Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Как относиться к отчиткам?

Диакон  Артемий  Сильвестров, Русская народная линия

10.01.2018


В прежних работах мы поднимали один из аспектов неверного, искаженного отношения к христианским Таинствам как к магическим ритуалам, в которых факт самого совершения автоматически должен обеспечить некий «результат». Подобное отношение, увы, легко можно обнаружить на примере все более распространяющейся тенденции к поиску экзорцистов, т. е. священников, которые проводят т. н. отчитки (изгнание бесов из людей). Притом на поиски экзорциста очень часто «бросаются» люди, не имеющие каких-то ярко выраженных признаков одержимости нечистыми духами. По словам прп. Антония Великого всякий грех, совершаемый человеком, в той или иной мере соединяет его с демонами-мучителями[i], делает в какой-то степени одержимым. Однако и средство к уврачеванию этого состояния святой видит в непосредственной молитве самого человека и в совершении им благих дел. Но бывают случаи, когда личность человека настолько поражена грехом, ум настолько омрачен страстями, что человек не всегда способен адекватно оценивать происходящее. Более того, воля (как инструмент личности в природе человека) может быть буквально подчинена силе вражьей (т. е. бесовской) и человек в прямом смысле не способен владеть собой.

В светском мире под одержимостью понимается полное и всеобъемлющее подчинение разума человека чему-то, какой-либо мысли или желанию. В данном контексте это очень удачное определение, т. к. природа сил бесплотных (и ангелов и демонов) в сопоставлении со всем тварными миром ближе всего именно к природе мысли, некоей эмоции или желанию. Не будем спорить, что данное сравнение не самое удачное, однако из всех тех реальностей нашей жизни, которые имеют соответствующие определения (а мысли, эмоции и желания это реальности, наличие которых фиксируется самими людьми и обозначается ими) вышеназванные содержат наибольшее природное сходство с силами бесплотными. Другими словами, бесы - это не чудовища, изображенные на пластинках британской группы Iron Maiden, не «зловещие мертвецы» из американских ужастиков и не персонажи из деревенских анекдотов и фольклора. Бесы - это живые и в какой-то степени свободные личности (о мере и степени их свободы нам ничего неизвестно), имеющие своей природой бестелесную сущность и нравственно дурную направленность. Их  цель - погубить человека, т. е. своими действиями способствовать приобретению человеком адского состояния в своей душе и соответствующей «дислокации» человека в вечности (т. е. в аду). Однако, единственная возможность для инфернальных сил (демонов) как-то влиять на человека открывается только самим человеком, когда душа последнего премного заражена страстями.

Можно сказать, что одержимость - это полное и всеобъемлющее подчинение личности человека какой-либо страсти (тщеславию, властолюбию, чревоугодию, блуду), а через это и тем инфернальным силам, которые «курируют» данные страсти. Другими словами, одержимость - это не случайное проклятие, это не просто результат наведенной «бабкиной» порчи, а следствие глобального расстройства духовной сферы человека. Это расстройство выражается, во-первых, в подчас полном незнании человеком основ Божественной Истины, Правды и Любви (по-сути - в незнании основ Православной веры), а отсюда и в противлении Богу. Во-вторых - в намеренном и последовательном  (подчас фанатичном) подчинении какой-либо страсти, ложной цели (с точки зрения христианства). Отсюда несложно сделать вывод, что избавление человека от состояния одержимости - это долгий и трудоемкий процесс, подразумевающий кардинальную смену мировоззрения, буквально μετάνοια (перемена ума, перемена мысли, переосмысление), т. е. раскаяние, нравственная и мировоззренческая переориентация касательно всех аспектов бытия. Однако, это еще не освобождение от беснования, а лишь начало пути к оному освобождению, а лучше сказать - то условие, при котором душа человека (вследствие покаяния и мировоззренческой трезвости) приходит в состояние воспринимать Благодать Божию, Которая и изгоняет врага

В истории человечества подобное греховное состояние (одержимость) выражается, в том числе и в появлении разного рода оккультных практик, задача которых напрямую соединить человека с «тем миром» (бесами), дабы «тот мир» обеспечил хорошую жизнь «в этом». Таковой была фактически вся человеческая религия (кроме Богооткровенной веры Ветхого Завета) и различные языческие культы подчас пронизаны как откровенным демонизмом, так и вопиющей жестокостью (в частности, истукану Молоха приносили на сожжение человеческих младенцев). Иисус Христос, Крестной Жертвой расторгнув узы ада, открыл дверь в мир, где нет страстей, тления и смерти. Этот мир - христианская Церковь, Которая есть единство Духа Божьего, пребывающего в тех, кто в своей жизни стремятся осуществить Евангелие в возможной полноте и чистоте. Однако в I-м веке Церковь в социологическом плане представляла собой небольшую общину в окружении «маститых» демонических культов и филигранных философских систем. Для того чтобы маленькая община христиан могла утвердиться в многогранном мире философского плюрализма Духом Святым апостолы получают чрезвычайные Дары - говорение на разных (иностранных) языках, что автоматически ускоряет сам процесс проповеди истинной веры. Таким образом, Апостол Андрей не тратил время на изучение праславянских наречий, Апостол Фома - на изучение санскрита или языка народов Эфиопии, они сразу вышли на проповедь, они говорили на реальных языках, их речь была понятна иностранцам, в отличие от той «глоссолалии» неопятидесятников, которая представляет собой истерическое бормотание и выкрики каких-то нечленораздельных звуков. Последнее имело место быть в различных языческих культах, некоторых т. н. первобытных религиях[ii] и, в связи с деградацией западного христианства, появилось и там.

         Ввиду агрессивного спиритуализма языческой культуры в I веке на особое служение ставятся т. н. заклинатели (экзорцисты), которые не принадлежали к иерархии (не были священнослужителями). Они относились к т. н. низшим клирикам (наряду с иподиаконами, чтецами, аколуфами) и в их обязанность входило чтение особых молитв (на изгнание демонов) перед желающими принять Святое Крещение. В данном случае следует подчеркнуть, что эти молитвы читались только перед язычниками, некрещеными людьми, т. к. в понимании древних христиан бесноватость есть признак исключительно язычника, который не знает Истинного Бога, но никак не христианина. Скажем для сщмч. Иустина Философа[iii] или Тертуллиана вера во Христа и бесноватость были вещами взаимоисключающими. Абсурдно изгонять бесов из христиан, которые самим Крещением избавлены от их власти.

         К современным же батюшкам-экзорцистам на «отчитки» ездят вполне крещеные люди и подчас «очень» (как они сами себя считают) церковные. Более того, нередко приходится слышать весьма странные рассказы о том, как человек преспокойно ходил себе в храм, исповедовался, причащался, и вот в один прекрасный день он поехал в святые места, приложился к мощам, пошел (вместе со всеми) на «отчитку» и вдруг в нем «заговорил бес». Т. е. до означенного момента в соприкосновении с Самим Богом (в Таинстве Причастия) «бес» молчал, а соприкоснувшись со святыней, вдруг обозначил свое уверенное присутствие? Данная «схема» в корне не соответствует Евангельским повествованиям - там, встречая Бога, бесноватые исцеляются. В благочестивых» же апокрифах современности православные люди соприкасаясь со святыней, становятся бесноватыми. Могут возразить: и верующий человек небезгрешен и он может совершить какой-то тяжкий грех и даже отступить от Бога. Увы, это так, однако для человека, отпавшего от Христа и вновь попавшего под власть сатаны, существовало (и существует) Таинство Покаяния, а не «отчитка».

         Вне всякого сомнения, в эпоху Ранней Церкви сан экзорцистов, равно как и сила (результативность) особого их служения имеет своим источником те особые дарования Духа Святого, которые ниспосылались Церкви в начале Ее истории. Эти Дары в онтологическом отношении имеют единую природу и единый смысл с той Благодатью, которую получает каждый христианин в Таинстве Крещения и священник в Таинстве Священства, однако в начале церковной истории эти Дары имели особую чрезвычайную силу (для утверждения христианства), которая позже уже не изливалась в подобном объеме. К IV - V вв. языческий «напалм» демонизма, окружающего маленький христианский мир, был исчерпан, сама Церковь стала официальной религией Византийской империи. И как был отнят чрезвычайный дар говорения на разных языках, так был отнят и чрезвычайный дар изгнания бесов.

Уже в III веке Постановления апостольские отменяют повсеместное служение экзорцистов: «славный подвиг заклинания есть дело добровольного благорасположения и благодати Божией через Христа, наитием Святого Духа, потому что получивший дарование исцелений показуется через откровения от Бога и благодать, которая в нем, явна бывает всем». Другими словами - изгнание демонов есть результат наличия особой благодати Божией в человеке (которая возникает не иначе как по причине очищения его души от страстей, а не вследствие совершения над ним какой-то хиротесии). Тем не менее, видя, какое почитание (и видимо, деньги) получают заклинатели, некоторые находчивые священники, монахи и даже миряне начинают самочинно заниматься экзорцизмом. В связи с этим, в IV веке Лаодикийский собор (364 г.) издает следующее постановление «Не произведенным от епископов не должно заклинати ни в церквах, ни в домах...» (правило 26). Специалист в области истории Церкви профессор Н. Д. Успенский фактически утверждает, что начиная с V века, заклинатели уже не упоминаются[iv], этот дар был отнят, точно так же как и дар говорения на иностранных языках (о чем мы говорили выше). И точно так же, как говорение на языках со временем появляется в западном христианстве в грубо искаженном виде (в форме харизматической «глоссолалии») точно так же (правда, чуть раньше, в эпоху средневековой инквизиции) в римо-католицизме появляются нео-экзорцисты.

В 1614 г. по непосредственному указанию Папы Римского Павла V составляется особый чин на изгнание бесов, т. н. Rituale Romanum (Римский ритуал), который тогда же в XVII веке был дословно переведен на церковнославянский язык свт. Петром (Могилой) и вошел в требник его имени. По сути тот чин, который используется на т. н. «отчитках», в плане его происхождения имеет стопроцентное римо-католическое начало. Говоря о чине изгнания бесов из требника свт. Петра, нужно помнить, что его оригинал на латыни порожден той же духовной традицией, которая незадолго до этого родила «Молот ведьм». Здесь значимую роль сыграл утвержденный на Тридентском соборе (1545 - 1553 гг.) принцип ex opera operatum, согласно которому в римо-католичестве таинство, ритуал, обряд действительны по факту их совершения и духовные плоды таинства или обряда не зависят от духовно-нравственного состояния человека над которым данное действие производится (и подчас даже от его веры или неверия). Православию глубоко чужд этот чисто языческий принцип. К слову сказать, требник свт. Петра Могилы не получил в Русской Церкви какого-то значимого распространения[v], зато в различных околоправославных сообществах о нем воздыхают, как о хранилище «тайных молитв», которые священники от всех скрывают. Собственно чисто оккультное представление о «тайных знаниях», которые скрываются «посвященными» от «непосвященных» выдают в участниках подобных сообществ носителей глубоко чуждого всей Православной традиции конспирологического, магического мировоззрения.

К этому стоит добавить, что, согласно требнику свт. Петра, заклинающий священник не должен общаться с бесами, не спрашивать их «пророчеств» и самому не отвечать на их провокации, он должен только приказывать им молчать! В Новом Завете Иисус Христос и Апостолы категорически избегали любых «свидетельств» нечистой силы. На реальных же «сеансах экзорцизма» происходит прямо противоположенное - священник спрашивает, бесы отвечают и доходит до того, что «ответы» нечистой силы печатают после в «православных» газетах, а в интернете появляются видеоролики с интригующими названиями «Бесы говорят». И таким образом в сознании людей маловерующих, подчас не очень грамотных, вполне может возникнуть доверие к подобным «прорицателям», чей покровитель «лжец и отец лжи» (Ин. 8: 44). Интересно, что в интернете особой популярностью пользуются видеоролики под названиями «Откровение беса о паспортах и печати антихриста», «Откровение беса о единой универсальной карте» и т. д. Так что люди, особо зацикленные на вопросах т. н. электронного концлагеря, должны быть осторожны, ибо всматриваясь в «цифровую бездну», можно в итоге самому стать легкой мишенью для ее «нехорошего глаза». 

Кстати, насчет «говорения бесов». Дело в том, то «беснование», которое происходит на т. н. «отчитках» в корне не соответствует тому опыту экзорцизма, о котором мы читаем на страницах Нового Завета, а также в Житиях святых. Стоит вспомнить, как некий человек привел к Господу своего одержимого сына, которого не смогли исцелить Апостолы. Спаситель изгнал беса и на вопрос учеников: «Почему мы не могли изгнать его?», ответил: «По неверию вашему...» (Мф.17:19-20). Если в ответ на повеление выйти из человека, бес таки не выходит и несчастный продолжает бесноваться, то евангельская традиция воспринимает это, как поражение экзорциста, как знак того, что заклинатель по причине маловерия не имеет силы изгонять бесов. Нормальный священник должен в таком случае смириться и прекратить свои дерзновенные опыты бесогонства. Однако на массовых сеансах экзорцизма мы можем наблюдать прямо противоположенное: одни и те же люди от обряда к обряду кричат, рычат, падают, «пророчествуют», оставаясь бесноватыми в то время, как священник-бесогон пользуется всеобщим уважением, о нем разносится молва, как о духовном старце, провидце и чудотворце.

Если же данный священник не имеет никакой власти над бесами, то почему же последние (т. е. бесы), так или иначе, проявляют себя во время совершаемой им отчитки? Ответ на этот вопрос мы найдем у прп. Иоанна Кассиана Римлянина. Он пишет: «Человек, преданный явным порокам, может иногда производить удивительные действия и потому почитаться святым и рабом Божиим... и сам тот, кто уверен в себе, что обладает даром исцелений, надменный гордостью сердца, испытывает тягчайшее падение. От сего происходит то, что демоны, с воплем именуя людей, не имеющих никаких свойств святости и никаких духовных плодов, показывают вид, будто их святость жжет их и они принуждены бежать от одержимых ими»[vi]. В том же переведенном чине Rituale Romanum есть одно очень важное указание, которое никогда не исполняется современными «заклинателями» - прежде чем начать молиться об изгнании беса, священник должен проверить - действительно ли обратившийся к нему человек является одержимым, а не больным неким «иным недугом». «Признаки бесноватого таковы, говорится в тексте чинопоследования, - говорящего на неизвестном языке понимает или сам разговаривает, рассказывает о происходящих далеко или никому неизвестных событиях, имеет силу большую, чем по возрасту и по комплекции ему положена и другие признаки»[vii]. К тому же само собой подразумевалось, что чин изгнания злых духов должен совершаться опытным священником (имеющим особое архиерейское благословение на данное служение) над одним человеком, воля которого действительно скована дьявольскими силами. Массовых сеансов экзорцизма Православная Церковь никогда не знала и сие есть явление исключительно последнего времени, а можно даже сказать - последних десятилетий. Зная из агиографических памятников, сколь много сил употребляли святые люди для исцеления одного бесноватого и что такие случаи были буквально единичны в их жизни, с удивлением узнаешь, как на «отчитку» к современным старцам страждущие приезжают целыми автобусами, самим же чудесным исцелениям «приличествует» расписание.   

         Субкультура массовых «отчиток» внутри современного церковного мира есть яркий пример того, что значимая часть нашего церковного сообщества являются носителями грубого магического сознания (которое в основе своей противоречит подлинно христианскому). Нужда в изгнании бесов - печальная реальность, но мода на отчитки - духовная болезнь. Это сознание подразумевает, что совершения некоего обряда или ритуала автоматически производит некое духовное воздействие  (исцеляет человека, изгоняет беса и т. п.). И в данном контексте следует подчеркнуть, что только сила Божия может выгнать беса из человека, а не ритуал, и не священнодействие. В Евангелии отражен очень важный принцип: «сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф. 17:21), т. е правильной духовной жизнью, которая приводит к искоренению страстей в самом беснующемся человеке, к победе над духами злобы им самим в нем самом. Прп. Иоанн Пророк на просьбу помолиться о бесноватом человеке отвечал: «Пусть он и сам постится и молится, сколько может, тогда и молящие за него будут услышаны, ибо "много может молитва праведного споспешествуема" (Иак. 5: 16), и Господь сказал: "Этот же (сей же - в Синодальном переводе - А. С.) род не исходит, только молитвою и постом" (Мф. 17: 21)»[viii].

         Соответственно и «заклинать», т. е. изгонять бесов из других людей может только тот, кто победил эти злобные силы в себе. Если же к подобному деланию прибегает человек, не обладающий личной святостью (как результатом духовного подвига), то происходит та печальная история, которая изложена в Книге Деяний: «некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует. Это делали какие-то семь сынов Иудейского первосвященника Скевы. Но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто? И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома» (Деян. 19:13-16).

         История свидетельствует, что самочинные экзорцисты (равно как и их последователи, завсегдатаи их молебствий) приходят к очень печальному духовному состоянию, ибо бесы и не думают подчиняться тем, кто не победил эту дьявольскую силу в себе.  Нередко бесы прямо ругаются (издеваются) над подобными «чудотворцами» и человек повреждается умом. Абсурдно и губительно, не достигнув бесстрастия и не получив особого Дара Святого Духа к изгнанию демонов, заниматься столь опасными практиками (экзорцизмом), внешне подражая великим святым. Свт. Игнатий Брянчанинов пишет: «Душепагубное актёрство и печальнейшая комедия - старцы, которые принимают на себя роль древних святых Старцев, не имея их духовных дарований»[ix]. Даже в древности, по словам святителя Игнатия, были лишь единицы, которые были способны без вреда для себя и болящих вступить в открытое противоборство с духами злобы[x]. Прп. Варсануфий Великий предупреждает: «Противоречить дьяволу прилично не всем, но только сильным о Боге (т. е. святым людям - А. С.), которым повинуются бесы; если же кто из несильных будет противоречить, бесы ругаются над ним, что, находясь в их власти, он им же противоречит. Также и запрещать им - дело мужей великих, имеющих над ними власть. Многие ли из Святых запрещали дьяволу, подобно Михаилу Архангелу, который сделал это, потому что имел власть? Нам же, немощным, остаётся только прибегать к имени Иисусову»[xi].

         Прп. Исаак Сирин предупреждает о той опасности, которая подстерегает человека, дерзнувшего изгонять демонов:  «Ибо ты выходишь учить тех, кому уже шесть тысяч лет. А это [твоё дерзкое прекословие] служит для них оружием, которым возмогут они поразить тебя, несмотря на всю твою мудрость и на всё твоё благоразумие»[xii]. Он же: «Кто... молит Бога и желает, чтобы в руках его были чудеса и силы, тот искушается в уме своём ругателем демоном и оказывается хвастливым и немощным в своей совести»[xiii]. Прп. Иоанн Касссиан Римлянин пишет: «Подчас бесы творят чудеса, чтобы вознести в надменность человека, который верит, что обладает чудесным даром, чтобы подготовить его к ещё более чудесному падению. Они делают вид, что они горят и бегут из тел тех, где они пребывали, благодаря якобы святости людей, про нечистоту которых они знают»[xiv]. Возможно, поэтому прп. Амвросий Оптинский предупреждал: «Если не хочешь нести скорби, не берись помогать одержимым бесами. Преподобный Симеон Евхаитский советует уклоняться от одержимых злыми духами»[xv]. Свт. Игнатий Брянчанинов: «Никаких заклинательных молитв не нужно: они прочитаны над каждой из вас при святом Крещении. Нужно предаться воле Божьей и признать себя достойным всякого человеческого и бесовского наведения: тогда страхование пройдёт само собой...»[xvi]

Итак, единственное и непременное условие для экзорциста - это личная святость, тогда силой Божией такой человек изгоняет бесов и ему совсем не нужны какие-то особые «чины отчитывания» и т. п. Если же человек не обладает личной святостью (и через него в соответствующей степени не действует сила Божия), то наивно полагать, что сия «данность» (отсутствие благодати Божией в экзорцисте) заменима вычитыванием 12-ти особых молитв и определенными священнодействиями. Еще в I веке ближайший сподвижник Апостола Петра сщмч. Климент Римский наставлял «...посещать одержимых злыми духами и творить над ними молитвы. Постом и молитвою пусть заклинают, не словами красными, отборными и изысканными, но как мужи, от Бога получившие дар врачевания»[xvii]. В приходах, где регулярно совершаются «отчитки» существует особое поверие, что бесы боятся «тайных сильных» молитв, записанных в каких-то «таинственных книгах». Т. е. опять мы стоим перед трансляцией чисто языческого, магического отношения Таинствам Церкви. Протопресвитер Александр Шмеман сказал такую интересную вещь:  «Язычество ... есть отрыв формы от содержания ... Это - возвращение ... к вере в формулу, в обряд, в "святыню" безотносительно к их содержанию и духовному смыслу»[xviii].

         В Житиях святых мы читаем об Авве Питирионе, который «много беседовал с нами и с особенною силою рассуждал о различении духов, говоря, что некоторые бесы наблюдают за нашими страстями и часто обращают оные ко злу. Итак, чада, говорил он нам, кто хочет изгонять бесов, тот должен сперва поработить страсти: ибо какую страсть кто победит, такого беса и изгонит. Мало-помалу должно вам поработить страсти, чтобы изгнать демонов этих страстей»[xix]. Из жития прп. Антония Великого мы знаем, как к нему пришел один военачальник по имени Мартиниан со своей бесноватой дочерью, и стал умолять святого изгнать из нее беса. Прп. Антоний даже не вышел к нему, однако изнутри кельи сказал:  «О, человек, ты напрасно просишь у меня помощи! Я - человек смертный и немощный, как и ты. Но если ты веруешь во Христа, Которому я служу, иди с верою молись Богу, и дочь твоя будет здорова»[xx]. Воин начал усиленную молитву и дочь его исцелилась. Однажды к прп. Сергию Радонежскому с большими усилиями привели одного аристократа, который страдал одержимостью. Игумен с братией совершили обычный молебен о здравии и прп. Сергий осенил болящего вельможу крестом и тот «с той минуты стал здоров»[xxi]. Из жития св. прав. Иоанна Кронштадтского известны случаи, когда простая молитва святого батюшки (иногда тайно и на расстоянии совершаемая) освобождала людей от бесовской зависимости. Иногда само появление всероссийского пастыря рядом с одержимым заставляло демонов оставлять в покое этого нечастного человека.

         Агиография свидетельствует, что, будучи исполнены Духа Святого и благодатью побеждать злых духов, святые подвижники никогда не занимались систематическим «заклинательством», не искали бесноватых, не устраивали массовые «отчитки», не создавали такого рода общины. К тому же святые никогда не изгоняли бесов из каждого человека, который приступал к ним с такой «проблемой» (и вообще, случаев реального изгнания нечистых духов из одержимых всегда было очень немного). Свт. Иоанн Златоуст говорит: «обременение демоном нисколько не жестоко, потому что демон совершенно не может ввергнуть в геенну, но если мы бодрствуем, то это искушение принесёт нам блестящие и славные венцы, когда мы будем с благодарностью переносить такие нападения»[xxii]. Свт. Игнатий Брянчанинов в одном из своих писем просит: «Поминайте в молитвах Ваших болящую Д., которая предана судьбами Божьими сатане, да дух её спасётся... В духовном отношении такое наказание Божье отнюдь не служит худым свидетельством о человеке: такому преданию сатане подвергались многие великие угодники Божьи... Гораздо маловажнее (безопаснее - А. С.) беснование, нежели принятие какого-либо вражеского помысла, могущего навеки погубить душу»[xxiii].

Святые отцы свидетельствуют о том, что Господь попускает беснование некоторым людям, поскольку именно этот путь оказывается для этих людей наилучшим в деле приобретения смирения и спасения. Прп. Варсануфий Великий говорит: «Нехорошо с усилием молиться о том, чтобы получить исцеление, не зная, что тебе полезно»[xxiv].  Поэтому святые совершали молитвы лишь над теми, на которых указывал Сам Господь, ибо освобождение воли человека от власти демона без освобождения разумной личности от страстей может иметь своим следствием самые печальные и даже трагичные последствия. Интересную мысль в связи с этим высказывает архимандрит Ефрем (Мораитис) «Отцы говорят: «Невелико дело, если демон выйдет из человека. Велико, если мы сможем изгнать демона страсти»[xxv]. Блаженный Феофилакт Болгарский восклицает: «Освободившиеся от бесов ещё хуже становятся впоследствии, если не исправляются»[xxvi]. Интересно в данном случае привести воспоминание об одном новомученике XX века сщчм. Алексии Зарайском: «Я спрашивал о. Алексия, почему он не выгонит из неё беса, и он мне отвечал: почему он может знать, что на то есть воля Божья? Она причащается Св. Таин, и если это нужно, то Христос ею принимаемый, Сам силен изгнать его; а если ей это служит крестом очистительным, то для чего же изгонять его?»[xxvii]. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорил: «Отчитка - это чин, а вот Соборование - это одно из семи Таинств Божиих. Пособоруйтесь и причащайтесь почаще... Вот и будет Вам помощь - и противостанете злу»[xxviii].

         Нужда в изгнании бесов - печальная реальность, но мода на отчитки - духовная болезнь, ибо то, что происходит в ходе подобных обрядов (как было показано выше) основано не на евангельском и святоотеческом понимании одержимости, а на суеверных народных (т. е. языческих) представлениях о колдовстве, страхах «порчи», «сглазе» и прочей оккультной «шелухе». Стоит обратить внимание, что подобные бесноватые это, как правило, пожилые женщины, не очень образованные, с полным «багажом» фольклора «оккультных наук». Их мир соткан из суеверий, страхов, магического, мистического (а не подлинно религиозного) восприятия действительности. Очень печально, что подобные народные «науки» и страхи не разгоняются Светом подлинной Евангельской проповеди, а буквально подобострастно подогревается некоторыми чрезмерно впечатлительными и тщеславными проповедниками. Таким образом, возникают буквально «общины бесноватых» состоящие из поклонников («духовных чад») очередного самозваного «старца», которые только и занимаются «изгнанием бесов», забыв (или даже не зная), что подлинное исцеление в христианстве подразумевает освобождение личности от страстей, пребывание в душе Духа Божия, Который силен изгнать демона!

         Полагаем, что в подобных сообществах очень часто «бесноватость» имеет «приобретенный характер». Выше было отмечено, что вполне нормальные православные христиане (регулярно исповедующиеся и причащающиеся), приезжающие на «отчитку» вдруг обнаруживают наличие бесноватости. В своей статье «Критика данных и экспериментов по воспоминанию "прошлых жизней"» я писал, что случаи подобных воспоминаний происходят, как правило, у адептов тех или иных псевдовосточных культов. Действительно, когда человек прибывает в атмосфере подобных идей (о переселении душ), то неминуемо в его сознании возникают, как минимум какие-либо фантазии о «прошлых жизнях». Нечто подобное происходит и в сознании участников «общины экзорциста». Когда все ищут «рычащего демона», когда все разговоры таких «верующих» только о нечистой силе (а не о Христе), то не ровен час, когда устами впечатлительной прихожанки этот бес действительно рыкнет. Конечно, в данном случае речь идет не об осознанной симуляции, не об «актерской» игре человека (все ж таки такими вещами не шутят). Но суть и механизм этого процесса великолепно выразил Владимир Даль. Он писал: «Болезнь эта («приобретенное» беснование - А. С.) передается от одной бабы к другим, потому что им завидно смотреть на подобострастное участие и сожаление народа, окружающее кликушу»[xxix], а в наши дни стоит прибавить к словам Даля и всеобщее внимание со стороны окружающих, ставящих несчастного человека не некий «мистический» пьедестал.

         Безусловно, все мы являемся наследниками очень мрачного советского богоборческого периода, вечной мерзлоты атеизма, когда русский человек был оторван от Церкви, от Света Христовой Истины и в подсознательном поиске спасения обращался к народно-языческим поверьям, буквально к магизму, к шаманизму. А собственно традиция массовых отчиток (так как они совершаются в некоторых общинах) в плане духовного содержания есть самый настоящий шаманизм, внешне прикрытый христианским культом. Однако путь христианина - это путь от мира необходимости к миру свободы, это рывок от «бесословия» к богословию и каждому человеку, принимающему христианство, надлежит перестроить свое мировоззрение в соответствии с истинами той веры, которую он исповедует. Христианство не знает магизма, автоматизма в аспекте совершения Таинств, ибо степень действия или бездействия Божией благодати (подаваемой в Таинствах руками священников) напрямую зависит от духовно-нравственного состояния человека, над которым Таинство совершается. Если болящий человек не начал всеми силами своей души бороться с теми страстями, которые стали причиной беснования (непременно прибегая к таким церковным Таинствам, как Исповедь и Причастие), то никакие чины экзорцизма, проводимые над ним ему не помогут, но напротив, могут привести к еще более плачевному состоянию. Бог создал человека свободным и разумным, и Он не спасает Свое творение в нарушение этой свободы, но дает Свою преизобилующую благодать тому, кто в уме имеет правильное представление о Боге Истинном, а в сердце непреложное стремление следовать Его заповедям, т. е. путям жертвенной любви.

 



[i] Добротолюбие. Т. 1. § 150.  Наставления прп. Антония Великого..СТСЛ. 1992. С. 90-91.

[ii] Глоссолалия // Религия: Энциклопедия / Сост. и общ. ред. А.  А. Грицанов, Г.  В. Синило. - Мн.: Книжный Дом, 2007. - 960 с. - (Мир энциклопедий).

[iii] см. Макарий, архим. Поведение древних христиан. М.,"Благовест", 1996.

[iv] Успенский Н.Д. Византийская литургия//Богословские труды. Сб. 21. С. 31.

[v] Нефедов Геннадий, протоиерей. Таинства и обряды Православной Церкви. - М., 1995. - С. 11.

[vi] Иоанн Касссиан Римлянин, прп. Писания. -М., 1892. -С. 440.

[vii] Требник Петра Могилы. http://orthodoxvera.ru/duty/3826-trebnik-svt-petra-mogily-v-dvux-chastyax-skachat-pdf

[viii] Преподобных отцев Варсануфия Великого и Иоанна руководство к духовной жизни в ответах на вопрошения учеников. Дивеево, 1994. С. 416. Вопрос 673.

[ix] Игнатий Брянчанинов, свт. О жительстве в послушании у старца. СС., том 5., стр. 72

[x] Игнатий Брянчанинов, свт. Сочинения. СПб.. 1905. Т 1. С. 274.

[xi] Преподобных отцев Варсануфия Великого и Иоанна руководство к духовной жизни в ответах на вопрошения учеников. Дивеево, 1994. С. 223. Вопрос 301.

[xii]  Исаак Сирин, прп. Слова подвижнические. М., 1993. С. 137. Слово 30.

[xiii] Исаак Сирин, прп. Слова подвижнические. М., 1993. С. 225. Слово 36.

[xiv] Цит. по: Серафим (Роуз), иеромонах. Православие и религия будущего. С. 213.

[xv] Сердце чисто созижди во мне, Боже. Коломна, 1995. С. 299.

[xvi] Игнатий Брянчанинов, свт. Собрание писем. М., 1995. С. 217-218.

[xvii] Климент Римский, сщмч. О девстве. https://azbyka.ru/otechnik/Kliment_Rimskij/o_devstve/

[xviii] http://www.patriarchia.ru/db/text/2930043.html

[xix] Лавсаик. М., 1992. С. 126-127.

[xx] Жития святых. Выпуск 13. Джорданвил. 1968, с. 13.

[xxi] Житие и подвиги преподобного Сергия Радонежского. СТСЛ. 1904. С. 113-114.

[xxii] Иоанн Златоуст, свт. Творения. СПб.,1897. Т. 3, кн. 1, с. 341.

[xxiii] Игнатий Брянчанинов, свт. Собрание писем. М., 1995. С. 217-218.

[xxiv] Преподобных отцев Варсануфия Великого и Иоанна руководство к духовной жизни в ответах на вопрошения учеников. Дивеево, 1994. С. 263. Вопрос 381.

[xxv] Ефрем Святогорец, архим. Отеческие советы. Саратов. 2006. С. 174.

[xxvi] Феофилакт Болгарский, блаж. Толкование на Мф. 12, 43-45.

[xxvii] Послушник Симеон. Путешествие утлой ладьи по бурному житейскому морю. М., 2000. С. 72.

[xxviii] Иоанн Крестьянкин, архим.  Письма. 8-е изд., доп.: Свято-Успенский Псково-Печерский мужской монастырь, 2008.

[xxix] цит. по https://azbyka.ru/fiction/skazanie-o-zhitii-blazhennoj-staricy-matrony/

 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме