Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Император Николай II в воспоминаниях современников

Мария  Тоболова, Русская народная линия

100-летие революции 1917 года / 15.12.2017


В подборке высказываний о Государе Николае II не нашли отражения отрицательные отзывы о нем, так как их писали люди, враждебно настроенные к Царю по тем или иным причинам. Так, С.Ю. Витте, придворный интриган, был обижен тем, что Николай Александрович сместил его с поста Председателя Совета министров. Член Государственного Совета, адвокат А.Ф. Кони, вынесший в свое время оправдательный приговор террористке Вере Засулич, после революции перешел на сторону большевиков и в 1919 году в угоду новой власти стал клеветать на Царя. Или еще пример: А.В. Богданович, известная в Петербурге своим злым языком, в дневнике подробно описывает все сплетни о Царской и др. Составитель.

 

     «Государь Николай Александрович был среднего роста (5 фут. и 7 дм) (около 170 см - М.Т). Его стройная фигура пропорциональностью своего сложения была безукоризненной, блистала исключительной элегантностью своего врожденного изящества, которое в соединении с военной выправкой, спортивным совершенством, мягкой плавностью движений Государя являла собой внешний облик его Царственного величия и Царственной простоты...

     Волосы Государя были золотисто-рыжеватого цвета; несколько темнее была Его всегда тщательно подстриженная холеная борода. Украшением Его красивого продолговатого лица, на котором часто светилась очаровательная улыбка, были его голубые глаза. Всех, кто имел счастье когда-либо видеть Государя, поражала бездонная глубина этих чудных глаз, в которых, как в зеркале, отражалась его прекрасная душа. Его наружность была достойным обрамлением Его светлой души..». (Н.Обручев, внучатый племянник генерал-адъютанта Н.Н. Обручева, преподавателя Наследника Цесаревича Николая Александровича)[1]

     «На воспитание и образование будущего монарха  его Августейшими Родителями было обращено особое внимание... Мой двоюродный дед, генерал-адъютант Н.Н. Обручев, всегда с восторгом отзывался об уме и прекрасных душевных качествах своего ученика и неоднократно рассказывал о способности Наследника Цесаревича быстро схватывать суть излагаемого предмета и о его феноменальной памяти. Преподаватель английского языка говорил о своем ученике: «Он был очень любознателен и прилежен, вызывая даже добродушные насмешки других, и чрезмерно увлекался чтением, проводя большую часть свободного времени за книгой». По окончании курса наук Наследник Цесаревич сохранил к ним интерес на всю жизнь и продолжал совершенствовать свои знания путем чтения и бесед с компетентными и выдающимися людьми своего времени и поражал их своими обширными познаниями в различных областях... Наследник и Великий Князь Николай Александрович был прекрасным наездником, отличным стрелком и увлекался тогда еще всюду малоразвитым спортом, достигнув большого совершенства в игре в теннис, в управлении парусной яхтой, в конькобежном и гребном спорте». (Н. Обручев)[2]

        23 июня 1887 года Наследник Цесаревич приступает к строевой службе и назначается на должность младшего офицера Государевой роты Лейб-гвардии Преображенского полка. «Наследник Цесаревич всегда аккуратно приходил на занятия; он не числился только. Но действительно служил и был образцовым офицером и командиром. Его отношение к своим однополчанам, офицерам и солдатам было всегда дружелюбным и доброжелательным. Он был подлинным отцом-командиром, заботившимся о своих подчиненных, как офицерах, так и солдатах, о солдатах же в особенности, так как он любил их всем своим русским сердцем; его влекла к ним их бесхитростная простота, что было основной чертой его собственного характера. Наследник Цесаревич не только интересовался их питанием и условиями их казарменной жизни, но и их домашними делами, жизнью и нуждами их семей и помогал их нужде».  (Генерал-майор  А.А. Зуров) [3]

      В 1890 году Наследник служил в Лейб-гвардии Гусарском Его Величества полку - сначала младшим офицером, а потом командиром эскадрона Его Величества. «Входя в жизнь и быт солдат вверенной ему роты или эскадрона, наблюдая и изучая солдатскую психологию, взаимоотношения офицеров и солдат, Наследник вынес  из своего пребывания в войсковых частях не только глубокую, искреннюю любовь к военной среде, к армии, но совершенно определенные взгляды на духовную сторону жизни в казарме. Мечтой Наследника была возможность командовать полком. Он желал привести в жизнь свои взгляды на офицера и солдата, на их взаимоотношения, на отношение к службе и собственным примером увлечь офицеров на путь еще большего приближения к солдату». (Е.Г. Миллер, однополчанин Наследника по Лейб-гвардии Гусарскому Его Величества полку, генерал-лейтенант Генштаба) [4]

     «Государь просыпался около 8ч.30 м., в 9 часов пил один у себя в кабинете чай, после которого, до 10 часов, прогуливался по парку. С 10 часов принимал доклады до завтрака, который подавался в час дня и к которому иногда бывали приглашенные. За завтраком из трех блюд собиралась вся царская семья. После завтрака Государь занимался в своем кабинете, потом выходил к Императрице, и они несколько времени проводили за чтением. Затем Государь с детьми прогуливался по парку, а после прогулки опять принимал явившихся к нему лиц. В 5 часов всей семьей пили чай. После чая, до обеда, каждый из членов семьи занимался, как желал... В 8 часов подавался обед из четырех блюд. Вино (сливовицу) за обедом и завтраком по одной маленькой рюмке пил только Государь. После обеда, около 9 часов, все расходились: дети шли к себе наверх, Государь - к себе в кабинет на час просматривать бумаги, а затем возвращался  обратно к Императрице, с которой и проводил время до часу ночи за чтением и беседой. В 11 часов пили чай». (А.А.Волков, камердинер Императрицы) [5]

     «Ровно в 10 часов начинались аудиенции министров. Каждого из них Государь принимал отдельно. Министры приносили с собой пачки бумаг, которые Государь оставлял у себя для внимательного чтения. На каждом документе он ставил свои заметки карандашом и зачастую просиживал до поздней ночи, чтобы ознакомиться со всеми бумагами. Его работа в течение Царствования все время увеличивалась, так как появлялись новые министерства и департаменты... Он был аккуратнейшим из всех людей, поэтому все его бумаги находились в идеальном порядке - они были тщательно классифицированы и снабжены аннотациями. Его дочери говорили мне, что, когда бы он ни подходил к письменному столу, он сразу же мог найти все необходимые бумаги». (Фрейлина Императрицы Александры Федоровны С.К. Буксгевден).6

     «Этот человек трагической судьбы любил свою страну с беззаветной преданностью...»  (Министр-председатель Временного правительства А.Ф. Керенский)7  

     «Пикуль пишет, что царь во время докладов министров скучал, хихикал, мало что понимал. Это ложь. Летом 1906 года в Петергофском дворце, когда подготовлялась аграрная реформа, царь работал с моим отцом целые ночи напролет. Вникал во все подробности, давал свои суждения, был неутомим». (Сын П.А. Столыпина Аркадий Петрович) 8

     «Каждое новое появление Распутина в столице неизменно сопровождалось возобновлением старых и появлением новых интриг. Из взаимной переписки Государя Императора с Государыней Императрицей явствует, что когда Государыня сообщала Государю о советах или просьбах Распутина, Государь в своих ответных письмах неоднократно отвечал лаконической фразой решительного отказа: «Наш друг в этих делах ничего не понимает» или: «Наш друг дает весьма странные советы». (Н. Обручев) 9

     Государь непрестанно трудился на благо Отечества. Неслучайны слова, которые он велел передать через С.Ю. Витте русским промышленникам: «Господа! Государя Императора не интересуют ваши прибыли. Его интересует благо всей Российской державы». Тот же С.Ю.  Витте свидетельствует: «...Едучи с Цесаревичем, я имел случай говорить с ним довольно долго о крестьянском вопросе, я тогда заметил, что Его Высочество, со свойственной ему сердечностью и благожелательностью, относился в высокой степени милостиво к крестьянским интересам и считал их первенствующими».10

     Генерал А.А. Мосолов отмечал: «Царь схватывал на лету главную суть доклада, понимал иногда с полуслова, нарочито недосказанное, оценивал все оттенки изложения... Царь вдумчиво относился к своему сану Помазанника Божия. Надо было видеть, с каким вниманием он рассматривал просьбы о помиловании осужденных на смертную казнь».11 (За всё время его правления смертных приговоров было вынесено меньше, чем в СССР казнили каждые полгода, вплоть до смерти Сталина.- Примеч. составителя).

     «...Когда мне пришлось часто докладывать Государю, я убедился, что Его Величество удивительно быстро схватывал сущность того, что повергалось на Его усмотрение и что, казалось бы, требовало подробных объяснений. Память у Государя была поразительная: мало-мальски выдающееся дело, ему доложенное, он помнил в течение очень долгого времени в мельчайших подробностях». (В.И. Мамонтов, управляющий канцелярией по принятию прошений, приносимых на Высочайшее Имя) 12

     «Николай II был умным. Он долго обдумывал и был медлительным в принятии решений, но оценка политической ситуации была у него очень быстрой». (Баронесса С.К. Буксгевден).13

     «Был ли Николай II от природы одаренным и умным человеком? Я, не колеблясь, отвечаю на этот вопрос утвердительно. Меня всегда поражала легкость, с которой он ухватывал малейший оттенок в излагаемых ему аргументах, а также ясность, с которой он излагал свои собственные мысли». (А.П. Извольский, бывший в 1906-1910 годах министром иностранных дел) 14

   «Государь Император Николай Александрович был самым интеллигентным и образованным человеком, какого я когда-либо встречал в своей жизни». (Лейб-медик Евгений Сергеевич Боткин, лечивший Царскую семью в течение 13 лет)

    «Он скорее пожертвует жизнью, чем изменит своему слову... Добросовестность, человечность, кротость, честь - таковы, кажется мне, выдающиеся достоинства Николая II».(Морис Палеолог, французский посол)15

     «Десять лет я был докладчиком у Государя, я хорошо знаю его характер и могу сказать по совести, что сознательно он никому не причинил зла, а своему народу, своей стране он желал одного - величия, счастья, спокойствия и преуспевания.... Я уверен, что нет  той жертвы, которую бы он не принес в пользу своей страны, если бы только он знал, что она ей нужна...В большинстве ошибок, если они и были, виноват был не он, а его окружающие». (В.Н. Коковцев, бывший министр финансов (1904-1914) и премьер-министр императорского правительства (1911-1914)

     «Государь был одарен замечательными личными качествами. Он был воплощением самых благородных и лучших чувств русской души. Он подчинился своей судьбе и покорно принял сверхчеловеческий труд, порученный Ему Богом. Всеми силами Своей души Он любил свой народ и свое Отечество. Особенно горячо любил Государь простонародье и русского крестьянина, к улучшению жизни которого Государь стремился всей душой. История отдаст Ему должное». (Пьер Жильяр, учитель царских детей) 16

    «Я всегда чувствовал, что мир, в общем, никогда не принимал Императора Николая II всерьез, и я часто интересовался почему. Он был человеком, у которого не было низменных качеств. Я думаю, что это можно объяснить тем фактом, что Он выглядел абсолютно неспособным внушать страх. Он знал очень хорошо, как сохранить свое достоинство. Никто даже помыслить себе не мог вольности по отношению к Императору...Он не ставил себя выше других, но при этом был исполнен спокойствия, самообладания и достоинства. Главное, что Он внушал, - трепет, а не страх. Я думаю, причиною этого были Его глаза. Да, я уверен, это были Его глаза, настолько прекрасны они были. Глаза Его были настолько ясными, что казалось, Он открывал вашему взгляду всю свою душу. Душу простую и чистую, которая совершенно не боялась вашего испытующего взгляда. Никто больше так не мог смотреть». (Сидней Гиббс, учитель царских детей)

     «Император Николай II не боялся за свою жизнь, не был трусливым». (С.К. Буксгевден. «Император Николай II, каким я его знала»)

     Лили Ден пишет в своих мемуарах: «Его (Государя) обвиняют в слабоволии, - проговорила она (Императрица) с горечью. - Как же плохо люди знают своего монарха. Он самый сильный, а не самый слабый. Уверяю вас, Лили, какого громадного напряжения воли стоит ему подавлять в себе вспышки гнева, присущие всем Романовым. Он преодолел непреодолимое - научился владеть собой, - и за это его называют слабовольным. Люди забывают, что самый великий победитель - это тот, кто побеждает самого себя».17

«Несмотря на выпавшие на его долю тяжелые дни, он никогда не терял самообладания, всегда оставался ровным и приветливым, одинаково усердным работником. Он мне говорил, что он оптимист». (Редигер А., военный министр) 18  

     «Сдержанность была второй его натурой. Многие спрашивали: отдавал ли он полностью себе отчет в трагичности некоторых событий? - Настолько спокойно было его отношение, настолько скрытно было выражение его лица. На самом деле это была маска». (С.К. Буксгевден.)19

          «О Русском Императоре говорят, что он доступен разным влияниям. Это глубоко неверно. Он сам проводит свои идеи. Он защищает их с постоянством и большой силой. У него есть зрело продуманные и тщательно выработанные планы. Над осуществлением их он трудится постоянно...Царь имеет сильную душу и мужественное сердце, непоколебимо верное. Он знает, куда идет и чего хочет». (Президент Французской Республики Лубэ).20

     «Глядя на Императора, каждый видел в Нем сто семидесятимиллионную Россию... Но к земно-божескому почитанию Николая Александровича добавлялась еще и особая любовь, возникавшая при лицезрении Его, хотя бы при мгновенном общении с Ним, любовь, которую пробуждали очевидные, ощутимые свойства этого добрейшего из Царей России - его милостивая улыбка, его ласковые глаза, его святительская душа... Пусть упрекают Государя люди, не способные оценить подвиг мученичества на троне, подвиг, совершавшийся на протяжении двадцати и двух лет. Мы же благоговейно склоняем головы перед этим подвигом, перед царским подвижничеством, перед красотой державности Императора Николая Александровича». (Е.Э. Месснер, офицер Генштаба, полковник Русской императорской армии)

     Летом 1912 года Государь присутствовал на параде гвардии. Вот как описывает его кирасир В.С. Трубецкой: «Я теперь с трудом узнавал Царя благодаря совершенно новому для меня выражению его лица - выражению, которое я не мог разгадать. Сероватое лицо его было странно и спокойно, и нельзя было понять, выражало ли оно сосредоточенность или, наоборот, оторванность от мирского. В эту минуту оно было очень непросто... Я был ужасный мечтатель, и мне всерьез чудилось, что взгляд его  безмолвных глаз хотел сказать: «Да, вы правы, я больше, чем человек. Я могущественнейший на земле. Так должно быть, и вы это знаете»... Я почувствовал вдруг, что страстно люблю Государя. За что? - в это я себе не отдавал никакого отчета. Мне пришло на ум, что великим счастьем для меня было бы попасть когда-нибудь в его блестящую свиту. Быть возле Царя, сопутствовать ему, служить лично ему, выполнять его личные поручения, даже его царские прихоти - вот это было бы и почетно, и чудесно».21

      «Если я иногда по нездоровью пропускала урок, не было случая, чтобы Он, проходя утром через нашу комнату, не расспросил меня о моем здоровье. С Ним я всегда чувствовала себя совсем просто, как будто век Его знала». (Учительница Цесаревича в Тобольске К.М. Битнер)22 

   Многие священнослужители почувствовали в Государе глубокую веру и деятельный дух. Так, например, владыка Антоний (Храповицкий), епископ Волынский, во время народных волнений 21 октября 1905 года произнес в житомирском соборе проповедь, в которой рассказал о личности императора Николая II. Обращаясь к народу, архипастырь говорил: «Часто ли встречал такую силу веры среди людей знатных и богатых и укажешь ли мне во всей вселенной нечто подобное в жизни царей, именующих себя христианскими? Учись же у своего Царя вере, умилению и молитве. Искреннее благочестие остается неполным, если не украшается любовью и состраданием к ближним. И сию любовь наш Государь проявил в первые же месяцы по своем воцарении, когда, по примеру всероссийского праведника отца Иоанна Кронштадтского, начал повсюду учреждать дома трудолюбия для бедных, ибо именно в этом нуждается городская беднота».23

     «Он выше всех царей будет», - говорила блаженная старица Параскева Ивановна Дивеевская.

     «Государь Император и Государыня Императрица молились так ревностно, так проникновенно, что, глядя на них, мне казалось, что души их, оставив всякое земное попечение, вознеслись туда, на небо». (Протоиерей о. Наум).

     «В истории церковной он (Царь) был достаточно силен, как и в отношении разных установлений и обрядов церкви...Государь легко разбирался в серьезных богословских вопросах и в общем верно оценивал современную церковную действительность, но принятия мер к исправлению ее ждал от «специалистов» - обер-прокурора Св.Синода и самого Св.Синода». (Шавельский Г., протопресвитер армии и флота) 24  

     «Государь выслушивал богослужение всегда со вниманием, стоя прямо, не облокачиваясь и никогда не приседая на стул. Очень часто осенял себя крестным знамением, а во время пения «Тебе» и «Отче наш» на литургии, «Слава в вышних Богу» на всенощной становился на колени, иногда кладя истовые земные поклоны. Всё это делалось просто, скромно, со смирением. Вообще о религиозности Государя надо сказать, что она была искренней и прочной. Государь принадлежал к числу тех счастливых натур, которые веруют, не мудрствуя и не увлекаясь, без экзальтации, как и без сомнения. Религия давала ему то, что он искал более всего, - успокоение. И он дорожил этим и пользовался религией, как чудодейственным бальзамом, который подкрепляет душу в трудные минуты и всегда будит в нем светлые надежды».  (Г.Шавельский) 25   

     «Эта преданность воле Божьей, горячая, подлинная и глубокая вера в Бога, искренняя религиозность есть главное свойство духовного облика Государя. Это не было внешнее благочестие, обязательное для русского православного Царя. Нет, «этим» он никогда не «играл», а верил всей душой и всем сердцем».  (Н.М. Тихменев)26

    Лето Царская Семья проводила в Крыму. Святитель Феофан Полтавский, духовник НиколаяII, пишет в своих воспоминаниях о благочестии, вере Государя: «Каждый будний день Государь всегда начинал с молитвы в храме. Точно в восемь часов утра он входил во дворцовый храм... И точно в девять часов Литургия кончалась... Государь всегда молился очень усердно. Каждое прошение ектеньи, каждая молитва находили живой отклик в его душе. После богослужения начинался трудовой день Государя». (Духовник Царской Семьи. Святитель Феофан Полтавский)27    

        «Чем же воздала Россия своему чистому сердцем, любящему её более своей жизни, Государю? Она отплатила ему клеветой. Он был высокой нравственности - стали говорить о его порочности. Он любил Россию - стали говорить об измене. Даже люди близкие повторяли эту клевету, пересказывали друг другу слухи и разговоры. Под влиянием этого умысла одних, распущенности других, слухи ширились, и начала охладевать любовь к царю. Потом стали говорить об опасности для России и обсуждать способы освобождения от этой несуществующей опасности и, во имя якобы спасения России, стали говорить, что надо отстранить Государя». (Свт. Иоанн (Максимович, архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский)28

  «Глядя на него у церковных служб, во время которых он никогда не поворачивал головы, я не мог отделаться от мысли, что так молятся люди, изверившиеся в помощи  людской и мало надеющиеся на собственные силы, а ждущие указаний и помощи только свыше... Что бы ни происходило в душе Государя, он никогда не менялся в своих отношениях к окружающим его лицам. Мне пришлось видеть его близко в минуту страшной тревоги за жизнь единственного сына, в котором сосредоточивалась вся его нежность, и кроме некоторой молчаливости и еще большей сдержанности, в нем ничем не сказывались пережитые им страдания...(Спала, 1912г)» (Сазонов С.Д., министр иностранных дел)29       

      «Отношение Государя к крестьянскому сословию совершенно ясно. Он глубоко, реально его любит, и в нем любит Россию; любит народ в деревне, в армии, всюду, где бы ни проявлялась его сила». (Н.А. Павлов, один из лидеров Объединенного Дворянства)30

     «Он был щедр и много помогал, жертвовал на пенсии из своих личных доходов. У Государя не было никогда денег с собой. Однажды, когда он был в провинциальной церкви на обедне, староста подошел с тарелкой. Я увидела большое смущение среди членов императорской семьи, сзади которой я стояла. Великая княжна Татьяна Николаевна наклонилась ко мне: «Не могли  бы вы одолжить отцу десять рублей золотых?» - спросила она шепотом.

     Я вынула монету и сунула ей в руку. А на другой день я получила посылку с личной печатью Государя. В ней была маленькая, из чудной голубой эмали коробочка в которой лежала золотая десятирублевка, на небольшой бумажке Государь написал: «От благодарного должника щедрой заимодавице».

     Госпожа А.П. Олленгрэн, начальница Василеостровской женской гимназии, рассказывала, что часто по вечерам Государь приглашал ее в свой рабочий кабинет и, несмотря на огромную занятость и утомление,  просил представить ему списки наиболее нуждающихся детей, состоявших под ее попечительством. Суммы, которые жертвовал Государь из своих личных средств, были иногда весьма крупными. Однажды госпожа Олленгрэн решилась сказать, что сумма слишком велика, что на всех не напасешься, на что Государь твердо отвечал: «Царь должен на всех напастись». В конце аудиенции, всегда шепотом, он просил никому ни слова не говорить о его помощи». (Баронесса С.К. Буксгевден)

     Как писал флигель-адъютант А.А. Мордвинов: «В обаятельной, естественной простоте Государя сказывалось то настоящее русское величие, которое не нуждается ни в особо рассчитанных красивых словах, ни в показных поступках или жестах, но которое, тем не менее, было способно притягивать к себе непредубежденную народную массу.

     Его доброта была не поверхностного качества, не выказывалась наружу и не уменьшалась от бесчисленных разочарований. Он помогал, сколько мог, из своих собственных средств, не задумываясь о величине просимой суммы, в том числе и лицам, к которым, я знал, он был лично не расположен. «Он скоро раздаст всё, что имеет», - говорил мне однажды покойный князь Н.Д. Оболенский, управляющий кабинетом Его Величества, основывая на этом даже  своё желание покинуть занимаемую должность».

     «Благородство императора Николая II, его любовь, доверие к Родине выражалось решительно во всём.  Личные интересы стояли для него всегда на втором плане. Одна из давних легенд, распространявшихся революционными кругами и имевших целью дискредитирование Царской  Династии, была легенда о «Романовских капиталах» за границей... Вырученные из Английского банка капиталы большею частью были истрачены в России. Неисчислимы случаи, когда Император Николай II приходил на помощь нуждающимся! Отказа, сколько я знаю, никогда не было, когда нужда была действительно налицо». (Князь Дмитрий Оболенский) 31

     «Несмотря на доброту Государя, Великие Князья его побаивались. В одно из первых моих дежурств я обедала у Их Величеств; кроме меня, обедал дежурный флигель-адъютант, Великий Князь. После обеда Великий Князь стал жаловаться на какого-то генерала, что он в присутствии других сделал ему замечание. Государь побледнел, но молчал. От гневного вида Государя у Великого Князя невольно тряслись руки, пока он перебирал какую-то книгу». (Анна Танеева-Вырубова, подруга Государыни)

     «Взгляды Государя и его Семьи на человеческие взаимоотношения были рыцарски благородными, чистыми, проникнутыми доброжелательством.

     Во время семейных бесед их разговор был всегда далек от всяких мелких пересудов, затрагивавших чью-либо семейную жизнь и бросавших какую-либо тень на одну из сторон... Семья моего Государя была единственной из всех, какие я когда-либо знал: о них сплетничали все, даже близкие родные - они не сплетничали ни о ком.

     И Государь, и Императрица не искали популярности. У них не было даже и намека на это несвойственное их натуре стремление, проявление которого мне, при непередаваемой гордости за своих, приходилось слишком часто наблюдать при других могущественных иностранных Дворах». (Флигель-адъютант А. Мордвинов)

     «Однажды он (Государь) приехал на обед в один из полков в Петрограде. Во время обеда зашел разговор о недавнем террористическом акте, в котором было установлено участие евреев. Один из офицеров - неосторожно ли или умышленно - громко сказал: «Перевешать бы их всех»...». «Не забывайте никогда, что евреи - мои подданные», - тихо и спокойно сказал он в сторону, где были произнесены услышанные слова». (Н.М. Тихменев) 32

     «И до чего же был обаятельным Государь, император Николай II! Оба раза, когда мне пришлось, и довольно подолгу, с ним разговаривать, это обаяние, его простота, ласковый взгляд незабываемых серых глаз меня завораживали и оставили память на всю жизнь.

     Очень многое было в этом взгляде: и желание довериться, поверить до дна говорящему с ним, и печаль, и некая тревога при кажущемся достойном спокойствии... - всё это чувствовалось в этом прекрасном, благородном, гонимом, задерганном Государе, которого, казалось, не только заподозрить в чем-либо плохом, но и обидеть чем бы то ни было было бы преступлением, когда ему и так было тяжело от тяжести Мономаховой шапки». (Князь Сергей Щербатов) 33

      «Государь проявил железную волю неоднократно, несмотря ни на какие оппозиции, но особенно выпукло выделяется она во время Первой мировой войны, которой он не желал и которая была навязана ему Германией,  спровоцированной Англией». (Н. Обручев)34

     «Император Николай II был миротворцем до конца. Но когда война началась уже против его воли, он обнаружил необыкновенную твердость при ее ведении и большое дипломатическое искусство в приобретении союзников и в извлечении для России выгод на случай успешного окончания войны». (Князь  Дмитрий Оболенский)35

     «Государю не оставалось ничего иного, как повелеть приступить к всеобщей мобилизации. Государь молчал. Затем он сказал мне голосом, в котором звучало глубокое волнение: «Это значит обречь на смерть сотни тысяч русских людей. Как не остановиться перед таким решением?» (С.Д. Сазонов, министр иностранных дел).   

Однажды Царь и свита посетили передовой перевязочный пункт. «Его приход вызвал изумление, выражавшееся на лицах всех солдат... Когда Государь нагнулся над одним из раненых, тот приподнял единственную здоровую свою руку, чтобы дотронуться до его одежды и убедиться, что перед ним действительно Царь». (П. Жильяр)36

     6 сентября 1915 года Царь Николай прибыл в Ставку и возложил на себя пост Верховного Главнокомандующего. «Нужно подчеркнуть, что Государь принял на себя эту тяжелую обязанность Главнокомандующего всей русской армией не в момент побед, когда бы он мог украсить свою голову лавровым венком, а как раз в самое тяжелое время». ( Полковник Э.Н. Гиацинтов)37

     «История часто видела монархов, становившихся во главе победоносных армий для легких лавров завершения победы. Но она еще ни разу не встречала Венценосца, берущего на себя крест возглавить армию, казалось, безнадежно разбитую, знающего заранее, что здесь его могут венчать не лавры, а только тернии». (А.И. Спиридович, бывший начальник царской охраны) 38

     

     Генерал Хенбери-Вильямс, английский представитель при русской Ставке, так описывает первые впечатления от встречи с ним: «Прежде я представлял его несколько печальным и озабоченным Монархом, на которого давит груз государственных и прочих забот. Вместо этого я увидел светлое, умное, счастливое лицо человека с блестками юмора в глазах, много времени проводящего на свежем воздухе... Он всегда настолько веселый и жизнерадостный, что не быть жизнерадостным в его присутствии просто невозможно... Я уверен, что и для других он служит источником вдохновения». 39

    

     «Осенью 1910 года умер Толстой... На докладе о его смерти Государь написал следующие полные благородства слова: «Душевно сожалею о кончине великого писателя, воплотившего, во время расцвета своего дарования, в творениях своих родные образы одной из славнейших годин русской жизни. Господь Бог да будет ему милостивым Судией». 40

     В начале марта 1917 года в Петрограде начались волнения, которые через несколько дней переросли в массовые выступления против правительства и династии. Некоторые высокопоставленные военные чины, члены императорской свиты и политические деятели убеждали царя в необходимости его отречения от престола.  «Перед Царем встала картина полного разрушения его власти и престижа, полная его обособленность, и у него пропала всякая уверенность в поддержке со стороны армии, если главы ее в несколько дней перешли на сторону врагов Императора». (Генерал Д.Н. Дубенский) 41

     7(20) марта Временное правительство объявило об аресте Николая II и Его Августейшей супруги. Выдающийся русский философ Иван Ильин писал: «Династия в лице двух  Государей не стала напрягать  Своей воли и власти, отошла от Престола и решила не бороться за Него. Она выбрала путь непротивления и, страшно сказать, пошла на смерть для того, чтобы не вызвать гражданской войны, которую пришлось вести одному народу без Царя и за Царя...Когда созерцаешь эту живую трагедию нашей Династии, то сердце останавливается и говорить о ней становится трудно. Только молча, про себя, вспоминаешь слова Писания: «яко овча на заклание ведеся и яко агнец непорочен прямо стригущего его безгласен...» Всё это есть не осуждение и не обвинение, но лишь признание юридической, исторической и религиозной правды».42

     В 1927 году Михаил Кольцов, член ЦК ВКП(б), советский писатель и исторический деятель, писал: «Нет сомнения, что единственным человеком, пытавшимся упорствовать в сохранении монархического режима, был сам монарх. Спасал, отстаивая царя, один царь. Не он погубил, его погубили».

     Комиссия Временного правительства, созданная для обнаружения доказательств «антинародной» деятельности Царя, ничего не обнаружила. Один из следователей, эсер, сказал: «Что мне делать, я начинаю любить Царя». А главный следователь В.М. Руднев закончил свой доклад словами: «Император чист, как кристалл». 43

     «Служба шла благоговейно и умилительно...Их Величества всю службу слушали стоя. Надо самому видеть и так близко находиться, чтобы понять и убедиться, как бывшая Царственная семья усердно, по-православному, часто на коленях, молится Богу. С какой покорностью, кротостью, смирением, всецело предав себя в волю Божию, стоят за богослужением...Ныне смиренный раб Божий Николай, как кроткий агнец, доброжелательный ко всем врагам своим, не помнящий обид, молящийся усердно о благоденствии России, верующий глубоко в ее славное будущее, коленопреклоненно, взирая на Крест и Евангелие... высказывает Небесному Отцу сокровенные тайны своей многострадальной жизни и, повергаясь в прах пред величием Царя Небесного, слезно просит прощения в вольных и невольных своих прегрешениях». (Отец Афанасий Беляев, регулярно совершавший богослужения в период заключения Царской семьи в Александровском дворце) 44

     «Императору мучительно было видеть теперь бесплодность своей жертвы и сознавать, что, имея в виду тогда лишь благо родины, он принес ей вред своим отречением». (Пьер Жильяр)

    14 июля 1918 года священник о.Сторожев с диаконом Василием Буймировым совершал обедню для всей собравшейся в зале Царской семьи.

     «Став на свое место, мы с диаконом начали последование обедницы. По чину обедницы положено в определенном месте молитвословие  «Со святыми упокой». Почему-то на этот день диакон, вместо прочтения, запел эту молитву, стал петь и я, несколько смущенный таким отступлением от устава. Но, едва мы запели, как я услышал, что стоявшие позади нас члены  семьи Романовых опустились на колени». 45

     «Государь и Государыня верили, что умирают мучениками за свою родину - они умерли мучениками за человечество. Их подлинное величие не проистекало от их царственного сана, а от удивительном нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись. Они сделались идеальной силой. И в своем своем уничижении они были поразительным проявлением той удивительной ясночти души, против которой бессильны всякое насилие и всякая ярость и которая торжествует в самой смерти». (Пьер Жильяр)

     Видный правый общественный деятель и публицист, один из лидеров  Объединенного Дворянства Н.А. Павлов писал: «Своим служением России, всей жизнью нравственными и физическими страданиями -  Государь искупил счастливое будущее любимого им превыше всего Отечества. Я верю в это сильное и счастливое будущее. Оно наступит скоро, и наступит благодаря жертве, им принесенной:  жертве своей драгоценной, царственной жизни. Всю красоту его жизни, охранявшей единство нашей Родины, всю мировую важность этой жертвы оценят всей силой духа лишь будущие достойные России ее поколения». 46

 

     «На терпение и милость Государя рабочие и интеллигенция ответили ему ненавистью...Всё подлежит суду и возмездию Бога. Зло подняло меч, но и на него поднимется меч. История Государя учит нас уповать на молитву и в раскаянии объединяться для действия. Помятуя, что призвание России - быть неразделимо единой. С его - Государя нашего - именем на устах будем молиться о самом дорогом для нас, - о нашей Русской земле». (Н.А.Павлов. 1924г.)47

 

Составитель Мария Тоболова

 

 

[1] Н. Обручев. Подлинный облик Царя-мученика как Человека, Христианина и Монарха. В кн.: «Царь и Россия. Размышления о Государе Императоре Николае II», М.,2017, с. 31

[2] Н. Обручев. Там же, с. 23

[3] А.А. Зуров. Там же, с.27

[4]  Тальберг Н.Д. Отечественная быль. Джорданвилль, Нью-Йорк: Издание Свято-Троицкого монастыря,   1960. Цит. по кн.: «Царь и Россия». М., 2017, с. 27

[5] А.А. Волков. Около царской семьи. Гл. 9, 1993

6  С.К. Буксгевден. Император Николай II, каким я его знала. tsar - famili & yandex.ru  

7  А.Ф.Керенский. Там же

8  А.П. Столыпин. Там же 

9  Н.Обручев. Подлинный облик Царя-мученика как Человека, Христианина и Монарха. С.39

10  Витте С.Ю. Воспоминания. Царствование Николая II. Берлин: Слово, 1922. Т.1. Гл. 8

11  А.А. Мосолов. При дворе последнего императора.

royallib. сom/read/ mosolov -aleksandr/pri-dvore poslednego-imperatora. Html#266240

 12  Мамонтов В.И. На государевой службе: воспоминания. Таллин, 1926. См. также: Н.Д. Тальберг. Светлой памяти возлюбленного Государя//Отечественная быль: юбилейный сборник. Джорданвилль, 1960. Гл.6, с.258-320

 13  С.К. Буксгевден. Император Николай II, каким я его знала. http: // за-царя.рф/ 

 14 Извольский А.П. Там же

 15 Палеолог М. Царская Россия во время Мировой войны. М.-Пг., 1923.Гл. 1Х

16  П.Жильяр. Император Николай II и его семья (Петергоф, сент. 1905-Екатеринбург, май 1918г.): по личным воспоминаниям П.Жильяра, бывшего наставника Наследника Цесаревича Алексея Николаевича. Вена: Русь, 1921

17 Кристина Бенаг. Англичанин при царском дворе. «Царское дело», СПб., 2006, с. 283

18 Редигер А. История моей жизни. Воспоминания военного министра. М., 1999, т.1, с. 548

19 Царственные мученики в воспоминаниях верноподданных // Буксгевден С.К. Николай II, каким я его знала. М., 1999,с. 40

20 Цит. по кн.: «Царь и Россия», с. 265

21   В.С. Трубецкой. Записки кирасира. «Князья Трубецкие. Россия воспрянет». М., 1996, с. 486-487

22  К.М.  Битнер.htt: // за-царя.рф/

23 Тальберг Н.Д. Церковная деятельность царя-мученика Николая II. М., 2001, с.103

24  Шавельский. Из «Воспоминаний последнего протопресвитера Русской армии и флота. //Николай II: Воспоминания. Дневники. СПб., 1994, с.124

25 Там же, с. 131

26  Н.М.Тихменев. Духовный облик Императора Николая Второго. В кн.: « Царь и Россия», с. 263

27 Духовник Царской Семьи Святитель Феофан Полтавский, Новый Затворник. М., 1996, с. 75

28 Епископ Иоанн Шанхайский. Памяти последнего Царя. Цит. по кн.: «Царь и Россия», с. 511

29 Сазонов С.Д. Предисловие к: Жильяр Пьер. Император НиколайII и его семья (Петергоф, сент. 1905- Екатеринбург, май 1918г.): по личным воспоминаниям П.Жильяра, бывшего наставника Наследника Цесаревича Алексея Николаевича Вена: Русь, 1921

30 Павлов Н.А. Его Величество Государь НиколайII. «Царь и Россия», с. 207

31 Князь Дмитрий Оболенский. Император Николай II и его царствование (1894-1917). В кн.: «Царь и Россия», М., 2017, с. 163

32  Н.М. Тихменев. Духовный облик Императора Николая Второго. Цит. по кн.: «Царь и Россия», с.275.      29 33  Князь Сергей Щербатов. Художники ушедшей России, с. 177

34 Н.Обручев. Подлинный облик Царя-мученика как Человека, Христианина и Монарха. «Царь и Россия», с.114

35 Князь Дмитрий Оболенский. Император Николай II и его царствование, с. 124

36 П.Жильяр. Указ.соч., с.136

37 Гиацинтов Э. Записки белого офицера. Цит. по кн.: Дубенский Д.Н. Как произошел переворот в России // Царственные мученики в воспоминаниях верноподданных. - М., 1999, с. 423 

38 А.И.Спиридович. Царственные мученики...с.175

39 Хенбери-Вильямс Дж. Император НиколайII, каким я его знал. В кн.: Кузнецов В.В. Русская Голгофа. СПб., изд. дом «Нева», 2003, с. 15

40 Н.М. Тихменев. Духовный облик Императора Николая Второго. «Царь и Россия», с. 277

41    Дубенский Д.Н. Как произошел переворот в России. Отречение НиколаяII. Воспоминания очевидцев. 1990, с.62

42 Ильин Н.А. Почему сокрушился в России монархический строй?// Держава. Общественно-политический и литературно-художественный журнал, 1966, №2, с.72-73

43 Руднев В.М. Правда о Царской Семье// Русская летопись. Париж, 1922, кн.2, с.16

44 Дневник протоиерея А.И. Беляева, настоятеля Феодоровского собора в Царском Селе. - Журнал «Исторический архив», 1993, № 1, с. 256

45  Воспоминания протоиерея И.В. Сторожева. Царствование и мученическая кончина Императора   НиколаяII. Париж, 1993, с. 9

46  Н.А. Павлов. Его Величество Государь НиколайII. Париж. 1927. Также в кн.: «Царь и Россия», с.165

47  Там же, с. 261


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме