Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Транзит: Нижний Новгород - Чебоксары

Сергей  Скатов, Русская народная линия

Русское Собрание / 15.05.2019


Ко Дню памяти гражданина Кузьмы Минина …

 

Транзит - ...явление, во время которого, с точки зрения наблюдателя из определённой точки, одно небесное тело проходит перед другим небесным телом.

Википедия

 

ЧТО ЖЕ ЭТО за поездка была у нас такая... Однодневный, военным языком выражаясь, марш-бросок, типа разведывательной «спецоперации»? Экскурсия по памятным местам? А они, действительно, памятны... Паломничество? Храмов на нашем пути было множество, правда, по времени не успевали рядышком остановиться, в них зайти, но всякий раз крестились на православные купола, и звучала в салоне нашего автомобиля молитва... Скорее всего, случилось и то, и другое, и третье.

И надо добавить: мечтал я об этой поездке не один год! Прямо-таки гвоздем сидела мысль-идея в моей журналистской голове... Но все что-то мешало. Как говорю в таких случаях: «Рогатый не дремлет!»

Причем, и на сей раз оказалась поездка на грани срыва. В машине, о которой заранее договаривались, нам в итоге отказали. Один из соратников внезапно захворал, позвонил уже в ночь накануне, что не выйдет (а пригодилось бы его содействие очень -  художник, иконописец). В пути не туда свернули, пришлось возвращаться. Фотоаппарат вдруг забарахлил, и не все значимое удалось запечатлеть на память «благодарным потомкам». И так далее... Как бы то ни было, вот мой отчет. Коротко не получится, но постараюсь, чтобы - показательно и «удобоваримо».

В НАШУ ДЕЛЕГАЦИЮ, помимо автора этих строк, вошли другие участники Нижегородского отделения «Русского Собрания». Это известные и авторитетные в Нижнем общественные деятели Николай Лапшин и Михаил Рубцов.

Николай Михайлович Лапшин - Заслуженный учитель России, хотя на пенсии, но продолжает в поте лица трудиться, воспитывая ребятишек в том духе, в котором ТРЕБУЕТСЯ. В недалеком прошлом - дважды депутат Городской думы Нижнего Новгорода, по сей день помощник одного из городских депутатов. Да вот и в «Русском Собрании» участвует.

А с Михаилом Ивановичем Рубцовым в 2012 году мы провели Всероссийский Крестный ход в честь Всенародной победы над католическими оккупантами. Победу обеспечило Нижегородское ополчение под предводительством земского старосты Кузьмы Минина и доблестного воеводы Рюриковича князя Дмитрия Пожарского. Увы, было это единственное значимое в России мероприятие на 400-летие Великой Победы. Я много писал об этом, но сейчас акцентирую внимание читателя на том факте, что наш Крестный ход от Нижнего до столицы по маршруту Ополчения тогда, в октябре 2012 года, ФСО-шная охрана каким-то невообразимым образом пропустила на Красную площадь в Москве, и мы ПОШЛИ! Как подобает: с православными песнопениями, хоругвями и «прочая»... Японские и другие туристы были в восторге!

То был истинно Народный Крестный ход. Народный - его, таковой, на Красную площадь решились пустить впервые за последние 100 лет! Кто отдал команду, какое столичное начальство и персонально - тайна эта для меня по сей день «покрыта мраком». Впрочем, рано или поздно, а узнаем... Помимо всего прочего, Михаил - член Союза писателей России.

Выехали из Нижнего Новгорода с рассветом. Путь предстоял до Чебоксар.

Как выехали, я по ходу начал читать друзьям лекцию. Конечно, многое они и без меня знают, люди сведущие, и цель поездки была заранее оговорена, но, скажем так, в силу профессиональных интересов и опыта я носитель определенного рода информации, которую накоротке, договариваясь по телефону о поездке, не перескажешь. Цель была следующая.

Приближается 21 мая - очередной день кончины народного героя Кузьмы Минина. У нас в Нижнем Новгороде это памятный день, официально весной 1999 года Нижегородским областным Законодательным Собранием принятый в качестве знаменательной даты. 

Это мы, так называемая общественность, а вообще-то, неравнодушные к родной истории люди в 1998 году в Нижнем создали общественный Фонд Минина и Пожарского, подготовили необходимые документы, предоставили их в ОЗС, долго потом эти документы правили, и, наконец-то, законодатели проголосовали... Надо сказать, голосование было «подготовлено». На нашей стороне тогда крепко стояли губернатор Нижегородской области И.П. Скляров, глава ОЗС А.А. Козерадский, а все начинания наши окормлял митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов). Ивана Петровича Склярова и владыки Николая давно уже с нами нет, но дело их, задумки живут - для чего и нужны мы, их сподвижники, что помоложе!

К величайшему сожалению, эту важную официальную дату - День памяти гражданина Минина на Нижегородской земле с годами подзабыли. Менялись губернаторы, их «обслуга», и в конечном итоге бывает так, что и цветочка-то в памятный день на могилу русского героя областная, либо городская власть 21 мая не принесет. Чего, разумеется, не скажешь о власти духовной.

Всякий год в нижегородских храмах на 21 мая звучит лития памяти Кузьмы Минина, архиереи, батюшки пастве доносят вдохновенные речи о непреходящем значении его православного подвига!

После череды перезахоронений останки Кузьмы Минина, как считается, покоятся в древнем Михаило-Архангельском соборе Нижегородского кремля. Собор этот в паре минут хотьбы от кабинета любого нижегородского губернатора или же градоначальника (власть предержащая размещена у нас здесь же, в Кремле). Но, видимо, трудно порой приподнять одно очень даже отягченное этой самой властью место, вознести оное с начальственного стула, дабы почтить память героя!

Такая вот получилась, если коротко, лекция. А что - я не прав?

Ехали же мы в Республику Чувашия, чтобы побывать на месте гибели легендарного земляка Кузьмы Минина.

*    *    *

СЛУЧИЛОСЬ ЭТО в 1616 году.

В начале того далекого от нас года Кузьма Минин, уже думный дворянин, облеченный особым доверием царя, по царскому же велению вместе с боярином Ромодановским прибывает в Казань, где «черемиса заворовала». Завершив расследование, двинулась комиссия обратно. В пути занедужил Кузьма Минин. И скупо пишет современник-хронограф: «А Кузьмы Минина едучи к Москве на дороге не стало». Предположительная дата кончины героя - 21 мая по новому стилю.

Но есть и другие свидетельства о кончине героя. Об этих свидетельствах в свое время нижегородцам поведал талантливейший журналист, писатель и мой давний, еще с молодой поры друг Вячеслав Федоров.

Вот что писал Вячеслав Вениаминович в областной газете «Земля Нижегородская», обозревателем которой трудится последние годы. Привожу статью с небольшими купюрами, почти полностью. Во-первых, потому, что нет смысла, выдавая себя за эдакого «первопроходца», писать все то же, что написал Слава. Во-вторых, написано здорово - умно, красиво и доходчиво! В-третьих, информация, изложенная в статье, нам, как воздух, необходима в наших дальнейших рассуждениях.

Третий человек в ополчении

(«Земля Нижегородская», ноябрь 2012 г.)

Старый, посохший уже давно дуб преградил нам дорогу. А больше и некуда идти - мы были у цели. Дуб наклонился над озерцом и уже много веков отражался в его водах. Когда-то он был могучим, с густой шапкой листвы, а сейчас окаменевшие корни едва удерживали его на обрыве... Дуб иссох, но не поклонился времени...

Для чувашей этот дуб - реликвия. Нет, не со времен язычества, когда люди поклонялись деревьям. Он из более поздней истории, которой как раз в эти дни исполняется 400 лет.

За прудом рукотворные холмы. По всему видно, что здесь некогда жили, но оплывшая земля сгладила следы той жизни. Краеведы утверждают, что именно на этом месте стояла крепость чувашского князя Буртаса (ударение на втором слоге: «БуртАс» - С.С.)...

Имя князя Буртаса нам ничего не говорит, а чувашские историки считают, что он и был третьим воеводой ополчения, которое привели в Москву Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин...

Летописец пишет, что к Москве тогда шли «мордва и черемиса луговая и нагорная, и чуваша, и темниковцы, и алатырцы, иных многих городов людей тысяч сорок и больше».

В «Казанской грамоте» 1611 года отмечено: «Всякие люди Казанского государства - и князья, и мурзы, и татары, и чуваши... договорились с Нижним Новгородом и со всеми поволжскими городами, чтобы всем быть в совете и соединении и за Московское и Казанское государство постоять». Отряд чувашей в ополчение вел князь Буртас...

Сегодня в истории Чувашии он значится как «выдающийся чувашский полководец эпохи Смутного времени, т. е. конца XVI - начала XVII веков, ближайший соратник руководителей Нижегородского ополчения К. Минина и Д. Пожарского».

И действительно, Дмитрий Пожарский назначил Буртаса командующим всеми войсками народов Поволжья. С задачей тот справился...

Буртаса для истории открыл... нижегородский писатель Валентин Костылев. В 1939 году в журнале «Новый мир» появились главы его романа «Кузьма Минин». Чуть позже отозвалась газета «Правда»: «В согласии с исторической правдой автор, наряду с русским народом, показывает и те народы... чувашей, черемисов, татар, вотяков».

Валентин Иванович Костылев был прекрасным знатоком истории России XVI - XVII веков. Работая над романом о Кузьме Минине, он старался привносить в него как можно меньше литературного вымысла. Если перелистать страницы романа, там можно встретить имя чувашского воеводы Пуртаса. Писатель ограничился лишь упоминанием о нем, не показывая его в ратных делах. Фантазируя, писатель мог бы расписать его подвиги, но Валентин Иванович осторожен...

Почему Буртас превратился у него в Пуртаса? Здесь объяснение может быть простым. В чувашском языке буква «б» не звучит твердо, она смягчается и превращается в «п»...

А узнать о существовании этого полководца Валентин Иванович Костылев мог из устного фольклора, который он изучал. У Чувашии и Нижегородского края была общая история, и связи были гораздо теснее, чем сейчас. И Буртас был общим героем. Недаром Костылев приберегал его для следующего своего романа, в котором хотел описать дальнейшую судьбу Кузьмы Минина и его дружбу с Буртасом.

Планы писателя не осуществились. Но эта тема не была забыта. Ее начал разрабатывать чувашский писатель Михаил Николаевич Юхма. В 1966 году вышел его роман «Дорога на Москву», который неоднократно издавался, а сейчас включен в список произведений, рекомендованных для внеклассного чтения по истории во всех школах России. Нижегородским школьникам можно смело ставить двойки. Если бы они даже захотели его прочесть, достать эту книгу у нас не смогли бы...

На речке Унге, что течет в Чебоксарском районе Чувашии, злой холодный ветер рвет кусты, свистит в травах и метет по дороге колючую пыль. Из набегающих темных туч летит снег, роится у земли, подчиняясь ветру - где положит. А то вдруг все стихнет, и можно спокойно постоять на берегу Унги, рассмотреть ее зеленоватые воды и представить, какой она могла быть, когда к ней подошло войско Кузьмы Минина и князя Буртаса. Если она была полноводной, то глубокой - оба берега высокие. Через нее и двинулось войско по ненадежному весеннему льду.

Как же оказался Кузьма Минин у этой реки?

После освобождения Москвы от иноземцев и иноверцев Кузьма Минин перешел на царскую службу. Надо было выправлять дела в «расхристанном» государстве, укрепляя его основы.

Четвертый год не покидал Минин конского седла. Неспокойно было в Поволжье. Развелись лихие люди, что «многие места повоевали и села и деревни жгут, и многих людей в полон емлют и побивают».

В декабре 1615 года в Казань для следствия выехал по царскому указу отряд, в котором был и думный дворянин Кузьма Минин. К этому времени он уже имел этот почетный титул. Сделав свое дело, отряд возвращался в Москву.

И дальше идет исторический провал... Известно только, что отряд возвращался из Казани в конце зимы или, скорее всего, в разгар весны, но на реках еще стоял лед. Был ли в то время с Кузьмой Мининым князь Буртас, документально неизвестно. Но можно предположить, что Минин захватил его с собой. Ему был нужен хороший войн, к тому же их связывала крепкая, проверенная дружба.

От реки Унги до крепости Буртаса... совсем недалеко... Внезапно лед под конницей провалился, и Буртас с Мининым оказались в холодной воде.

До крепости отряд дошел, но Кузьма Минин совсем разболелся, и выходить его не удалось. Он умер в крепости Буртаса под дубом, куда его выносили греться на весеннем солнышке.

Вот так печально заканчивается легенда о дружбе двух воевод, одного из которых мы помним, а о втором узнаем впервые. День народного единства дает право соединить память о них. К сожалению, мы так этого до сих пор и не сделали.

4 ноября... праздник и в чувашской деревне Шобашкаркасы. Там будут вспоминать о деяниях Кузьмы Минина. Мы же о князе Буртасе не скажем ни слова. Где же тут единство?

Почему бы в этот день не оказаться на легендарном месте и нижегородцам? Есть еще время решиться на посыл туда хоть небольшой делегации.

Говорят, что если прикоснуться к дубу, то можно подпитаться особой энергией, вековой силой, которой можно делиться с людьми.

Мы это делаем охотно!

Вячеслав ФЕДОРОВ

Нижний Новгород - Чебоксары - Шобашкаркасы

*    *    *

В ЧЕБОКСАРАХ нас встречали в редакции «Советская Чувашия». Встречали как самых дорогих гостей!

Я заранее из Нижнего созвонился с коллегами, объяснил смысл нашего приезда и с полуслова получил взаимопонимание. Журналисты республиканской газеты с трепетом в сердце чтут память Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, своего земляка воеводы князя Буртаса, как никто понимают эпохальное значение Победы Нижегородского ополчения 1611-1612 гг.! Само название - «Советская...». Говорит оно о том, что коллектив газеты, основанной в первые годы Советской власти, в «новейшие», «капиталистические» времена ни в какую не захотел уступать традиции!

Нас приняли заместитель главного редактора, Заслуженный работник культуры Чувашской Республики И.В. Герасимов, известный в Чувашии, титулованный журналист Е.А. Зайцева (на Елену Алексеевну, собственно, я поначалу и «вышел», она писала на затронутые нами темы), другие сотрудники редакции. Игорь Васильевич передал привет от главреда В.Л. Васильева, пояснил, что Владимир Львович очень хотел встречи, но в последний момент поступил звонок - вызвали «в верха». Оно и понятно. Было утро 30 апреля, предпраздничный и потому весьма насыщенный событиями день. За чашкой чая и чувашскими сладостями мы более подробно представили себя и наши задачи и принялись корректировать события пусть короткого, но пока что рабочего дня. Вдруг двери распахнулись и... Как это явление описать? Заискрилось что-то в редакционном кабинете, радугой заиграло!

Это пришел на встречу с нами выдающийся чувашский... нет, берите выше - РОССИЙСКИЙ писатель Михаил Николаевич Юхма! Да-да, тот самый, на роман которого про Нижегородское ополчение «Дорога на Москву» 1966 года издания, впоследствии неоднократно переиздаваемый, Вячеслав Федоров в своей вышеприведенной статье ссылается! Роман, как уже говорилось, включенный в список произведений, рекомендованных для внеклассного чтения по истории во всех школах России! И который... нигде, к прискорбию, не достать!

Михаил Николаевич взял бразды правления в свои руки. Он сказал: «Поехали!». Дескать, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Наша делегация была того же мнения!

За экскурсовода был, разумеется, Михаил Николаевич. Он и место в машине выбрал рядом с водителем, чтобы обзор ему был пошире, а нам - соответствующее сопровождение.

Выезжали обратно из Чебоксар по исторической части, где каждое здание, всякая улица-площадь что-то да значат. Ехали долго - через предпраздничные дорожные пробки. Михаил Николаевич комментировал: «Вот на это, очень прошу, посмотрите! Тут история такая... Так, чуть помедленнее... Здесь нужно обратить ОСОБОЕ внимание!..» Елена Алексеевна Зайцева, журналист из «Советской Чувашии», которая тоже была с нами в описываемой поездке, вставляла в монолог мэтра свои весомые реплики, на что писатель живо реагировал: «А я всегда говорил - ну, какая же Вы, Елена Алексеевна, умница и красивая!»

Елена Алексеевна искренне смеялась: «ухажеру» в настоящий момент идет... 84-й год!

Чудо какое-то! Необыкновенный энтузиазм, непередаваемый, как бы сказали французы, шарм (одет без вызова, но «с иголочки», все в этом смысле тоже продумано). Добрый юмор, жизненная, кажется, что неиссякаемая энергия, коей многие из молодых позавидуют! При всем при том - нескончаемая любовь к России, к Родине, к своему Чувашскому народу, которым полностью посвятил долгую и многотрудную судьбу, отдавал и отдает себя без остатка, к братскому Русскому народу, без которого тоже своей жизни не мыслит!

Селение Шобашкаркасы - на въезде в Чебоксары по трассе из Нижнего. Мы с утра мимо, не заметив, проехали, так как вывески не было, а по карте определить трудно. Рядовое селение. По-русски говоря - деревня, где нет храма.

На повороте к историческому месту Михаил Николаевич скомандовал:

- Стоп! Нужны пояснения!

Остановились, вышли из машины. Михаил Николаевич указал вправо:

- Здесь на возвышении давно уже должна была стоять прекрасная скульптурная группа: это Минин, Пожарский и Буртас! Не стоит. А это, - указал влево, - отель имени Буртаса!

Подошли к «отелю». Действительно: по-английски написано, что и «отель», и «бар», и прочее. Даже имя Буртаса есть по-английски. Впрочем, и русским алфавитом сверху - БУРТАС.

- И что, - спрашиваем, - кого-то привлекает?

- Главное, что есть! Имени героя! - отвечал Михаил Николаевич. - Хозяин кафе - потомок князя, той же фамилии. Предприниматель. Вот захотел кафе придорожное в родовых местах открыть, а мы еле уговорили, чтобы было имени Буртаса. Хозяин все опасался, как бы название бизнесу не повредило. Ведь могли в так называемом национализме обвинить...

Сей термин, «национализм», оставим на потом (вернусь к данной теме чуть позже). А пока продолжим...

- Вон там, - указал Юхма на другую сторону, в даль через проезжую дорогу, - и есть река Унга. Сейчас обмелела, но была полноводной. Через нее переходил отряд Минина и Буртаса, лед подтаял и проломился. Простудился Минин...

Затем указал на Шобашкаркасы:

- А там, неподалеку, располагалась княжеская крепость. И Буртас похоронен. Холмы там, захоронение утрачено. Раскопки бы надо делать... - в голосе писателя начинает звучать горечь.

- Но где, - спрашиваем, - знаменитый дуб?!

- Так и пойдемте, - ведет нас Михаил Николаевич.

Ведет недолго. Метров через 100-150 от «отеля» нас окружают симпатичные дамы, щебечут, хлеб-соль предлагая... Оказалось, встречали местные молодые жительницы, актив, так сказать, а также представитель газеты «Таван Ен». Хлеб-соль, как полагается, мы приняли, но настаивали:

- А дуб-то, знаменитый, где?!

- Да вот, - подвела нас принимающая сторона к берегу озерца, которое издали не сразу проглядывало.

И тут вспомнились слова Вячеслава Федорова. Он писал в своей статье: «Дуб иссох, но не поклонился времени... Для чувашей этот дуб - реликвия...». Дуб не то чтобы иссох... Дуб, господа, - рухнул! Все ж таки, «поклонился»?

Израненной белугой, поверженным богатырем лежал дуб-реликвия на берегу озерца... Озерцо представляло собой зрелище не менее печальное. Скорее, была это запруда, замутненный водоем, поверху подернутый желтизной и для всего живого, вероятно, опасный. Даже не стал спрашивать, купается ли здесь деревенская детвора...

Продолжаем интересоваться у местных жителей: мол, и как же это вы, друзья, допустили?

Разводят друзья руками, искренне признавая:

- Допустили...

Эх-х-х... Многое изменилось со времен князя Буртаса... И Минина!

*    *    *

А ВЕДЬ КАК все хорошо начиталось! В середине «нулевых» массу начинаний новый праздник вдохновил - День народного единства.

Еще до отъезда в Чебоксары прочитал на официальном интернет-портале Чувашской Республики (заметка «Под дубом Буртаса» от 20 сентября 2007 г.):

«Прошло немало лет, пока выдаю­щегося полководца Буртаса призна­ли на родине. В Чебоксарах на выез­де на Московский тракт был уста­новлен памятник героям исторического романа Михаила Юхмы «Дорога на Москву», в котором рас­сказывается о жизни легендарного князя (недавно композиция была перемещена в один из городских парков). Появилась в столице Чува­шии и улица Буртаса.

А в этом году прошел и первый праздник на землях Буртаса. Гости возложили к знаменитому дубу цветы и выразили надежду, что очень скоро на поляне возле дуба будут проходить большие празд­нества, на которые соберутся представители многих народностей. Скульптор Петр Пупин уже изгото­вил макет памятника Буртасу и его друзьям Минину и Пожарскому. А в бюджете Чебоксарского района уже предусмотрены 100 тысяч руб­лей на первоначальные работы по установке скульптуры (ее планиру­ется отлить из бронзы).

Разумеется, и помимо памятни­ка хлопот предстоит немало. Необ­ходимо укрепить многовековой дуб, чудом удерживающийся на крутом склоне над озерцом. Озерцо это... тоже не­плохо бы очистить и обустроить. И еще проложить тропинку от памят­ника к заветному дереву...».

Возвращаемся в Чебоксары. С настроением, понятно, не из лучших. Подводим предварительные итоги.

Раскопки на исторических местах не ведутся, захоронение героя-князя утеряно. Озерцо не очищено, дуб вовремя не укреплен, рухнул. Соответственно, тропинка к заветному дереву от памятника не проложена... Кстати, а что с памятником?

- В макете, - рассказывают наши сопровождающие. - Его автор Петр Степанович скульптор у нас талантливый, известный. Памятник его работы должен быть прекрасен, стоять около селения на возвышении у федеральной трассы для всеобщего обозрения, отлит в бронзе. Три великих полководца на боевых конях в воинском облачении - Минин, Пожарский, Буртас...

Я вспоминаю, что читал также про «памятник героям исторического романа Михаила Юхмы «Дорога на Москву», в котором рас­сказывается о жизни легендарного князя».

- Сейчас увидим! - гарантирует Михаил Юхма.

Подъезжаем к одному из напряженных чебоксарских перекрестков. Михаил Николаевич с определенной долей иронии кивает за окно автомобиля:

- Здесь он стоял...

- Всадники в древних доспехах, - поясняет Елена Алексеевна. - Скульптурная группа из дерева, установлена в 1989 году. В 2005-м демонтирована, перенесена в парк 500-летия Чебоксар. Стояла на фоне колеса обозрения. Правда, теперь и оттуда убрали, хранится в одном из чебоксарских музеев. Причина, вроде бы, в том, что изготовлен памятник из дерева, а оно портится, с годами темнеет...

- От памятника начинается проспект. Еще в советские времена его хотели назвать в честь народных героев Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, а мост, что через проспект пролегает, в честь Буртаса, - продолжает Михаил Николаевич. - Хотели, да что-то «расхотели»...

- Улица Буртаса? Она-то, насколько знаем, есть!

Побывали и здесь. Вдоль нее, имени Буртаса, то есть в память великого чувашского полководца и, как бы сейчас сказали, государственного и общественного деятеля, почти в столичном центре расположился элитный коттеджный городок. Красивые особняки гордо - на столетия! - выстроились в ряд, напоминая нам о нашем героическом прошлом... А у меня вдруг мелькнула «грешная» мысль...

Что, если бы хозяева этих эксклюзивных владений чуток отвлеклись от дел насущных, скинулись... нет, не в валюте, но в обычных российских рублях? Вскладчину, думаю, получилось бы, хватило и на соответствующие археологические раскопки, и на бронзу для новой скульптуры, и дуб бы укрепили, и озерцо почистили, тропу протоптали, а деревянный памятник так бы обработали, что века бы еще, всех нас радуя, простоял!

*    *    *

СИТУАЦИЮ, КАК И ОБЫЧНО в тот день, поправил (или направил?) Михаил Николаевич Юхма!

- А теперь, - скомандовал он, - поехали ко мне!

«Ко мне» - это, значит, в центр исторических Чебоксар у набережной... Хотя: я так и не понял, куда же все-таки мы попали! Вывесок на офисе Михаила Юхма, да и как он сам свои организации представил, было столько, что глаза разбежались... Это и Всечувашский общественно-культурный центр, и Чувашское отделение Международной Академии информатизации, и «альтернативный» Союз чувашских писателей, которые Юхма собственными руками со товарищами создавал... Уже вернувшись в Нижний, я, филолог по базовому образованию, попытался более полно определить творческий и жизненный путь Михаила Юхма, сферу его многогранных интересов и... честно говоря, растерялся!

Это надо говорить, писать подробно, а не в рамках отдельной статьи - в циклах лекций и книгах, в полноформатных фильмах-исследованиях, столь уникальна личность! Что у нас в России такой человек есть! Пока же ограничусь цитатами из некоторых его биографических данных, что «накопал» в интернете.

«Писатель, общественный деятель, член Союза писателей СССР (1964). Народный писатель Чувашской Республики (1993), заслуженный работник культуры Чувашской АССР (1982), Удмуртской Республики (1999), Республик Татарстан (1996) и Марий Эл (1995), лауреат Всечувашской национальной премии им. И. Яковлева, лауреат Международной Шолоховской премии, лауреат Всероссийской литературной премии, лауреат Удмуртской национальной премии им. К. Герда (1995), лауреат Общетюркской премии «За заслуги перед тюркским миром» (1998), лауреат Международной литературной премии им. К. Симонова (2000), Александра Фадеева, Валентины Пикуля, почетный гражданин г. Чебоксары (2012)».

«Произведения М. Юхмы широко известны и за рубежом, они переведены на более ста языков мира».

«...успешно работает в жанре драматургии. На сценах театров многих стран мира (Азебайджан, Литва, Украина, Казахстан, Австрия, Корея и др.)поставлены около тридцати его пьес...».

«На слова Мишши Юхмы сложены сотни песен, которые любимы народом...».

«Удостоен Международной премии-диплома им. Х.Г. Андерсена, германской премии «Новостройка», армянской премии им. П. Севака, азербайджанской премии им. С. Вургуна. Награжден медалью ордена «За заслуги перед Чувашской Республикой» (2006), международным орденом «За заслуги в развитии информационного общества» (2007), Золотой медалью ООН».

В «офисе» Михаила Николаевича, скромном, но уютном его кабинете, как большому писателю и предполагается, мы получили теплый и информационно насыщенный прием. Многое узнали из истории братского чувашского народа, о его героях... Однако необходимо было возвращаться в Нижний.

Возвращались каждый с личным подарком от мэтра - его книгой «Верю в тебя, Россия...» с дарственной надписью 2001 года издания, куда включен и знаменитый исторический роман «Дорога на Москву». Этот роман, хоть и рекомендован к прочтению по всем школам России, действительно, нигде не достать! Даже в интернете автор этих строк не смог текст скачать! Нам повезло.

Мы, нижегородцы, в свою очередь, подарили замечательному писателю и подвижнику свои последние книги.

На выезде из Чебоксар остановились у придорожного отеля-кафе имени князя Буртаса. А как иначе? В историческом месте перед дальней дорогой стоило подкрепиться...

*    *    *

ВСЮ ОБРАТНУЮ дорогу до Нижнего мы дискутировали. Например, о том, сколь близки и в то же время далеки мы, чуваши и нижегородцы, друг от друга!

Отделяют наши региональные центры всего-то 220 км пути, и не на занудной подводе по глинозему, а на скоростном «авто» и более менее ухоженной шоссейной трассе. Объединяет же нас общая многовековая созидательная история, неизменное братство. Но... Мало что мы друг о друге знаем - прав Вячеслав Федоров, тысячу раз прав!

А все эти нам «сверху» навязываемые «дружбы российских народов», «народные единства» и прочее, прочее из той же терминологии, по сути, пустой звон, официоз,  сводимый к тривиальным фестивалям-концертам-«дням культуры», к фольклорным песнопениям, пляскам-«тряскам», вроде бы, во имя этой самой ДРУЖБЫ, которые ни к чему, кроме пустой траты бюджетных, а значит, наших кровных средств не ведут.

Как такое могло произойти? Еще ведь в советские времена произошло! Давайте думать. Принимать меры!

Скажем, почему бы властям наших регионов не наладить совместную экскурсионную программу для школьников, подрастающих поколений? Чебоксарам есть что нижегородскому юношеству показать, соответственно - Нижний продемонстрирует чебоксарским ребятишкам! Транзит от Нижнего до Чебоксар и обратно - совсем ничего! В иной район Нижегородской области вдвое дольше добираться!

Но, повторяю, парадокс в том, что мы друг друга почти не знаем!

Память народных героев, однако, чтим.

Шобашкаркасы, например, регулярно отмечают 4 ноября - День народного единства. Поминают Буртаса, Минина, Пожарского. Даже импровизированную сцену на берегу знаменитого озерца построили... Мы пообещали: или в канун 4 ноября, или на сам праздник обязательно наша нижегородская делегация в нынешнем году прибудет, да с концертной бригадой! И споем, и станцуем, и расскажем!

А еще посадим рядом со знаменитым, но «уставшим» дубом наш дуб-саженец, от нижегородцев! К тому же, сами же местные начали здесь подсаживать деревца. Вот же - еще одна добрая традиция начинается!

Может, и Крестный ход, пусть небольшой, от прихода к соседнему приходу, чебоксарские верующие на 4 ноября устроят? Мы бы, нижегородцы, со всей нашей православной душой к шествию присоединились.

Идей из поездки вынесли много. И главная из них... Это то, что национализм - всего лишь любовь к своему народу, к своей Родине, ничего более!

В этом смысле жителям Чувашии везет куда более, чем нижегородцам. По меньшей мере, их национальная принадлежность определена самим названием Республики, республиканскими законодательными актами. А Устав Нижегородской области оперирует таким «абстрактным» понятием, как «население», хотя подавляющее большинство этого «населения» - русские! Русские де юре отсутствуют и в Конституции Российской Федерации - нашем Основном Законе!

Или: ежегодно 25 апреля в Чувашии официально отмечается День чувашского языка. У русских-нижегородцев, да и вообще у русских такого праздника - своего родного языка - нет! Кто-то может напомнить о Дне славянской письменности и культуры, который нам предстоит отметить 24 мая... Но согласитесь: «славянский» и «русский» - это тоже в нашем случае не вполне синонимичные понятия. И я не знаю в Нижегородской области ни одного общеобразовательного заведения с углубленным изучением РУССКОГО языка и РУССКОЙ литературы. Фактически, наши дети, внуки учатся в РУССКОГОВОРЯЩИХ школах...

На этих и множестве других основаниях нам крайне необходимо дружить! Узнавать друг друга! Во имя русского и чувашского, других коренных народов России, нашего общего - верю, что светлого - будущего!

Во имя Святой и неделимой России!

Сергей СКАТОВ, академик Международной Славянской академии, координатор Движения «Народный Собор», председатель Нижегородского отделения Международной общественной организации «Русское Собрание» 

Некоторые фото того дня

В редакции газеты «Советская Чувашия» (слева направо - М.И. Рубцов, С.В. Скатов, И.В. Герасимов, М.Н. Юхма, Н.М. Лапшин):

 


У отеля-кафе-бара имени Буртаса:

 

 

У знаменитого дуба (слева направо - Е.А. Зайцева, М.И. Рубцов, М.Н. Юхма, С.В. Скатов, Н.М. Лапшин)

 

Деревянная скульптурная группа ополченцев 1612 года на въезде в Чебоксары (ныне перенесена в музей):

  


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме