«Византийское время»

Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году. Часть 2

Часть 1

 

11. Наставление от папы Яниса

Дмитрий - киприотский попутчик был все время рядом, переводил, делился новостями. Сказал, между делом, что в соседнем скиту передали информацию из кельи Климеев, что в сторону скита Агиа Анна ушел их мул с пустой корзиной. Что, возможно, из их скита придут за ним монахи. Но мы и планировали, как раз, после скита праведной Анны и, не запланированной уже, встречи с  папой Янисом, идти в этот скит для встречи с о. Салафиилом, ночной молитвы,  и отдыха.

Спускаемся в келью папы Яниса, уже седьмой час. Получится ли увидеть, почитаемого многими православными христианами известного афонского геронту - папу Яниса? Мы уж и не думали, что удастся с ним побеседовать. Да и вопросов уже практически никаких не было. Спустились, ждем. От жары снимаю спортивную кофту с длинными рукавами. Остаюсь в черной футболке, на которой изображен белый православный крест, по подобию  схимников.  Садимся в ожидании информации от папы Яниса на скамеечку справа от ворот в келью. Дмитрий рассказывает о состоявшихся беседах со старцем - духовником Агиа Анны - о. Петром «О том, как правильно надеется на Бога». И тут на балкончик над вратами в келью неожиданно для нас выходит сам папа Янис. Сразу спрашивает: - Ну, какие у вас вопросы ко мне? Все растерялись. Смотрят на меня как самого старшего по возрасту из нашей группы из четырех человек. Мне пришлось задать самый важный вопрос: что мне делать, чтобы по-настоящему послужить Богу? Папа Янис улыбнулся и говорит:- Занимайся тем, чем занимаешься! Но помни, что Христос всегда ходил в рубахе с длинными рукавами!

Потом последовали вопросы Никиты и других паломников. Один из киприотов, который был у папы Яниса двадцать лет назад, отметил, что папа Янис был раньше более строгим. Отчитывал и строго спрашивал о каждой татуировке на его руках. Настала пора расставаться с дружелюбными попутчиками. Мы сердечно обнялись с каждым. Дима отметил, что это русская традиция так сердечно прощаться. Напомнил ему  русскую классику: - «И каждый раз на век прощайтесь...» Он понимающе улыбнулся. Очень заботливый, внимательный, предупредительный православный парень. Давал мне свой паломнический посох для передвижения по местным спускам и подъёмам, заботливо опекал нас, переводил наиболее интересные рассказы, беседы, местные  истории, подсказывал что посмотреть, где что находится.

 

12. Мул - проводник

 

В начале восьмого вечера мы отправились по незнакомой ближней верхней дороге в Рождественскую келью Климеев, известную обретением в ней братом Иосифом Муньосом - Кортесом чудотворной иконы Божией Матери Иверской -  «Монреальской». Волновался, думая, что нас заждался там с утра о. Салафиил, с которым целый день не было связи. Да как бы не заблудиться в приближающихся сумерках, на незнакомых горных тропах. 

Пройдя несколько метров от указателя на Катунаки, увидел стоящего мула, еще не верилось, что это тот самый заблудивший мул из кельи Климеев. Подхожу ближе, читаю на корзинном креплении хозяйскую надпись красной краской от Климеев. Дождавшись и встретив нас,  он  уверенно поцокал к своему дому, провожая нас по неизвестным, часто разветвляющимся тропам.

«Пресвятая Богородица - Игуменья Афона! Слава милосердию Твоему о нас грешных!» - звучало в изумленном очередным маленьким чудом  сердце. Пройдя метров двадцать за «мулашкой», захотелось еще воспользоваться его гужевой тягловой силой, благо корзина и крепительные резиновые веревки были на его спине. Но всякую мою попытку догнать и поставить, тяжелеющий  с каждым метром,  рюкзак с посланными книгами, вареньем, моей запасной одеждой и обувью не удавалось. Как только ускорял шаг, примериваясь к закидыванию рюкзака в «мулашкину корзину», мул так   же прибавлял шаг, видимо, не желая нагружаться. Тут уж я взмолился: - Дорогое животное имей совесть, помоги!

Через несколько шагов мул останавливается, догоняю его, взваливаю свой рюкзак в его корзину, привязываю резиновыми веревками. Мул меня после всего этого пропускает вперед. - Мол, иди вперед, как владелец поклажи!

     Двигаюсь налегке и по времени в пути, подсказанному знающими эту дорогу   монахами из скита Агиа Анна, мы должны были быть совсем  близко к цели нашего перехода. И тут незадача, очередная развилка тропинки. Две калитки у двух небольших оград, одна вверх - менее натоптанная, другая вниз - более утоптанная. Осматриваю обе дорожки.  Наверху идут какие-то  строительные или ремонтные работы, стоит недавно остановленная бетономешалка.  Кучи не разбросанного песка, гравия.  Затем спускаюсь на нижнюю дорожку, по которой сразу сначала пошли вместе с мулом. Он там остановился и не желает дальше двигаться. Сбегал вперед по этой дорожке на разведку. Возвращаюсь к мулу,  стоит. Может, пощиплет травку и пойдет.

Мул наклонил голову, взял в рот какую-то смолу, или, обугливавшийся по  краям корень, подержал во рту и выплюнул. Что он этим хотел сказать, я не понял. Посылаю Никиту,  чтобы угостил его чем-нибудь  вкусненьким и застимулировал  дальше показывать нам путь. Мул стоит, ни с места. Мне не терпится добраться до о. Салафиила. Ждать нет времени, скоро стемнеет. Да и мало ли какие заскоки могут быть у родственника ослов. Возвращаюсь к мулу. Глажу, упрашиваю двигаться дальше, ни с места. Тогда беру свой рюкзак. А то загуляет снова где-нибудь с моими вещами, документами, посылками.   Стой сколько хочешь, говорю, У нас нет времени изучать особенности твоего характера.

 

И отправляемся на самостоятельный поиск своего дальнейшего пристанища. Пролезаем по узким, плохо протоптанным, тропинкам дальше, видим поблизости похожие на келью Климеев домики и ограждения. Мне казалось, попади рядом к искомому месту, то сразу  узнаю. Тем более недавно смотрел небольшой фильм о. Салафиила «Таинственное место обретения чудотворной иконы...» и там была показана памятная калитка-вход в Рождественскую келью Климеев. А тут! ...Как будто глаза и память затуманила пелена.

 

Пытаемся найти кого-нибудь живого, чтобы спросить, но безуспешно. Вдруг, наконец, из одной соседней кельи  выходит монах. Мы спрашиваем,  он говорит, что мы немного не дошли до Климеев, что нужно возвращаться назад и повернуть направо. Возвращаемся, поворачиваем, оказываемся перед ущельем.

 

 

 

 По дороге в келью Климеев

 

Теперь-то, понятно, что если спускаться вниз и подниматься из него понадобиться не менее часа. Рассматриваем виднеющиеся  на той стороне ущелья кельи, как ласточкины гнезда на скалах. Узнать не могу! Тут уж надежда на себя совершенно закончилась, вскрылся особо мой грех самонадеянности и слабая, рассеянная молитва. Показываю фрагменты фильма «Таинственное место...»  Никите и он сразу узнает нужную  калитку. Через пять минут мы уже входим в  нее. Внизу у загона для мулов стоит и помахивает хвостом наш «проводник  и помощник», видно, давно уже пришедший коротким путем. Он не захотел идти неправильной дорогой, а мы его не поняли.

 

13. Молитва  в Рождественской келье Климеев

 

Уже смеркалось, слава Богу, калитка была открыта. Мы вошли внутрь кельи. Прошел по знакомым проходам. Заглянул в храм. В иконописную мастерскую, где была написана Иверская - Монреаальская Чудотворная икона Божией Матери.

Трапезная закрыта. Просто «келья - призрак». Ни души! 

 

Место  написания Чудотворной  иконы Божией Матери

 

Монахи, наверное, отдыхают в своих кельях-закуточках перед ночной службой. Внизу услышал какое-то движение. Один из старых монахов выходил по своим делам. Спускаюсь  и обращаюсь к нему. Геронта! Где брат Василий или Салафиил? Он гостеприимно улыбается и уходит звать других келиотов. Приходят три монаха вместе с ним. Один говорит по-русски. Спрашивает - кто мы такие? Да многое переменилось за семь лет, когда мы также под вечер прибрели сюда.  Объясняю, кто мы и откуда, он понимающе кивает головой. Показывает место нашего расположения и отдыха. Зажигает керосиновую лампу, но мы отказываемся из-за тяжелого запаха. Он ропщет, что хорошего керосина сейчас невозможно найти. Позвонили о. Салафиилу, он сказал, что он идет к нам. Нас приглашают в храм на повечерье. Молимся с братьями в уютном скромном храме с шестью стасидиями, расположенными по три, по левой и правой стене. Стасидии упираются прямо в иконостас. Пока мы молились, приходит о. Салафиил. Христосуемся, как будто расстались только вчера после пасхальной службы, а  не виделись уже несколько быстро пролетевших лет.  Братия начинают нас по православному потчевать разными местными вкусностями. Мы согласились на чай  с медом. И за чаем рассказали о. Салафиилу о  своих приключениях и чудесах. В разговоре не раз помянули мученика Иосифа Муньоса Кортеса, который сидел на этих скамейках, беседовал с этими братьями климеями, и отсюда вывез чудотворный Мироточивый образ Богородицы, который сиял потом на весь мир до мученической кончины хранителя иконы от руки сатанистов. Запомнились горячие слова о. Салафиила: - «Ведь что удивительно, Иверская - Монреаальская Чудотворная икона Божией Матери явилась в греческой келье, была написана греками, пошла служить, чудотворить  и раздавать свою   благодать русским  в Русской церкви заграницей. Привез ее от греков к русским  православный испанец чилийского происхождения. Действительно «...нет ни Еллина, ни Иудея .., но всё и во всём Христос». Это ли не братская связь православных греков и русских! Да и кто нам православным ближе православный киприот, грек, испанец, украинец, белорус  или русский безбожник-атеист?» Для меня тоже русский - значит православный. Вспомнил времена К. Леонтьева спор греков и болгар.

 Брат Иосиф  Муньос  и Чудотворная икона

 

После чая мы пошли отдыхать, так как в три часа ночи вместе с монахами встанем на Иисусову молитву. Когда легли отдыхать, мышцы моих ног стала сводить судороги с нарастающей болью, с трудом сдерживаю себя, чтобы не закричать. «Враг» мстит за наше горное подвижничество.  Своими громкими стонами разбудил  Никиту. Он встает, включает фонарик, ищет освященное масло. Намазываю свои окаменевшие,  скручиваемые судорогой мышцы ног, боль потихоньку отступает. Но так до трех часов и не смог заснуть. Без слов и суеты, как будто это привычное для нас дело, встаем на молитву.

Дожидаемся братию, заходим  в храм. Спрашивают, четки у вас есть?  Мы показываем свои четки. Читаются предначинательные молитвы, затем начинается Иисусова молитва по четкам. После каждой сотни узелков, поочередно определенные возгласы, из которых только понятно «Аллилуя, Аллилуя, Аллилуя». Затем  продолжение молитвы. Да! Видно, какой это  тяжелый, многолетний монашеский подвиг покаянной молитвы за потерянный человеком и человечеством рай. У самого старого монаха периодически из руки падают четки, он сразу наклоняется, поднимает их и  продолжает свое умное делание. Чувствуется что-то особенное, сокровенное в этом напряженной ночном, монашеском «умном делание», многовековой традиции исихазма. Вспомнились слова одного богослова: - «Синоним слова Афон это - исихазм».

Более трех часов молитвы пролетают быстро, хотя мы выходили для бодрствования на балкон, где на горизонте над морем сначала сияли звезды, а затем брезжит рассвет, и из-за гор собирается подниматься солнце. Идем в свою гостиничную келью отдыхать, ложимся. В голову приходят мысли, что все же еще дает Афон паломнику. Дает ритм молитвенный. Дает духовный настрой на молитвенную жизнь, жизнь не от мира сего. Размеренный уклад, обыденность монашеской жизни уводят от суеты мира сего. Природа Афона тоже имеет свое значение. Жаркий солнечный Афон, горные восхождения и спуски, расплавляют рациональный мозг, и привычное восприятие мира. Дают возможность посмотреть на свою суетную жизнь с позиции Вечности.

После небольшого отдыха, поблагодарив гостеприимных хозяев, выходим за калитку. За калиткой прощаемся с о. Салафиилом, спокойно и обыденно, как на пару часов, а может опять на неопределенное, известное только Богу время. И движемся каждый в свою сторону, мы на пристань, он к месту своей уединенной молитвы, но так хотелось, чтобы все мы встретились, больше не расставаясь в, потерянном нами и человечеством, рае.

 

Пристань Карулья внизу

 

14. О надеянии на Бога

 

       Спустились к пристани, и на горизонте в скором времени появляется, уже ставший родным, паром «Агиа Анна». Мы покупаем билет и плывем вдоль афонских берегов к  Дафнии. На палубе  встречаем друзей-киприотов. Садимся рядышком, как давние близкие знакомые, породнившиеся в своих духовных и дорожных паломнических поисках. Дима-переводчик продолжает рассказывать уже свои личные истории «о надеянии и уповании на Бога».

На Кипре не принято жить с родителями. Но волею судьбы Диме пришлось жить с тещей. Испытав на себе народную киприотскую мудрость, они с женой  стали молиться и надеяться на решение жилищного вопроса. Заработать молодой паре свое жилье не менее сложно, чем в России. Сначала им подруга предложила сдавать бесплатно ее строящуюся  квартиру, но несколько раз переносилась сдача дома, как и у нас это часто бывает. Но они не переставали молиться и надеяться. И вот, наконец, теща принимает решение строить себе новый дом. А старую квартиру оставляет молодым. Да,  надежда на Бога, о которой говорила Елена,  о. Рафаил, на которую обращал внимание о. Петр из скита Агиа Анна важное место в жизни каждого христианина. Слова о надежде, которые в свете наших нынешних духовных поисков и похождений кажутся такими живыми и подтвержденными каждодневным, полученным уже здесь,  афонским опытом. Да! Так ведь это и есть связующая  нить духовного смысла нашего паломничества, несмотря ни на что, необходимо надеяться на Господа.

 

15. Расставание с Византией

 

 

Мы с Никитой в конце паломничества

 

     В Дафнии мы расстаемся с друзьями -киприотами. После небольшой передышки, плывем дальше к Русскому Свято - Пантелеймонову монастырю. Монастырь с моря выглядит особенно величественно и грациозно. Русские купола церквей чем-то напоминают Троице-Сергиеву Лавру. В год тысячелетия пребывания русских на Афоне, которое праздновалось не так давно, все здесь было приведено в порядок. Но вот накануне монастырского праздника, на днях сгорела трансформаторная подстанция, нет электричества, паломников не принимают. Передаю многочисленные записки из России  знакомым батюшкам  для поминания здесь - в единственном Русском монастыре на Афоне. Здесь, уже более тысячи лет монахами Русской православной церкви возносится непрестанная молитва ко Господу и Его Пречистой Матери -  Игуменье Святой горы, которая, как мы убедились, быстро услышанною и исполняемою Ею бывает.

По возвращении в Уранополис быстро собираем вещи, обедаем на прощание у Марии. Наш водитель, Александр, уже поглядывая на часы, поторапливает нас. До вылета в Россию мы должны заехать в Салониках в Базилику св. Дмитрия Салунского и храм прп. Григория Паламы.

Все дела на афонской земле, пока, завершены, вперед к новым святыням и к новым духовным подвигам!

Салоники древнейший византийский город, который нуждается в отдельном посещении. Но даже посещенные вкратце храмы оставляют сильное впечатленье своей архитектурой, своими святынями, удивительными иконами и росписями. Благодать, полученная нами во время паломничества, здесь осмысляется и вербализируется в слова.

Вспомнились часы в келье у Климеев, показывающие византийское время и провидческие стихи, сфотографированные мною из книги «Последний Афон» о живом прикосновении к нему...

 

16. Византийское время

В завершение своих заметок об Афоне мне хочется привести упомянутые в начале стихи монаха Салафиила (Филипьева), в прошлом - инока Всеволода.

 

Византия, я тебя не знаю,

Так далек огонь твоих костров,

но как эллин православный чаю

видеть над Царьградом Крест Христов,

 

видеть над Стамбулом наше знамя

с надписью златой: «Сим победишь»

и к Причастию в Софийском Храме

подойти... Как жаль, что ты молчишь.

 

Византия, горестная птица

Свечка, принесенная Христу

Ночь афонская. Пришла пора молиться.

Воин византийский - на посту.

 

Жив Афон - как Византии семя.

На Афоне веру не убить,

Здесь осталось византийским время,

чтоб молитву  вечную творить.

 

Из разговоров с отцом Салафиилом и другими русскими, и греческими афонитами, я вынес их сердечную боль о начавшемся недавно разделении в Православии. Конечно, бывали долголетние разделения, как, например, между Русской Зарубежной Церковью и Московской Патриархией, которые по милости Божией потом уврачевывались. Но не всегда так бывает. Большую роль носителя духа мирна, и одновременно защитника Православия, всегда имела и имеет Святая Гора Афон. По обетованию Пресвятой Богородицы - Афон - это Ее удел до конца времен. Есть такое предание, что монахам нужно уходить с Афона, если Иверская Икона Сама покинет его. Но Иверская Икона сейчас на Афоне! И, кроме того, есть предание, что в горной части вокруг самой вершины Афона монахи будут жить всегда, а последнюю литургию совершат на вершине в храме Преображения двенадцать невидимых старцев.

Потому особенно больно слышать заявления наподобие того, что, мол, нельзя ездить на Афон, там раскол. Получается, что Матерь Божия говорит, что Афон - это Ее удел, а люди запрещают ездить в этот удел! Это же хула на Матерь Божию... Горько.

Да и посмотрел я на Афоне простых греческих верующих. Они с болью и недоумением говорят о том, что теперь лишены возможности ездить по святыням России, например, к блаженной Матроне, которую очень почитают. Их ведь не допускают до Причастия в России, если они чада Константинопольского Патриархата. А они говорят: «Мы против экумениста патриарха Варфоломея, который сидит далеко в Константинополе. Почему мы должны отвечать за его преступления!?» Ведь сейчас получается, что если греческий афонский старец приедет в Москву, ему не дадут ни исповедовать верующих, ни сослужить в храме. Кому-то очень выгодно отколоть Святой Афон от России. Чтобы не было этой святой благодатной духовной связи.

Вся это ситуация уж слишком напоминает двойную провокацию! Кому она выгодна? Только сатане и врагам Православия, даже если они прикрываются красивыми церковными словами.

Вместо того, чтобы запрещать ездить на Афон, нужно наоборот, призывать всех русских ездить туда как можно чаще. Дабы поддерживать наших монахов, наш Русский Афон, а кроме того, чтобы духовно общаться с братьями православными греками, с афонскими старцами, и совместно укрепляться в борьбе против экуменистов, модернистов, обновленцев, самосвятов и раскольников. Сила Православия в его единстве! Пресвятая Богородица, помогай нам!

 Святая Гора Афон, 2019 г.

 Александр Федорович Чернавский,  педагог-психолог, общественный деятель

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Александр Чернавский:
«Византийское время»
Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году. Часть 2
05.06.2019
«Византийское время»
Рассказы о паломничестве на Афон в 2019 году. Часть 1
03.06.2019
Вечная память
На 102 году жизни скончался Лев Иванович Павлинец (Лёвушка), многолетний трудник Свято-Троицкой мужской обители в Джорданнвилле
22.05.2019
О национальных государственных идеалах русского народа
К проекту Грамоты «Русского собрания»
29.11.2018
В тревожные для мира и России дни
Визит чудотворной иконы святого Царя-Мученика Николая II в монастырь Животворящего Креста Господня в д. Крест Погост
28.11.2018
Все статьи автора