Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Что такое постмодернизм и как с ним бороться

Андрей  Карпов, Русская народная линия

06.12.2017

 

 

Постмодернизм в интерьере эпохи

 

Мы живём в эпоху Постмодерна. Что это значит? Прежде всего, то, что, как бы нам ни был противен постмодернизм, мы находимся внутри заданного им семантического пространства.

 

Каковы основные правила этой "новой реальности"? Обычно используют перечень, составленный И. Хассаном ("К концепции постмодернизма", 1987). Вот некоторые позиции из этого списка. Постмодернизм отрицает форму, разрушает границы. Его интересуют не сущности, а процессы; действие важнее, чем результат. Замысел уступает место случаю, целеполагание подменяется игрой. Место семантики занимает риторика. Пафос смешит, а ирония становится фундаментальной реакцией. Находиться над происходящим (наблюдать, оценивать, управлять) с точки зрения постмодернизма - сомнительная позиция: любое дистанцирование отрицается, требуется участие - чем с большим погружением, тем лучше. Малое в приоритете, большое поражается в правах: общие правила - это диктат, принуждение, инструмент господства. Никакого центра, никакой иерархии, никакого подчинения. Отбор заменяется рекомбинацией элементов. Интерпретация, то есть стремление получить адекватное представление, отвергается, поскольку все представления равнозначны. Выявление типичного больше не имеет смысла, так как любая мутация имеет право на существование, и единое семантическое пространство распадается на множество индивидуальных языков. Очевидно, что жёстких определений в таком мире быть не может, всякая категоричность заведомо дискредитируется. Аморфность, неопределенность, неокончательность становятся базовыми характеристиками постмодернистского мировосприятия.

 

Но ведь в нашей повседневной жизни мы руководствуемся совсем другими принципами. Это в литературе, в искусстве, в философии, наконец, сегодня господствует постмодернизм; я же не принимаю правил постмодернистской игры. Они мне не нравятся. Я смотрю на постмодернизм осуждающе и со стороны. Я недоволен тем, что он распространился в искусстве, и хочу противопоставить ему классическую эстетику, с тем чтобы выдавить постмодернизм из сферы прекрасного, вернув последней уже утраченное ею право так называться.

 

Между тем, приходится чуть ли не с ужасом констатировать, что, уступив в эстетике, классическая культура всё больше проигрывает постмодернизму и в этике. Откат от христианства, отказ от культурных авторитетов,  императив толерантности (когда вся сила общества и государства направлена на то, чтобы заставить тебя признать, что ты не обладаешь ничем особенным, превосходящим чужие культурные образцы), деградация половой дифференциации, игра с понятиями жизни и смерти (выражающаяся в праве на аборт и эвтаназию, а также в попытках не признавать наступление старости, искусственно продлить жизнь, отказаться от тела, создав цифровой аналог сознания), - всё это последствия постмодернистского преобразования этики. Список можно расширить, тем более что он постоянно пополняется. То и дело возникают какие-то новые идеи постмодернистской природы, озвучиваются, опробываются наиболее рьяными носителями постмодернистского сознания, а там, глядишь, уже и соответствующий законодательный проект предложен, и какая-то локальная практика уже существует. С одним боремся, другое проскальзывает.

 

Вот и выходит, что постмодернизм всё же нельзя отделить от жизни. Он не где-то там, а непосредственно здесь - среди того, с чем я ежедневно соприкасаюсь. Я не могу закрыть дверь и считать, что постмодернизм остался за дверью. Каких бы смыслов ни коснулся мой ум, в них всегда можно обнаружить кривые тени постмодернистской реальности.

 

Можно утешаться, конечно, тем, что ни моё личное, ни моё социальное бытие не являются полностью постмодернистскими. Ещё есть на чём отдохнуть душой. Есть элементы традиции, есть ценности и события, несомненно принадлежащие классической культуре. Однако вовсе не они задают тон. Прогрессивным, передовым, адекватным духу времени ныне считается только то, что имеет на себе отпечаток постмодернизма. Постмодернизм - закваска современности, которая должна сквасить всё тесто. Или, может быть, здесь более уместно сравнение с патогенной бактерией. Такие бактерии образуют ничтожную долю от массы организма, но способны привести его к смерти. Какое-то время жизнь продолжается, все системы по-прежнему работают; тем временем возбудитель размножается и распространяется, образуя всё новые очаги поражения. Он переносится с кровью. Кровью общества являются смыслы, а кровеносной системой - культура. Мы видим вокруг себя традиционные и классические элементы, но они умирают. Встречая сопротивление, они крошатся и распадаются. Их воспроизводство проблематично: требуются особые усилия; они не возникают естественным образом, а то, что появляется, или носит следы проникновения постмодернизма,  или выглядит нежизнеспособным.

 

Постмодернизм нельзя считать случайным срывом культуры. Он - не отклонение от магистрального курса, не надстройка над культурным фундаментом, не виньетка в декоре. Его появление задано логикой исторического процесса; корни постмодернизма питаются общей семантикой современного общества. Почва была подготовлена, - и со стороны политики, и со стороны экономики.

 

Политической предпосылкой постмодернизма является всеобщее избирательное право. Неважно, что я за человек, но если я достиг соответствующего возраста, могу голосовать, и мой голос ничем не хуже других. Качественные параметры оказываются незначимыми, единица берёт верх над структурой, форма - над содержанием. В семантическом пространстве возникают постмодернистские ориентиры.

 

В экономике мы также сталкиваемся с утратой значимости качественных характеристик. Всё измеряется в деньгах. Важен лишь доход, который можно получить на вложенный капитал. Те, кто управляет движением капитала,  ориентируются на инвестиционные параметры, а к какой отрасли относится объект инвестиций, какая здесь производится продукция или оказываются услуги, - глубоко вторично. Не всё ли равно, что продавать, главное - чтобы продавалось и продавалось с прибылью. По мере развития капитализма стоимостная оценка приковывала к себе всё большее внимание, а натуральное наполнение экономических отношений терялось в её тени. Мы уже практически подошли к тому моменту, когда любая ценность может быть выражена в деньгах, и, как следствие этого, то, что не имеет стоимостного выражения, перестаёт восприниматься как ценность.

 

Деньги уравняли все смыслы. Легко переходя от ценности к деньгам и от денег к ценности, человек усваивает, что ценности преходящи, и можно, в сущности, расстаться со всякой из них или приобрести любую на выбор. Ценности можно сочетать в произвольном порядке, вычленять то, что нравится, отбрасывать то, с чем не знаешь, как обойтись. Именно так действует инвестор, и принципы управления капиталом становятся семантическим кодексом современного человека. Отражаясь в культуре, всемогущество рынка обращается в постмодернизм.

 

Постмодернизм внутри нас

 

Появления постмодернизма на авансцене культуры следовало бы ожидать. Но предсказать подобный культурный сдвиг практически невозможно. Дело не в отсутствии каких-то данных, а в отсутствии предсказателей. Чтобы допустить возможность постмодернизма, надо иметь уже постмодернистское сознание. Человек, находящийся в классической системе координат, нарисовать постмодернистскую картину мира хотя бы в виде шаржа или антиутопии, оставаясь в здравом рассудке, не может. Нормальный человек не будет исходить из того, что завтра весь мир сойдёт с ума, и он окажется в сумасшедшем доме.

 

Мы, сегодняшние, не в меньшей степени уверены в своём рассудке. Однако способны критиковать постмодернизм и в целом, и в деталях. Нам понятна постмодернистская логика, хотя мы и не принимаем её. Это означает, что мы ведём с постмодернизмом диалог. Он обстреливает нас своими манифестациями, и хотя нам кажется, что его аргументы отскакивают от нас, как градины от подоконника, и мы по-прежнему остаёмся незатронутыми постмодернизмом, подобно лотосу, цветущему в мутной воде, но сохраняющему свою ослепительную чистоту, на самом деле, как говорится, капля камень точит.

 

Для того чтобы сказать, что некое представление или действие является постмодернистским и на этом основании должно быть отвергнуто, его необходимо проверить на приемлемость, приложить к нашей системе взглядов. Очевидные расхождения при этом будут бросаться в глаза, и именно на них мы среагируем в первую очередь. Но проявлений постмодернизма вокруг нас множество; их количество превышает нашу счётную способность. Мы не можем сразу указать их все, и потому значительное число подобных явлений оказываются необнаруженными.  При контакте с ними в нашем сознании не загорается красная лампочка, предупредительный сигнал не звучит, активных защитных действий в отношении их мы не предпринимаем. Этот постмодернистский песок забивается во все доступные ему щели и начинает постепенно разрушать наше классическое восприятие и традиционные смыслы.

 

Но и самые броские, очевидные манифестации постмодернизма влияют на нас. Пусть мы их воспринимаем негативно, они в этом негативном статусе - как нечто плохое - уже присутствуют в нашем восприятии. И чем больше мы обращаем на них внимание, чем больше критикуем, тем глубже оказывается наш контакт. Любое взаимодействие даёт результат, который можно описать как изменение участника взаимодействия. Мы меняемся, и нет оснований считать, что эти изменения - исключительно положительные.

 

Я хотел бы считать себя классическим человеком. Но сравнивая себя с людьми классической эпохи, я понимаю, что устроение моей психики существенно отличается. Я принадлежу к другой исторической генерации. Постмодернизм имеет во мне свою долю, как бы я не желал это оспорить. Впрочем, чтобы начать лечиться, надо сначала признать себя больным. Выдернуть плевелы постмодернизма из своей души можно, лишь согласившись с тем, что они там есть.

 

Как обнаружить постмодернизм внутри себя

 

Сложность состоит в том, что мы не видим, что в нас повреждено постмодернизмом.

 

Человек смотрит на себя сквозь призму исповедуемых им ценностей, и то, что этим ценностям противоречит, обычно не замечается. Ведь если я замечу нечто, не соответствующее моей внутренней "конституции", мне придётся что-то с этим делать. А мы не любим совершать лишние усилия. Поэтому включаются защитные психические механизмы, и противоречия с нашими "официальными" ценностями оказываются за пределами осознаваемого.

 

Постмодернист не имеет проблем с анализом постмодернистских элементов своей психики, поскольку считает постмодернизм нормой и не имеет нужды играть с собой по этому поводу в прятки. Но как быть, если я не собираюсь этически и эстетически оправдывать постмодернизм? Во взятой крепости враги могут ходить открыто, но капитуляция - не метод для обнаружения шпионов врага. Задача состоит в том, чтобы демаскировать их, не давая врагу шанса на победу.

 

Можно наметить несколько подступов к решению данной задачи.

 

В идеале классический человек представляет собой определённую цельность. Есть базовые ценности, на которые он опирается. Эти ценности мотивируют его действия. Если действия отклоняются от принятых ценностей - а такое, конечно, случается, и довольно часто, - человек чувствует, что он оступился, и это переживание становится дополнительной мотивацией, побуждающей его в следующий раз быть более бдительным и крепче держаться за собственный принцип. Но в некоторых случаях сложно сказать, как следует поступить. Ценности могут конфликтовать друг с другом. Будешь отталкиваться от одной из них - погрешишь против другой. Такие ситуации переживаются особенно мучительно. Классический человек хотел бы изжить противоречия, стремясь свести свои ценности в полную (охватывающую все проявления бытия) и взаимосогласованную систему.

 

Постмодернистский человек признаёт амбивалентность (противоречивость, отсутствие единой логики) нормальным положением дел. Его ценности не образуют системы. Это - рядоположенные элементы с плавающим рангом: в одних случаях господствующее положение занимают какие-то одни ценности, в других - другие.

 

Стало быть, если я хочу выявить область постмодернистского поражения, я могу проверить свои взгляды на системность: нет ли противоречий, с которыми я охотно мирюсь, не считая их семантической проблемой? Но это не так просто. Поскольку я - не постмодернист и не считаю противоречия нормой, в каждый отдельный момент времени я воспринимаю свои взгляды как последовательные и непротиворечивые.

 

Тут была бы уместной помощь со стороны: все наши противоречия очевидны для внешнего наблюдателя. Но современный человек слишком горд, чтобы прислушиваться к тому, что о нём говорят другие.

 

Есть ещё один метод: вести записи. Наша память избирательна: она формирует образ прошлого, согласуя его с тем, как мы именно сегодня воспринимаем мир. Поэтому на воспоминания полагаться не стоит. Но если вчерашние мысли записаны, их можно сравнить с сегодняшними. Сопоставляя свои записи, несложно обнаружить, как мы манипулируем ценностями, меняя их ранг в зависимости от ситуации.

 

Можно использовать совсем другой подход. Постмодернизм отрицает абсолютное и утверждает относительное. Семантическая непрерывность разрывается: сущностные взаимосвязи подменяются мозаикой самодостаточных элементов. Единственной универсальной мерой, с помощью которой в этом мире могут быть установлены объективные отношения между совершенно разными элементами, оказываются деньги. Поэтому через анализ своего отношения к деньгам также можно выйти на зоны постмодернистского поражения.

 

Во-первых, стоит обратить внимание на семантическую обособленность процессов обретения денег. Современная экономика устроена так, что большинство из нас являются наёмными работниками. Мы работаем за зарплату, деньги нам платит работодатель. Он же задаёт правила, регулирующие наши действия на рабочем месте. Мы подчиняемся этим правилам, даже если они где-то вступают в противоречие с нашими ценностями. Получается, что у нас две этики - одна личная, а другая производственная. И если за первую мы принимаем ответственность на себя, то по поводу второй уверены, что за неё отвечает работодатель. Подлинной этикой мы считаем первую, но по факту руководствуемся обеими, причём со временем начинаем пользоваться производственной этикой и в быту.

 

Владельцы бизнеса (собственно "работодатели") находятся  в похожей ситуации. Они вовсе не свободны делать, что захотят. Существует логика бизнеса, которая подсказывает те или иные решения. Если этой логике не следовать, то предприятие окажется неконкурентоспособным, вместо прибыли будет приносить убыток, и такой бизнес придётся закрыть. Таким образом, ведение дела задаёт свою этику, как говорится "это всего лишь бизнес, ничего личного". В быту же предприниматель может руководствоваться совсем другими ценностями.

 

Являясь носителями конкурирующих этик, мы, тем не менее, как правило, не испытываем стресса. Определённый семантический дискомфорт может присутствовать, но, в общем, мы адаптировались к подобной двойственности. Это - постмодернистская ситуация.

 

Деньги мы не только получаем, мы их ещё и тратим. Имеет смысл проанализировать свои расходы. Что мы покупаем из товаров и услуг? Соответствует ли это тем ценностям, которых мы решили придерживаться?

 

Особенно показателен в этом плане досуг. Что нас развлекает? Чем мы себе доставляем реальное удовольствие? Весьма вероятно, что мы обнаружим свою увлечённость тем, чем, по идее, должны бы пренебрегать. Эта увлечённость может носить критический характер. Мы критикуем, разоблачаем, изобличаем, не желая иметь ничего общего с объектом критики, но всё равно попадаем от него в зависимость. Мы тратим личное время на поиск того, с чем следует бороться, на своё непосредственное знакомство с ним (это иногда требует и финансовых трат), а сформировав критическое суждение, ищем возможность поделиться этим суждением с другими. И хотя объект критики нам неприятен, мы получаем удовольствие от процесса в целом. 

 

Многократное воспроизводство критических суждений при передаче от одного из нас другому приводит к тому, что объекты критики занимают незаслуженно большую долю информационного пространства. И через это глубже укореняются в бытии. Подобное утверждение бытия через отрицание - характерная черта постмодернистской реальности. Наше тяготение к критике, в результате которого объём отрицания в наших высказываниях и мышлении значительно превосходит долю позитивных суждений, - признак постмодернистского поражения.

 

Привычка концентрироваться на негативе заставляет всё время искать новые причины для недовольства. Перечень объектов критики постоянно расширяется, в него включаются новые идеи, институции и персоналии. Это приводит к разрушению существующих систем, отношений, иерархий и авторитетов, то есть к деградации общества, расползанию социальной ткани. Стоит следить за собой, насколько я договороспособен, умею ли идти на компромиссы, слушать других, принимать к исполнению чужие решения. Вернее, чужие решения, так или иначе, всё равно приходится принимать, но делаю ли я это охотно, без ропота, с полной отдачей? Если же вдруг обнаружится, что я всегда нахожусь во внутренней оппозиции, имею суждение даже по тем вопросам, о которых моё знание исчерпывается парой статей в интернете, но при этом ставлю своё мнение выше  других, признаю авторитеты, лишь когда их точка зрения совпадает с моей, - то, очевидно, мои восприятие и мышление преобразованы постмодернизмом.

 

На самом деле, постмодернистских элементов в нашем сознании довольно много. И каждый может выработать свои методы, позволяющие их обнаружить. В конце концов, кто лучше самого человека способен определить слабые места его психической конституции? Для того чтобы добиться успеха, нужно всего две вещи: признать, что ты затронут постмодернизмом, и набраться решимости честно посмотреть внутрь себя.

 

Что делать с тем, что мы обнаружим?

 

И вот анализ проведён, и я знаю, что во мне стало результатом влияния постмодернизма. Все зоны постмодернистского поражения выявить, конечно, сразу не удастся, но что-то из того, на что я прежде не обращал внимания, теперь на свету. И что мне с этим делать?

 

Не стоит думать, что постмодернизм отпустит меня сразу, как только я его в себе обнаружу. Он потому и есть внутри меня, что смешался с моими привычками действия и мышления, въелся в детали. Ведь я настроен антипостмодернистски, и то, что ко мне не прилипло, было тут же отброшено. А то, что осталось, нашло лазейку в защите, обмануло охранные структуры моей психики и приросло.

 

Найденные элементы постмодернизма нельзя удалить как инородный объект. Это теперь - часть меня, и чтобы от постмодернизма избавиться, требуется длительная и довольно тяжёлая внутренняя работа.

 

Прежде всего, единожды обнаруженные области постмодернистского поражения более не следует выпускать из виду. Придётся постоянно быть недовольным собой: ведь я не люблю постмодернизм, а тут он будет мне мозолить глаза, напоминая, что реальное состояние моего сознания не соответствует моим идеалам. Зато этот критический настрой создаст нужную атмосферу, которая будет неблагоприятной для дальнейшего распространения постмодернизма внутри меня. Фиксируя каждый свой срыв в постмодернизм, я не дам ему нормально воспроизводиться. Заведомый негатив, с которым я буду встречать всякое своё постмодернистское действие и суждение, в конце концов заставит меня научиться обходиться без них. Зона постмодернистского поражения постепенно станет съёживаться, постмодернизм начнёт во мне отмирать.

 

Очень важно прекратить транслировать постмодернизм в публичное пространство. Не отдавая себе отчёта, мы обильно сеем семена постмодернизма. Например, мы критикуем его и добросовестно описываем предмет нашей критики. Происходит негативная популяризация постмодернистских деформаций. Но, что удивительно, мы причастны и к позитивной трансляции постмодернизма. Она происходит, когда мы употребляем популярные сегодня фразеологические обороты, мемы, пересказываем друг другу шутки, цитируем чужие слова. Поскольку постмодернизм является основным способом автопрезентации и даже самопознания современной культуры, именно постмодернистские порождения притягивают внимание, подворачиваются под руку, оказываются на слуху. Они - пена на гребне волны. И если мы поверхностны, пренебрегаем самостоятельным мышлением и анализом поступков, повторяя за окружающими действия и слова, то мы не только сполна наглотаемся этой пены, но и взобьём её ещё гуще.

 

Признав, что постмодернизм имеет во мне свою долю, я должен бдительно контролировать свою внешнюю активность, - нет ли в том, что я делаю или говорю, элементов постмодернизма. И при обнаружении таковых по ходу дела сразу же вносить коррекцию. Фильтровать себя на выходе, безусловно, сложно, но гораздо легче, чем проводить внутреннюю очистку. Поэтому проще начать работу, если двигаться от внешнего к внутреннему. Тем более что, навыкнув распознавать проявления постмодернизма на выходе и научившись здесь от них избавляться, мы получаем бесценный опыт различения и ограничения постмодернизма вообще. Навыки, которые мы приобретём, будут автоматически "подгружаться" при соприкосновении с постмодернизмом внутри нас и во время самоанализа.

 

Можно ли полностью очистить себя от постмодернизма? Возможно, эта задача - выше человеческих сил. По крайней мере, это нельзя сделать, оставаясь внутри современной нам постмодернистской культуры. Экономика, политика, средства массовой информации, формы досуга постоянно воспроизводят постмодернизм. Принимая задаваемые ими правила, участвуя в формируемых ими отношениях и пользуясь продуктом, который они создают, мы неизбежно переносим элементы постмодернизма и в своё личное семантическое пространство.

 

Если бы сегодня существовало классическое отшельничество, когда человек удалялся от мира, максимально ослабляя свою зависимость от него, то подобным образом можно было бы освободиться и от постмодернизма. Но нынешняя эпоха куда менее лояльна к независимому состоянию. Как бы человек ни пытался жить по своим канонам, мир его всё равно достанет, - так или иначе; а в любом взаимодействии с миром обязательно есть постмодернистская составляющая. В больших или в малых дозах, постмодернизм сегодня проникает сквозь любые установленные человеком барьеры.

 

Но отчаиваться не стоит. Живут же в нашем организме патогенные бактерии. Их присутствие не означает автоматически, что мы больны. Если таких бактерий немного, защитные силы организма с ними прекрасно справляются, подавляя их активность. Но если иммунитет ослаблен, они начинают размножаться, вызывая симптомы заболевания. Так что в значительной степени всё упирается в иммунитет. Нужно иметь иммунитет против постмодернизма. А как работает иммунитет? Клетки иммунной защиты постоянно циркулируют по организму и, встречая патоген, уничтожают его. Так надлежит действовать и нашему сознанию: постоянно быть на страже, выявлять элементы постмодернизма и элиминировать их. Элиминировать - значит не принимать, отвергать, удалять из своей жизни (из повседневной практики). И если я последовательно так поступаю, опасность, что я каким-то образом превращусь в постмодернистского человека, стремится к нулю.

 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 119

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

119. Абазинский : Ответ на 114., Кирилл Д.:
2017-12-14 в 23:51

Гневливость результат плохой работы печени и как следствие - пищеварения. Лечиться надо и правильно питаться.))Короче, пить надо меньше))) Вроде как, самый сильный удар по печени (и по почкам заодно) - это пиво. А, учитывая масштабы пивного алкоголизма - сначала на Западе, теперь у нас... А это одновременно и депрессант. В общем, то гнев, то депрессия. Ужас.



У нас в деревне у каждого на русской печи стоял логушок с домашним пивом. Отличный антидепрессант))) При больших физических нагрузках, да на морозе, да при такой жизни пара кружек вечерком хорошо помогали. И печень не гробили.
Были данные в этом году о снижении алкоголизации в России, особенно пива.
118. Сергей Абачиев : Ответ на 116., Кирилл Д.:
2017-12-14 в 19:20

Однако получается, что философия, в сущности, от гордыни проистекает? В отличие от науки, где какой-то другой движок - у настоящего учёного действительно много общего с монахом.



В "десятку" попали! У о. Сергия Булгакова есть работа от 1920 года "Трагедия философии". В ней показывается, что история европейской философии с православно-духовной позиции представляется историей прогрессирующих ересей от христианского вероучения. Особенно, после того, как Реформация 16-го века дала "отмашку" всем мыслимым и немыслимым ересям. И эта история кульминационно венчается марксистской "историософией" с её перспективой мирового коммунизма без Бога. А все ереси в христианстве, понятное дело, от гордыни человеческой. А наука, по понятию И. А. Ильина ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО АСКЕТИЧНА. То есть, своими узкими специализациями она СОЗНАТЕЛЬНО УХОДИТ от интеллектуальных соблазнов "безудержных теоретизирований" по широчайшим темам. По религиозным - в первую очередь.
117. Кирилл Д. : Ответ на 109., Абазинский:
2017-12-14 в 15:34

Много вопросов, принял к сведению. В чём-то согласен с Вами, в чём-то нет.
Насчёт разбуженного сознания и покаяния.
Лично моё сознание разбудили не Солженицын и не Шаламов. Не говорю за всех, но не чувствую себя обязанным лично им за всё хорошее.
Покаяние же по-христиански было, есть и будет делом личным. Так ставить вопрос о покаянии за репрессии, как он сейчас ставится - это, извините, тоже гнилой базар.
Моих предков репрессии почти не коснулись, если можно так выразиться, слегка зацепили, но удалось выкрутиться в итоге.
Но два моих деда погибли в Великую Отечественную, сражаясь за Родину. Причём оба на Украине, по которой сейчас маршируют духовные потомки тех, против кого они воевали.
А деревню, в которой мои предки жили, немцы сожгли. При отступлении. Выгнали людей на мороз, была зима, и подожгли дома.
Мне теперь требовать от немцев покаяния?
116. Кирилл Д. : Ответ на 111., Сергей Абачиев:
2017-12-14 в 15:16

Да, интересно всё это, есть о чём подумать.
Однако получается, что философия, в сущности, от гордыни проистекает? В отличие от науки, где какой-то другой движок - у настоящего учёного действительно много общего с монахом.
115. Кирилл Д. : Ответ на 105., Андрей Карпов:
2017-12-14 в 15:12


Гнев не падает на голову, как кирпич. Наоборот, это в него впадают - постепенно. И в этот момент, когда начало разжигаться где-то там внутри, его можно хватать и анализировать.



Тут, получается, выделяется три уровня борьбы с негативными эмоциями, в частности, с гневом.
Первый - телесный, о котором говорил Абазинский (№107).
Второй - психологический, разный там аутотренинг и прочие приёмы лечения психики.
Третий, о котором ты говоришь - это ментальный или ментально-этический.
Первый может идти фоном - всегда можно правильно питаться, к примеру, это ничего не мешает.
А вот второй и третий могут конфликтовать, тут или-или.
114. Кирилл Д. : Ответ на 107., Абазинский:
2017-12-14 в 15:07


Гневливость результат плохой работы печени и как следствие - пищеварения. Лечиться надо и правильно питаться.))



Короче, пить надо меньше))) Вроде как, самый сильный удар по печени (и по почкам заодно) - это пиво. А, учитывая масштабы пивного алкоголизма - сначала на Западе, теперь у нас... А это одновременно и депрессант. В общем, то гнев, то депрессия. Ужас.
113. Бондарев Игорь : Re: Что такое постмодернизм и как с ним бороться
2017-12-12 в 18:54

Наука - это явление. Вопрос в том, как явление соотнести с сознанием. Если кто-то сможет это сделать на научной основе , то есть явления, то это будет, в лучшем случае, - возврат в старую метафизику. Нет, это и будет старая метафизика!
Старая метафизика среденевековья обогащенная современными научными знаниями. Но, увы тому, кто думает что-то достичь на этом поприще! Мир уже не примет старого. Разве только маргиналы, ультра и тому подобное...
Впрочем, вряд ли Сергей Константинович поймет, о чем идет речь. Скорее всего обидится снова ( в научном смысле) и возревнует о чести научного опыта (который никто и не оспаривает).
112. Сергей Абачиев : Ответ на 95., Андрей Карпов:
2017-12-12 в 14:28

Вот что́ он констатировал в начале 70-х годов: наука в своём развитии КОНВЕРГЕНТНА, а философия ДИВЕРГЕНТНА.Это интересное, ценное наблюдение.



Не то слово! Это – исходный пункт СОВРЕМЕННОГО и АДЕКВАТНОГО понимания принципиальных отличий философии как культурного феномена от православного богословия и от науки.
111. Сергей Абачиев : Ответ на 101., Кирилл Д.:
2017-12-12 в 14:25

Тут подумал "в порядке бреда" - а может, наоборот? В смысле, мы называем наукой то, что конвергентно, то, что поддаётся и подвержено конвергенции; а философией - то, что дивергентно по сути своей.



Прежде всего, будем под наукой понимать науку современного, новоевропейского исторического типа. То есть, опытную и экспериментальную в своей методологической первооснове. И только на базисе достоверных опытных знаний – ограниченно теоретизируемую на основе узко специализированных методов. (Во исполнении программного «Нового Органона» Ф. Бэкона.) Вот развитие ТАКОЙ науки действительно конвергентно в том смысле, который подчёркивал Т. И. Ойзерман и я, вслед за ним. Почему так? Потому что наука в ходе своего 500-летнего развития отработала свои нормы коллегиального человеческого творчества. Этические, прежде всего. И набралась методологического опыта, хотя его зачастую обобщали философы. Философия же как целое была и остаётся методологически «раскованной», недисциплинированной. Отсюда – вольная вольница теоретического творчества философов. Отсюда – произвольные «догматы» в основании философских теоретических «систем». И отсюда же, соответственно, методологическое варварство философского «системотворчества». Новые философские «система», в отличие от научных теорий, создаются, как правило, «в пику» старым. А в науке таковые органично вырастают из прежних, стимулируются их противоречиями и оказываются в преемственной связи с ними. Так, «революционная» теория относительности переходит в классическую механику при дорелятивистских скоростях движения.

Оцени́те исходный «догмат» философии нецерковного протестанта-вольнодумца Гегеля: Господь (Абсолютный Дух) в начале Сотворения мира имел лишь «смутный план» того, что́ из этого получится; посему Он сотворил людей по Своему образу и подобию и на время отдал на откуп человеческой науке и философии познание тварного материального мира («изнутри»-то оно виднее!); когда мировое развитие науки и философии, по Его мнению, «дозрело до жатвы», Он избрал Гегеля за его интеллектуальное дерзновение и в Святом Духе стал приводить вместе с ним Свои знания о тварном материальном мире в систему.

Оцени́те исходный пункт философской «системы» Н. Ф. Фёдорова «Философия общего дела». Но сначала – о происхождении этого исходного пункта. Фёдоров был по своей сексуальной конституции тем скопцом от рождения, о которых говорил Спаситель. Его тошнило от одной мысли о сексуальной близости с женщиной ради продолжения рода человеческого. И «взамен» он придумал свою концепцию: воскрешение предков во всех прошлых поколениях во всеоружии науки и технологий близкого будущего «навстречу» концу времён и Второму Пришествию Спасителя. Неразумное падшее человечество должно отбросить все свои распри и объединиться вокруг этого благородного проекта. И тогда неизбежный конец времён не будет сопровождаться чудовищными социальными потрясениями, о которых пророчествует Апокалипсис. ВСЁ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО при этом умилостивит его Судию конца времён. Прелестно, не правда ли? Фёдорову задавали естественный вопрос: а где же на Земле разместятся эти 80 миллиардов воскрешённых предков? Фёдоров отвечал: в Космосе, для освоения коего Господь и сотворил человеческий род. Поэтому Фёдоров считается основателем философии «русского космизма», в которой чего только нет. С одной стороны, он гениально предугадал возможности науки обозримого будущего. Клонирование высших организмов из одной соматической клетки (в том числе, останков) становится в наше время реалистичной перспективой. С другой стороны, это же будет клонированием ТОЛЬКО ТЕЛА, но отнюдь и отнюдь не ЛИЧНОСТИ, духовное ядро («сердце») которой творит Господь (Отец Небесный), а сознательную часть формирует общество.

Вот Вам яркие примеры двойственности творческой продукции даже гениальных философов – почти наших современников по историческим масштабам. И Гегеля, и Фёдорова можно и нужно критиковать в пух и прах. И от всей их творческой продукции «в сухом остатке» будет совсем немногое. От Гегеля – основные идеи обществоведческого эволюционизма. От Фёдорова – подчёркивание космологического «пафоса» христианства. В науке же её с трудом обретаемые коллегиальными усилиями «центральные догмы» (т. е. основные законы) прописываются в учебниках «навсегда». Как законы Ньютона. И они совершенно не зависят от «личных обстоятельств» их авторов. Так, тот же Ньютон тоже был «скопцом от рождения» по своей сексуальной конституции и посвятил себя своего рода «монашескому подвигу» во имя науки. Фёдорову тоже была прямая дорога к монашеству уже в прямом смысле, но он под непосредственным воздействием дерзко еретического гегельянства выбрал путь тоже вопиюще еретического философского «системотворчества».

Хм... И ещё получается, что наших марксистов-ленинистов с их "единственно верным учением" понять можно. Это попытка дисциплинировать философию, придать ей научность (сделать из неё "нормальную" науку), покончить со всем этим бардаком. Неудачная, как мы видим, попытка и, вероятно, обречённая на неудачу с самого начала.



Марксистско-ленинская философия диалектического материализма своим КОНСТУКТИВНО-критическим остриём была направлена, прежде всего, против гегельянства. И против теоретизирований СПЕКУЛЯТИВНОГО, МЕТОДОЛОГИЧЕСКИ «ОТВЯЗАННОГО» типа. Ещё в молодости Маркс и Энгельс раскритиковали такие философствования в работах «Святое семейство» (отнюдь не по адресу святых семейств Священного Писания»!) и «Немецкая идеология». Но особенно – зрелый Энгельс в работе «Анти-Дюринг». Если угодно, Ф. Бэкон начинал с того же, предлагая качественно новую методологию познания природы, а родоначальники марксизма продолжали в том же ключе уже во всеоружии достаточно богатого исторического опыта научного познания по его программе. (Что́ Бэкон и предполагал в своей программе «Нового Органона», которую представил в форме эскизов, а не авторской философской «системы».) Философию Гегеля марксистские классики, помимо прочего, изобличали в ФИНАЛИЗМЕ. Мол, Гегель представлял свою «духоносную» систему как венец мировой истории философии и науки. Но взамен они Энгельс предложил свой «финализм»: как только наука становится тотально эволюционной и над ней надстраивается по-научному зрелое методологическое самосознание в лице марксистской эволюционной теории познания, всякая философия становится излишней.

Эта версия также по-философски двойственная. Потому что марксистские классики отождествляли ВСЮ философию с теорией познания, в которой преуспели и преуспели эпохально. Достаточно сказать, что вся религиозная философия при этом также представляется излишней. Такую версию следует расценить как ПОЗИТИВИСТСКИ ОДНОСТОРОННЮЮ. Анонсированные Энгельсом в 70-х годах 19 века скорые похороны философии как таковой по сей день не состоялись и не состоятся до конца времён. Слишком сложный и многогранный феномен культуры, чтобы так просто от него «отделаться»! Но что касается по-научному зрелой эволюционной теории познания как НАУЧНОГО САМОСОЗНАНИЯ НАУКА (а ведь самосознание в любой форме приходит на поздних стадиях умственного развития как отдельного человека, так и таких феноменов человеческой культуры, как наука и философия), то здесь марксистским классикам четь и хвала.
110. Сергей Абачиев : Ответ на 95., Андрей Карпов:
2017-12-12 в 12:08

Вот что́ он констатировал в начале 70-х годов: наука в своём развитии КОНВЕРГЕНТНА, а философия ДИВЕРГЕНТНА.Это интересное, ценное наблюдение.



Не то слово! Это - ключевое положение. Танцуя от этой "печки", можно очень многое АДЕКВАТНО, НА СОВРЕМЕННОМ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОМ УРОВНЕ понять в феномене философии в сравнении с феноменами православного богословия и науки
109. Абазинский : Ответ на 108., Кирилл Д.:
2017-12-12 в 03:30

"Короче. К чему это я... Не к оправданию репрессивных режимов. А к тому, что возможности того или иного режима сделать нас счастливыми или, напротив, несчастными, весьма ограничены по сравнению с тем, что мы сами можем сделать себе и своим близким. Мне так кажется."

Для начала, давайте отделим правду от плевков. Осознание той трагедии этноцида русского народа не есть оплёвывание. И это мы должны чётко понимать в противовес тех, кто пытается это использовать это в своекорыстных целях. Здесь я с Вами в чём-то согласен.

Во-вторых, не "советской властью загубленных", а жертв революционизации и "революционных преобразований". Но остаётся фактом критическая убыль населения в ранний советский период. Причины, казалось бы, разные, но суть одна.

Вы под обаянием верхоглядства от советской пропаганды. Индустриализация началась в эпоху Николая Первого, продолжалась до 1917 г. Большевики тут не первооткрыватели. Не хочется Вас обижать, но обратите серьёзное внимание на период от 1816 до 1917 гг. Там масса скрытого от нас. Вы молоды, научно подкованы, у Вас получится.

Социальные лифты были задействованы особенно сильно в 19 веке. Возьмите того же Ульянова, отца Ленина. Или великого для своего времени российского востоковеда Катанова, мальчика из Хакасии, в 90 км от Абакана. Есть множество других. Вам эта информация более доступна.

Наши гарантии будущего в общенародном покаянии. Осознании революций как величайшего преступления. И тут нет никаких преувеличений. С Солженицыным стоят рядом Шаламов, Астафьев и многие другие - это они пробудили наше сознание. Будем же благодарны им за это.

"Гнилой" националистический базар был всегда. Я служил вместе с чувашами, прибалтами, молдованами, западэнцами, прочими. При удобном случае все наособицу. Вот такой пример, у меня были друзья латыши. Они принимали меня как друга до тех пор, пока я не начал понимать латышский. Дружба не закончилась, но на свои посиделки они перестали меня принимать.
Или другой случай. Еду в отпуск. В поезде до Риги знакомлюсь с казахом. В аэропорту делимся последним по-братски. И вот возвращаюсь из отпуска. В той же Риге на ж/д вокзале встречаю того казаха. С ним ещё 10 земляков, но все приняли меня как родного. Правда сказали мне: "слушай, ты - русский, у вас всегда денег нет, мы платим". С долей пренебрежения. Вот такое "братство". Да и не было его реального, больше пропаганда.

Ещё раз повторю: никаких проклятий. Тем более, с моей стороны. Речь о признании очевидного. Нас почему-то запрограммировали на то, если мы это признаем, Сталина оконтурим по достоинству (что чревато) так Россия от того рухнет. Блеф от левых ради самосохранения.

Согласен, надлом в русском этногенезе надвигался. И тут интересное наблюдение - смерть Пушкина как водораздел. До того развитие русского шло как единый мощный поток, вбирая в себя разные этнические потоки. И вот началось бурление в этом потоке. Поначалу поверхностное, разовое (декабристы, Герцен и разночинцы), потом всё сильнее. Русский этнос входил в состояние этногенетической бифуркации - безнадёжно и трагично. При этом очень велика роль внешних разрушителей, еврейской пассионарности и ложных лжеучений, Запада с его геополитическими претензиями.

Обойти, объехать, избежать - возможности не было. Однозначно. Но была возможность снизить напряжение. Через компромисс революционеров и самодержавия, отказ революционеров от западной помощи и идеологий, отказ от помощи еврейского международного капитала и пр.

Жертвенность репрессированных живёт в генетической памяти потомков под спудом. Однажды она выходит наружу и проявляется. При различных условиях, по разным причинам. Этим пользуются те, кому выгодно (либерасты, к примеру). Ещё один пример, подруга моей покойной мамы из семьи репрессированных. Никогда до того (а это лет 25) я не слышал от неё ничего протестного. А вот месяца полтора назад она взорвалась. И тут я узнал, что отец её был военным, честно служил режиму, был арестован и расстрелян по ложному обвинению, семья испытала все "прелести" семьи "врага народа". Таких примеров многие миллионы. Как нам с этим быть? Замолчать? не получится. Забыть? Дохлый номер. Любой психолог скажет Вам, что ситуацию надо выявить вытащить наружу, обговорить. Но ещё лучше покаяние и прощение. Только как простить того, кто не раскаялся в содеянном и не попросил прощения? Однобоко, типа сам от себя? Но пойдёт ли это в зачёт?! Вот вопрос. Другого пути к умиротворению души нет.
108. Кирилл Д. : Ответ на 106., Абазинский:
2017-12-12 в 01:45


В другом, почему это напоминание вызывает у нас такой постмодернистский вскрик?



Во-первых, это не "напоминание", а весьма методичное оплёвывание советской эпохи на протяжении последних 30 лет. А Сталина - так начиная ещё с Хрущёва, то бишь, последние 60 лет.
Во-вторых, говорить, что советской властью были загублены 60 млн. человек - это, мягко говоря, ложь.
В-третьих - да, это была не только трагическая, но и великая эпоха. И массовое образование, и социальные лифты для простого человека, и индустриализация, и Победа в самой страшной войне за историю человечества, и космос, и другие великие научные достижения...
Наконец, это создание гарантий нашего дальнейшего существования. Что впредь ни один враг даже думать не посмеет... Вот, между прочим, Солженицын в чём молодец - умел признавать свои ошибки. Уже в 2000-х он говорил, что в своё время активно выступал против ядерного оружия у СССР (страшная империя зла, грозящая всему миру, ещё и атомной бомбой обзавелась, ужас-ужас-ужас - говорил он это всё), а теперь понимает, что не будь у нас его, давно бы уже нас порвали - как Югославию, к примеру.
И, конечно, была тогда вера в грядущее братство людей и народов. И настоящее братство было. Наверно, не такое красивое, как на плакатах и в официальной пропаганде, но было. И нам действительно было неважно, какой национальности наш одноклассник, однокурсник или сослуживец. Не было того гнилого националистического базара (со всех сторон), что сейчас мы наблюдаем.
И, в-четвёртых. Советская эпоха, в любом случае, прошла и не вернётся. А мы, погрязнув в бессмысленных выяснениях о том, хорошая она была или плохая, просто не можем думать о настоящем и будущем. Мы увязли в этом гнилом болоте. Для меня ностальгические вздохи "Ах, как хорошо было в СССР!" так же бессмысленны, как и проклятия: "СССР сгубил 100 миллионов!"

Да, и к Российской Империи я отношусь примерно так же. С тем же уважением и любовью. Меня не надо убеждать, что Николай Первый, Александр Второй и Николай Второй были молодцы. Да все цари были по-своему молодцы, заранее готов согласиться. Ну, было какое-то мутное время между Петром I и Елизаветой II с непонятно кем на троне - а в остальном нормально, все более-менее свои служебные обязанности выполняли.

Насчёт русской литературы отдельно. Чеховского Ваньку жаль, но это ещё цветочки, вы про чеховскую Варьку ("Спать хочется") перечитайте.
В общем, я готов согласиться, литература наша мрачновата. С другой стороны, а у кого она светлая? Разве что Киплинг - "бард британского империализма".
Пожалуй, у нас "бардов русского империализма" не было - а наверно не помешал бы.
Но, пожалуй, по-настоящему светлый писатель - это Достоевский. Он, конечно, тоже не писал о "грандиозных стройках царизма", но светлая перспектива у него читается (как мне кажется).
А вот после него... Да, начинается мрак. С другой стороны, это и "объективно" так. Конечно, со второй половины 19 века на Россию надвигается великий перелом; "развитие капитализма" и так далее. Посмотрите со своей стороны, как сторонник теории пассионарности - понятно же, что некий надлом надвигался. Каким он будет, что будет в 1917, в 1867-77-88 знать никто не мог, но, что надвигается нечто, уж точно чувствовалось. Что и нашло отражение, может быть, и в литературе.

И ещё раз, возвращаясь к Ваньке, Варьке, мальчику у Христа на ёлке и изломанным человеческим судьбам вообще.
У меня смутное подозрение, что число таких судеб во все эпохи более-менее одинаковое.
Тут вряд ли можно адекватно измерить количеством репрессированных. Кто-то был расстрелян. А кто-то при "демократическом" режиме просто спился и помер от цирроза печени, успев отравить жизнь своим близким, так, что они грешным делом облегчённо вздохнули, когда он в ящик сыграл.
Кто-то отсидел, но потом жил интересной полнокровной жизнью (много таких примеров, все знают). А с кем-то ничего страшного не происходило, но он просто как-то проболтался всю жизнь как кое-что в проруби, и в итоге ни любимого дела, ни семьи, ни друзей...
А сколько детей несчастных! Не как Ванька, Варька и другие; не потому, что отца репрессировали, а из-за дурных отношений родителей, из-за того, что растут в неполных семьях, и прочее. А это сказывается и на дальнейшей жизни.
Ну и вообще, главное в жизни - смысл. Я не уверен, что сейчас с этим у нас "в среднем" лучше, чем при условном Сталине.
Короче. К чему это я... Не к оправданию репрессивных режимов. А к тому, что возможности того или иного режима сделать нас счастливыми или, напротив, несчастными, весьма ограничены по сравнению с тем, что мы сами можем сделать себе и своим близким. Мне так кажется.
107. Абазинский : Ответ на 105., Андрей Карпов:
2017-12-12 в 00:31

когда человек в гневеГнев не падает на голову, как кирпич. Наоборот, это в него впадают - постепенно. И в этот момент, когда начало разжигаться где-то там внутри, его можно хватать и анализировать.



Гневливость результат плохой работы печени и как следствие - пищеварения. Лечиться надо и правильно питаться.))
106. Абазинский : Ответ на 98., Кирилл Д.:
2017-12-12 в 00:12

Солженицын в отличие от многих ужаснулся происходящему и не стал молчать. Сталинисты ему этого не простили. И с этим всё понятно.
Даже с учётом лучшего мед. обслуживания потери очень большие. Трагизма добавляет то, что это ведь наши предки друг друга. На монголов или немцев не свалишь. Даже с учётом всего положительного цифры запредельные. Возникает вполне обоснованный вопрос: почему за 35 лет до революции, несмотря на несовершенное мед. обслуживание, голодовки раз в три года 1881-1911 гг. население прибывало и прибывало за счёт естественного прироста в основном русских. Даже войны, революционный террор, события 1905-07 гг. не ослабили демографический взрыв. Прирост более 60 млн. Основываясь на этом, великий Менделеев произвёл научно обоснованный расчёт роста населения в 20 веке. На середину его население планировалось до 280 млн.

Вопрос второй: возможно было такое без революций? - ДА. Потому что система сбережения народонаселения работала чётко и качественно. И подобного американской трагедии 1930-х гг. у нас было невозможно при Царе батюшке. Впрочем, как и своей. Спору нет, жили многие бедно, но и то, что нищета планомерно изживалась, тоже факт. Как и то, что покупательной способности 1913 года мы достигли к 1980-ым годам.

Дело не в том, что "больше трупов, больше жести". В другом, почему это напоминание вызывает у нас такой постмодернистский вскрик? Тут и раздувать нечего, когда счёт идёт на сотни тысяч и миллионы. Практика революций и "революционных преобразований" должна быть осуждена раз и навсегда, изжита.

Но ведь к этой трагедии нас привело то самое мышление в стиле модерн. Отказ от традиции предков, привнесение в нашу жизнь облегчённых от Бога западных философий, разрушительных для традиции социал-коммунистических лжеучений. Чеховского Ваньку по человечески жаль. Но почему так мало в великой русской литературе о переменах в жизни общества к лучшему?

И тут мы снова никак не обойдёмся без обобщений и цифр. Вот Николая Первого как только не уничижали современники. А прозвище "Палкин" так и осталось. Но мало кто знает, что в его правление начались мощнейшие сдвиги, демографический взрыв. Даже послабление государевым крестьянам вызвало бурную промышленную революцию, рост городского населения в три раза. Около 2 тыс. помещиков оказались под судом за плохое обращение с крестьянами. А 120 тыс. крестьян в основном были переселены в Сибирь. И всё это государственная система. Учтите, ни жел. дорог, ни нормальных шоссе. Расстояния огромные.

Когда мы говорим об Александре Втором и его реформах, то обязательно добавим "какие-то половинчатые они были, не достигли своего и т.д." Однако по сути это были ВЕЛИКИЕ без преувеличения реформы, итожившие развитие России и общества и нацеливавшие их в будущее. В успешное будущее.

В нас до сих пор сидит комплекс недооценки правления Николая Второго. По сути это была лебединая песнь русского самодержавия, жестоко оборванная. Именно в его время критическая самооценка российской интеллигенции превратилась в модерновое осквернение русской православной традиции. Игра ума подменила созидательный порыв. Этот кайф свободы пьянил! Превращая свободу во вседозволенность. Тут тебе неосуждение абортов в глубоко религиозной стране, оплёвывание всего достигнутого, очернение российского офицерства... и многое другое. Модерновые игры ума и половая распущенность "певцов серебрянных", и тут тебе как результат всей модерновой вакханалии в умах - революционный террор!

Как говорится, песня вся да песня вся, да нам по рюмочке винца.
105. Андрей Карпов : Ответ на 99., Кирилл Д.:
2017-12-11 в 22:11

когда человек в гневе


Гнев не падает на голову, как кирпич. Наоборот, это в него впадают - постепенно. И в этот момент, когда начало разжигаться где-то там внутри, его можно хватать и анализировать.
104. Русский Сталинист : Ответ на 98., Кирилл Д.:
2017-12-11 в 21:41

Солженицын исходил из реальной цифры в 60 млн. погибших в кровавых событиях революции, гражданской войны, голода 1921-го и 1932 гг., исхода и репрессий, ВО войны и других вооружённых конфликтов, голода 1947 г. У Солженицына была вполне определённая задача - доказать, что хуже СССР ничего не было. Для этого использовались и сейчас широко используются манипуляции с цифрами. Это действительно весьма аморально - хотя бы потому, что речь действительно идёт о людях. На самом деле, их судьба манипуляторов совершенно не беспокоит - они лишь козырь в игре. Но, если уж начинать, то, по-хорошему, надо с 1914. И все жертвы с 1914 по 1921 - а это почти половина всех жертв России в 20 веке, "распределяются" между всеми "участниками процесса". Что касается Великой Отечественной, а это ещё почти половина всех погибших - то это уже вина тех, кто на нас напал, Гитлера и его союзников. Включить 20-27 млн. (опять же, "как считать") жертв войны в жертвы советского "режима" - это уже как-то совсем бессовестно. Да, самые большие "чисто советские" жертвы - это голод 1929-1933. Хотя, если сравнить с тем же периодом в США - а там была Великая Депрессия, то демографические потери там оказываются не меньше, и даже несколько больше, чем у нас:http://culturolog.ru...ion=com_content&;;task=view&id=38&pop=1&page=0 И, если уж так считать, то следует добавить, сколько, начиная с 1920-х - 1930-х, было спасено жизней благодаря улучшению медицинского обслуживания. Надо всё считать, все миллионы. А главное - к чему это всё? Что стоит за желанием "раздуть цифру"? Так сказать, больше трупов, больше жести. К пониманию истории и исторической правды это никакого отношения не имеет.Приём этот широко используется. Например, применительно к 1990-м часто говорят, что за это десятилетие только на территории РФ погибло 10-15 млн. человек. Да, рост смертности и падение рождаемости примерно такую цифру и даёт. Мягко говоря, я совсем не в восторге от того, что происходило в 1990-е, но ведь трясти этой цифрой - тоже манипуляция с политическими целями. Правда, никому не приходит в голову сказать, что за 17 "путинских" лет лично товарищ Путин около 10-15 миллионов русских людей спас. А почему бы так не сказать? Действительно, с его приходом тенденция изменилась, и рожать стали больше, а умирать меньше. А, если бы у нас продолжались 1990-е... Вообще, можно любую эпоху представить в сколь угодно чёрном цвете. И не обязательно для этого кидаться десятками миллионов трупов. Можно почитать пару рассказов писателей того времени. Вот, например, Чехов... Рассказ "Ванька" (который "на деревню дедушке") все знают. Жалко мальчика. И ведь очевидно, что это "система". Сколько таких Ванек на Руси было... А у него есть куда более жуткий рассказ - "Спать хочется". И даже у Достоевского - "Мальчик у Христа на ёлке", например.Вот так почитаешь - и, как говорится, рука тянется к автомату. И кажется, что вполне понимаешь, отчего это всё в 1917 случилось.



Полностью согласен.
Разумеется, это чистая пропаганда и ничего более.
Но именно так они и поступают, вплоть до того, что все жертвы войны вешают на Сталина, дескать, он виноват, не подготовился к войне.

Каждый мнит себя стратегом,
Видя бой со стороны (Ш.Руставели. Витязь в тигровой шкуре)
103. Бондарев Игорь : Ответ на 102., Кирилл Д.:
2017-12-11 в 21:31

То есть, это вершина философской мысли и, так сказать, конец философии?

С одной поправкой. Это вершина философской формулы. И в этом смысле - конец философии.
А насчет марксизма-ленинизма, так ведь это все - модерн. В котором одна из двух правд (явление) объявляется, а вторая правда - заявляется. Модерн прекращает старую метафизику средневековья. И переходит в материализм (одну правду) при заявки и второй правды как искомой. Но в итоге все это привело к войне.
А в войне мы видим, что немцы отрезвели лишь в котле Сталинграда, да уже поздно было, вляпались. Да и у нас не все в порядке с рациональным пониманием самих себя, хотя истина у нас в руках.
Марксизм-ленинизм так же однобок, как и весь модерн. Все в модерне одинаковы в общем, и каждый по-своему: однобоки, односторонние, но все знают что есть и вторая правда. Есть, но не знают ее в истине действительности. То есть никто ее не знает (вторую правду).
102. Кирилл Д. : Ответ на 97., Бондарев Игорь:
2017-12-11 в 18:50


Философия Гегеля - наука. Можно сказать , что его философия - научная философская формула. В которую можно вставлять те или иные данные/знания. Поэтому в его время это были одни знания, сегодня уже надо вводить новые знания. Но сам текст его работы - формула.



То есть, это вершина философской мысли и, так сказать, конец философии?
Не знаю также, насколько у нас поняли или не поняли Гегеля, но, как раз, марксистско-ленинская философия - в общем-то, гегельянская, насколько я понимаю, как раз претендовала на научность. Тогда получается, что не без оснований.
101. Кирилл Д. : Ответ на 92., Сергей Абачиев:
2017-12-11 в 18:45


Вот что́ он констатировал в начале 70-х годов: наука в своём развитии КОНВЕРГЕНТНА, а философия ДИВЕРГЕНТНА



Тут подумал "в порядке бреда" - а может, наоборот? В смысле, мы называем наукой то, что конвергентно, то, что поддаётся и подвержено конвергенции; а философией - то, что дивергентно по сути своей.

Хм... И ещё получается, что наших марксистов-ленинистов с их "единственно верным учением" понять можно. Это попытка дисциплинировать философию, придать ей научность (сделать из неё "нормальную" науку), покончить со всем этим бардаком. Неудачная, как мы видим, попытка и, вероятно, обречённая на неудачу с самого начала.
100. Бондарев Игорь : Re: Что такое постмодернизм и как с ним бороться
2017-12-11 в 18:35

Если бы у нас понимали Гегеля, то был бы снят вопрос об отношении Запада и России. Потому, что Запад выше нас в цивилизации рассудка, а мы выше Запада в цивилизации разума. Однако страдаем из-за неполноты двух правд: не понимаем того, как их соединить.
99. Кирилл Д. : Ответ на 96., Андрей Карпов:
2017-12-11 в 18:30


Это - ложный тезис. Негативные эмоции нельзя выплёскивать - это стимулирует их выработку. Их надо гасить в зародыше - на элементарном уровне, деконструируя те элементы, что их питают.



Может, и так.
В любом случае, понятно, что выплёскивать негативные эмоции на других людей нельзя.
Правда, когда человек в гневе, он не будет заниматься самоанализом и что-то там деконструировать.
Это, получается, уже надо, будучи в спокойном состоянии, садиться и анализировать свою негативную эмоциональность в принципе.
Вообще, можно ведь гасить негативные эмоции и разными антидепрессантами и транквилизаторами. Но тут, боюсь, польза сомнительна.
98. Кирилл Д. : Ответ на 93., Абазинский:
2017-12-11 в 18:21


Солженицын исходил из реальной цифры в 60 млн. погибших в кровавых событиях революции, гражданской войны, голода 1921-го и 1932 гг., исхода и репрессий, ВО войны и других вооружённых конфликтов, голода 1947 г.



У Солженицына была вполне определённая задача - доказать, что хуже СССР ничего не было. Для этого использовались и сейчас широко используются манипуляции с цифрами. Это действительно весьма аморально - хотя бы потому, что речь действительно идёт о людях. На самом деле, их судьба манипуляторов совершенно не беспокоит - они лишь козырь в игре.
Но, если уж начинать, то, по-хорошему, надо с 1914. И все жертвы с 1914 по 1921 - а это почти половина всех жертв России в 20 веке, "распределяются" между всеми "участниками процесса".
Что касается Великой Отечественной, а это ещё почти половина всех погибших - то это уже вина тех, кто на нас напал, Гитлера и его союзников. Включить 20-27 млн. (опять же, "как считать") жертв войны в жертвы советского "режима" - это уже как-то совсем бессовестно.

Да, самые большие "чисто советские" жертвы - это голод 1929-1933. Хотя, если сравнить с тем же периодом в США - а там была Великая Депрессия, то демографические потери там оказываются не меньше, и даже несколько больше, чем у нас:
http://culturolog.ru...tion=com_content&;task=view&id=38&pop=1&page=0

И, если уж так считать, то следует добавить, сколько, начиная с 1920-х - 1930-х, было спасено жизней благодаря улучшению медицинского обслуживания. Надо всё считать, все миллионы.

А главное - к чему это всё? Что стоит за желанием "раздуть цифру"? Так сказать, больше трупов, больше жести. К пониманию истории и исторической правды это никакого отношения не имеет.

Приём этот широко используется. Например, применительно к 1990-м часто говорят, что за это десятилетие только на территории РФ погибло 10-15 млн. человек. Да, рост смертности и падение рождаемости примерно такую цифру и даёт.
Мягко говоря, я совсем не в восторге от того, что происходило в 1990-е, но ведь трясти этой цифрой - тоже манипуляция с политическими целями.
Правда, никому не приходит в голову сказать, что за 17 "путинских" лет лично товарищ Путин около 10-15 миллионов русских людей спас. А почему бы так не сказать? Действительно, с его приходом тенденция изменилась, и рожать стали больше, а умирать меньше. А, если бы у нас продолжались 1990-е...

Вообще, можно любую эпоху представить в сколь угодно чёрном цвете. И не обязательно для этого кидаться десятками миллионов трупов. Можно почитать пару рассказов писателей того времени. Вот, например, Чехов... Рассказ "Ванька" (который "на деревню дедушке") все знают. Жалко мальчика. И ведь очевидно, что это "система". Сколько таких Ванек на Руси было... А у него есть куда более жуткий рассказ - "Спать хочется".
И даже у Достоевского - "Мальчик у Христа на ёлке", например.
Вот так почитаешь - и, как говорится, рука тянется к автомату. И кажется, что вполне понимаешь, отчего это всё в 1917 случилось.
97. Бондарев Игорь : Ответ на 92., Сергей Абачиев:
2017-12-11 в 18:12

Гегеля у нас не понимают. Конечно,не буду говорить за всех. Но в целом складывается именно это впечатление: Гегеля не понимают, но знают.
Философия Гегеля - наука. Можно сказать , что его философия - научная философская формула. В которую можно вставлять те или иные данные/знания. Поэтому в его время это были одни знания, сегодня уже надо вводить новые знания. Но сам текст его работы - формула.
Гегель весьма и весьма критикует критическую философию, при этом не уничтожает ее полезное. Его философия - абсолютная, а критическая философия видит только одну из двух правд, но в этом и есть ее польза. Польза критической философии в том, что не отличив правды от истины, она отбросила в прошлое старую метафизику и проложила путь модерну. А модерн состоит в том, что выявили одну правду истины и поставили вопрос о второй правде.
Однако, человечество не справилось с этой задачей, ибо это стало формулой войны и войн.
В постмодернизме уже не ищут второй правды.Наоборот, растворяют правду, вообще.Мол, в этом и есть истина. Ну,да.Если не так,то - наоборот. Только это тот же самый модерн, только - постмодерн... профиль другой, а так то же самое.
Только у Гегеля представлена схема, в которой две правды существуют в триединстве истины.
96. Андрей Карпов : Ответ на 94., Кирилл Д.:
2017-12-11 в 17:55

выплеснуть "негативные эмоции".


Это - ложный тезис. Негативные эмоции нельзя выплёскивать - это стимулирует их выработку. Их надо гасить в зародыше - на элементарном уровне, деконструируя те элементы, что их питают.
95. Андрей Карпов : Ответ на 92., Сергей Абачиев:
2017-12-11 в 17:51

Вот что́ он констатировал в начале 70-х годов: наука в своём развитии КОНВЕРГЕНТНА, а философия ДИВЕРГЕНТНА.


Это интересное, ценное наблюдение.
94. Кирилл Д. : Ответ на 89., Анна де Бейль:
2017-12-11 в 15:02


Это понятно. Мало кто из известных мне людей находится (я так точно нет). И попадание в трудные и конфликтные ситуации может научить чему-то полезному (равно как и вредному). Но сказать, что враги и война именно _нужны_ - ну это как-то уж совсем экстрим, так может рассуждать какой-нибудь записной скандалист, который только и ждёт, чтобы на кого-то обидеться. Есть ведь и позитивная мотивация, даже на физиологическом уровне.



Нет, я, конечно, не утверждаю, что, если никому в морду не дал и даже не обматерил, то жизнь прожил зря.
Но, скажем, даже на физиологическом уровне - адреналин в каких-то количествах нужен.
Кроме того, человек вообще не может совершенствоваться иначе, чем через трудные и конфликтные ситуации.
Наверно, в идеале это должен быть исключительно конфликт с самим собой, со своими пороками, грехами, слабостями. Конфликт, в конце концов, с дьяволом - врагом рода человеческого, норовящим ввергнуть нас в искушения и погубить.
Но такой абсолютный идеал практически недостижим, хотя стремиться к нему, безусловно, надо.


Экстрима им... Один мой приятель снимал стресс тем, что ехал на Рижский рынок (был он тогда ещё), в пивной ввязывался в какую-нибудь бучу либо сам её устраивал, и потом с облегченной душой ехал домой, съездив кому-нибудь по рылу. Кончилось это тем, что однажды ему своротили челюсть, да так, что две операции делать пришлось. Так что пусть уж лучше в сети друг друга по сусалам хлещут, чем в реале.



Разумеется, лучше, когда конструктивно, кто же спорит.
Примеру Вашего приятеля я, разумеется, никого не призываю следовать, но понять его можно. Наверно, ему следовало бы работать, скажем, пожарным. Или спасателем. Или ещё в спецназе каком-нибудь.
Или, хотя бы, стучать в боксёрскую грушу. Или, в конце концов, стать профессиональным бойцом и выступать на ринге.
Вообще не так мало людей занимается разным экстремальным спортом - наверно, тоже не на пустом месте. Да, они тоже могли бы свою энергию, храбрость и прочие качества как-то конструктивнее применять. Но... Но как - не так просто ответить на этот вопрос. Тем более, добиться того, чтобы "экстремалы" действительно пошли по этому пути.
А на Руси вообще обычай был (да, в общем, где-то и остался) по праздникам стенка на стенку сходиться.
Есть у людей, у некоторых - особенно сильная, жажда борьбы, это просто факт. Это может быть хорошо или плохо, но это есть.
А бывает, человеку действительно надо выплеснуть "негативные эмоции". Вроде общеизвестная вещь. Конечно, надо, чтобы без ущерба для окружающих. Но, так или иначе, надо. Природа наша такова.
Честно говоря, я не уверен, что хлестать по сусалам друг друга в сети так уж лучше. Да, это, вроде, социально не опасно. Но Ваш приятель, в отличие от сетевого "боксёра по переписке", честнее и готов был отвечать - собственно, своей челюстью и ответил в итоге.
А вот в массовой возможности "избить" или обгадить кого-то виртуально, при этом ничем не рискуя, совершенно точно таится какая-то большая общественная опасность, хотя трудно сказать, какая. Но каким-то боком это неизбежно вылезет или уже вылезает.
Ещё, повторяюсь. В идеале воевать лучше исключительно со злом в самом себе, но это очень трудно, и почти невозможно ограничиться только этим - намного проще "образ врага" перенести вовне, чем мы с удовольствием и занимаемся. Но, в любом случае - без врага никак.
93. Абазинский : Ответ на 91., Сергей Абачиев:
2017-12-11 в 14:43

Но возникает простой человеческий вопрос: а стоило ли кидать в паровозную топку "революционных преобразований" 60 млн. душ?Грешно политически и идеологически спекулировать что на Холокосте, что на жертвах политических репрессий в ходе утверждения советской государственности и культуры. У меня на РНЛ есть статьи и по этому поводу. Всех превзошёл по части преувеличения количества жертв советской эпохи СоЛЖЕницын: 100 миллионов. Но это же для любого народа демографическая «точка невозврата» на пути к форсированному вымиранию! Как и 60 миллионов. Есть много литературы настоящих историков на эту тему. В Интернете всегда можно найти, скачать и прочитать. См. литературу в конце моей статьи на РНЛ «Слово о Верховном Главнокомандующем» от 18.08.2015.



И Вы туда же. Солженицын исходил из реальной цифры в 60 млн. погибших в кровавых событиях революции, гражданской войны, голода 1921-го и 1932 гг., исхода и репрессий, ВО войны и других вооружённых конфликтов, голода 1947 г.
К этому добавлены якобы 40 млн. жертв эпидемии абортов. Оттого и 100 млн. По большому счёту, а кто их особо считал?
92. Сергей Абачиев : Прежде всего, Андрею Карпову и, особенно, Игорю Бондареву.
2017-12-11 в 13:28

Андрей, эта Ваша статья навела меня на интересное обобщение относительно сущности философии как феномена мировой культуры. В сущности, эта сфера СПЛОШНОЙ И ВЕЧНЫЙ ПОСТМОДЕРН. У нас был крупный теоретик историко-философского процесса – академик Т. И. Ойзерман, почивший совсем недавно в возрасте за 100 лет. По-марксистски односторонний, но добросовестный по-научному. (В начале 2000-х (в его-то возрасте!) смог преодолеть эту свою «марксо-ленинскую» ограниченность.)

Вот что́ он констатировал в начале 70-х годов: наука в своём развитии КОНВЕРГЕНТНА, а философия ДИВЕРГЕНТНА. Понятие «конвергенция» («схождение») означает следующее: научное освоение новой непознанной области может начинаться с разных частных задач, с разных идейных позиций исследователей, но в конце концов оно СХОДИТСЯ на новых понятиях и вновь открытых законах. Последние из сферы научных дискуссий перемещаются в область учебников и справочников, а учёные во всеоружии полученных достоверных знаний принимаются за новую область исследований.

В философии всё «от века» наоборот: в результате своих дискуссий и полемик исследователи только РАСХОДЯТСЯ в своих позициях. Типичным является то, что талантливые ученики ещё при жизни своих учителей разрывают с ними и кладут начало своему собственному направлению исследований. В результате философия в целом за 2,5 тысячелетия своего мирового развития наработала КОНЦЕПТУАЛЬНО ХАОТИЧЕСКОЕ многообразие учений. И эти учения, как правило, создавались и создаются не столько как развитие своих предшественников, сколько «в пику» им. Как следствие, и УЧЕБНИКОВ по философии в строгом научном смысле не может быть. Каждый автор так или иначе, но подаёт СВОЁ ЛИЧНОЕ ви́дение предметов философии. В науке всё наоборот: нигде не учат аналитической геометрии по авторской версии Р. Декарта, механике – по авторской версии И. Ньютона и т. д. и т. п. поистине без конца.

А всему причина – всеразъедяющий НЕУЁМНЫЙ КРИТИЦИЗМ философского мышления. Напомню, что Энгельс в своей шутливой исповеди перед дочерями Маркса своим кредо назвал принцип: ПОДВЕРГАЙ ВСЁ СОМНЕНИЮ. Это же постмодерн в чистом виде! Наука с таким пониманием критицизма самоликвидировалась бы на глазах одного поколения! Хотя, к чести родоначальников марксизма, они были весьма конструктивными в своей критике своего главного философского оппонента – объективного идеализма Гегеля. Но всё равно теряли в этом меру. Как следствие – «открытие» Энгельсом т. н. «основных законов диалектики», которым, якобы, подчиняется любое поступательное развитие. В ТОМ ЧИСЛЕ И В ПРИРОДЕ. Несостоятельность такой версии очевидна в наши времена развития десятков направлений эволюционного естествознания и даже чистой математики с её теорией катастроф – именно пресловутых «диалектических качественных скачков» в природных и социальных процессах. По-научному именуемых перестройками структуры.
91. Сергей Абачиев : Ответ на 81., Абазинский:
2017-12-11 в 12:54

Но возникает простой человеческий вопрос: а стоило ли кидать в паровозную топку "революционных преобразований" 60 млн. душ?



Грешно политически и идеологически спекулировать что на Холокосте, что на жертвах политических репрессий в ходе утверждения советской государственности и культуры. У меня на РНЛ есть статьи и по этому поводу. Всех превзошёл по части преувеличения количества жертв советской эпохи СоЛЖЕницын: 100 миллионов. Но это же для любого народа демографическая «точка невозврата» на пути к форсированному вымиранию! Как и 60 миллионов. Есть много литературы настоящих историков на эту тему. В Интернете всегда можно найти, скачать и прочитать. См. литературу в конце моей статьи на РНЛ «Слово о Верховном Главнокомандующем» от 18.08.2015.
90. Ник Ликашин : Ответ на 85., Анна де Бейль:
2017-12-11 в 03:44

Диалектика, однако.Хм. Ну вот вам нужны враги, конфликт и война?


Юлиан Семенов так же как и Вы
В фильме, нпр., «Исаев»
Маковецкий: - вы сошли с ума!
Страхов: Да! И что?
89. Анна де Бейль : Ответ на 86., Кирилл Д.:
2017-12-11 в 02:57

Хм. Ну вот вам нужны враги, конфликт и война?Во всяком случае, я не могу сказать, что нахожусь в полном согласии с самим собой и другими людьми.



Это понятно. Мало кто из известных мне людей находится (я так точно нет). И попадание в трудные и конфликтные ситуации может научить чему-то полезному (равно как и вредному). Но сказать, что враги и война именно _нужны_ - ну это как-то уж совсем экстрим, так может рассуэдать какой-нибудь записной скандалист, который только и ждёт, чтобы на кого-то обидеться. Есть ведь и позитивная мотивация, даже на физиологическом уровне.


И вообще, посмотрите на интернет, на цветущую взаимную злобу и агрессивность участников форумов. Мужикам в современном мире однозначно не хватает охоты на мамонта и другого экстрима. Что и выплёскивается в виртуальное пространство.



Экстрима им... Один мой приятель снимал стресс тем, что ехал на Рижский рынок (был он тогда ещё), в пивной ввязывался в какую-нибудь бучу либо сам её устраивал, и потом с облегченной душой ехал домой, съездив кому-нибудь по рылу. Кончилось это тем, что однажды ему своротили челюсть, да так, что две операции делать пришлось. Так что пусть уж лучше в сети друг друга по сусалам хлещут, чем в реале. Но опять же - есть позитивные мотивы добывания мамонта, нес па? Тем более что мордобоем мамонта не добудешь, если ты не грабитель и не вышибала. Кстати, именно вышибалы конфликтов очень не любят и стараются гасить их в самом зародыше, а лучше вообще не допускать (любое конфликт в ресторане считается его упущением и бьёт ему по карману). И потом, есть множество конструктивных способов реализации энергии, вовсе не обязательно для этого
враждовать и воевать, лучше наоборот.
88. Ник Ликашин : Ответ на 83., Абазинский:
2017-12-11 в 02:10

.Не следует ставить знак равенства между монархией как общеизбранной формой и тиранией партии. Эволюцией и революцией.


Точно так же стрельцы (бунт)попытались богословствовать: "поставить на мысль" крепостное право, за что их царевна Софья - казнила. После этого у Петра - тик на лице на всю жизнь
87. Кирилл Д. : Ответ на 84., Абазинский:
2017-12-11 в 01:27


В конфликте человек самоутверждается?



Не только. Рост человека всегда идёт через конфликт (но, конечно, не всегда конфликт ведёт к росту). Есть такое понятие - христианский воин. Не кто-нибудь, а воин. Воин воюет.
86. Кирилл Д. : Ответ на 85., Анна де Бейль:
2017-12-11 в 00:59


Хм. Ну вот вам нужны враги, конфликт и война?



Во всяком случае, я не могу сказать, что нахожусь в полном согласии с самим собой и другими людьми.
И вообще, посмотрите на интернет, на цветущую взаимную злобу и агрессивность участников форумов. Мужикам в современном мире однозначно не хватает охоты на мамонта и другого экстрима. Что и выплёскивается в виртуальное пространство.
85. Анна де Бейль : Ответ на 80., Кирилл Д.:
2017-12-11 в 00:07

На фига?Без этого нет жизни и развития, не получается. Диалектика, однако.



Хм. Ну вот вам нужны враги, конфликт и война?
84. Абазинский : Ответ на 75., Анна де Бейль:
2017-12-10 в 22:48

Тут ещё такой момент есть. Человеку, в общем-то, нужен конфликт, нужна война, нужен враг.На фига?



Вот и я о том же. В конфликте человек самоутверждается? Дети, муж и жена, бизнес, общественные движения, государства... А по иному никак?
83. Абазинский : Ответ на 76., Ник Ликашин:
2017-12-10 в 22:41

Практически полностью разделяю Вашу позицию. Только к советской эпохе у меня, как Вы знаете по моим соответствующим статьям на РНЛ, отношение более положительное.Да, и я во многом согласен с Абазинским, но, видимо, он искренне не понимает, что сталинизм попытался советизмом возвратить к истинному монархизму Св. Русь, когда не личная выгода рулит, а общественная. Еще св. Сергий Радонежский противостоял, вместе с митрополитом Киприаном попыткам великого князя Московского Дмитрия (Донского, впоследствии) с архимандритом Митяем, перечить старинным заповедям нестяжания святой горы Афонской. Не надо доказывать что-либо Кикиморе из не нашего болота, если она решила, что мы верблюды, иначе - она стане умной.Постмодернизм, это всего лишь культура ума, вышедшей из поврежденной души изматиков, пытающихся своим историческим путем возвратиться в Дом Отца.



Не следует ставить знак равенства между монархией как общеизбранной формой и тиранией партии. Эволюцией и революцией. Естественным развитием и безумием "революционных преобразований".
Вряд ли можно назвать "нестяжательством" жизнь советской элиты. В её распоряжении были все богатства страны, помимо того она пользовалась особыми привилегиями для удовлетворения своих физических потребностей. Какое уж тут нестяжательство?
Высокоумие довело однажды интеллигенцию до положения уличной девки на обслуживании "диктатуры пролетариата". Буквально спустив её с небес на землю.
82. Lucia : Ответ на 79., Кирилл Д.:
2017-12-10 в 22:39

А если бы люди верили, что небеса не что иное как хрустальный свод, то попытались бы построить лесенку, чтоб добывать хрусталь.Да. И чтобы звёздочки выковыривать.



А запросто.
81. Абазинский : Ответ на 74., Сергей Абачиев:
2017-12-10 в 22:25

Практически полностью разделяю Вашу позицию. Только к советской эпохе у меня, как Вы знаете по моим соответствующим статьям на РНЛ, отношение более положительное.



Помните знаменитый припев "Наш паровоз вперёд лети, в коммуне остановка"? С точки зрения развития этногенеза я могу понять время советское. Но возникает простой человеческий вопрос: а стоило ли кидать в паровозную топку "революционных преобразований" 60 млн. душ?
80. Кирилл Д. : Ответ на 75., Анна де Бейль:
2017-12-10 в 21:21


На фига?



Без этого нет жизни и развития, не получается. Диалектика, однако.
79. Кирилл Д. : Ответ на 67., Lucia:
2017-12-10 в 21:21


А если бы люди верили, что небеса не что иное как хрустальный свод, то попытались бы построить лесенку, чтоб добывать хрусталь.



Да. И чтобы звёздочки выковыривать.
78. Lucia : Ответ на 75., Анна де Бейль:
2017-12-10 в 19:47

Тут ещё такой момент есть. Человеку, в общем-то, нужен конфликт, нужна война, нужен враг.На фига?




Для контраста. Лучше всего -холодная война. То хуже. то лучше.
Заметьте, как только Путин делает что-то значительное, все ненадолго приходят в восторг, потом им опять скучно, а Путин виноват.
В их представлении правитель должен постоянн угождать толпе.
77. Ник Ликашин : Ответ на 75., Анна де Бейль:
2017-12-10 в 18:45

Тут ещё такой момент есть. Человеку, в общем-то, нужен конфликт, нужна война, нужен враг.На фига?


Пока я ночью у дворцов буду бродить босой, смотреть на богачей, являющих собой подобье параличных, я буду постмодернистом!
76. Ник Ликашин : Ответ на 74., Сергей Абачиев:
2017-12-10 в 18:38

Практически полностью разделяю Вашу позицию. Только к советской эпохе у меня, как Вы знаете по моим соответствующим статьям на РНЛ, отношение более положительное.


Да, и я во многом согласен с Абазинским, но, видимо, он искренне не понимает, что сталинизм попытался советизмом возвратить к истинному монархизму Св. Русь, когда не личная выгода рулит, а общественная. Еще св. Сергий Радонежский противостоял, вместе с митрополитом Киприаном попыткам великого князя Московского Дмитрия (Донского, впоследствии) с архимандритом Митяем, перечить старинным заповедям нестяжания святой горы Афонской. Не надо доказывать что-либо Кикиморе из не нашего болота, если она решила, что мы верблюды, иначе - она стане умной.
Постмодернизм, это всего лишь культура ума, вышедшей из поврежденной души изматиков, пытающихся своим историческим путем возвратиться в Дом Отца.
75. Анна де Бейль : Ответ на 10., Кирилл Д.:
2017-12-10 в 17:24

Тут ещё такой момент есть. Человеку, в общем-то, нужен конфликт, нужна война, нужен враг.



На фига?
74. Сергей Абачиев : Ответ на 72 и 73., Абазинский:
2017-12-10 в 12:07

Практически полностью разделяю Вашу позицию. Только к советской эпохе у меня, как Вы знаете по моим соответствующим статьям на РНЛ, отношение более положительное.
73. Абазинский : Ответ на 71., Сергей Абачиев:
2017-12-10 в 02:18

И на Ваш вопрос, как же теперь воспитывать на отечественной истории новые поколения, у меня нет простого ответа. Нам-то яснее ясного, что эту историю следует выверять по Абсолютной шкале ценностей Православия и по его историософии. Но много ли нас таких-то? Поистине, Евангельское малое стадо!



Мы ещё долго будем спотыкаться об революции, о "революционные преобразования", о Сталина. Размышляя о православной шкале ценностей, не будем забывать о том, что среди нас более 20 миллионов мусульман или каждый седьмой. Они ведь тоже имеют право голоса, поскольку были соучастниками русского, русско-евразийского этногенеза, строительства Великой Российской Империи. Более того, наша страна полиэтничная, поликультурная, много конфессиональная. И исходить мы должны не из русской самости и православной исключительности. Но с учётом нашего российского многоцветия. Мы как-то недопонимаем того, что Россия как политический проект, как русско-евразийская цивилизация, как суперэтническое этногенетическое проявление - особая территория. Географически, культурно, этногенетически, геополитически - первый камень в фундаменте евразийской интеграции. Мы не Европа и не Азия, мы - первичная Евразия.

Наша история более проста и понятна, нежели нам наплели историки. Они жили в тех социально-экономических условиях, политических наигрышах, которые были и есть. Другое дело, вольно или невольно артикулировали выгодную себе и власти концепцию. Не всегда бывая правдивыми. Ведь хочется есть и жить комфортно.
72. Абазинский : Ответ на 71., Сергей Абачиев:
2017-12-10 в 01:54

Никаких возможностей быстрого успеха в патриотическом воспитании новых поколений в ключе Православия мне не видится. К вере их основную массу могут обратить разве что какие-то Божии исторические чудеса.



Я тоже из первого послевоенного поколения. Даже день смерти Сталина запомнил. Хрущёва можно упрекать за что-то, но и попал он в очень сложную ситуацию безвременья. Борьба за власть, общество на грани взрыва. Выживали в основном за счёт приусадебных участков. В стране недостаток продовольствия, потому и эта спешка с целиной и кукурузой. Отсутствие нормального жилья у большинства, оттого и "хрущёвки", которым были рады и в 1980-х. Страна на грани войны с Западом.

Чудо Божие уже в том, что люди после всего этого морока атеизации стали возвращаться к Богу. Ведь это на скромнейшие сбережения были восстановлены и построены более 19 тысяч православных храмов. Без всякой агитации и пропаганды. Нам хочется большего? Оно уже здесь стоит за Церковной Оградой миллионами прозревающих душ. Один за другим люди протискиваются тесными вратами в Храм Божий. Их немного? Так ведь они отборные кристаллы, семена нового посева. Молитвы наших предков привели нас в Храмы, наши молитвы приводят детей наших. Удивительное всегда рядом с нами. Одна моя родственница татарка и мусульманка рассказала, что дети у неё православные, и внуки. Она им не препятствует. Говорила об этом спокойно, удовлетворённо, разумно. Мы не спорили о том, кто из нас ближе Богу. Мы радовались за детей, они выбрали трудный путь духовного становления.
71. Сергей Абачиев : Ответ на 69., Абазинский:
2017-12-09 в 13:34

Но есть ещё большая инертная масса тех, кто ни там ни здесь. Вот за них и идёт борьба. Нужны ли правдивые учебники истории? - Безусловно! Тогда как объяснить подрастающему поколению всю трагичность судьбы русского народа в 20 веке? Многое из этого будет не в пользу большевиков и их приемников коммунистов. А уж как они не хотят, сопротивляются этому, придумывают всякие ложные "учения" типа "православного социал-коммунизма". Идёт великая борьба за народ.



Я – ровесник Победы, как и Н. С. Михалков. И наше первое послевоенное поколение распрекрасно знает, что́ такое переписывания истории под каждого нового первого лица государства. В детстве воспитывались на культе личности (и ведь был такой!) Сталина. В са́мом критическом отроческом возрасте – команда «Кругом – марш!»: Сталина обгадили и сварганили пародийный культ Хрущёва. И готово дело: половина моих одноклассников стала аполитичными циниками-обывателями, коих интересовали только футбол с хоккеем. В свои юношеские 16-17 лет смаковали анекдоты про коммунизм, обещанный Хрущёвым к 80-му году. В октябре 64-го смещают Хрущёва. За день до этого в СМИ – сплошная «всенародная поддержка нашему дорогому Никите Сергеевичу». Через неделю – «не было такого и чтобы нигде его не упоминали». Тут же в очередной раз срочно переписали учебники истории КПСС, курс которой я в тот год как раз проходил на 2-м курсе МАИ. Языческое табу на имя Хрущёва даже Горбачёв снял только в 1987 году. И чему же удивляться, когда именно наше поколение свалило Советский Союз – кто активно, а основная масса в роли пассивных наблюдателей? И чему удивляться, если тот же Михалков по сей день отравлен мифами и «чудовищах» Сталине и Берия?

И на Ваш вопрос, как же теперь воспитывать на отечественной истории новые поколения, у меня нет простого ответа. Нам-то яснее ясного, что эту историю следует выверять по Абсолютной шкале ценностей Православия и по его историософии. Но много ли нас таких-то? Поистине, Евангельское малое стадо! А основная-то масса подрастающего поколения изуродована «реформами» советского народного образования. В вопросах истории – сущие нули, воспитанные дебилизаторским телеканалом для молодёжи ТНТ с его «Нашей Рашей» и Ксюшей Собчак. И лично меня мало радует, что наши ребята и девчата из элитных школ опять занимают первые места в международных олимпиадах по естественным наукам и техническому творчеству. При всё при этом они могут быть полными дураками в вопросах историософии, в своей гражданской позиции. Послушал я в «перестройку» таких вот спецов своего возраста в передовой области криогенной техники, когда они «велись» на пропаганду коротического «Огонька» и пр. Как в Ельцине видели мессию и как приветствовали его «перемогу» в 91-м году. А года через 3 – всё пошло в науке и промышленности прахом. И сколько их поспивалось и поумирало от отчаяния и безысходности!

Никаких возможностей быстрого успеха в патриотическом воспитании новых поколений в ключе Православия мне не видится. К вере их основную массу могут обратить разве что какие-то Божии исторические чудеса. Остаётся только путь религиоведческого просвещения, начиная со школы. Но сами знаете, какое ему бешеное сопротивление пятых колонн, засевших и в ключевой сфере народного образования. Но, как говорится, сатана делает через людей свои дела, и мы должны делать свои. Уповая на Божию помощь и моля о ней. Лично меня удерживает от отчаяния и уныния только вера в том, что после семи кругов ада, через которые РПЦ прошла в 20-м веке, не может Господь погнать Россию по новому историческому кругу. Иначе напрасны искупительные жертвы Новомучеников и Исповедников Российских, на крови которых РПЦ возрождается после 91-го года. Не верю я в такую духовную бессмыслицу. Чем и спасаюсь от отчаяния и уныния. И не сам я такую позицию для себя придумал. Услышал лет 15 назад по «Радонежу» от кого-то из его авторитетных авторов и принял её лично для себя. Душеспасительная позиция – в смысле профилактики впадения в смертный грех уныния.
70. Потомок подданных Императора Николая II : Ответ на 66., Кирилл Д.:
2017-12-09 в 12:22

Я не белый и даже, по-своему, красный. Но истина... она даже не посередине, она просто объёмнее и глубже.


А я не красный, во всяком случае в том смысле, как меня крестит всё время уважаемый Павел Тихомиров. Это у него аберрация национализма, отягощённого симпатиями к фашизму (который себя ещё не исчерпал - Ильин. Звучит двусмысленно, особенно учитывая, что Ильин говорил об этом в 1948 г.).
Несомненно (для меня), что заметно аристократизм стал выявляться в русском народе именно в советское время (проявляясь раньше в народном творчестве, в благородстве народной морали и поведения в критических случаях). В этом же направлении русский народ стал увлекать и остальные народы СССР.
Я не стану разворачивать аргументацию - при желании очень убедительные высказывания об аристократизме рядового советского человека можно найти у Кара-Мурзы. Он осознал аристократизм советских людей во время своего пребывания на Кубе, увидев как благородно и аристократично ведут себя многие представители молодых кубинцев (от себя - сравнить поведение американцев на распродажах).
А каков здесь "аристократизм" поведения "дворянки"...
Конечно, "пьяная кухарка" бОльшая монархистка и аристократка, чем наша "дворянка".
Страницы:   1 | 2 | 3 

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме