Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Земное и небесное

Анна  Андреева, Русская народная линия

16.05.2019


Юрьев день в российской глубинке. Страница из летописи …


Уже более четверти века (юбилей отметили в 2017 году) существует берсеневская община. И с первых дней, с первых ее шагов зародилась хорошая и очень нужная традиция - ежедневно ведется летопись. Много было событий, интересных гостей у нас в храме; беседы, паломничества и экскурсии; регулярные «шефские» поездки в глубинку; ежедневные радости и скорби, трудности и их преодоление. В подробных записях можно поэтапно проследить, как пульсировала, чем жила все эти годы община, с чего все начиналось, что было сделано за эти годы и сколько замечательных людей участвовало в этом. Малую лепту попытаюсь внести в это доброе дело -  расскажу о прошедшей очередной поездке в российскую глубинку, которая в этот раз пришлась на Светлую седмицу и на праздник святого великомученика Георгия.

Как никогда насыщенным оказалось в этот раз наше паломничество. Почти в 20 селах и деревнях в полуразрушенных храмах, часовнях и у поклонных крестов прозвучала молитва, колокольный перезвон будил окрестности, пасхальное «Христос воскресе из мертвых», «Воскресение Христово видевше», «Воскресения день просветимся людие, Пасха, Господня Пасха» радостно разносилось по округе, «веселыми ногами» крестными ходами обошли мы не один километр.

Деревня Райки, живописные места вокруг, лес, речка. Про Райки в советское послевоенное время говорили, что здесь детей, как в Китае. Сейчас деревня полностью вымершая - лет 8 назад умер последний местный житель. Дорога к Райкам незаметно с каждым годом зарастает. Четырнадцать лет назад наши прихожане установили здесь поклонный крест на месте разрушенной Тихвинской часовни. Этот крест был первым «нашим» крестом в этом регионе. В этот приезд рядом с крестом увидели «коробку» из двух нижних венцов - основание новой часовни. Наш прихожанин, проникшийся к этому месту, начал ее строительство. Надеемся, что через год-два здесь уже будет первая восстановленная часовня. Пропели у креста пасхальный час.

Неподалеку от Райков деревня Заболотье, ситуация аналогичная - в ней остался последний местный житель, одинокий, сильно пьющий карел. Здесь также раньше была часовня в честь свв. Кирика и Иулиты. На этом месте несколько лет назад нами был установлен поклонный крест.

Село Пиногощи. Покровский трехпрестольный храм 19-го века, сильно руинированный. Средняя его часть обрушилась. Наша община сделала все возможное, чтобы законсервировать его и остановить дальнейшее разрушение. Здесь о. Кирилл отслужил Литургию, накануне вечернее богослужение. Во время службы сверху все время осыпалась известка, на полу россыпь обломков кирпичей - хорошо, что падали они не в наше присутствие. Было несколько причастников, правда, из соседнего села Вышково - местные, которых к тому же мало осталось, абсолютно равнодушны к своей святыне. В Вышково тоже была своя церковь, огромная, по рассказам старожилов. Великолепный Воскресенский храм. Даже фотографий не осталось, вообще ничего нет, даже намека на фундамент - церковь уничтожили полностью. На месте разрушенной дотла величественной церкви сейчас ремонтные мастерские для сельхозтехники. Здесь наши прихожане тоже установили поклонный крест, потом выпросили пустующий домик для моленной. Местные жители активно и с воодушевлением взялись за ее обустройство - эта моленная, можно сказать, образцовая: в ней всегда чисто, светло, уютно. А сейчас так совсем «богато» - отгородили алтарь и теперь это уже храм, здесь служатся Литургии.

Всего на Светлой в N-й губернии было совершено три Литургии. Вторая - в селе Михайлова Гора. Здесь пока еще держится, как говорится, на честном слове, огромный пятикупольный Преображенский храм, его видно издалека. С грустью констатировали, что центральный купол накренился еще больше, наверное, его уже не спасти. Рядом силами местного подвижника игумена Афанасия построена деревянная Никольская часовня-храм (он, кстати, помимо этой часовни возвел с помощью своих духовных чад более двадцати деревянных часовен-храмов рядом с разрушающимися каменными).  В ней и были отслужены вечерняя служба и Литургия.

В селе Кава у поклонного креста на месте разрушенной Вознесенской церкви пели утреню, вместе с немногочисленными местными жителями обошли крестным ходом с пением пасхального канона часть села.

В селе Черновка целый монастырь даже был, здесь нами также установлен поклонный крест. Здесь, а также в селах Прудово (у поклонного креста на месте Ильинской церкви) и Заручевье (у поклонного креста на месте Никольской церкви) пропели пасхальные богослужения и прошли крестным ходом. Ни один местный житель не заинтересовался, не пришел на перезвон нашего колокола, призывающего на моление.

В селе Сергиевское в храме прп. Сергия отслужили вечерню. За ним следят приезжающие на лето дачницы, они очень любят этот храм; богослужения здесь всегда проходят радостно, людей приходит много и чувствуется особенное тепло и благодать. Сейчас, видимо, еще не сезон, поэтому храм (тоже изрядно руинированный, но любовно опекаемый женщинами) мы застали в запущенном после зимы состоянии: все засыпано обломками кирпичей, как после бомбежки, сквозняк гуляет сквозь прорванную на окнах пленку, иконы повалены; занавесочки, закрывающие вход в полностью обвалившийся алтарь, больше похожи на лохмотья. Кроме нас на службе не было никого. Грустная картина.

Пропели богослужения (на Светлой ведь все поется) и прошли крестными ходами в селе Дмитровское (руинированный храм св. Димитрия Солунского), деревне Волхово (поклонный крест на месте разрушенной часовни св. Параскевы Пятницы), деревне Житниково (здесь местные жители сохранили свою часовенку в честь св. вмч. Пантелеимона), деревне Иваньково (также цела деревянная Казанская часовня), в деревне Бронино (здесь в советское время в часовне был магазин), в деревне Колмодворка (поклонный крест на месте разрушенной Ильинской часовни). В деревне Поповка по осени мы также установили крест, в этот приезд его освятили и отслужили возле него пасхальную обедницу.  В деревне Долганово с грустью обнаружили поклонный крест обвалившимся.

Особенно запомнилось богослужение в селе Кузьмиха. Раньше это было огромное село, была своя церковь Михаила Архангела и часовня. От церкви остались очертания фундамента, рядом установлен поклонный крест. В ранее богатом селе осталось два жителя - муж с женой за 80 лет. Они доживают здесь последнее лето и намерены уехать к детям. Все. С их отъездом село полностью опустеет. Старик проводил нас ко кресту, а его в свою очередь сопровождали две собаки-сторожа. Они всячески оберегали своего хозяина, периодически подлаивая на нас, мол, не расслабляйтесь, мы рядом. Когда началась служба и запели «Христос воскресе из мертвых...» собачки успокоились, улеглись в сторонке и больше до окончания богослужения мы их не слышали. Когда мы приедем сюда в следующий раз, по всей видимости, и полаять будет некому...

Третья Литургия должна была быть в селе Первитино в Троицком великолепном, но также аварийном, храме. Там в прошлом году по осени уже была совершена первая после долгих лет запустения Литургия. Наметили в этот раз служить здесь на Фомину неделю, артосы с собой привезли. Но неожиданно воспротивилась этому староста храма, выдвинув, на ее взгляд неоспоримый аргумент - храм рушится, находиться в нем опасно. К сожалению, переубедить ее не удалось и вместо Божественной литургии в башенке рядом с храмом мы пропели только пасхальный час. Было очень тягостно на душе - как можно было отказаться от Литургии, да еще и в такие светлые пасхальные дни?! Молились также в селе Змеево, в деревянном, на две трети прогнившем и рухнувшем Никольском храме.

Ну и наконец, перед отъездом в Москву, 6 мая, престольный праздник, Юрьев день, в карельской деревне Ананкино. В честь св. Георгия в середине 19-го века здесь была возведена часовня - довольно редкий памятник деревянного зодчества. Основа часовни традиционная - четырехугольная с галереей и восьмериком, а отделка выполнена в стиле классицизма. Вокруг - открытое гульбище. В советское время часовню закрыли и использовали ее под сельский магазин. Когда мы первый раз приехали в деревню, узнав про Георгиевскую часовню, то увидели ее в катастрофическом состоянии, более чем плачевном: обезглавлена, разорена, осквернена. Внутрь войти было невозможно. Обе двери заклинило, они прочно врылись углами в землю. Крыша часовни угрожающе нависала над нами, и в любой момент, пока мы вычитывали вечерню на ступеньках перед входом, могла завалить нас отвалившимися гнилыми досками.

Рядом с часовней наши прихожане установили поклонный крест, о. Кирилл служил здесь молебны с водоосвящением, уставные службы, совершались крестные ходы по деревне.

Можно сказать: зачем что-то пытаться восстановить? Не проще ли все снести, развалить полусгнившие бревна и поставить новую часовню? Да, наверное, это будет проще, и даже дешевле. Но можно и с другой стороны посмотреть на это - не с материальной, но с духовной. Восстанавливая часовню, мы будто бы соприкасаемся, становимся рядом с теми, кто более 150 лет назад с любовью и молитвой своими руками выкладывал эти бревна, создавая святой островок в своей деревне. Храм, часовня - самое главное место в селе. И строили их на века, лучшие материалы использовали для этого, лучших специалистов посылали на это богоугодное дело. Иной раз можно увидеть такую картину: почти исчезнувшая деревня (а деревни сейчас повсеместно доживают свой век - люди вымирают, спиваются, уезжают в города) с единственной, каким-то чудом сохранившейся, постройкой - церковью или часовней.

 

В прошлом году, также на св. Георгия, подъезжая  к деревне, обрадовались, увидев новую крышу - снаружи часовня явно ожила. Вспомнили, как непостоянство весенней погоды ощутили, как говорится, на своей шкуре. Выехали из Москвы под слепящим теплым солнцем, а подъезжали уже под грозными свинцовыми тучами. Мы тоже любим грозу в начале мая - смотреть на нее с крылечка, стоя под навесом, очень романтично. А тогда пришлось под проливным дождем и сильнейшими порывами ветра переносить из машины все, что нужно для службы: книги, облачение, колокол, кадило, водосвятную чашу, свечи и другую утварь. Свечи не зажигались - сквозняк, который гулял в часовне по кругу, задувал спичку сразу, если удавалось все же затеплить свечку, то это было ненадолго. Разжечь кадило казалось было вообще нереально. Сифонило изо всех щелей основательно. Полов нет. Да пусть был бы земляной пол, но ровный - так нет. В деревне не нашлось рук, чтобы сровнять эти колдобины из песка, земли, камней, досок, железа и еще не пойми чего. И ведь для этого не нужны большие деньги. Руки, лопаты и один-два часа времени. Ходили как по минному полю, смотря себе под ноги, чтобы не слететь в яму, или, случайно наступив на край доски, вторым не получить себе в лоб. Во время службы в определенные уставом моменты нужно было выходить трезвонить или делать удары в колокол. Задание оказалось не из простых - ступеней практически не было, перелезали через высокий порог, карабкались как на Эверест, с угрозой свернуть себе шею, или переломать ноги. Я несколько раз спотыкалась и повисала на дверях, держась за крючок. Рядом со входом лежало несколько огромных валунов. О. Кирилл, выходя в конце службы из часовни, держа в одной руке Дары, в другой Евангелие, поскользнувшись, чуть не разбил голову об эти камни. С Божией помощью, все же прошли эти трудности и службы провели.

Опять же вопрос к местным жителям - разве нужны большие затраты, чтобы сделать ступени? Любим поплакаться, денег нет, никто не помогает и т.д. и т.п. Вспомнился наш староста Владимир Никанорович, который в таких случаях говорил: «С деньгами любой сделает. Вы попробуйте без денег выкрутиться!» К нынешнему нашему приезду ступени немного подправили, но это оказалось единственным результатом реставрационных работ за год... Надо сказать, в этом году неизвестные благотворители (Господь знает их имена) пожертвовали для ремонта часовни некую сумму - теперь есть надежда на новый пол!

Каждый человек может принести пользу. Даже если не силен в плотницком мастерстве, то в ходе работы можно всему научиться, подставить свое плечо. Люди часто боятся сложностей, материальных затрат, но, как говорится в русской поговорке: «Глаза бояться, а руки делают». Бывает, что и не так все страшно на самом деле, нужно только начать: спилить вокруг заполонивший кустарник, скосить бурьян, вынести мусор, отмыть стены (ведь были глупцы, которые оставляли свои автографы на них, а то и надписи непристойные), оттереть полы, поставить иконы, возжечь свечи, помолиться. Нужно показать пример, увлечь людей тем, как это важно, прежде всего, для них самих, для их родного села. А дальше, как правило, собираются люди, находится и материал и специалисты. К сожалению, у местных жителей деревни Ананкино завершить начатые работы нет сил. А дел еще непочатый край - и внутри и снаружи: нужно менять сгнившие венцы сруба, рухнувший потолок, окна...

Уникальное культурное наследие Руси, коего нет в европейской культуре - деревянное зодчество. Оно повсеместно сейчас находится под угрозой полного исчезновения, т.к. более уязвимо - дерево разрушается быстрее, чем кирпич или камень. Но есть и преимущество в этом - законсервировать и отреставрировать деревянную постройку все же дешевле. Повезло в этом плане Кижам - музею-заповеднику под открытым небом - реставрация его памятников происходит буквально на глазах у всего мира. В прошлом году шло кропотливое восстановление главок Преображенской церкви, признанной вершиной деревянного зодчества Русского Севера. И даже в состоянии ремонта церковь вызывает восхищение и уважение к мастерству умельцев.

 

По сравнению с этими масштабными реставрационными работами на острове Кижи, задача по восстановлению Георгиевской часовни в деревне Ананкино все же немного проще. Силами нашей общины установлен поклонный крест рядом с часовней; расчистили мусор вокруг (вывезли двенадцать тракторных телег), сделали каркас и обрешетку крыши, покрыли ее железом. Над часовней водружен крест, который освятил благочинный.

 

Не можем похвастаться, что наш храм имеет излишек в финансах. Сами клинически завязли в долгах за коммунальные услуги - тепло, вода, свет. Но настоятель все равно находит любую возможность, иногда мизерную, а иногда и значительную, чтобы поддержать глубинку: деньгами, рабочими руками, словом - что тоже немаловажно, и даже более существенно, чем материальная поддержка. Вот пример села Залазино, Скорбященского храма. Когда мы здесь впервые появились, была полная разруха, печка рухнула, потянув за собой пол; беда, глазу остановиться не на чем. В восстановлении церкви наша община приняла активное участие: покрыта крыша над алтарем; разобран и вывезен весь мусор, что остался после бывшего здесь в советское время «холодильника» (кости, черепа животных, тряпки, гнилушки); оборудованы два алтаря в приделах (иконостасы, церковная утварь, Дарохранительница, подсвечники, паникадила - всего не упомнишь). Общими усилиями все делали, местные жители очень помогали, трудились, побелили храм внутри, полы покрасили, коврики любовно расстелили, печки установили. О. Кирилл проводил здесь регулярно, раз, а то и два раза в месяц богослужения, по воскресным дням и праздникам, исповедовал, причащал Христовых Таин, беседовал. Но с некоторых пор, услышав, что местного священника это напрягает, мы перестали там бывать. Казалось бы, помогли, «поставили на рельсы» богослужебный круг, дали толчок, зажгли людей. И что вы думаете: староста плачет - «у нас руки опустились, ничего делать не хотим, раз о. Кирилл нас бросил, так и мы все бросим». Как малые дети. Ну как же так? У вас бывают службы, пусть не по праздникам, пусть не в воскресные дни, но священник (ваш, местный) приезжает, служит. Значит, вы не без молитвы. И сами можете вычитывать необходимый суточный круг: полунощницу, павечерницу, 12 псалмов, обедницу -  хотя бы что-то, хотя бы часть некую, на 5-10 минут. Даже такая малость поднимет дух, храм не должен оставаться без молитвы. Но нет. Нужен поводырь, нянька. В этот наш приезд с пением пасхального канона под трезвон нашего небольшого колокола обошли церковь крестным ходом.

Молитва - это труд. Для многих - тяжелый. Только начали в Ананкино вечерню (а впереди еще утреня и первый час), читается «Сподоби, Господи», а к моему уху наклонилась рядом стоящая местная жительница и шепчет: «Нельзя ли сократить службу?»...

«Царствие Небесное нудится, и нуждницы восхищают е» (Мф. 11,12).

Утром - полунощница, часы, обедница, молебен св. вмч. Георгию с водоосвящением, крестный ход. Только вышли на крестный ход  из часовни, одна из местных (ей поручили нести Евангелие), услышав гудок машины, моментально отдает мне Евангелие со словами: «Пойду за хлебом - машина приехала, а то потом негде будет хлеб купить» (потом оказалось, что и не хлеб это был вовсе, а газ - напрасно только крестный ход пропустила). Суета житейская отрывает нас от вечного, и всегда мы стоим перед выбором: земное или небесное. 

В беседе после службы о. Кирилл рассказал о житии и подвигах святого Георгия - небесного покровителя русского воинства. По воле Божией, Победа в Великой Отечественной войне была одержана в пасхальные дни, фактически все основные военные действия были прекращены как раз на праздник св. Георгия и маршал Жуков - Георгий - принимал парад Победы на Красной площади. «Святому Георгию мы молимся о державе нашей. Сколько заброшенных домов, сколько полей заросших, как мало осталось местных жителей. То, что эта часовня находится в таком заброшенном состоянии это большой нам укор. Мы должны просить святого Георгия переломить ситуацию».

Конечно, много зависит от властей. О. Кирилл заметил, что совсем недавно повсеместно закрывали сельские школы и медпункты, объясняя это тем, что будет повышаться качество обучения и медицинского обслуживания. А ведь закрыть сельскую школу - это означает подписать приговор селу. Сейчас, когда тысячи и тысячи школ, медпунктов уже закрыли, когда удар «под дых» деревне нанесен, Президент признает, что эта линия была ошибочной.

Святой Георгий Победоносец - покровитель нашей столицы (его образ на гербе Москвы), но также и деревни: в Юрьев день, как его называли в старину, на Руси служились молебны,  просили у святого благословления на хороший урожай, на то, чтобы скот был сбережен. И только после этого начинались сельхозработы. На Руси особенное почитание святого Георгия, множество храмов строиться в его честь. 

О. Кирилл пожелал помощи Божией в молитвенных трудах, дальнейшего возрождения и благоукрашения Георгиевской часовни, чтобы она наполнилась людьми, чтобы они осознали важность духовного делания, которое должно быть положено во главу всего.

Обедали у Валентины, местной жительницы, активной прихожанки и в Пинагощи, и в Вышково. Как принято, за трапезой поздравляли именинников. В этот раз день Ангела был у головщицы нашего храма Александры. Ее небесная покровительница - святая царица Александра, которая, видя страдания, мужество, подвиг и чудеса святого Георгия, уверовала во Христа и исповедовала свою веру перед гонителями, за что была казнена вместе со святым Георгием. В адрес именинницы было сказано много хороших слов, добрых пожеланий. О. Кирилл отметил ее труды в берсеневском храме, в котором Александра поет с 13 лет (а в этом году ей исполнится двадцать) и «несомненно, большой вклад и в дело святого возрождения порушенных, поруганных святынь на нашей земле, в дело возвращения к своим истокам, своим корням людей, живущих здесь». Отметили целеустремленность Александры, ее отзывчивость, коммуникабельность, трудолюбие, доброе сердце. Искренне желали крепости душевных и телесных сил, преумножение талантов. О. Кирилл высказал пожелание Александре находить возможность приезжать сюда и на будущее время, т.к. «это очень важно для этой земли и вообще для нашего Отечества».

Параллельно, но уже мирянским чином, шли праздничные службы в селе Пиногощи, где также есть придел в честь св. вмч. Георгия. Туда приехали наши прихожане, которые не смогли и так брошенный храм в престольный праздник оставить вообще без молитвы.

Каждый храм, каждая часовенка - это кусочек Русской земли, кусочек русской истории. Разрушается, исчезает храм - исчезает часть Русской земли. Долг каждого человека - сохранение своей Родины. Господень ангел, приставленный к каждому дому молитвы, предстоит пред Богом и за тех, кто его создавал, и за тех, кто его возрождает.

 

На обратном пути добрым словом вспоминали почивших год назад почетных попечителей нашего храма свт. Николы на Берсеневке Андрея Викторовича Сорокина и Сергея Ивановича Шевченко. Очень много сделали они и для берсеневского храма и для многих храмов русской глубинки. Господь упокоил их в светлое время - в Святую Пятидесятницу.

Описываю подробно, возможно, кто-то скажет - зачем это нужно? Но из таких вот событий - значительных и не очень, обыденных и праздничных складывается жизнь нашего прихода, нашей общины. Это наша летопись, мы сами пишем ее и делимся с вами...

 
Так в море житейском волна за волною
Сменяются резко под нашей ладьею. 

Житейское море играет волнами,

В нем радость и горе всегда перед нами...

Андреева Анна, руководитель Издательского отдела храма свт. Николы на Берсеневке


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме