Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О религиозных причинах Тридцатилетней войны в Германии

Олег  Валецкий, Русская народная линия

30.07.2018

 

 

Тридцатилетняя война в Германии (1618-1648гг.) в немалой мере определила будущее немецкого народа и является поворотной точкой его истории.


Об этой войне написано сотни книг, и тут хотелось бы коснуться лишь религиозных причин, приведших к ней. Конечно, помимо религиозных, здесь были и этнические причины, т.к. на этой войне фактически произошло восстание немцев против власти Рима.

Традиционно в немецком народе культивировались понятия трудолюбия, как и честности в отношениях, а так же поощрялось развитие воинственного духа.

Ещё Юлий Цезарь в своих «Записках о Галльской войне» о германцах писал, что они с детства приучались к труду и суровой жизни, и при этом у них считалось похвальным мужчинам сохранять целомудрие, что, «по их мнению, увеличивает рост и укрепляет мускулистую силу; знать до двадцатилетнего возраста, что такое женщина, они считают величайшим позором»[1].

Общественное устройство у них было по родам и племенам, земельной собственности не было, да и вообще они были противниками оседлой жизни, денег и партий. Каждая община из них опустошала земли вокруг себя, изгоняя соседей, и война у них считалась достойным делом, как, впрочем, и разбои вне границ своей общины [1].


В Германии и после принятия христианства не были характерны интриги и двуличность, столь привычные итальянцам, господствующим в Ватикане. Однако все же религиозные причины были более весомы, т.к. дух всегда господствует над плотью, хотя, разумеется плоть в данном случае -  кровь или наследственность, так же имеет возможность влиять на духовное состояние личности. Вместе с тем, надо понимать, что в саму Германию христианство проникало с большим трудом и главным образом под защитой враждебных ей армий. Христианство в Западной Европе распространялось изначально на территории Римской империи в Галлии, Испании и Британии. Германские племена, начав в 4-5 веках завоевательные походы на территории Римской империи, оседая, усваивали христианство. Однако в данном случае ситуация в Испании и Галлии, значительно отличалась от ситуации в Британии. Если в первых двух германские племена растворялись в местном романизированном населении, то в Британии все происходило по-иному. После ухода из Британии римских легионов, римская власть ослабела и формально в 407 году римское господство окончилось. После этого местное романизированное население бриттов создало несколько королевств, так как бриты как в Британии, так и в Ирландии были объектом миссионерской деятельности церкви в 4-5-м веках, чему пример святого Патрика. Нет точных данных о том: насколько широко в этих королевствах было распространено христианство, но без сомнения оно там исповедовалось, причем православного обряда.

Британские королевства подвергались нападениям языческих племен пиктов из Шотландии; и для борьбы с ними позвали на помощь племена саксов, англов и ютов из Германии [2]. Эти племена были практически не затронуты влиянием римской цивилизации и были языческими, причем саксы, игравшие ведущую роль, отличались большой приверженностью своему языческому культу волка и богам: Тору, Вотану, Тюру и другим с главным святилищем Ирминсул в Эггских горах и их священным деревом-ясенем Иггдрассиль. Племена англов были близкородственны саксам и немногим от них отличались [2]. Юты, имевшие более высокий культурный уровень, играли в германском завоевании Британии второстепенную роль, по сравнению с саксами. Германские племена, прибывшие в Британию во второй половине 5-го века, показали себя последовательными врагами христианства как и всего местного бритского (кельтского) населения.

В Восточной Британии в ходе их походов местное население было либо порабощено, либо уничтожено и лишь на западе острова, прежде всего в Уэльсе и в Корнуэле, сохранилось самостоятельное бритсткое (кельтское) население [2]. Важную роль в распространении христианской религии среди англов и саксов занимает святой Григорий Двоеслов  (540 - 604, Папа Римский с 3 сентября 590 года по 12 марта 604 года), обративший в православие так же и «ариан» - вестготов в Испании. 

 Григорий Двоеслов отправил на остров группу миссионеров во главе со святым Августином в 597 году, положив начало христианизации саксов, англов и ютов. Его дело в Англии продолжил Бедо Достопочтенный (637-755), прилагавший большие усилия к объединению церкви бриттов и церкви англов и саксов в единую церковь.  Из этого периода известны такие святые, как святой Феликс, апостол Восточной Англии, святая Этелдреда Элийская, святой  Ботольф Икенский, святой мученик король Эдмунд, святой мученик Албан, святой мученик воин Рагенер.

 

Римская церковь в раннее средневековье держалась достаточно твердо православных традиций, руководствуясь трудами блаженного Августина, епископа Иппоиского (353-430), а также Илария епископа Пуатьевского, блаженного Иеронима Амвросия Медиоланского и Льва I  Великого [3].

В среде франков распространение христианства велось уже в более позднее время, в большей мере под влиянием Римской церкви, и король франков Пипин (714-768) был помазан «на царство» миссионером этой церкви Бонифацием. Походы франков в Италию дали римским папам возможность светской власти, и император Карл Великий (742-814) стал для Римской церкви надёжной опорой. Он вызвал из Англии, из Йорка, Алкуина Турского, который создал при аббатстве святого Мартина в Туре богословскую школу по примеру восточных школ [3]. Собственно же Германия христианство приняла под влиянием франков, и лишь разгром саксов Карлом Великим покончил с язычеством в Германии как с организованной силой.

 

При том, в отличие от Востока, уровень образованности у германцев того времени был низок.Если благодаря  традициям культурной жизни, существовавших на землях Римской империи, завоеванной франками, бургундами, англами, саксами, лангобардами, вестготами и остготами,завоеватели-германцы получали какие-то начатки культуры и цивилизации,то в самой Германии этих традиций не было, ибо там и не было римской власти.

Уже упомянутые саксы были непримиримыми противниками христианства. К тому же, франки, также обладавшие большими пространствами в Германии, были традиционными врагами саксов. Лишь после длительных войн с саксам (772-804 гг) франки Карла Великого, в союзе с языческими племенами славян-бодричей (ободритам), смогли разбить саксов и покорить их. Лишь после этого во всей Германии начался устанавливаться христианский порядок. Эти войны для Карла Великого были самыми тяжелыми из тех, которые он вёл, что показывает приверженность саксов к своим языческими традициям. Сам Карл Великий рассматривал установление христианской веры на своих территориях, как один из основных опор государственности и потому практиковал массовые насильственные крещения

Однако языческая культура германцев долгое время сохранялась и после прихода христианства, так что в народной среде крепко держались различного рода суеверия.   

Церковь здесь часто, в лице многих священнослужителей, вела «плотский» образ жизни, и лишь усилиями Бенедикта Нурсийского в конце V - начале VI века в Римской церкви монастыри стали занимать большое значимое влияние [3]. Возможно, если бы ромейский император Юстиниан (482-565) был более успешен в восстановлении римской власти на Западе и, если бы нападения персов и монофизитская ересь не поколебали бы его власть на Востоке, то, возможно, германские племена, попав в ту или иную зависимость от римской власти, смогли бы достаточно быстро усвоить нормы и идеи православной «ромейской» державы.

В этом отношении был положительный опыт в Италии и Северной Африки, где византийская власть смогла восстановить эти нормы и идеи в среде остготов и вандалов. Однако неуспех политической миссии Византии на Западе привел к постепенному отклонению тамошней церкви в новое направление ереси, называвшейся то «латинством», то «папством». Причиной этой ереси были не «гностические» воззрения, которые на Западе были большей редкостью, чем на Востоке, в силу отсутствия культурных традиций и, соответственно, отсутствия различных философских и религиозных школ.  Причиной "латинской" ереси была жажда политической мощи как Рима, так и его главной опорой франкской знатью, не слишком заинтересованной в соблюдении богословских догматов. Коронование Карла Великого на Рождество 800 года после Р.Х. в Риме Папой Львом  ІІІ как императора было произведено в пику ромейскому Константинополю, хотя последний в дальнейшем признал императорский титул Карла. Последующее соглашение о разделе империи Карла Великого от 10 августа 843 года, заключенное в Вердене между тремя его внуками - сыновьями его единственного оставшегося в живых сына Людовика І Благочестивого (778-840) - Лотарем І, Людовиком ІІ и Карлом ІІ привело к возникновению трех государств.

 

Так как Срединное королевство в 855 году распалось на Прованс, Лотарингию и Италию, то сложилась такая картина, что земли бывшей Римской империи в Галии, в которых большинство (за исключение Фландрии) составляли романизированные галлы и римляне, составили Западно-Франкское королевство (а с 987 года - Францию), а земли германских племен -  Восточно-Франкское королевство (с 919 года Германию). Специфика Восточно-Франкского королевства заключалась в том, что оно состояло из племенных территорий германцев, преобразованных в герцогства - Саксония, Бавария, Франкония, Швабия, Тюрингия, Лотарингия. В Западно-Франкском королевстве очевидно доминировало римское влияние так что франки здесь даже перешли на язык местного населения, названный старофранцузским, и, соответственно, влияние церкви было достаточно сильно.

В Восточно-Французском королевстве церковь распространялась, главным образом, под защитой франкской власти, чьими главными врагами были язычники саксы, покоренные Карлом Великим лишь за сотню лет до возникновения этого королевства.

При этом стоит отметить, что в Британии, куда в 5-ом веке переселилось до половины саксов из Германии, эти же самые саксы христианство приняли добровольно и в дальнейшем дали большое число святых.

Более того, именно из Британии в 9-10 веках в Скандинавию прибывали христианские миссионеры, как например священномученик Ульфрид (Вольфред) пострадавший в 1028 году в Швеции за свою проповедь.

Так же в Англии у короля Этельреда II Неразумного служил король Норвегии Олаф, принявший крещение в соседней Нормандии и в дальнейшем объединивший Норвегию и укрепивший в ней христианскую веру, введенную его предшественником королем Олафом I Трюггвасоном (963-1000 гг).

Король Олаф погибший в битве против армии датского короля Кнута Могучего 29 июля 1030 года в местечке Стиклестад, был провозглашен святым в 1031 году благодаря нетленным мощам и как святой благоверный Олаф Норвежский был прославлен и православной церковью.

Таким образом, сама приверженность саксам язычеству, отнюдь не означала того, что они не могли в дальнейшем стать христианами.

В Германии христианизацию саксов, осложняло то, что римская церковь фактически правила в Германии обществом, в котором христианство воспринималось как религия завоевателей.

В дальнейшем, однако, королем Восточно-Франкского королевства стал Оттон І (936-973) который был герцогом Саксонским, что внушало новые амбиции саксонской знати в ее борьбе с той частью франкской знати, что сохранилась в Восточно-Франкском королевстве.

После побед над язычниками-венграми и такими же языческими славянскими племенами на востоке, как и завоевания Италии, король Оттон І в 962 году провозгласил создание "Священной Римской империи германской нации", объединившей Германию и Италию в одном государстве.

 

 

После завоевания Италии вопросы выбора римских пап решался уже самим императором Оттоном. Поддержка императора способствовала политическим амбициям римской церкви, для которой жажда политической власти затмила вопросы богословия. Первым признаком впадения римской церкви в ересь стали «лжеисидорские» декреты, появившиеся во Франции в середине IX века, в которых провозглашалось право Римской церкви господствовать над всей Вселенной [3]. Первым из римских пап на эти декреты стал ссылаться папа Николай I (858-867), которого в какой-то мере можно считать и основоположником «латинской» ереси. Папа Николай I смог резко усилить свое политическое влияние, когда архиепископ Кельнский Гюнтер и архиепископ Трирский Титго разрешили Лотару II Лотарингскому(835 - 869) развестись со своей женой Титбергой [3]. На Соборе в Маце в 863 году папа Николай I лишил епископа Гюнтера сана, а также отменил решение Гинкмара - архиепископа Римского о низложении одного из его епископов, и одним из оснований таких своих решений он приводил «лжеисидоровские» декреты [3]. Наследник папы Николая I папа Андриан (867-872) когда Лотар Лотарингский умер,потребовал от короля франков Карла Лысого (823 - 877)  возвратить захваченный им престол брату Лотара - Людовику II.

Хотя Карл Лысый, получив поддержку от архиепископа Реймского - Гюнтера, отказался это сделать, но ради политической поддержки своих претензий на престол императора он пошел на компромисс, и уже следующий папа Иоанн VIII (872-882), короновав его на императорский престол, получил от него разрешение назначать всех епископов, а также освобождать их от налогов.

Данные решения противоречили решениям Вселенских Соборов о независимости внутренней жизни епархий, и привели к тому, что римская кафедра стала местом борьбы лиц, далеких от церкви [3]. Такое положение не могло не отразиться на отношениях римской церкви с Константинопольской, в которой в то время шла борьба  с «иконоборческой» ересью. Римская церковь к своей политической ереси о праве на вселенскую власть добавила   богословскую ересь о "Filioque" - нисхождении Святого Духа от Сына. Это утверждение зародилось еще на Толедском Соборе 589 года из-за нужды присоединить вестготов - «ариан» - к православной церкви, однако статус догмата она не получила и в символ веры не включалась [3]. Но со временем данное утверждение стало распространяться на вестготов в VII - VIII веках и на церковь франков, и даже было утверждено как постановление в 809 году на Соборе в Ахене Карлом Великим [3]. Впрочем, потом римский папа Лев III его отменил и написал православный Символ веры на греческом и латинском языках на двух досках, оставленных в соборе Святого Петра.

С прекращением общения с восточными церквями, имевшими богатую богословскую традицию, данное "Filioque" получило распространение в Риме, и его окончательно утвердил папа Бенедикт VIII в 1014 году [3]. С ростом сил западных монархий, которые Рим успел надежно подчинить своей духовной власти, стали расти и амбиции Римской церкви. К тому же, конфликт между немецкими епископами в Богемии со славянскими священниками, державшимися греческих обрядов и проводивших службу на славянских языках, дал дополнительный стимул Риму к наступлению на Константинопольский патриархат и на находившиеся под его юрисдикцией епархии в Сербии и в южной Италии. Папа Лев IX открыто потребовал передачи Римской церкви приходов в южной Италии, где священниками были греки. Ромейский император Константин Мономах (1042-1054), не желавший конфликтовать с Римом, пытался примирить папу Льва IX с патриархом Михаилом Керулларием.

В то время сам папа находился под полным влиянием группы кардиналов, стремившихся к конфликту в надежде разгромить Константинопольский патриархат и, по сути, папа Лев IX, находившийся тогда в плену у норманнов, захвативших южную Италию, ничего и не решал [3]. В итоге, легат Гумбер, посланный во главе делегации Римской церкви, после формальных переговоров вошел в Софийский собор, и в ходе совершения там службы, оставил грамоту с отлучением патриарха Михаила, после чего «отрясша ноги свои» под защитой императора отбыл из Константинополя [3].

Этот акт и породил Великий раскол, приведший к столь трагическим последствиям и, прежде всего, для Римской церкви [3]. Отрезав себя сначала от Константинопольской, а затем и от остальных «восточных» церквей, Рим в своём высокомерии, обольщённый политической мощью, отстранил себя и от вековых традиций богословия, что и предопределило его духовное банкротство на Западе. Западное богословие, из-за отсутствия общения с восточными церквями, оказалось лишенным тех достижений, что были осуществлены христианскими богословами в еще единой церкви, ибо эти богословы для Рима ассоциировались с «восточной схизмой». Отдельные представители древней церкви, как, например, Августин, которых западное богословие признавало как авторитеты, представляли лишь исключение.

Осмысление спасения души в категориях юридических привело к появлению и укоренению явно еретической идеи о «сверхдолжных» заслугах святых, которые, якобы, можно использовать в качестве «выкупа» грешников. Что, в итоге, привело к появлению индульгенций [3]. На основании этих «сверхдолжных» заслуг Рим, как душеприказчик этих святых, продлевал мирянам право на отсрочку действительного покаяния за свои грехи [3].

В латинской церкви во времена средневековья действительно не было ереси, т.к. вся церковь приводилась только римской курией в ересь. Возникший догмат о чистилище - один из показателей того, насколько низок был уровень богословской миссии на Западе. В итоге не только миряне, но и священнослужители начинали откровенно принимать языческую философию.  Главный источник "латинского богословия", школы «схоластов» и «мистиков» X - XI веков не имел не только богословской, но и философской ценности, и потому со временем исчез, не повлияв на духовную жизнь самой церкви [3].

 

Ансельм Кентебрийский

Представитель школы схоластов Ансельм Кентебрийский (1033-1109), как и представитель школы мистиков Бернар Клервоский (1091- 1153), все-таки не могут находиться в одном ряду с православными богословами и являются лишь талантливыми философами  [3].

Св. Бернард Клервоский

 

Разумеется, в деле просвещения народа и в его воцерковления важную роль играли монашеские ордена, прежде всего доминиканцев и францисканцев. Однако претензии пап на политическую власть часто делали из этих орденов орудие в борьбе за эту власть, а не центры богословия [3].

Безусловно, значительная и серьезная благотворительная и просветительская деятельность этих орденов не могла возместить недостатка богословской мысли [3]. Догмат Римской церкви о безбрачии священников, в условиях претензий на политическую власть, закономерно выродился в открытый конкубат на всех уровнях [3]. В латинской церкви продолжали сохранять таинства, но нечего было предложить в области богословия. Как результат, последовал расцвет идей катаров (или кафаров), которые в XI-XII веках создали собственную церковь, предлагая в основе своей всё ту же манихейскую идеологию, лишь называемую христианской. Крестовые походы против альбигойской ереси катаров и инквизиция, созданные под руководством папы Григория IX в 1232 году, смогли поразить катаров на военном и политическом поле, но в области богословия они остались не поверженными.

Распространение катаров в Западной Европе

 

Размах инквизиции был во многом порожден неумением Римской курии побеждать словом, а не мечом. Что касается крестовых походов, предпринятых для освобождения Иерусалима, то они, вопреки установившимся шаблонам, на собственно церковную жизнь Западной Европы не оказали столь уж большего влияния. Эти крестовые походы были политическим предприятием, и инициатором Первого крестового похода был ромейский император Алексей I Комнин, который сам обратился за помощью как к Риму, так и к французской знати, в частности, к Роберту Фландрскому. Папа Римский Урбан II своей речью на соборе в Клермоне в 1095 году, главным образом, смог привлечь к Первому крестовому походу феодалов Франции, как и норманнских феодалов юга Италии [4]. На Германию этот поход особого влияния не оказал, т.к. её императоры находились во враждебных отношениях с Ватиканом. Когда в 1228 году в ходе VI  Крестового похода германский император Фридрих II (1217-1250) со своей армией, заключив договор о мире с египетским султаном Аль Камилем, освободил Иерусалим, самого Фридриха II, Папа Римский Григорий IX отлучил от церкви [4].

Претендовавший на южную Италию, находившуюся под властью Фридриха II, Папа Римский Григорий IX три раза отлучал этого императора от церкви, и был, по сути, более опасным противником для Фридриха, нежели турки, так как всячески стремился подорвать его власть как в Италии, так и в Германии. При этом император Фридрих II был одним из лучших императоров Германии и был широко популярен в Германии, где его звали «Stupor mundi» (латинский) - «Чудо мира». Длительная вражда с папами германских императоров не могла не вызвать антиримских настроений в самой Германии. К тому же, по большему счету, Германия была не слишком религиозна, и в религиозном плане была ведома из соседней Франции.

Во Франции, в монастыре Клюни, возникло движение за моральное обновление в церкви, и это движение как раз пользовалось поддержкой германского императора Генриха IV [3]. Парадоксально, но именно из Клюни в Рим пришел монах Гильдербрандт, который в Риме в течение двадцати лет главное внимание уделял строительству теократической державы, и в итоге сам стал папой Григорием VII (1073-1085) [3].

Как раз этот папа Григорий VII (1073-1085) открыто провозгласил свои претензии на создание мирового теократического государства и вступил в конфликт с Германским императором Генрихом IV, вмешавшись в противоборство двух германских династий Вельфов и Гогенштауфенов. Этот конфликт, в который папа вовлек в качестве союзников полуязыческих норманнов и мусульман - сарацинов, выбивших войска Генриха IV из Рима, а затем и разграбивших его, вверг Италию в длительную гражданскую войну сторонников пап - гвельфов и гибеллинов - сторонников императора Генриха IV и его наследников .

Бой гвельфов и гибеллинов

 

Хотя в этой войне папы второй половины ХIII века и одержали победу при поддержке французских королей - победа эта для Рима была Пиррова. Французы оказались более бесцеремонными, нежели германские императоры.

После очередной буллы папы Бонифация VIII против французского короля Филиппа Красивого (1283-1315), которая отлучала его от церкви и освобождала его вассалов от присяги, Филипп, получив поддержку у епископов французской церкви, уставшей от диктата папы, просто захватил папу в плен, в котором папа Бонифаций VIII сошел с ума и умер [3].

Римские папы, начиная с Климента V, получили на длительный период (1309-1377) новый престол в Авиньоне, что было названо Авиньонское пленение.

Папский дворец в Авиньоне

 

Неумеренные амбиции Рима породили падение его влияния в Германии.

Германский император Людовик Баварский, воспользовавшийся Авиньонским пленением пап и падением их авторитета в самой Германии, торжественным актом провозгласил в 1338 году, что отказывается от необходимости императору получать папское подтверждение его власти [3]. Его наследник Карл IV своей «Золотой буллой» (1356) вообще покончил с независимой властью Рима в Германии [3]. Тогда же английский король Эдуард III (1327-1377) отказался платить папе ленную подать, так как тот фактически был пленником его противников - французских королей [3]. Возвращение престолов пап в Рим при папе Григории XI (1379-1378) в 1377 году породил новый политический раскол между избранным в Риме его наследником Урбаном IV (1379-89) и выбранным в Авиньоне папой Климентом (1379-1394) [3].  Данное положение попытались исправить на Соборе 1409 года  в Пизе, где был избран новый папа Александр V [3]. Это породило еще один раскол, т.к. престол Александра V остался в Болонье, потому как в Рим его не пустили местные епископы, выбрав нового папу Григория в 1406 году, тогда как в Авиньоне епископы, при поддержке французских королей, также выбрали нового папу Венедикта XIII [3].

Одновременное существование трех пап выглядело слишком скандально, и светские монархи добились созыва нового Собора в Константинополе (1414-1418г.г.), на котором был выбран новый папа Мартин, при котором все три предыдущие папы-конкуренты и умерли. Пока происходила вся эта политическая борьба, престолы в Риме и Авиньоне стали центрами коррупции и политических интриг [3].

Всеобщие поборы стали правилом, епископы не интересовались духовной жизнью своих прихожан, а службы вели монахи из «нищенствующих» орденов за деньги [3].

Петрарка называл тот же Авиньон новым вавилонским пленением.  

Закономерно то, что как только власть пап с началом Авиньонского пленения ослабла, в Англии появился первый представитель протестантской ереси Джон Виклиф (1324-1384), пользовавшийся тайной поддержкой английского короля, а, возможно, и тамошних тамплиеров.

Эта ересь была подхвачена в Германской империи, где, вследствие борьбы императора с папой, возникает стремление чехов восстановить богослужение на славянском языке. Ян Гус (1369-1415) возглавляет это движение, но, в силу отсутствия доступа к православному наследию, обращается к трудам Виклифа [3].

 

 Сожжение Гуса по указанию папы Иоанна XXIII на Соборе в Констанце в 1415 году лишь привело к революции в Богемии во главе с Яном (Иоанном) Жижко. Эта революция, в какой-то мере, была следствием двуличной политики тогдашней католической церкви с её стремлением к земной власти любыми путями. Последующий раскол гуситов на умеренных "чашников" (утраквистов) и радикальных таборитов и поражение последних в битве у Липан в 1434 году от объединённых сил «чашников» и католиков, означало не победу Рима, а начало его поражения .

Окончательный удар по влиянию католической церкви в Германии нанёс Мартин Лютер (1483-1546г.г.). Ключевую роль здесь имел моральный климат католического мира и отсутствие четкой религиозной платформы, основанной на богословских аргументах, а не на одних обвинениях в непокорности. К тому же, значительная часть германской аристократии была раздражена постоянными конфликтами с папами, которые всегда претендовали на роль вождей в самой Германии. Это раздражение против пап ассоциировалось почти в полном неприятии немцами самих итальянцев. В итоге, большая часть немцев католичество отвергло, и показательно то, что среди них оказались рыцарские ордена Тевтонских рыцарей и меченосцев, в полном составе перешедших в лютеранство в 1525 и в 1561 годах [3].  

При поддержке германской аристократии, в первую очередь, курфюрста Саксонского Фридриха Мудрого, Мартин Лютер достаточно быстро создал собственную церковь, что было оформлено окончательно на сейме в Аугсбурге в 1530 году, и политическое равновесие сил в Германии было установлено Нюрнбергским миром в 1552 году.

Мартин Лютер

 

Однако сам Мартин Лютер, подвергнув справедливой критике католическую церковь, отверг имевшиеся в ней таинства, иерархию, монашество и предание, что всё-таки связывает католическую церковь с апостольской церковью раннехристианских времен.

Швейцарский протестантский проповедник Ульрих Цвингли (1484-1531) ушел ещё дальше Мартина Лютера, отвергнув также и причастие [3].

(В спорах о присутствия Спасителя в Причастии, протестанты разделились:

Лютер был за реальное телесное присутствие, но против пресуществления;

Цвингли сводил реальное присутствие к молитвенному общению с Богом.

«Постепенно протестантизм, в силу присущих ему антимистических тенденций, эволюционировал в сторону Цвингли, но никак не Лютера.

Да, Лютер крепче других держался за реальное присутствие, и даже заявлял, что, отрицая причастие, мы отрицаем Христа и Бога .

Но учение Лютера о вездесущии Тела Христова скорее оттолкнуло от него тех протестантов, которые еще верили в реальность Христа в Евхаристии, чем привлекло их.

Кроме того, если Тело Христово вездесуще, то зачем вообще Евхаристия?

Тогда причащаться Плоти Господа можно в любом месте, учитывая лютеранское значение веры, и учение о всеобщем священстве». - Примечание Радактора)

Продолживший дело Цвингли - Жан Кальвин (1509-1564) создал общность, которую с трудом можно было бы назвать христианской, если бы в ней не требовалось постоянного изучения Библии и построения жизни на основе её заповедей [3].

Попытка реформ католической церкви в Италии, начатая Джироламо Савонаролой (1452-1498) путем последовательного применения Священного Писания и предания, не удалась из-за зашедшей слишком далеко «материализации» стремлений католического клира [3]. Неудивительно, что последний выбрал папой не Савонаролу, а Александра VI Борджиа, которого вряд ли было возможно назвать не только священником, но и вообще христианином.

Папа Римский Александр VI Борджиа

 

Собранный папой Мартином в 1431 году Собор в Базеле хоть и улучшил положение в самом клире, но всё равно преследовал скорее политические, чем богословские цели, и поэтому главным его итогом было заключение большой независимости церквей в Германии, а заодно и в низложении папы Евгения IV (1431-1447), который это низложение так и не признал [3].

После решений Базельского Собора, согласно книге Н.Д. Тальберга «История церкви», римские папы стали скорее светскими князьями Папской области, как, например, папа Лев Х (1513-1521), нежели духовными вождями [3]. Взяв себе в руки меч, римская церковь потеряла свой авторитет. Светская власть, обладая искусством политики с не меньшим опытом и, обнаружив, что имеет дело не столько с духовными лицами в Риме, сколько с политиками, впадала в искушение вступить с ними в борьбу. В результате такой борьбы и возникла в Англии в 1534 году англиканская церковь [3]. В общем, весь XVI век представляет собой сокрушительное поражение католичества в Европе.

Осуждение протестантства в 1551 году на Втором Тридентском Соборе не имело того значения, какое должно было иметь, т.к. в силу склонности к политическим компромиссам, все эти осуждения все равно нарушались.

Оказавшись не в состоянии богословием поразить ересь, Римские папы не нашли ничего лучшего, нежели прибегнуть к политическим интригам и последующему впоследствии насилию путем создания в 1540 году ордена иезуитов во главе с Игнасио де Лойлой [3]. Сама схоластика иезуитов о мысленной оговорке давала им право на любое лжесвидетельство и делало их де-факто еретиками с точки зрения правил семи Вселенских Соборов, не перечисляя и других их ошибок. Показательно, что созданный для борьбы с ересью в католической церкви, орден иезуитов инициировал широкомасштабное наступление на православие в Речи Посполитой путем организации Брестской унии короля Сигизмунда III.

В данном случае, в отличие от Флорентийской унии, речь идет об открытом насилии над православными, вызвавшем религиозную войну между католиками и православными на Украине.

Совершенно еретическим, достойным православного определения как ересь, было положение иезуитов, не вменявших человеку грех по страсти или по привычке. Путь политического насилия, проповедовавшийся католической церковью, привел к тяжелым последствиям самую верную последовательницу католичества - Испанию, которая ввязалась в тяжелую и кровопролитную войну на суше против Утрехтского союза Вильгельма Оранского и Мориса Оранского, а на море - против Англии - Елизаветы II. Франция также, благодаря политике Рима, после Варфоломеевской ночи и резни нескольких десятков тысяч французских гугенотов, была ввергнута в хаос гражданской войны.

Екатерина Медичи. Эдуард Деба-Понсан. Утро около ворот Лувра, 1880.

 

В то же время, очевидно для православного взгляда, что реформация была отказом от основных таинств христианства, которые католическая церковь всё же сохраняла. При этом, если Мартин Лютер ещё сохранил саму организацию церкви, то Кальвин практически упразднил эту организацию, сведя её к «собраниям верующих». Тем самым сам порыв Реформации к улучшению общинной жизни христиан привел её к удалению от Христа. Закономерно, что созданная на авторитете церкви, Священная Римская империя Германской нации в таких условиях не могла сохраниться. Практически протестантство с самого своего возникновения способствовало выделению из состава империи целых регионов, как например, Швейцарии. Ещё более показательным примером является судьба Эльзаса. Бернхард Саксен-Веймарский, являвшийся одним из предводителей протестантской унии, был одновременно одним из командующих в армии Швеции короля Густава II Адольфа, одной из ведущих сил в Тридцатилетней войне [5].

 

Немецкие ландскнехты в лагере. Гавюра Зебальда Бехайма, первая треть XVI в

 

Как известно, в этой армии шведы составляли лишь костяк армии, тогда как основную массу составляли немцы - сторонники протестантства, так что после подписанного в 1648 году мира дочери Густава Адольфа Кристине - королеве Швеции -  пришлось демобилизовать из своей армии, находившейся в Германии, сто тысяч немецких солдат [5].       

Бернхард Саксен-Веймарский, являвшийся одним из командиров этой армии, со своим соединением немецких солдат в ходе войны поменял работодателя и, поддавшись на уговоры кардинала Ришелье, мало озабоченного сохранением католической веры в Германии, перешел на сторону Франции [5].


В ходе ряда успешных операций его войска захватили Эльзас и после его смерти в 1639 году, наследовавший его на посту командующего Эрлах, подписал 9 октября 1639 года контракт, ставивший все войска умершего Бернхарда на службу королю Франции [3]. Решения конгресса в Мюнстере, продиктованные в качестве условий потерпевшим поражение Габсбургам, лишь узаконили статус-кво Эльзаса в составе Франции. Собственно говоря, протестанты Германии послужили Франции, Британии и Швеции в борьбе со Священной Римской империей.

Можно сколько угодно писать об объективности процесса её распада, но остаётся фактом, что именно протестанты подняли первое восстание против императорской власти в Праге. При этом главным подстрекателем повстанцев в Праге в мае 1618 года был Курфюст Пфальцский Фридрих Пятый, чьей супругой была английская принцесса Елизавета [5]. Кальвинист Фридрих Пятый был убеждённым противником католической церкви, и именно благодаря его стараниями заполыхал пожар гражданской войны, оставивший Германию в руинах. Впрочем, способствовало этому и то, что Император Фердинанд оказался не в состоянии покончить с протестантской лигою, а Ватикан в лице папы Урбана Восьмого, практически лишил императора своей поддержки в борьбе против протестантов [5]. К тому же, постоянные ссоры участников католической лиги во главе с Максимилианом Баварским, недовольных усиливающейся властью императора, ослабляли позицию последнего [5].

Одна из его главных опор в войне - армия Альбрехта фон Валленштейна, чеха по национальности, была остановлена благодаря интригам католической лиги Максимилиана Баварского, когда она вышла к Балтийскому морю [5 ].

Альбрехт фон Валленштейн и его армия

 

Сам Валленштейн лелеявший планы о восстановлении величия империи, которая, по его планам, должна была изгнать турок из Европы, в конечном итоге, под давлением католической лиги, был лишен поддержки императора и убит заговорщиками из рядов своих офицеров. В итоге, Священная Римская империя пала под натиском немецких протестантов, лишившим таким образом самих немцев собственного, пусть и весьма рыхлого государственного образования. В данном случае самым слабым звеном немецкого народа оказалась религия, т.к. отсутствие государственной религии привело к отсутствию единого государства. Здесь Германия оказалась жертвой Великого раскола 1054 года, который привёл к появлению ереси папизма с его неуёмным стремлением к политическому господству. Именно такое его стремление и вызвало сначала кровавые войны, породившие противостояние Ватикана и императоров Священной Римской империи, а затем и массовую поддержку германских князей Лютера и Кальвина.

Сохрани церковь догматы Семи Вселенских соборов, то не было бы такой массивной поддержки расколам в Германии, благодаря чему Священная Римская империя германской нации смогла бы сохранить свою, пусть и весьма рыхлую государственность, которая в дальнейшем бы закономерно укрепилась, что и привело бы к сохранению действительно Великой Германии.

Эта Германия неминуемо бы столкнулась с Османской империей, как это произошло с Австрией, но такая Германия, очевидно, быстро бы покончила бы не только с Портой в Европе, но и освободила бы Константинополь. Однако этого не произошло и после подписанного в 1648 году мира, Германия перестала существовать как государство, превратившись в аморфное объединение различных королевств и княжеств, которыми два века манипулировали соседние государства. Австрийская империя, сохранив под Габсбургами свою военную мощь, потеряла возможность управлять Священной Римской империей германской нации и как раз Ватикан и был тому прямой виновник.

Разумеется в короткой статье сам ход Тридцатилетней войны не описать и потому можно порекомендовать вышедшую в издательстве АСТ книгу Сесили Вероники Веджвуд «Тридцатилетняя война» (Cicely Veronica Wedgwood. The Thirty years war. The Wylie Agency (UK) LTD), которая облегчает для русского читателя понимание немецкой истории, а тем самым и немецкого национального характера.

 

 

Список литературы:

1.                 Гай Юлий Цезарь «Записки о Галльской войне. Рипол Классик. Москва, 2016

2.                 А.Л.Мортон. История Англии. Перевод с английского Н.Чернявской. Издательство иностранной литературы. Москва.1950 г.-A.L.Morton.A People's History of England.London. 1948.

3.                 Николай Дмитриевич Тальберг.  История Церкви Часть 2.Holy Trinity Orthodox School.

4.                 Ф.И. Успенский. История Крестовых Походов. Holy Trinity Orthodox School.

5.                 Сесили Вероника Веджвуд. Тридцатилетняя война. Издательство АСТ. Москва. 2013 г., второе издание 2015 г.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. рудовский : Re: О религиозных причинах Тридцатилетней войны в Германии
2018-07-31 в 11:25

Нормальное изложение.
Надо только понимать простую вещь: первые 2 карты видны отлична, на последней же не разобрать вообще ничего.
1. Лебедевъ : Re: О религиозных причинах Тридцатилетней войны в Германии
2018-07-30 в 12:30

Текст добротный,но не для публицистики. С уважением.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме