо становится верующим человеком и всегда хочет поделиться счастьем возникшего со-бытия с Богом со своими ближними.

Религиозные чудеса в достаточной мере известны истории, в том числе те, которые были доказаны статистически (случаи исцеления по молитве) и те, которые даже можно было пощупать (возникшие по глубокой вере у Франциска Азисского  такие же, как у Христа при распятии раны  от гвоздей на ладонях и стопах и на груди от копья). 

        То чудо, что описано в этой главе, подтверждено юридическими документами (следственными материалами военной прокуратурой и судебного разбирательства), результатами проведенной мной судебно-психиатрической экспертизы, а также тремя специальными статьями известного военного журналиста полковника Виктора Николаевича Литовкина, опубликованными в газете «Известия» в 1994 – 1996 гг.  с необычными для того времени названиями: «Капитан 3 ранга Бакшанский и его Бог против военной прокуратуры», «Капитан 3 ранга Бакшанский и его Бог продолжают борьбу», «Капитан 3 ранга и его Бог победили военную прокуратуру». А также книжкой самого героя этого повествования капитана 3-го ранга Бакшанского Олега Евгеньевича «ИЩИТЕ И НАЙДЕТЕ…», написанной как комментарий к этим статьям Литовкина о чудесной находке похищенного «уранового стержня» и о возможных трагических событиях   этого хищения, от которых спасало только молитвенное обращение к Иисусу Христу.

Мне представляется, что случившееся чудо необходимо рассматривать и понимать в двух аспектах. Во-первых, необходимо понять это необыкновенное явление с позиций современной научной мысли: что это было у Бакшанского, как понять этот феномен? Во-вторых: более семи десятилетний агрессивного  атеистического тоталитаризма, разрушения храмов, расстрелов священнослужителей (после ХVIII съезда   ВКП(б) было даже постановление   Политбюро ЦК ВКП(б) чтобы к ХIХ съезду партии большевиков «в СССР не должно остаться ни одного попа»), создание тотального антирелигиозного общества с бездуховным «советским человеком» и вдруг при всём этом в таком обществе  перед нами предстает бывший коммунист, старший офицер военно-морского флота как глубоко верующий христианин, активно распространяющий Евангелеевское вероучение: вчера коммунист – сегодня активный проповедник христианства, ну разве это не самостоятельное чудо вне зависимости от   фабулы первого? Как понимать первое я показал в специальном анализе на РНЛ «Надпсихологические (духовные) коммуникации» (РНЛ от 16.09.2019). Как понять второе я попытаюсь показать в нижеследующей публикации.

Что такое «урановый стержень»? «Урановый стержень» – это устройство для содержания ядерного (уран) топлива. Он представляет собой вытянутый цилиндр длиною чуть больше метра. «Стержни» хранятся в специальных, хорошо оборудованных и охраняемых местах для дальнейшей их эксплуатации в качестве ядерного топлива в атомных реакторах подводных лодок. Как содержащие уран, такие «стержни» могут быть использованы для террористических актов, поэтому на «черном рынке» их стоимость достигает огромных размеров. Контроль над их хранением осуществляется на самом высшем и даже международном уровне.

Бакшанского обвиняли в краже такого «стержня». Он пишет, что после первой публикации Литовкина об этом обвинении «христиане  всех конфессий,  узнав из «Известий» о чинимом надо мной произволе, стали за меня молиться: православные (РПЦ, старообрядческой, катакомбной и реформаторской православных церквей), католики, протестанты, лютеране, пресвитериане, евангельские христиане, евангельские христиане баптисты, христиане-пятидесятники, христиане веры евангельской, методисты, христиане-субботники, адвентисты …, а также  другие верующие в Бога, которые, не являясь христианами, но имея любовь и сострадание, за меня молились: представители ислама, иудаизма и других религий и вероисповеданий». После прекращения уголовного преследования Бакшанский всех их благодарит и пишет: «Победа в этом деле – это и ваша, дорогие, победа над неверием и мраком атеизма. Пост-атеистическая машина хотела меня «перемолоть», но, благодаря молитвам многих известных и неизвестных мне верующих в Бога, не смогла это сделать, но сама надломилась и проиграла эту битву, опозорившись на всю страну…». Сотни   писем поддержки от ранее неизвестных людей дают основание утверждать, что вдруг проявившееся такое духовное единение у живущих в атеистическом государстве должно так же представляться религиозным чудом: оно вдруг появилось в социальной среде религиозной бездуховности и проявилось поверх конфессиональных различий как свидетельство единства Бога.  

В чем же суть этого необычного дела, как оно началась и как кончилось.

До всего случившегося О.Е. Бакшанский был обычным советско-российским офицером, старшим офицером с высшим образованием по узкой воинской специальности, он был начальником технического экипажа атомной подводной лодки. Работая на Северном флоте, имел хорошее материальное обеспечение и вел обычный для его среды образ жизни, который не исключал пьяные загулы, флирты и даже чего-то большего. Будущее его могло бы быть таким, как у всех  таких же офицеров:  в лучшем случае дослужился бы до капитана первого ранга (вряд ли стал адмиралом), а там почетные похороны с воинским салютом – и всё.  

В советское время он был таким же атеистом, как и все. Каких-либо храмов или иных религиозных приходов в том регионе, где он служил, никогда не существовало, о религии знали только то, что это опиум для народа, как тому учили  в школе и на политзанятиях. Конечно, никакой религиозной литературы не было и в помине. Но пришли 90-ые годы, и такая литература стала продаваться. Однако спроса было мало, да и церкви никто не собирался открывать. Но всё же у кого-то религиозность   как вполне естественное для человека чувство,  может быть и подсознательно, пробуждаясь,  стала находить какие-то отклики и в сознании. Эта религиозность, по  понятной причине, не  могла ещё быть какой-то конфессиональной,  просто было чувство неудовлетворенности примитивным материализмом, тянуло куда-то выше. Так было и у коммуниста Олега Бакшанского.

К этому времени в месте его службы сложилась характерная в целом для нашего общества того времени ситуация, которую я в своих научных трудах называю «научно-мистическим менталитетом» –  менталитетом, сочетающим в себе несочетающееся. При снижении атеистического прессинга у людей начала появляться  потребность объяснить свое ожившее религиозное чувство, и они пытались применить для этого всё подходящее  из своего арсенала знаний – так зарождались религиозные верования, которые впоследствии  могли формироваться  в конфессии (детальнее см. в предыдущей публикации на РНЛ от 16.10.2019 моей юбилейной лекции «Религиозность и психопатология. Аспекты взаимовлияния», ранее представленной в «Российском психиатрическом журнале»).

Как пишет Бакшанский, «В ту пору я служил на береговой базе хранения свежего и отработанного ядерного топлива. Она находилась поодаль от других частей, через залив. Многие считали нашу зону “аномальной”, в которой происходит что-то сверхъестественное, несущее  какую-то опасность. Это порождало много страхов, они преследовали и матросов и офицерско-мичманский состав, особенно в ночные обходы зоны. Нашими страхами даже заинтересовались спецорганы, нас вызывали для специальных собеседований и с наших слов записывали, что знаем об этих аномалиях». Дальше автор книги «Ищите и найдете» пишет: «Все мы, не видя возможности объяснения с точки зрения материалистического марксизма-ленинизма, стали искать ответ в восточных учениях индуизма, йоги, аутотренинга и тому подобное. Один старший офицер, начальник одной из служб, совершал в своей каюте биоэнергетические сеансы «исцеления», принимая всех желающих, а другой офицер увлекся агни-йогой и руководил в помещении одной из городских школ «Школой Рериха». Он пытался этим заинтересовать и меня, но я отказывался, так как увлекался другим восточным учением и в нашей части был больше известен, как составитель астрологических гороскопов и хиромант…».

И вот при таком «научно-мистическим менталитетом» Олег Евгеньевич, возвращаясь в 1991 году из отпуска на Украине домой в Заозерск, что  на северном побережье Мурманской области,  купил в книжном магазине Библию, «случайно увидел и купил случайно». Библию положил в чемодан и в путь – путь не простой, предстояло последний этап пути одолевать автобусом «Икарус», ехать серпантином вокруг сопок. Вот тут случилось то, что можно назвать предтечей чуда.

То, что об этом написал сам Бакшанский, я не буду «править», его текст  передаю дословно, пропуская лишь некоторые детали.

 «Ехать до гарнизона к побережью, где-то 120 км. Полярное лето. Погода была нормальная, осадков не было. По дороге, я читал анекдоты про поручика Ржевского и был в весьма веселом настроении (такое бывает у людей с похмелья), зачитывал моему соседу, знакомому мичману, отдельные места. Но автобус, выйдя за пределы Мурманска, понесся с огромной скоростью. Наверно, очень спешил в гостиницу посмотреть по ТВ чемпионат по футболу. Я это высказал своему знакомому. Он подтвердил. К тому же автобус был полупустой. Детей в нем не было, всего три женщины, остальные мужчины на вид младше нас. Мы непринужденно беседовали с соседом.

Вдруг мелькнула тень, и мы на полной скорости автобусом начинаем заваливаться на правый бок. Придорожные деревья ломаем как спички. А потом «верх тормашками» куда-то летим вниз. Я в свободном парении, в круговерти, начинаю летать внутри салона. Промелькнула мысль «неужели все»…. Удивительно, но я один «приземляюсь» прямо на колени в центральном проходе автобуса. Наблюдаю страшную картину: стоны, плач, кровь, смятение и недоумение. У женщин впереди лица изрезаны стеклом, переломы, ушибы, у одного молодого в военно-морской форме проломлена голова, кровь. А сзади по салону от меня тоже пострадали, от стекол порезы, одежда в клочьях. Мой сосед едва выволок поврежденную ногу.

Сделав полный оборот вокруг своей оси, автобус, искореженный и без единого стекла, оказался в болоте, что и спасло наши жизни. Спасло также то, что он не лег на бок, а «встал» на шасси. Хотя пассажирский салон у «Икарусов» довольно возвышен над багажным отделением, но, все равно, болото быстро проникло, затопив почти полностью ступеньки сходни. Я же «приземлился» на оба колена в проходе между рядов. Помню, встал с колен, в ушах стекла, в карманах куртки тоже стекла, поверх – болотная растительность. Одежда, удивительно, – целая. Руки, ноги, голова целы. На мне нет ни ушиба, ни царапины. Чуть-чуть мазок крови, но оказалось – кровь чужая. Я вышел из оцепенения и чересчур «нервно-веселым» голосом стал говорить и помогать эвакуировать пострадавших, так как считал себя самым не пострадавшим. Сумка с подарками улетела навсегда, а также ключи с воинской печатью.

На берегу нашел только остатки разбитого стакана («видимо, от моего подарка из чешского стекла» – с грустью подумал я). Догнал нас второй автобус «Икарус» (в вечерний рейс ехали парой), люди из него стали помогать нам. Приехали скорые и другие попутные автомобили, которые увозили пострадавших. Кто-то из людей одел непромокаемый «химкомплект», нырнул в болото и монтировкой взломал именно тот отсек багажа, где был мой чемодан. Удивительно и то, что в искорёженном автобусе эту багажную дверцу не заклинило. Парень передал мне мой тяжеленный, наполненный мокрыми вещами, чемодан, не подозревая, что это самый дорогостоящий багаж автобуса. И я сам отволок свой «каменный» чемодан в другой «Икарус». В чемодане лежала Библия.

Я не сомневался, что спасла меня чудесным образом именно Библия (то есть, как я понял потом, спас меня Бог) – ведь я один из всех пассажиров, который совсем не пострадал, хотя и оказался на коленях. Когда я приехал домой, достал эту сырую от воды Библию и с каким-то особым чувством (благоговение?) положил ее сушить на подоконник.

Высушив Библию, я впервые в жизни аккуратно и благоговейно стал ее читать и изучать. Это Священное Писание (Евангелие) и открыло мне путь спасения в Господе Иисусе Христе. Оглядываясь немного назад, страшно и подумать: «Если бы я в таком греховном состоянии погиб и предстал перед Господом, то, где бы я оказался»? (вспоминаю похмелье, вспоминаю непристойные анекдоты). Страх Божий, самый здравый, трезвый и необходимый человеку страх просочился благодатью в мою жизнь….

 …После аварии я остро прочувствовал сердцем, что это трагическое приключение на автобусе для меня было последним Божьем предупреждением и если я пойду дальше своим безбожным путем, то  непременно погибну…».

Бакшанский стал искать встречи с христианами, которые могли бы объяснить всё случившееся с ним: «случайную» покупку «Библии», чувство, что именно благодаря этой покупке он единственный из всех пассажиров остался совсем не пострадавшим при падении в пропасть, хотелось также понять появившийся   страх, который напоминал   о Боге и встрече с Ним.   К сожалению, в Мурманской области не было ни одного православного храма,  однако нашлись христиане,  с которыми можно было поговорить о данной ему милости Божьей.

 … «Несмотря на многие ко мне милости Господни, что-то препятствовало мне полностью посвятить сердце Господу. Не очень-то я торопился, так как считал, что уже полюбил Господа, но на самом деле продолжал еще любить и этот манящий грехами мир. А Господь предупредил всех, что не может слуга служить сразу двум господам…

Поскольку православных общин так и не было организовано, стал чаще посещать собрания христиан-евангелистов. Молиться. И, однажды, слушая аудиокассету с проповедью известного проповедника, ощутил сердцем, что проповедник говорит именно то, что мне необходимо сделать.   А проповедовал он о взгляде Христа и апостолов на оккультные учения и чернокнижие.  Восприняв это как призыв, собрал с книжных полок свое «чернокнижие»: белую магию, астрологии, хиромантию, гадания и сонники, разные оккультные восточные учения… Зашел на кухню. Плотно прикрыл дверь. Распахнул настежь окно. Установил безопасно жаровочный противень. Обложил места мокрыми тряпками. Совершил молитву, каясь и отрекаясь пред Господом от всяких связей с этим чернокнижием и бесовскими духами в них. И аккуратно сжег книгу за книгой. Был поражен, что горели они очень сильно каким-то странным сине-зеленым пламенем. Дым уходил в окно…».    

Далее Бакшанский пишет: «моя жизнь преобразилась в сторону святости и благочестия. Внутри меня появилась сила не делать и даже не желать грех. Исчезли похоти (желания) злоречия, пьянства, блудодейства, включая оккультизм и гадания… Пришел благостный мир и покой в мое сердце, свидетельствующий о моем спасении. По великой милости Господней я стал истинным христианином и дитем Божьим. Слава Христу – Спасителю моему! Дух Святой дальше повел меня по жизни. Дух Святой через несколько месяцев и показал место, где был спрятан этот украденный урановый стержень и помог мне его найти…».

Так Олег Евгеньевич стал убежденным христианином. Стал ходить на собрания верующих, читать религиозную литературу, слушать проповедников. Основным его чтением стало Евангелие, Новый и Ветхий Завет гармонично закладывались ему в душу, и уже самому захотелось делиться с другими Божией истиной. Начал потихонечку проповедовать слово Божие своим сослуживцам. Это было замечено его командиром, который однажды предупредил его о недопустимости таких бесед на территории воинской части. Но, что было принято душой, то угрозами не изъять. И начальство закрыло на это глаза, тем более что он был практически незаменимым специалистом. Так и служил, оставаясь на хорошем счету. У Олега Евгеньевича сложилась христианская «миниобщина».

О.Е. Бакшанский (в центре второго ряда) среди своей христианской «миниобщины»

Но вот совершилось чудо, настоящее религиозное чудо!    

       Буду ближе к тексту описания этого события самим автором в его публикации «Ищите и найдете…»:

«С 6 на 7 августа 1993 года, я оставался старшим нашей воинской части, замещал командира части, контролировал вечерний, ночной и утренний распорядок. Утром прибыли в часть офицеры и мичманы. В этот субботний день 7 августа 1993 года личный состав нашего экипажа по графику, почти весь заступал в гарнизонные и другие наряды.

И в районе 12 часов дня, когда я уже готовился проконтролировать обед личного состава и идти домой, ко мне подошел временно исполняющий обязанности   старшего помощника командира капитан третьего ранга Кривов и сказал: «Олег, тебе придётся к часу подойти к штабу дивизии, там комплектуется группа поиска. От нашей части пойдешь только ты один, людей нет, заступают в наряд. Зайди к нашему командиру на инструктаж»…  

…«Оказывается, что пропал урановый стержень. Наша страна – ядерная держава, обязанная по договору выполнять требования ООН и ее комитета МАГАТЭ, следящего за нераспространением ядерного оружия, технологий и несанкционированным распространением урана и другого ядерного топлива.

Украденный обогащенный уран  стоил огромную сумму денег. А попади он в руки экстремистски настроенных людей, стран? «Грязную» атомную бомбу из него сделать не особенно трудно. А, как насчет престижа страны, если за рубежом узнают, что у нас из ядерных хранилищ неизвестно куда исчезает пригодный уран? Без преувеличения скажем: все это могло грозить международным скандалом нашей стране! Тогда и нетрудно понять то, почему на поиск украденного привлечен был уже весь наш гарнизон…».

«Захожу в кабинет командира. Командир встречает меня словами: «Олег, ты назначаешься от нас старшим в поисковую группу, а личный состав матросов и старшин тебе выделят из других экипажей….

…Вкратце объяснив мне суть дела, капитан I ранга дал мне свой карманный радиометр. Понимая бесполезность этого прибора в поиске не отработанного (свежего) урана, который еще практически не излучает гамма-радиацию, я все же смолчал. Командир знал, что его начальник химической службы –  верующий офицер и напоследок сказал мне: «Олег, но смотри, не найди – по прокуратурам и судам затаскают». «Как Бог даст, товарищ командир», – коротко ответил я. Впоследствии пришлось убедиться, что его слова для меня оказались «пророческими», предчувствие его не обмануло… Немного поразмышляем над «странными», на первый взгляд, словами командира «но смотри не найди..» (???), в корне противоречащими его же собственному для меня приказу возглавить группу поиска. Расшифруем их так: «Пусть найдет кто-нибудь другой, но не ты…». Командир просто, по-отечески, переживал лично за меня. Слова его не так уж и неожиданные, если учесть тот факт, что в свое время одного из его лучших подчиненных за доброе исполнение обязанностей на дежурстве вне части чуть не осудили трибуналом»... 

 ….«Выйдя от командира, вошел в свою служебную комнату. «Господи, да будет явлена Твоя милость и воля, помоги нам найти украденный стержень, разоблачи эти преступные дела, дай покаяние тем, кто в этом участвовал. А Тебе да будет Слава! Во имя Отца, Сына и Святого Духа. Аминь». Как написано в Евангелии от Матфея 6 глава, 6 стих: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который в тайне; и Отец твой видящий тайное, воздаст тебе явно». Вышел. Зашел в баталерку, где мичман  выдал мне сапоги и пилотку на поиски и дал мне свою куртку-канадку. Еще врио старпома протянул мне в руки продуктовый пакет со словами: «Если не трудно грибочков, пожалуйста, принеси». Грибные места за Андреевкой я знал, потому что раньше там служил. Переодевшись, выполняя приказание своего командира, пошел вниз к штабу на построение. Внизу на плацу меня и выделенных мне матросов и старшин уже ожидал дежурный офицер соединения…».

 …«Как я позже услышал, взлом хранилища и кража урана произошли предположительно несколько дней назад, 29 июля 1993 года. Все поиски до нынешнего дня оказались бесплодными. Не смогли помочь даже служебные розыскные собаки. «Черная туча» надвигалась не только на все начальство нашего гарнизона, но и всего Северного Флота…

«А, вдруг, не найдем? А, вдруг, уже поздно?.. Переправили?». Оказывается, было похищено 2 урановых стержня и первый из них нашли, а вот второй…

…Впоследствии выяснилось, что он был спрятан так далеко (в отличие от первого), что этот район даже не был отмечен для поисков. Очень встревоженное непредсказуемостью командование, насколько я узнал, просто вынуждено было доложить о столь вопиющем ЧП президенту страны Ельцину Борису Николаевичу. Впрочем, любое событие такого масштаба должно обязательно докладываться президенту. Поэтому вполне реально предположить, что президент приказал, во что бы то ни стало найти украденное и доложить ему.  …Доложив о нашем прибытии старшему начальнику, повел своих поисковиков на инструктаж.

 Инструктаж в этот раз проводил известный в объединении, член военного совета капитан 1 ранга Роговой Николай Яковлевич. Как оказалось, из хранилища было вынесено два урановых стержня, но один из них в целости был уже найден, а рядом с ним «распиленный и выпотрошенный» второй металлический стержень, урановое содержимое из которого было изъято и куда-то спрятано. Вот эту чисто урановую часть его, напоминающую продолговатый цилиндр или стержень нам и предстояло искать.

Роговой развел руками, показывая приблизительные размеры похищенного уранового стержня. Строго предупредил не прикасаться к нему руками, чтобы не оставить отпечатков пальцев. Высказал предположение, что стержень во что-то упакован. Передал от командующего объединением обещание, что нашедший стержень получит 10 суток отпуска с выездом на родину. Внушительный стимул матросам, чтобы хорошо искали!  Был создан оперативный штаб поиска с круглосуточным дежурством, обязанный постоянно информировать вышестоящие инстанции. Возглавлял КП штаба контр-адмирал.

    ...Распределив матросов цепочкой, на расстоянии друг от друга, я вместе с ними и своим помощником начал «прочесывать» местность, поднимаясь все выше по крутому склону сопки. Заполярье. На сопке валуны и камни встречаются гораздо чаще, чем низкорослые приземистые северные деревья. Южанин запросто бы принял такие деревья за кусты. Сопка большей частью была пустынной, поросшей мхом, с лишайниками на камнях и травой местами. Мы усердно ворочали камни…

…Излазив по склонам сопку, всей группой собрались на ее покатой вершине. Как мы ни старались, но всем пришлось смириться пред фактом бесполезности проведенных поисков. Так как надежда получить краткосрочный отпуск у моряков уже «умерла последней», они отдыхали, взирали на расстилающийся внизу пейзаж Андреевки и простирающийся за ней залив (наш обратный путь). Я посмотрел в другую сторону. Взору открылась лесистая низменность, которая местами прерывалась обширными болотистыми полянами, на которых и валуны, и деревья. Красота!

До сбора поисковых групп и нашей посадки на катер «домой» оставалось еще внушительное время (часы). Погода хорошая. Сезон грибной. Вспомнил про старпомовский «пакет по грибы» в моем кармане.. .

 …Стал искать грибы. Нашел 2-3 гриба… «Поймал себя» на том, что машинально, по ходу заглядываю под большие камни. Как?! Грибы под камнями??? Неожиданно ощутил присутствие Божье и исполнился Святым Духом. Стал в духе молиться.

Скомкав грибной пакет с содержимым, вложил его в боковой карман куртки-канадки. Пошел, намереваясь дальше продолжать поиск. Молитвенный дух не покидал меня. Увидел видение от Господа. Только не помню, по-моему, с открытыми глазами, но очень четко и ясно, сверкающее виденье (послание от Самого Господа)!

Итак, увидел большой валун, а из-под него торчащий «цилиндрик» уранового стержня (так я сразу твердо уразумел, что увиденное мной именно стержень, а не нечто иное).

С полной верой принял в свое сердце это Божье откровение, то есть получил Божье письмо! Было легко и радостно и ни тени сомнений…

 …Получив Духом Святым откровение от Бога, дар веры (вера, которая совершает Божьи чудеса), я «летел» как на крыльях. Поднял голову, посмотрел вдаль. На приличном расстоянии увидел склон продолговатой сопки, внизу каменистый. Внутри себя получил уверенность: «Там!!!». Устремляюсь туда. Мысленно задаю вопрос: «А в чем же будет?..» Тут же мои глаза, «ненароком» посмотрели вниз, под ноги. Я увидел обрывок старого полиэтилена. «Понятно, благодарю, Господи».

Прошло время, подошел к распадку из камней и больших валунов, тянущихся широкой полосой вдоль подножия той сопки. Начал искать, наклоняться, заглядывать. Так вдоль «по полосе» прошел метров 50 – 100. Внезапно для меня все как бы замерло. Будто чей-то взгляд почувствовал на себе… Навстречу «взгляду» поднимаю повыше голову, только что оторвавшись от очередного камня. По верху наискось вижу валун, а из-под него торчит кусочек полиэтилена. Спокойно, не сомневаясь, а веря, что это и есть то, что надо, подхожу поближе. Потом я сам удивлялся спокойствию во время находки: никаких эмоций! То есть Бог приготовил меня к этому. Чуть наклонившись, хорошо увидел, что из-под валуна выглядывает, местами прикрытый камнями «продолговатый (до полутора метров) цилиндр», обернутый в полиэтилен.

Божье видение, что я найду урановый стержень под валуном (его же могли и закопать и погрузить в воду, озер полно) исполнилось. Похитители так были уверены, что на таком большом расстоянии его никто искать не будет, что «забросали» стержень камнями, а не землей. Случись так, верю, что тогда бы Господь показал мне участок земли, где украденное. Кстати, недалеко к этим местам подходит старая, фронтовая дорога. Так что спланировавшие эту «операцию» по хищению и переправке урана люди были очень близки к успеху.

 Дождя не было, но день был теплый и пасмурный. Темно-серая мгла закрывала солнце. Во время моего искреннего благодарения Богу прямо надо мной тучи раздвинулись (я заметил совсем небольшое отверстие в этой мгле!) и мое место сопки залили лучи солнца. Восприняв это как еще одно знамение, я радовался со слезами на глазах от счастья, переполнявшего меня …

…Прошло какое-то время. Мой взгляд с возвышенности уловил среди деревьев в низине две мелькающие фигуры матросов. Стал им кричать: «Нашел! Нашел! Идите сюда!».

Жду… Прибежали званные. Присматриваются, обходят и никак не могут найти спрятанный стержень. Показываю им с какой стороны надо смотреть под валун. Наконец-то увидели! Услышав, что совершил Господь, сразу побежали, как добрые вестники, оповестить всех о находке. Сам продолжаю славить Бога за Его дело, которое Он совершил!

Незаметно пролетело время прежде чем я увидел бегущую ко мне группу людей. Мичманы, контрактники, старшины, матросы. На их удивленье я им благовествовал об Иисусе Христе и сообщил, что это Он помог найти пропажу.

Один из них при этом прослезился. Мне тут же сообщили, что этот человек ответственный за взломанное хранилище и ему грозила беда, если бы стержень не нашли. Говорю ему: «Благодарите Господа!»

Еще прошло время. Быстрой походкой, направляя путь ко мне, друг за другом семенила пространная группа старших офицеров. Во главе шел контр-адмирал. Подошли. Остановились.

Не помню, сколько времени я еще стоял на большом камне, как «на кафедре», предоставленной мне самим Господом, и я повторил офицерам приблизительно то же самое, что говорил первой группе слушающих: «Благодарите Иисуса Христа. Это не я, а Он помог избежать вам такой неприятности». В этот раз слез не увидел – было полное «оцепенение». Как говорят, «и пес языком не пошевелит…».

Один Господь знает то, что происходило в эти минуты в сердцах этих уважаемых в обществе людей. Между их богатым жизненным опытом и только что слышанным и увиденным ими мог возникнуть внутренний конфликт, кризис. Собранная Господом «аудитория» выслушала мою краткую проповедь. Никто не перебивал – оцепенение сковало покрепче железа.

В то время я и подумать не мог, что впереди Господь соберет еще две «аудитории» (выражаясь церковно, – «собрания»): в Мурманске (матросов, рядовых, старшин) и в Москве (офицеров – слушателей академий, следователей и криминалистов).

Как только окончил говорить, командир части восклицает: «Олег, я точно поверю, что Бог есть!».

 По дороге в Андреевскую часть офицеры, шедшие рядом со мной, под впечатлением происшедшего вспоминали о своих верующих родственниках. Конечно, «в этом ничего особенного нет», – скажете вы. И все же – это говорили атеистически воспитанные люди, коммунисты, уже не стесняясь, что их рядом могут слышать офицеры рангом ниже, правда, только что пережившие соприкосновение с присутствием Божьим, которое на них так и подействовало!»...  Два офицера, осторожно, чтобы случайно не оставить своих отпечатков, связали найденный урановый стержень и понесли его на веревках как «охотничий трофей».

 Бакшанский стал героем, но совсем скоро из героев превратился в «подозреваемого», а потом и в «обвиняемого». Мол, сам украл стержень, а потом испугался и решил сделать вид, что нашел его. В плане этой версии его стали подвергать многочисленным допросам. Особенно жесткими такие допросы были со стороны атеистов. Олег Евгеньевич был стоек в своих показаниях. Он пишет: «Не мог же я ради их атеизма и приземленного менталитета, что-то пропустить или изменить в показаниях. Всё – чистая правда! И, как ни старались они в дальнейшем «приземлить» меня, я не менял своих показаний и в последующих допросах и на суде». Сколько раз следователи и прокуроры были более чем жесткими во время допросов Бакшанского: «Мы из вас Христа выбьем!!!»… но он неизменно отвечал: «Все, сказанное мной, правда, ведь я – христианин!».

Допросы проводились на всё более высоком уровне, дело дошло до первого заместителя прокурора Северного Флота.

Это была вторая пропажа и родилась версия-задача: вскрыть не рядовую халатность с охраной и сбережением ядерного топлива на флотской базе, что, безусловно, имело место, а международную организованную мафиозную сеть с выходом на мировые урановые «черные рынки». Проблема, что и говорить, важная и модная… «Вот и утверждает следователь: «Нам казалось, что канал сбыта должен был идти через Бакшанского – он единственный, у которого были активные контакты с зарубежными представителями-сектантами (из Норвегии, стран Бенилюкса)».

 И Бакшанского помещают в СИЗО, а в его доме делают обыски с целью найти доллары, полученные за хищение стержня.

…«Итак, следователи привели меня в «приемный пункт» следственного изолятора. Дежурный сержант и его напарник сразу взялись за свое привычное дело. «Не моргнув глазом», что перед ним стоит старший офицер (лишь «подозреваемый»), сержант выпалил (привожу на память близко к тексту): «…Ну, что?! Проворовался, майор, и еще Богом прикрываешься! Мы тебе покажем «хорошую» жизнь!..». И тут же совершил задаток «хорошей жизни», сорвав с треском офицерские погоны с моих плеч. Продемонстрировав этим мне, что он отнюдь не шутит». Итак, следственный изолятор, придирки, давления, помещение в карцер, соседство отъявленных уголовников, помогающих следствию раздавить упорного христианина.

«Открыв свою острую нужду Господу в молитве, я принял пред Ним пост за свое скорейшее освобождение из тюрьмы, чтобы победила Правда. Как написано: «… и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет перед тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя (Книга пророка Исайи, гл.58, ст. 8). Вся 58 глава этой книги Библии о посте угодном Господу… что было воспринято службой СИЗО как голодовка». Последняя явилась «основанием» перевода в психиатрический стационар.

...Таково документальное описание, реальное свидетельство чуда Господне, совершенное по искренней молитве, обращенной к Нему.

По обвинению я являлся взломщиком, руководителем и организатором хищения из хранилища двух СТВС (свежих тепловыделяющих сборок), содержащих уран, у одной из которых активная часть с ураном была отломана от технологической и спрятана в сопках.

По Уголовному Кодексу РСФСР меня обвинили по трем статьям:

Статья 93 «прим» - хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах (группой лиц). 15 лет лишения свободы.

Статья 223, часть 3 – хищение радиоактивных материалов. Лишение свободы от 3 до 10 лет.

Статья 251 – умышленное уничтожение или повреждение военного имущества. Лишение свободы от одного года до 5 лет»….

… «Следователь объявил мне мои права, как обвиняемого: «…Можете сейчас заявить свое право на защиту по этому делу. Мы вам предоставим адвоката». Отвечаю: «Мне не нужен ваш адвокат. Мой Адвокат и Защитник – Христос!».

В следственном изоляторе, в карцере, и особенно потом в психиатрической больнице, и даже после перевода на экспертизу в Москву в Институт судебной психиатрии им. В.П. Сербского, Бакшанский использовал каждую возможность, чтобы нести слово Христово всем, с кем мог вступить в общение. Конечно, он опасался, что его, психически здорового «по указанию сверху» в Институте признают больным, невменяемым. К сожалению, я могу допустить на основании знания реальности прошлого, что в 60-70-х годах могло быть заключение или о том, что он симулирует или, что психически больной. Я лично знал таких судебных экспертов, имеющих ученые степени докторов наук. Слава Богу, они с приходом на место директора Центра им. Сербского Т.Б. Дмитриевой ушли.

  О.Е.Бакшанский так описывает проведение ему судебно-психиатрической экспертизы: «Вызов. С верою переступаю порог, за которым моему взору предстает длинный стол. По бокам стола сидит с десяток представительных людей. В возглавии восседал сам руководитель клинического отделения, доктор медицинских наук, профессор Кондратьев Федор Викторович. Не так давно в 1993 году он проводил экспертизу убийцы трех оптинских монахов. К моему счастью профессор Кондратьев оказался верующим человеком... Федор Викторович представил меня совету и спросил меня о том, как я уверовал в Бога. Внимательно выслушав, профессор попросил подробнее рассказать  всем присутствующим как я нашел урановый стержень и о Божьем видении. Получив от Господа возможность засвидетельствовать о Нем сим ученым мужам, я это сделал с радостью. Меня внимательно выслушали, не перебивая. Первым вопрос задал профессор Кондратьев: «Олег Евгеньевич, что это за дары Духа Святого и иные языки»?» Не знаю, насколько я убедительно им рассказал, но когда профессор предложил присутствующим экспертам задавать мне вопросы, то вопросы были. Среди присутствующих в комиссии был и полковник, главный врач психиатр-эксперт Министерства Обороны.

  Время незаметно затянулось где-то на три часа, а то и более. После расспросов профессор Кондратьев, оценивая меня прямым взглядом, сказал: «Олег Евгеньевич, вот мы сейчас признаем вас здоровым и вменяемым, а вы знаете, чем это вам грозит? Вас же могут посадить на 15 лет»!

  Отвечаю: «Я от начала не менял своих показаний и говорил всем только правду».

 Меня попросили выйти за дверь. Совещание продолжалось в мое отсутствие. Как я понял –  не без дебатов.

 Участвующий в них полковник главный врач психиатр-эксперт МО, покинув тот кабинет, подошел позже к телефону. При мне связался с нашим Североморском. И, узнав, что там не торопятся забирать меня назад, долго кого–то за меня отчитывал. Громко и последовательно,  как требовательный начальник. Этот главный врач был довольно порядочным человеком, к которому я сразу проникся симпатией.

После того, как я вошел снова, профессор Кондратьев пожал мне руку. Сказал, что я глубоко верующий человек и материалы заключения экспертизы будут переданы в прокуратуру. Зачитать мне свое заключение они не имели право – это являлось тайной следствия, пока дело не закрыто. Но все было понятно и без слов – я признан здоровым, а мой «диагноз» - «глубоко верующий»…».

Конечно, для меня как судебно-психиатрического эксперта это был первый совершенно очевидный случай отсутствия какого-либо  признака психопатологии у человека, необычные религиозные переживания которого лицами с атеистическим менталитетом упорно интерпретировались только в двух доступных для их понимания вариантах: это или психическое расстройство или симуляция. Предвидя такое упорство, я провел наряду с обычным клиническим психопатологическим обследованием глубокое патопсихологическое экспериментальное исследование и то, что делалось редко проверку на «детекторе лжи». Я получил всё, чтобы быть полностью уверенным в правильности решения комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Через несколько дней мне действительно позвонили из руководства военной прокуратуры и, по-моему, бестактно, спросили: «Вы понимаете, какое Вы дали заключение?». «Странный вопрос – ответил я – конечно. А что не ясно Вам? я же написал, что Бакшанский признаков психического расстройства не обнаруживает. Более того, я Вам разъяснил, что его высказывания о помощи Божией никакого отношения к психиатрии не имеют и что это  не симуляция». Было понятно, что прокуратура ждала другого ответа. Мне не ясно, что дало бы прокуратуре, если бы комиссия дала ответ, что он психически болен: факт же пропажи стержня и  его нахождения именно Бакшанским от этого измениться не мог!

 А, вообще-то, религиозного содержания видения, голоса и переживания бывают и у психически здоровых и у лиц с психическими  расстройствами. И  при этом такие переживания к болезни могут не иметь прямого отношения. Так или иначе, я понял, как атеистический менталитет ограничивает кругозор наших правоохранительных служб. Пользуясь тем, что я вел полный курс судебной психиатрии в Военном Университете МО РФ и тем, что в это время как раз проводил занятия со следователями МВД, решил просить Бакшанского рассказать перед этой аудиторией о пережитом чуде. Он с радостью, что может «быть полезен Господу», согласился, и лекция вызвала большой интерес у курсантов.

Верну слово Олегу Евгеньевичу: «Шел месяц за месяцем, как я покинул Институт Сербского. Следствие сильно затянулось. Дело, состоящее из 10 томов и одного тома переписки, отправлялось в Главную прокуратуру Москвы, но было возвращено с формальными отписками и одобрением следствия, которое обвиняло меня.

Тяжеловесная машина следствия от Москвы до самой окраины Севера России нагнетала свои обороты, собирая все новые лживые компроматы по моему делу.

«Раззадоренная» двумя статьями газеты «Известия», которые вскрыли для народа тайну беззакония ее действий и окончательно ослепленная на своем ложном пути, эта мощная машина, подобно Голиафу, устрашающе двигалась к своей цели.

Целью следствия было изгладить, подобно дорожному катку, всю правду о Божьей находке уранового стержня и объявить меня преступником и лжецом.

Затягивание следствия, как оказалось, шло на пользу мне: от Москвы и до самых окраин России, увидев поднятое знамя «Известий», возносили за меня молитвы к Богу разные Церкви и очень многие неизвестные мне верующие разных вероисповеданий и конфессий, которым было небезразлично, как поступает чиновничье неверие с верующим в Бога человеком. В Господню чашу с каждым днем копился фимиам их молитв, чтобы эта чаша излилась на день суда и сокрушила эту «исполиноподобную» махину, надвигающуюся с недобрым замыслом на меня.

Молились мы и в нашей Церкви города Заозерска. Чем ближе время подходило к суду, тем в большем подкреплении я нуждался. И христиане братья и сестры стали еще усерднее молиться. Как я уже упоминал о том, что Дух Святой давал веру и знание и откровение, что будет победа. Но дело в том, что я-то сам не знал, какую цену мне придётся заплатить за эту победу. Видя, что семья моя, наблюдая явные дела Божии, не очень-то торопится полностью отдать свое сердце Господу, и, видя, приближающегося все ближе ко мне «Голиафа», я иногда думал, а, может быть, победа будет потом в зоне, когда пересмотрят мое дело. Но в победу Господа я искренно поверил…». И вот суд. Судья огласил оправдательный вердикт: «признать невиновными и за недоказанностью участия в совершении этих преступлений оправдать». Важным в этом вердикте было утверждение, что Бакшанский   в период пропажи стержня вообще не находился в доступной для хищения стержня зоне, а, стало быть, ничего об этом не мог знать, пока его не назначили возглавлять поисковую группу.  

  «Исполнилось для меня пророческое слово от Господа «ПОБЕДА!», которое мы услышали на богослужении в 1993 году в то время, когда ничего еще не предвещало такого притеснения со стороны прокуратуры».

Прошли года, О.Е. Бакшанский стал искренним проповедником слова Христова. Почти 20 лет он военный пенсионер, работает у моря, всё свободное время продолжает вместе со своими друзьями нести людям свет Евангелия. Его путь к финишной черте прямой и ясный. Я уверен, что нет такой силы, которая может свернуть его с этого пути. Сила религиозного чуда ослабнуть не может!

 Какая классическая динамика развития событий! – атеистическое общество – пробуждение религиозного чувства – христианское направление поиска объяснения этого чувства – возникновение религиозной духовности – религиозное чудо – закрепление в вере Христовой – активное утверждение евангельского учения. И всё это в наши дни «научного» атеизма – ну, разве это не чудо!

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Федор Кондратьев:
Религиозное чудо в наше время и его последствия
Странички из автобиографической книги «Перед уходом. Уроки жизни»
15.11.2019
Религиозность и психопатология. Аспекты взаимовлияния
Суждения православного психиатра
16.10.2019
Светочка, светлая личность, уже в пути к вечному свету
Странички из автобиографической книги «Перед уходом. Уроки жизни»
11.10.2019
Неисповедимы пути Господни, и мы не можем знать, где для нас финишная черта
Странички из автобиографической книги «Перед уходом. Уроки жизни»
06.10.2019
Все статьи автора