Епархиалки

О выпускницах дореволюционных епархиальных училищ

 

В середине ХIХ столетия в ряде городов России на средства духовенства открылись епархиальные женские училища. Это были общеобразовательные средние учебные заведения, главная цель создания которых заключалась в религиозно-нравственной подготовке будущих жен священнослужителей. Позже перед епархиальными училищами встала еще одна задача - дать всестороннее образование дочерям духовенства, чтобы впоследствии они смогли своим трудом зарабатывать себе на жизнь, принося пользу обществу и Церкви. Училища состояли в ведении Святейшего Синода и находились под управлением епархиальных архиереев. Всего по стране к 1917 году было 77 епархиальных женских училищ.

Эти закрытые учебные заведения не были сословными: за определенную плату там могли обучаться девицы не только из среды духовенства, но и из других сословий общества. В училища принимались девочки в возрасте 10 - 12-ти лет. При поступлении они должны были сдать экзамены по Закону Божьему, чтению, письму и счету. Учеба продолжалась в течение шести лет. Сироты жили на полном пансионе.

Поскольку особое внимание уделялось религиозно-нравственному воспитанию будущих «матушек», то главными предметами для изучения считались такие, как Закон Божий, Священная история, всеобщая и русская история Церкви, русский и церковнославянский языки. Обязательными предметами для всех епархиальных училищ были чистописание, русская словесность, арифметика, геометрия, гражданская история, география, физика, церковное пение, рукоделие, ведение домашнего хозяйства. В некоторых училищах епархиалки изучали французский и немецкий языки, музыку и рисование. Седьмой класс (дополнительный и необязательный) был педагогический, в котором в течение двух лет изучались педагогика и психология. Педагогическую практику воспитанницы седьмого класса проходили под руководством инспектора в созданных при епархиальных училищах начальных школах. Большое внимание уделялось подбору учителей: для преподавания приглашались священники, окончившие семинарию или Духовную академию, и опытные учителя школ. Так, например, в Калужском женском епархиальном училище в течение 19 лет физику и математику преподавал известный ученый К.Э. Циолковский.

Классные занятия проводились по расписанию, составленному инспектором классов; обычно было от трех до пяти уроков в день, недельная нагрузка составляла 20 часов в неделю. Перед каждым уроком дежурная девочка читала вслух молитву.

В здании епархиального училища обычно располагались домашняя церковь, библиотека и больница. В церкви совершались утреннее и вечернее молитвенные правила. Все воспитанницы обязательно соблюдали посты. В воскресные дни и дни церковных праздников ученицы присутствовали на всенощном бдении и литургии и причащались Святых Христовых Тайн. В такой день все были веселы, счастливы, поздравляли и целовали друг друга. После обедни пили чай с пирогами, начиненными рыбой и рисом (мясные блюда к столу подавались редко). Особенно радостно отмечали Рождество и Пасху. На елке воспитанницы получали подарки, выступали с номерами художественной самодеятельности. Оживленно проходили воскресные дни, когда на свидание к епархиалкам приходили родители и родственники.

Режим в училище был строгий: подъем в 7 утра, час отводился на утренний туалет и уборку комнат; затем утренние молитвы и чай (либо квас) с куском хлеба. Уроки проводились с 9-ти до 2-х часов дня; на большой перемене (в 12 часов) полагался завтрак: хлеб с молоком. В 2 часа дня - обильный обед (щи, жареный картофель или каша с маслом, кружка молока), после которого с 3-х часов дня до 5 вечера воспитанницы под надзором воспитательниц гуляли по городу. После прогулки - чаепитие, а затем до 6 вечера - свободное время. С 6 и до 9 часов - рукоделие и приготовление уроков. В 9 часов - ужин, после которого молитва в домашней церкви. В 10 часов епархиалки расходились по своим спальням.

В училищах была введена школьная форма: темно-зеленое шерстяное платье с белым воротником и черным фартуком; в праздничные дни полагался белый фартук. Любые вольности в одежде: ленточки, кружева, бархотки, заколки - жестко пресекались, считаясь признаком кокетства. Первостепенное внимание в училищах уделялось воспитанию скромности и христианского благочестия. Воспитанием девочек занималась классная дама, осуществлявшая постоянный контроль за поведением воспитанниц. Присутствуя в классе на каждом уроке, она наблюдала за дисциплиной, строго проверяла дневники. Она следила за тем, чтобы воспитанницы не сутулились, не размахивали руками при ходьбе, громко не смеялись, не гримасничали во время разговора, то есть учила их хорошим манерам. Во время обеда следила за тем, кто как ест, следила, чтобы все поданные блюда были съедены без остатка. В церковь, на занятия, на прогулку и в столовую девочки чинно шли парами.

Большое внимание уделялось воспитанию привычки к труду, к четкому исполнению своих обязанностей; лень и нерадение строго преследовались. Старших воспитанниц приучали к ведению домашнего хозяйства, для чего были организованы дежурства в столовой, спальнях, классах и на кухне. Дежурные по классу следили за чистотой доски, на переменах проветривали аудитории; дежурные по кухне помогали в приготовлении пищи, в столовой накрывали на столы, подавали блюда, убирали и мыли посуду. Во Владимирском училище, например, воспитанниц учили печь хлеб и пироги. В некоторых училищах воспитанницы сами себе шили и чинили платье, чулки и белье. Каждой старшей воспитаннице вверялась младшая, для которой она шила платье и учила свою подопечную чинить одежду. В учебном плане много часов отводилось рукоделию: шитью, вязанию, вышиванию. В некоторых училищах учили шить богослужебные одежды. Во время рукоделия воспитатели или воспитанницы по очереди читали вслух религиозно-нравственные сочинения или произведения русских и зарубежных писателей. Старшие девочки подпольно читали любовные романы, которых в училищной библиотеке, конечно же, не было.

Занятия музыкой стали вводиться только в конце ХIХ века. Пение в церковном хоре было обязательным во всех женских учебных заведениях духовного ведомства.

За нарушение правил поведения ученицы подвергались наказаниям: лишались прогулок, воскресных свиданий с родственниками, сладкого блюда за обедом. Унизительно было для наказанной девочки стоять во время обеда, но самым страшным наказанием считалось снижение оценки по поведению. В данном случае оценка снижалась за постоянную ложь, воровство, за самовольное отлучение из училища.

После окончания 4-го класса воспитанницам предоставлялись некоторые льготы: разрешалось выходить в город одним, без воспитательниц, посещать магазины, портниху, зубного врача. Для старших устраивались вечеринки, пикники и даже балы, на которые приглашались семинаристы. Благодаря строгой дисциплине ученицы были всегда подтянуты, опрятны, скромны и прилежны. Они воспитывались в духе уважения друг к другу, поэтому между ними никогда не возникали ссоры, не было вражды и зависти.

Воспитанниц приучали к будущей скромной жизни. Московский митрополит Филарет наставлял: «Воспитание их должно быть направлено к тому, чтобы дать девицам религиозно-нравственное и хозяйственное образование, но не уклонять их от простоты жизни, свойственной им по рождению и назначению... Воспитываемые девицы живут в малых комнатах и непросторно. Кто придет в такое заведение из подобных светских, тот не похвалит видимого, потому что найдёт только чистоту и опрятность, а не занимательный и блистательный вид. Но это сообразно с положением воспитываемых, которые пришли сюда из тесных и скудных жилищ и в такие же, по всей вероятности, должны возвратиться. Блистательное жилище во время воспитания сделало бы для них неприятным будущие их жилища, простые и скудные». Действительно, жизнь жен сельских священников была очень трудной, даже в финансовом отношении: при воспитании многих детей, при скудном пропитании это было несение жизненного креста.

Учебные занятия начинались 1-го сентября и заканчивались в начале мая. В течение следующих двух месяцев Совет училища, в который входили начальница, инспектор классов и представители духовенства, проводил экзамены. Учебный год завершался благодарственным молебном, после которого лучшие ученицы награждались книгами нравоучительного содержания и похвальными листами, а провалившимся на экзамене назначалась переэкзаменовка на осень. На летние каникулы воспитанницы разъезжались по домам. Выпускницы училища держали 24 экзамена - по всем пройденным за 6 лет предметам. Это было чрезвычайно трудное для них время: они бледнели и худели, изнемогали от усталости и бессонных ночей. Зато после последнего экзамена они, счастливые от сознания, что все трудности позади, в воздушных белых платьях танцевали на выпускном вечере и пили впервые в жизни шампанское. На следующий день со слезами на глазах расставались со ставшим дорогим за долгие годы училищем, с учителями, воспитательницами и подругами - большой и дружной семьей. Выпускницы епархиальных училищ устраивались в основном работать учительницами церковно-приходских школ или домашними учительницами, но после замужества они оставляли работу, становясь опорой мужу-священнику в его пастырском служении. Они считались желанными невестами и были верными спутницами служителей Церкви и заботливыми матерями.

Епархиальные училища пользовались уважением в обществе. На их содержание жертвовали средства люди разных сословий: не только духовенство, но и купцы, мещане, простой люд. Женские епархиальные училища внесли значительный вклад в подготовку учительниц начальных классов, которые распространяли просвещение, обучая грамоте широкие народные массы. После октябрьской трагедии 17-го года женские епархиальные училища были закрыты по всей стране.

В дни ранней юности мне посчастливилось близко познакомиться с тремя подругами - выпускницами Калужского епархиального училища: Ольгой Николаевной Благовещенской, Александрой Сергеевной Троицкой и Антониной Петровной Никольской (Какие прекрасные, звучные фамилии!). После окончания училища в 1915 году Ольга (девичья фамилия Беляева) стала учительницей, а Александра и Антонина избрали профессию врача. В течение жизни они продолжали дружить и всегда вспоминали годы, проведенные в стенах епархиального училища, как самые счастливые, лучшие годы их жизни. Высокие нравственные начала, привитые в епархиальном училище, чувство долга, дисциплина очень помогли подругам в их дальнейшей жизни, полной тревог, страданий, скорби, волнений и борьбы за правду.

     Ольга Николаевна Благовещенская (1896 - 1985)  долгие годы преподавала русский язык и литературу - сеяла «разумное, доброе, вечное». Она родилась в 1895 году 24 июля в семье священника Николая Беляева. Её мать умерла, когда ей было всего три года. В 11-летнем возрасте отец определил ее в Калужское епархиальное женское училище. Накануне революции 17-го года она вышла замуж за выпускника Московской духовной академии В.Н. Благовещенского, сына священника. В то богоборческое время муж ее не стал священником, а преподавал древнерусскую литературу в Калужском педагогическом институте. В 30-е годы его дважды пытались арестовать, и оба раза ему повезло. В первый раз чекистом оказался его ученик по рабфаку, который пожалел своего учителя, а второй раз в темноте перепутали адрес.

Я училась у Ольги Николаевны в 1953-56 гг. Именно она привила мне любовь к своему предмету, именно по ее стопам пошла я, став преподавательницей русского языка. Ольга Николаевна была прекрасным педагогом. На лекциях старалась не говорить о партийности литературы, зато много внимания уделяла произведениям классиков. Она пользовалась большим авторитетом среди коллег, а ученики не только уважали ее за высокий профессионализм, но и любили. Несколько раз дирекция школы подавала ее документы на присвоение звания заслуженной учительницы РСФСР, но каждый раз высшие инстанции отказывали, возможно, из-за ее социального происхождения. Отсутствие почетного звания само по себе еще ни о чем не говорит, если учительница осталась на всю жизнь в памяти учеников. Меня она любила - эта любовь была взаимной. Она присутствовала на моей свадьбе. В 1956 году я, будучи студенткой пединститута, дрожа от страха за свою карьеру, все-таки отнесла по ее просьбе ее единственного внука Владимира в храм, где его окрестили. Ольга Николаевна умерла в 1985 году на 91-ом году жизни.

Антонина Петровна Никольская (1896 - 1994) и Александра Сергеевна Троицкая (1896 - 1974) замуж не вышли. У Антонины Петровны была приемная дочь - альпинистка, которая погибла в горах вместе со своим мужем во время свадебного путешествия. Антонина Петровна прошла всю войну хирургом армейского госпиталя и дослужилась до звания подполковника медицинской службы. Скольким раненым она спасла жизнь - об этом знает только Господь! После войны долгие годы возглавляла созданный ею Областной онкологический диспансер. За заслуги перед Отечеством ей были присвоены звания Заслуженного врача Российской Федерации и почетного гражданина г.Калуги. 4 мая 1975 года в Сквере военных медработников торжественно был открыт памятник медицинским работникам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Почетное право открыть памятник было предоставлено доктору Никольской. В целях увековечения ее памяти по решению Городской Думы г.Калуги была установлена мемориальная доска на фасаде здания Калужского областного онкологического диспансера. Антонина Петровна умерла 6 сентября 1994 года.

Это был необыкновенный, замечательный человек, хирург от Бога. Я часто присутствовала на семейных торжествах в доме Благовещенских, на которых была и  Антонина Петровна. Как-то зашел разговор о Боге. Антонина Петровна сказала: «Я никогда в жизни ни слова не сказала против Бога». Однажды я спросила ее: «Антонина Петровна, бывали ли случаи, когда ваши пациенты выздоравливали?» Она с обидой в голосе ответила: «Вы что же думаете, что мы зря получаем зарплату? Главное, при обнаружении опухоли, надо немедленно обратиться к врачу: рак на ранних стадиях излечим на 100%».

Почетным гражданином Калуги была и близкая подруга Антонины Петровны - Александра Сергеевна Троицкая.  Она родилась в 1896 году в Тульской губернии в семье священника. После окончания Калужского епархиального училища в 1915 году работала земской учительницей в одном из сел губернии. Затем окончила Калужское медицинское училище и Харьковский медицинский институт, работала врачом. В 1934 году ее направили в лепрозорий под Астраханью на должность старшего научного сотрудника.  Здесь она проработала с конца 40-х годов до 1951 года, посвятив себя лечению ужасной болезни - лепры (проказы). Александра Сергеевна провела серию экспериментов, целью которых было победить жуткую боль у несчастных людей. И ей удалось найти способ снизить у них болевые ощущения. Описание этого способа легло в основу ее диссертации, которую она успешно защитила в Казанском университете в 1946 году, став кандидатом медицинских наук. В 1956 году Троицкая, будучи пенсионеркой, возвратилась в Калугу и решила продолжить научную работу. Она обратилась за помощью к своей давней подруге А.П. Никольской. Антонина Петровна рассказывала: «В 1956 году она пришла ко мне в онкодиспансер и говорит: «Тонь! Разреши поработать у тебя: мне нужен только подоконник, микроскоп и кровь больных для исследования. Денег не нужно, пенсия у меня хорошая». Ну как я могла ей отказать? Разрешила. Сколько потом мы с ней и радостей, и горя хлебнули, не передать словами. Но не жалею». В 60-х годах прошлого столетия А.С. Троицкая, кандидат медицинских наук, создала вакцину против рака, и с этого времени началось на нее, да и на Антонину Петровну, страшное гонение со сторону онкологов-чиновников высокого ранга. Главный онколог страны академик Н.Н. Блохин предложил ей взять его в соавторы эпохального открытия, но она, противница всякой лжи, указала ему на дверь. В ответ Блохин устроил ей настоящую травлю, запретив проводить опыты на животных. Александру Сергеевну в СМИ с подачи Блохина стали оскорблять, ее замучили проверками, грозили судом и арестом за то, что она якобы своим открытием морочит головы раковым больным. Дошло дело до того, что однажды в разговоре с А.Н. Романовым, видным партийным деятелем того времени, которого Троицкая излечила от рака и который в благодарность стал усиленно помогать ей в открытии лаборатории, Б.В. Петровский, министра здравоохранения, сказал: «А на что же будут жить наши клиники? Метод Троицкой очень дешевый! Если мы будем применять эту вакцину, надо будет закрыть все институты! Мы на это пойти не можем». Александра Сергеевна не сдалась: она продолжала с Божьей помощью успешно лечить людей, вырывая больных из рук смерти.  Её вакцина, даже не совсем доработанная, помогала людям избавиться от опухоли. Слава о ней разошлась по всей стране, её заваливали письмами с просьбой принять. И по настоятельным просьбам родственников  больных она продолжала лечить, можно сказать, занимаясь полуподпольной деятельностью. Облздравотдел тайно поддерживал Троицкую, понимая, какое важное дело она делает. Троицкая хотела запатентовать своё изобретение, но ей отказали, мотивируя тем, что не были проведены клинические исследования, проводить которые не разрешил тот же Блохин. Получался замкнутый круг. Воспользовавшись ее смертью в 1974 году, закрыли лабораторию, где изготовлялась ее вакцина. Не помогли обращения родственников больных во все инстанции с просьбой возобновить производство вакцины. Так и загубили открытие Александры Сергеевны.

В 2016 году исполнилось 120 лет со дня рождения Троицкой. Общественность Калуги торжественно отметила этот юбилей. Теперь уже СМИ стали величать её «великим ученым», «истинно русской женщиной-исследователем», призывали гордиться нашей прекрасной землячкой. Но о продолжении ее дела было сказано вскользь.

Все три подруги, замечательные женщины, достойно прожили жизнь, не жалея сил трудились во благо людей, исполняя заповедь Господа любить ближнего. Их жизнь доказывает, что высокие моральные качества, любовь к Отечеству, благородство и порядочность человека не зависят от характера и типа правящего режима.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Мария Тоболова:
Не могу молчать!
Слово в защиту Православной Церкви в России
01.10.2019
Противоречивая Болгария
Лукавые болгарские правители пляшут под американскую дудку, а простые люди, особенно старшего поколения, считают по-прежнему русских братьями
12.09.2019
Прошу слова!
Почему между нами, православными, нет единства?
09.09.2019
Все статьи автора
"Проблемы семьи и брака"
«Чёрная суббота» Православия
О последствиях признания Элладской Церковью ПЦУ
14.10.2019
Атака на материнство и детство
Новая инициатива Минтруда: абсурд или вредительство
12.10.2019
Антисемейное лобби действует очень агрессивно
Елена Тимошина призывает собирать подписи против готовящегося законопроекта о профилактике «семейно-бытового насилия»
11.10.2019
Пафосно, но не реализуемо
Протоиерей Димитрий Смирнов готов увеличить рождаемость в России на несколько миллионов человек в год
09.10.2019
Все статьи темы
"Русская школа"
О критике системы высшего образования
Чиновники и предприниматели не понимают, что выпускников нужно обучать на рабочем месте и адаптировать к конкретному труду
15.10.2019
«Культурный норматив школьника» - благо или зло?
Стартовавший 1 октября межведомственный проект Минкультуры и Минпросвещения вызвал неоднозначную оценку
03.10.2019
Все статьи темы